01 марта 2004, 09:54

Мы могли не погибнуть?

После взрыва в Московском метро на имя главного редактора "МН" поступило письмо, в котором говорилось:
"Информация о том, что группа террористов выехала в Москву для подготовки и осуществления террористического акта, поступила в распоряжение одного из оперативников на юге России за две недели до трагедии. Информация носила строго секретный, очень точный и конкретный характер. В ней говорилось следующее: несколько человек, подготовленных к теракту, намерены осуществить взрыв в поезде метро на центральной ветке, вблизи одного из крупных московских вокзалов... Эти люди несколько раз: проверяли степень подготовленности органов безопасности и охраны метро, спускаясь вниз с привлекающими внимание вещами. Ни разу не были задержаны...

Информацию о готовящемся выезде боевой группы оперативники с юга страны немедленно направили непосредственно в ГУОП (ГУБОП, Главное управление по борьбе с организованной преступностью. - "МН"). Она попала на стол к заместителю начальника Управления генералу Евгению Семенченко.

Московские оперативники настаивали на немедленной работе с материалом, но генерал не дал ему хода, а спрятал оперативные документы у себя...

Почти за месяц до взрыва в Москву с юга (а возможно, и из других регионов) поступала информация о появлении в Москве различных боевых и разведывательных групп террористов. Однако начальник ГУОП генерал-майор Николай Овчинников, в подчинении которого находится антитеррористический центр, ответил московским оперативникам: "Нечего будоражить народ!" В результате никакой необходимой в таких случаях работы не проводилось".

Письмо подписано неким Александром Павловым, бывшим сотрудником "органов", служившим "в одном из крупных городов на юге России". Автор утверждает, что до выхода на пенсию он "собирал и анализировал оперативную информацию". Сейчас Павлов, по его словам, работает в информационном предприятии и фактически выполняет те же функции, "но только в частной, коммерческой сфере".

Автор письма сообщает, что на него продолжают работать почти все информаторы, которые после его выхода на пенсию по его же инициативе были "выведены из общей учетной системы" ведомства, которому он служил. Возможно, именно поэтому сразу же после взрыва в метро "от надежного и информированного человека" Павлову стали известны сведения, которые мы привели выше.

Автор письма не оставил ни телефона, ни адреса. В сущности, это письмо мы вправе были бы расценить как анонимку и с чистой совестью выбросить в мусорную корзину. Если бы речь в нем не шла о вещах чрезвычайной важности. Предположим, в послании Павлова - правда. Тогда получается, что генералы МВД положили под сукно ценнейшую информацию? И выходит, что огромная машина, призванная защищать нашу с вами безопасность, не работает - следовательно, не в состоянии предотвратить новые теракты?

Через свои источники в правоохранительных органах мы стали проверять информацию, изложенную в письме. Собранные сведения позволяют предположить с существенной долей вероятности: приведенные факты могли иметь место. В частности, нам удалось выяснить, что в рапорте (или в рапортах) на имя руководства ГУБОП оперативники не просто предсказали теракт. Они указали фамилии людей, которые прибыли в Москву для его осуществления, адреса, по которым они должны были здесь жить, места хранения взрывчатки... По данным, которыми обладали оперативники, легко вычислялись сроки теракта.

Нам рассказали такую деталь: как только в метро прогремел взрыв, один из оперативников в коридоре при свидетелях обвинил своего начальника в гибели людей. Подтверждают и другое: сразу же после взрыва генерал Семенченко потребовал от сотрудников МВД, написавших рапорт о готовящемся теракте, переписать его и поставить другую дату: день взрыва. Оперативники якобы возмущены этим и грозят обратиться к руководству страны.

Мы пытались выяснить: проводится ли по этому факту служебная проверка, подключено ли к выяснению всех обстоятельств дела Управление собственной безопасности МВД РФ? Никто ничего вразумительного ответить не смог. Отсюда - вывод: проверка не проводится. Один из наших источников высказал свою версию, объясняющую эту ситуацию: генерал Семенченко якобы является родственником одного из влиятельных сотрудников безопасности в Администрации президента Путина. Именно поэтому его боятся трогать...

Несмотря на то, что в этом сюжете действует целый ряд людей, пожелавших остаться неизвестными, редакция "МН", получив косвенные свидетельства происшедшего, считает: полученная нами информация слишком серьезна, чтобы ее не предать огласке. Полагаем, что она требует тщательной проверки в законном порядке.

Досье

Овчинников Николай Александрович, генерал-майор милиции, начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) службы криминальной милиции МВД России. Возглавил Управление в феврале 2003 года, сложив с себя полномочия депутата Госдумы. В нижней палате был заместителем председателя Комитета по государственному строительству, занимался разработкой законопроектов по миграции и судебной реформе. Возглавлял межфракционную группу "Правопорядок".До марта 2000 года Николай Овчинников возглавлял УВД Екатеринбурга.

Семенченко Евгений Савельевич, генерал-майор милиции, заместитель начальника ГУБОП. Сторонник структурного объединения оперативных подразделений под эгидой службы криминальной милиции. Эта реорганизация, по его словам, потребовала "перестройки системы управления, прохождения оперативной информации и определенной ломки стереотипов в мышлении". На одном из брифингов в мае 2002 года генерал Семенченко заявил: "Проведение организационных мероприятий завершено. Налажено взаимодействие в оперативно-розыскной работе по таким направлениям, как борьба с терроризмом, бандитизмом и похищениями людей".

От редакции

Изложив суть поступившего в редакцию письма, "МН" обратились к начальнику ГУБОПа генерал-майору Николаю Овчинникову с просьбой прокомментировать утверждения, которые в нем содержатся. В момент подписания номера в печать позвонил руководитель пресс-службы ГУБОПа Олег Ельников и сообщил, что генерал-майор Овчинников готов встретиться с сотрудником газеты и ответить на его вопросы. Мы признательны начальнику Главка за готовность побеседовать с корреспондентом "МН" и непременно проинформируем наших читателей о результатах этой встречи в следующем номере.

***

С иском к правительству Москвы о возмещении морального и материального вреда в Тверской суд столицы намерены обратиться родные молодой женщины, погибшей при взрыве в Московском метро. Об этом сообщил в четверг адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы истцов. По словам защитника, у погибшей женщины остался 10-летний ребенок. Кроме того, сообщил И.Трунов, в Черемушкинский суд намерены обратиться еще 10 пострадавших в результате обрушения кровли "Трансвааль-Парка". Они также намерены потребовать компенсации как морального, так и материального вреда. В частности, иски подадут родственники двух девочек, погибших в аквапарке. Аналогичные иски были поданы в Черемушкинский суд в четверг от имени 4-х человек на общую сумму более 3 млн. 300 тысяч долларов . В результате теракта в московском метро 6 февраля погибло, по официальным данным, 40 человек. Трагедия в аквапарке, произошедшая 14 февраля, унесла жизни еще 27 человек. Более 100 обратились за помощью в московские больницы. /Интерфакс/.

 
Игорь Корольков.

Опубликовано 1 марта 2004 года.

источник: Газета "Московские новости"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 15:34

18 января 2017, 15:25

18 января 2017, 15:03

  • Суд в Ростове-на-Дону рассмотрит дело Тепеева 23 января

    Дело вступившего в запрещенное на территории России решением суда террористическое "Исламское государство" жителя Кабардино-Балкарии Артура Тепеева передано в Северо-Кавказский окружной военный суд, заявила сотрудница пресс-службы суда Эмилия Хмара.

18 января 2017, 15:02

18 января 2017, 14:38

Архив новостей
Все SMS-новости