01 марта 2004, 16:36

Фемида бессильна перед преступниками в погонах

На экране телевизора свадьба. Счастливый Аслан выводит невесту своего друга. Следующий кадр - праздничный стол, и Аслан произносит: "Я верю, что скоро кончится война, и мы вот так будем сидеть часто-часто". Следующий кадр - обнаженный труп. Огромные синяки на правом локте и колене, на левой ноге глубокие раны, на висках багровые кровоподтеки. Это тоже Аслан. Между этими кадрами совсем немного времени.

Жизнь в семье Давлетукаевых остановилась 9-го января. В десять часов вечера их двора остановились три БТРа, два УАЗа. Во двор вошли люди, экипированные так, словно приготовились к суровой и опасной спецоперации, вооруженные автоматами и пулеметами, защищенные бронежилетами, касками с забралом и даже щитами. "Откуда вы?" - тревожно спросила Иман, жена Аслана. В ответ молчание. "Может вы с фабрики?" Рядом с селом на территории знаменитой раньше Автуринской бройлерной фабрики располагается теперь воинская часть. "Ага. С фабрики звезд", - засмеялся один. Остальные действовали почти без слов. Потребовали документы всех членов семьи, техпаспорта на машины. Они явно кого-то искали и здесь и в соседнем дворе. Никого не нашли. Тогда сказали, что Аслана нужно проверить - дополнительно посадили его в машину, и колонна двинулась в сторону Шали. Возле птицефабрики остановились, отсалютовали несколькими выстрелами и уехали.

А потом закрутилась карусель: заявления в РОВД, прокуратуру, правительство, сбор характеристик, обещания, обнадеживания, намеки. Все прояснилось 19-го января. В тот день теща Аслана поехала к родственникам в Джалку и услышала, что за два дня до ее приезда обнаружен труп мужчины. Только глянула - Аслан! Ее тут же деловито предупредили, что если не заберет труп в течение трех часов, его захоронят на местном кладбище.

На похоронах Аслана были сотни людей. Это было признанием того, как достойно прожил он свой короткий век: подарил жизнь трем сыновьям и спас от неминуемой смерти человека. В сентябре 2000 года Аслан Давлетукаев был милиционером. В тот вечер, когда село наполнилось вооруженными бородатыми людьми, он, услышав выстрелы, поспешил на помощь. Начальник милиции был убит, его брат тяжело ранен. Нужно было немедленно доставить его в больницу, Аслан положил его в машину и рванул в Шали. На мосту машину встретили выстрелами, проскочить удалось чудом.

А на бывшей птицефабрике тогда все было спокойно. Доблестные воины не спешили вступать в бой с противником, видимо, "не будучи уверенными", что превосходят его больше чем в десять раз. Они проявили свою доблесть потом, при "зачистках". Все-таки безопаснее искать боевиков там, где их нет. После этого мать упросила Аслана уйти из милиции, он ведь был единственным сыном, а опасностей у нас достаточно и для простого жителя. Жить в своем доме Аслан с женой и маленькими детьми не мог: рядом дорога и мост, по которому часто проезжает военная техника - в окна в любой момент могли залететь пули. Жили в полуподвальном помещении. А зарабатывать на жизнь ему было чем: он научился у отца делать металлические решетки. Свою работу Аслан делал с любовью. Сколько фантазии вложил он в причудливо вьющиеся узоры, чтобы скрасить грубость и неприглядность сегодняшней жизни, чтобы потомки знали, мы не только воевали и выживали, мы творили красоту. Последние решетки Аслана доделает отец, когда немного утихнет боль. Они будут установлены в центре Шали. Каждый, кто взглянет на них, помянет добром словом мастера. А как назвать тех, кто 9-го января проехал на БТРах мимо плаката "Добро пожаловать в мирное село Автуры"?! Кто тешился над беззащитным человеком, упиваясь своей безнаказанностью?! Ни отец Аслана, ни его жена, ни односельчане не верят в то, что правосудие покарает убийц. Не было еще ни одного случая за две войны, чтоб были найдены и наказаны похитители. Военные прокуроры требуют, чтобы пострадавшие доказали им, что преступление совершили именно военные.

Следствие приходится проводить родственникам похищенных. Но, даже если они называют фамилию и адрес преступника, им говорят, что он уехал по месту жительства и задержать его не представляется возможным. В какой-то мере позиция военной прокуратуры понятна: они тоже часть этой машины. Непонятны действия чеченских правоохранительных органов. Такое впечатление, что тех, кто должен заниматься поиском похищенных людей, поразил паралич. Куда деваются те заявления, которые километрами пишут жены, матери, сестры? Милиционеры и прокуроры в привычном бессилии разводят руками: у нас нет "доступа". Нет доступа на территорию Ханкалы, любой воинской части, комендатуры, ФСБ. Видимо, друг к другу тоже. Почему шалинские милиционеры не знают, что в Гудермесском районе найден труп: и не оповещают об этом тех, кто ищет близких? Почему только через "авторадио" узнают о трупах, найденных в Грозненском, Шелковском или Курчалойском районах? Просто те, кто узнал о страшной находке, передают сведения с пассажирами автобусов, надеясь, что они дойдут до родственников убитого. Почему мы не слышим сообщений с описанием примет трупа по радио, не видим по телевизору, не читаем об этом в газетах? Ведь так делается по всей России, по всей, кроме Чечни. А ведь там есть морги, где можно подержать труп до того момента, пока его опознают. У нас же до сих пор не могут его построить. Нет и вагонов-холодильников, какие стояли на станции Грозный, пока их не разбомбили в 1999 году. Как это ни кощунственно звучит, но родственникам Аслана повезло. Они смогли достойно похоронить его, пока труп не погрызли собаки, не изъел тлен. Им, кого постигла такая страшная беда, завидуют те, кто годами ищет своих близких. Как жутко звучат слова, сказанные молодой девушкой: "Мы так радовались, когда нам привезли труп брата"! Больше года они искали его, мучаясь мыслью, что прах любимого человека валяется где-то, как ненужный мусор. Вот и возле села Автуры в начале февраля нашли обгоревший труп мужчины. Опознать его невозможно. Лишь среди клочьев одежды лежал ключ с числом 54. Рядом с трупом следы БТР. Похоронили на автуринском кладбище. Неопознанным.

Над могилой Аслана не поставят шеста. Как бы ни было больно отцу, он не хочет, чтобы где-то в России плакали дети, как плачут теперь его внуки. Как бы трудно ему ни было, он постарается вырастить их достойными людьми, научить мирному ремеслу, чтобы никогда не добывали они себе средства на жизнь ни своей, ни чужой кровью.

А какому ремеслу научит своих детей садист и убийца? Разве наступит мир, пока государство поощряет их, вместо того, чтобы посадить за решетку, главное достоинство которой прочность.

Опубликовано 20 февраля 2004 года.

Автор: Наталья Эстемирова, сотрудник организации "Мемориал" в Чечне; источник: Газета "Грозненский рабочий"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 мая 2017, 18:04

23 мая 2017, 18:02

23 мая 2017, 18:02

23 мая 2017, 17:21

23 мая 2017, 17:19

Архив новостей