19 февраля 2004, 19:08

Свобода слова по-азербайджански

В свое время халифу арабскому Харуну-ар-Рашиду (VIII век) однажды в числе прочих диковинок привезли в клетке африканского страуса. Он испугался невидали и попросил подрезать ей ноги, крылья, шею и клюв. Она, видите ли, не соответствовала представлениям Его Величества о птицах...

Практика показывает, что свобода слова и печатных СМИ - штука пострашнее страуса. Президенты Азербайджана - от Аяза Муталибова до Ильхама Алиева включительно подрезают ей даже туловище и вообще предпочитают держать при кабинете заведующего отделом общественно-политической жизни исполнительного аппарата главы государства. До 6 августа 1998 года узду редакций придерживал Комитет по цензуре. После памятного дня упразднения этого ведомства за дело принялись несколько исполнителей: независимые суды всех инстанций, независимые фирмы распространения печатной продукции, независимые транснациональные корпорации, местные организации, фирмы и учреждения, а с некоторых пор еще и независимые представители общественности. По правде говоря, очковые цензоры намного лучше справлялись с заданием - при них крови не было видно, ибо все происходило за кулисами, в тиши чиновничьих кабинетов. А что сейчас?..

За один только 2003-й год состоялось около 50 судебных разбирательств "печатное СМИ - чиновник". Во всех случаях, за исключением одного, редакции выставлялись неправыми, а против газеты "Ени Мусават" вообще была выстроена очередь униженных и оскорбленных. За год счеты с ней сводили 37 высокопоставленных господ. Самое интересное - в свое время они и ухом не вели, а как только газета опубликовала отчет нью-йоркских адвокатов чешского предпринимателя Кожени, неудачно поучаствовавшего в первом этапе приватизации нефтепромышленности Азербайджана, они тут же оскорбились заметками двух-трехмесячной давности.

Дело в том, что среди тех, кому якобы давал взятки чешский предприниматель, фигурировала и президентствующая чета: отец и сын Алиевы. Газету "Ени Мусават" невзлюбили настолько, что, допустим, корпорация "Азерсунхолдинг" попросила суд оштрафовать газетчиков на 180 тысяч долларов, а Насиминский районный суд вынес решение о взимании 200 тысяч "зеленых".

Эксперты в области СМИ еще до суда признавали, что руководство корпорации не просчитало финансовых возможностей местной прессы. С этим соглашались все - даже судьи в интервью газетам говорили, что 180 тысяч - слишком круто. Когда было обнародовано принятое решение, вмиг стало ясно - газету хотят похоронить. Стало ясно и то, что конституционное понятие "независимый суд" иначе как издевательством назвать нельзя.

Ранее инициативная группа радетелей государственности писала о том, что недопустимо в одной статье Конституции (статья 125) распинаться о независимом суде, а в другой (109, регламентирующей президентские полномочия, коих вагон плюс телега и еще чуть-чуть) отдавать назначение и утверждение всех судейских кандидатур на откуп главе государства. Понятно, что при подобном орграскладе любой средненький чиновник президентского аппарата - авторитет для самого независимого судьи.

Не далее как полгода назад судили в 17-й раз журнал "Монитор". Иск подал представитель Нахчыванского анклава в Баку Гасан Зейналов. Представляя тему номера, главный редактор издания Эльмар Гусейнов сравнил методы управления нахчыванцев (во власти представителей "малой земли" - немало, причем почти все ключевые посты-кормушки у них) с методами управления сицилийских мафиозных донов. Так вот, истец был оскорблен тем, что "автор посмел сравнить культурных жителей Нахичевани с мафиозными по сути сицилийцами". Независимые суды всех инстанций не вняли доводам о том, что Архимед, Данте и много еще всяких разных титанов произведены на свет на многострадальной южноиталийской земле и что именно она считается колыбелью европейской цивилизации. Результат - штраф в 5 тыс. долларов, опись имущества и ненависть всего нахчыванского клана к редактору и журналистике в целом.

Свобода слова в Азербайджане ассоциируется со свободой печати, но мы расширим рамки исследования и попробуем приблизить их к классике. Вот, к примеру, такая безобидная штука, как пикеты. Если в большинстве европейских стран пикеты запрещается проводить исключительно "перед носом" президентского дворца, парламента, кабмина и Верховного Суда, в Азербайджане запрет вводится не по этому признаку, а в зависимости от настроения главы исполнительной власти того же города Баку. Примером плохого настроения может служить запрещенный 11 февраля этого года пикет перед зданием городской прокуратуры. Пикетчики - опять-таки журналисты (что поделать, раз они - самая активная часть общества), а требование - освободить из-под ареста главного редактора газеты "Ени Мусават" Рауфа Арифоглу и корреспондента газеты "Бакы-хебер" Садига Исмаилова. Полицейские, посланные по адресу, естественно, побили журналистов, а четверых из них арестовали и отвезли в 9-е отделение полиции Сабаилского района ст
 олицы. Только после телефонного заступничества Комитета защиты журналистов этих товарищей на скорую руку оштрафовали (16 долларов с носа) и отпустили.

А вот что творилось в преддверии президентских выборов, когда оппозиционные кандидаты пытались в рамках избирательного кодекса встретиться с избирателями на местах. Исполнительная власть населенных пунктов, где должны были проходить рандеву, загораживала дорогу грузовиками, выставляла полицейских, а еще чаще - матерящихся женщин с целью не допустить, во что бы то ни стало. Еще до митингов в полицию приходили "граждане" с жалобами на агрессивную оппозицию и с требованиями прекратить безобразия. Наиболее активных местных жителей с репутацией "чужих" временно выселяли, гонялись за ними по пересеченной местности, да и вообще много что вытворяли, чтобы население не услышало крамолы. После президентских выборов посадили в тюрьмы и примерно наказали буквально всех, кто активничал во время предвыборной кампании не в пользу всенародного президента. Большая часть их до сих пор сидит по обвинению в организации массовых беспорядков. И организаторы, и исполнители этих беспорядков, по мнению зарубежных и местных политических экспертов и согласно имеющимся фото- и видеодокументам, спокойно доедают заработанную булку с маслом.

"Лишнего" нельзя говорить в школах, техникумах, вузах, больницах, в армии, полиции, в прочих местах скопления людей. Даже в семье. Хотя, если следовать Конституции, запрещается только лишь призывать к свержению государственного строя и к насилию, в том числе на почве религиозной, расовой, половой и много еще какой ненависти. Однако факты - вещь упрямая, а практика показывает, что людей сажают именно за неприятие конкретной личности, но никак не государственного строя. Очень не хочется называть нынешний процесс возвращением к разбитому корыту тоталитаризма, но ведь куда-то мы все-таки движемся...

Хюгуг Салманов.

Опубликовано 16 февраля 2004.

источник: ИА "Росбалт"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 11:08

29 мая 2017, 10:46

29 мая 2017, 10:42

29 мая 2017, 10:17

29 мая 2017, 10:07

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей