14 февраля 2004, 10:35

Турки-месхетинцы - источник дохода для властей Кубани

Турки-месхетинцы - источник дохода для властей Кубани: интервью руководителя новороссийского фонда "Школа мира" Вадима Карастелева ИА REGNUM

-Прежде всего, расскажите, кто такие турки-месхетинцы и каковы истоки так называемой турецко-месхетинской проблемы?

Месхетинцы, или месхетинские (ахалцихские) турки - это турко-говорящие мусульмане, издревле проживавшие в Южной Грузии, в области под названием Месхет-Джавахети. Отсюда, собственно, и термин "месхетинцы". В 1944 году, в результате депортации Сталиным целого ряда "неблагонадежных" народов, наряду с крымскими татарами, чеченцами, греками, немцами, около 90000 турок-месхетинцев было выселено в Узбекскую, Казахскую и Киргизскую ССР. Большинство месхетинцев идентифицируют себя как турки, хотя небольшое число месхетинцев, считают себя грузинами, исповедующими ислам.

На сегодняшний день, турки-месхетинцы не могут вернуться в Грузию из-за препятствий со стороны грузинских властей, не спешащих выполнить свои обязательства перед Советом Европы. Да и внутри самой общины нет согласия относительно единой и окончательной цели и места, куда они хотят вернуться, сроков такого возвращения. Тем не менее, эти разногласия не касаются основной и самой больной для них темы - определения их юридического статуса и прав в Российской Федерации - ведь юридически они давно должны быть признаны российскими гражданами.

Для того, чтобы объяснить сегодняшнюю ситуацию, необходимо еще немного углубиться в историю. В июне 1989 года турки-месхетинцы, живущие в Ферганской долине Узбекской ССР (тогда еще республики СССР), стали жертвой массовой резни. Все турки, живущие в Фергане (около 17 тысяч) были эвакуированы в Центральную Россию по распоряжению Правительства СССР. Это перемещение турок в РСФСР было подтверждено Резолюцией #503 Совета Министров СССР от 26 июня 1989 г. и Резолюцией #202 Совета Министров РСФСР от 13 июля 1989 г. Через полтора года, более 70 тыс. турок-месхетинцев были вынуждены покинуть и другие области Узбекистана, в страхе за свою безопасность, ввиду непрекращающихся конфликтов национального характера. Переселение шло, в основном, в Россию и Азербайджан, небольшое число турок-месхетинцев переехало на Украину и Казахстан. В настоящее время, число турок-месхетинцев на территории бывшего СССР составляет приблизительно 270-290 тыс. человек. Около 80-100 тыс. - в Казахстане, 50-70 тыс. - в России (40-60 тыс. из них - вынужденные переселенцы из Узбекистана 1989-90 гг.), 40-60 тыс. - в Азербайджане, 25-30 тыс. - в Кыргызстане, 15-20 тыс. - в Узбекистане, 5-10 тыс. - на Украине, около 600 человек - в Грузии. Подавляющее большинство турок-месхетинцев живут в сельских районах края. Они занимаются сельским хозяйством - выращивают овощи на земельных участках, примыкающих к их домовладениям. Потом продукты своего труда реализуют на рынках, а также нанимаются в работники.

-На сегодняшний день наиболее остро проблема турок-месхетинцев стоит на Кубани. Когда и как они впервые появились в Краснодарском крае?

В начале 80-х годов первые несколько десятков семей турок-месхетинцев были официально приглашены руководством Краснодарского края для работы в сельском хозяйстве. Они хорошо себя зарекомендовали и им были даже вручены грамоты за ударный труд. В Краснодарском крае с 1989 года фактически проживает около 15000 турок-месхетинцев, из них 4000 имеют российское гражданство. Однако в 2003 году официальную временную регистрацию в крае имели только те, кто получил миграционные карты - это около 900 человек, и еще около 100 человек имеют постоянную регистрацию. Срок действия миграционных карт истек 1 января 2004 г. Из четырех тысяч турок-месхетинцев, имеющих российское гражданство, большинство смогли его добиться в российском посольстве в Узбекистане или в других российских регионах. В Краснодарском крае смогли добиться гражданства только несколько сотен человек. Итак, в общей сложности на 31 декабря 2003 году на Кубани были зарегистрированы около 1000 человек из 15000. И у этой тысячи человек, тем не менее, имеются громадные проблемы с регистрацией домовладений, трудоустройством и документами для детей.

-Однако ситуация с турками довольно быстро стала известной и в международных инстанциях. Какие шаги для решения проблемы предпринимались международным сообществом?

Сразу же после сталинской депортации турки-месхетинцы ставили перед руководством Грузинской ССР и союзными властями вопрос о возвращении на родину. После ферганской резни в 1989-1991 гг. они также просили разрешения вернуться в Грузию, но им опять было отказано. Перед распадом СССР был подготовлен проект Указа о реабилитации этого народа, но его не успели подписать. В 1998 г. произошел качественный скачок - резко возрос интерес международного сообщества к проблеме турок-месхетинцев и был выпущен целый ряд специально посвященных им информационных и аналитических материалов. В январе 1998 года был опубликован в печатном виде и размещен в Интернете специальный доклад Международной организации по миграции (МОМ) "Депортированные народы бывшего Советского Союза: месхетинцы". В ноябре 1998 г. вышел аналогичный доклад Проекта по вынужденной миграции Института "Открытое общество" "Месхетинские турки. Решение проблем и обеспечение безопасности". Эти публикации, однако, рассматривали проблемы турок-месхетинцев в целом, доклад МОМ вообще не упоминал про проблемы турок в Краснодарском крае. Проблемы турок-месхетинцев именно на Кубани были рассмотрены в докладе американской неправительственной правозащитной организации Human Rights Watch "Russian Federation: Ethnic Discrimination in Southern Russia" опубликованном в августе 1998 г.: в декабре тот же текст был выпущен и на русском языке - "Этническая дискриминация на юге России".

Международные организации стали также заниматься практическими вопросами, связанными с турками-месхетинцами. В июне 1997 г. по просьбе Министерства по делам национальностей РФ ситуацией в Краснодаре стало заниматься московское представительство Верховного Комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Хотя турки-месхетинцы в Краснодарском крае не являются беженцами юридически (они не пересекали ни одной международно признанной границы) и, в соответствии со Ст.6 Устава УВКБ, на них не распространяется компетенция Верховного комиссара, а сам факт вынужденного характера их переселения в 1989-1990 гг. не имеет отношения к их сегодняшним проблемам, УВКБ обосновывает свою вовлеченность в проблему Программой действий, принятой в июне 1996 г. Женевской конференцией по проблемам, связанным с миграцией внутри стран СНГ, и рекомендовавшей УВКБ, как и другим причастным организациям, уделять внимание "репрессированным народам", а также потенциальным очагам конфликтов, угрожающим появлением новых беженцев. С марта 1998 г. УВКБ начал финансировать ряд проектов социального развития в Крымском и Абинском районах, где проживает наибольшее количество месхетинцев. По данным местной прессы, УВКБ ООН принял решение о выделении муниципальным властям Крымского и Абинского районов грантов общим объемом 230 тыс. долларов США на цели, связанные с развитием социальной инфраструктуры и, соответственно, с улучшением "межобщинных отношений". Деньги выделялись на ремонт водопровода, нескольких школ и медицинских учреждений в местах, где живут турки-месхетинцы, и на закупку школьных учебников.

Однако денежные вливания со стороны международных организаций никак не могут способствовать нормализации ситуации. Эти деньги поступают местным властям, и для властей появляется прямой резон сохранять "кормушку" - ничего не менять и выпрашивать новые деньги, ссылаясь на сохраняющуюся напряженность. Такую логику демонстрируют не только местные власти в Краснодаре - о стремлении сделать из международных организаций "дойную корову" и вынудить их финансировать переселение турок-месхетинцев много раз по различным поводам по меньшей мере с 1994 г. заявляли чиновники Миннаца.

В 1998 г. к решению проблем, связанных с возвращением турок-месхетинцев в Грузию и с их жизнью в странах СНГ, подключилось Управление Верховного Комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств. Под его эгидой 7-10 сентября 1998 г. в Гааге состоялась неформальная консультативная встреча, в которой приняли участие, кроме сотрудников международных организаций, официальные представители Грузии, России и Азербайджана, а также представители месхетинских общественных ассоциаций, в частности общества "Ватан". В итоговом коммюнике о турках в Краснодарском крае было упомянуто как о лицах без гражданства: было заявлено о необходимости "урегулирования правового статуса месхетинских турок в соответствующих странах проживания", причем "особая озабоченность в этом контексте была выражена в связи с месхетинскими турками в Краснодарском крае Российской Федерации и в Грузии". Позднее проходили и другие международные консультации по проблемам турок-месхетинцев. Позиция российских официальных делегаций на них, как правило, сводилась к следующему: проблема турок-месхетинцев заключается только в создании условий для их переселения в Грузию; турки являются временными жителями РФ и не могут рассматриваться как национальное меньшинство; проблемы нарушения их прав в Краснодарском крае не существует вообще; ситуация в крае с месхетинскими турками ничем не отличается от ситуации в других российских регионах, а единичные нарушения законности не могут служить основанием для обобщающих выводов.

-А как развивалась ситуация в самом крае? Какова политика краевых властей по этому вопросу?

Сложилась целая система доводов, призванных оправдать политику краснодарских властей. Поскольку заявления властей позволяют многое объяснить в логике и причинах их действий, целесообразно рассмотреть их поподробнее.

Наиболее определенно подход краснодарских властей к проблеме турок-месхетинцев изложен в "Обращении" депутатов Законодательного собрания края от 24.04.96. Оно фактически отражает позицию именно краевой верхушки в целом, а не только депутатов ЗСК: большая часть "Обращения" текстуально почти полностью совпадает с рядом документов краевой администрации. Суть подхода: 1. Турки в крае - население, безусловно, временное и только временное; 2. Они не получили прописки из-за ограничений, введенных Постановлением Совета министров СССР # 1476 от 24.12.87; 3. Отсутствие прописки на территории края означает отсутствие правового статуса; 4. Власти рассматривают турок как лиц без гражданства, временно пребывающих на территории РФ; 5. Турки как таковые - "неподходящая" этническая группа для края, они несовместимы с местным населением, их присутствие само по себе провоцирует конфликты, угрожающие стабильности; 6. Решение проблемы - в выезде турок из края, для чего необходимо активизировать переговоры федеральных властей с иностранными государствами (в данном случае - с Грузией) о переселении ("репатриации") туда турок-месхетинцев.

Как и в других ситуациях запреты и ограничения оправдываются аргументами трех видов - юридическими (точнее, псевдоюридическими), социальными и политическими.

Псевдоюридические аргументы. Еще с 1989 г. в крае считают, что Постановления Совета министров СССР, посвященные оказанию туркам-месхетинцам помощи в расселении на территории Центра Европейской части РСФСР, установили для них своеобразную "черту оседлости", разрешив прописку только в определенных областях. Это, разумеется, не соответствует фактическому содержанию постановлений, в эти документы не включалось в какой-либо форме указание туркам поселяться только в упомянутых областях, и в конце концов такое толкование противоречит действовавшей в 1989 г. Конституции СССР. Другое дело, что советское руководство, вероятно, желало направить турок-месхетинцев в российское Нечерноземье, но желание свое юридически не оформило и в принципе не могло оформить, а само по себе оно, как и вытекавший из него административный нажим типа отказов в прописке, никакого юридического значения не имеют. Кроме того, в крае ссылаются на Федеральную миграционную программу, утвержденную Указом Президента РФ от 09.08.94 (в ней Краснодарский край не упоминается в качестве региона, рекомендуемого для расселения мигрантов), хотя эта программа носит характер рекомендации, не может устанавливать ограничений прав и свобод, и уж во всяком случае, не имеет обратной силы. Тем не менее, краснодарским чиновникам этого кажется достаточным, чтобы отзываться о турках как о "незаконно проживающих лицах" или "об отсутствии оснований для их проживания на территории края".

Социальные аргументы. Это рассуждения о "перенаселенности" края и необходимости его "защиты от наплыва мигрантов". Подразумевается или открыто говорится, что социальные проблемы региона уникальны и намного более остры, чем в других субъектах Российской Федерации. Про то, что "наплыв мигрантов" является мифом, сказано выше; представления об "особенности" Кубани также не выдерживают критики: край, хотя и не является одним из самых преуспевающих субъектов федерации, ни по одному социальному и экономическому параметру не может быть отнесен к числу неблагополучных регионов. В любом случае, турки, приехавшие в край девять-десять лет тому назад, никак не попадают в категорию "мигрантов", а при своей малой численности не могут быть источником социальных трудностей. В качестве примера социальных проблем власти обычно называют переполненность школ в поселке Нижнебаканском, станице Варениковской (Крымский район) и поселке Холмском (Абинский район), где живет больше всего турок и где дети вынуждены учиться в три смены. Однако школы, работающие в три смены отнюдь не уникальное явление, причем не только в Краснодарском крае. Жалобы властей на нехватку средств, которые можно было бы пустить на развитие школьного образования и здравоохранения, не выглядят убедительными на фоне щедрого выделения финансов на наращивание штатов краевой администрации, милиции и на поддержку псевдоказачьих организаций.

Трудно пройти мимо любимой темы региональных властей - "повышенной криминогенности" мигрантов вообще и мигрантов "неславянских национальностей" в особенности. Краевые чиновники и депутаты Законодательного собрания регулярно выступают в печати с сообщениями о большой доле турок среди лиц, совершивших преступления. Принимая все это во внимание, надо отметить, что даже официальная статистика об этническом составе лиц, совершивших преступления, при всей ее спорности, не подтверждает представления о повышенном вкладе "неславян" в рост преступности. Мы оставляем в данном случае без комментариев наиболее скандальные доводы - о том, что мигранты ухудшают "санитарно-эпидемиологическую обстановку" - начальник Управления межнациональных отношений Краснодарского края Г.А.Клинов заметил как-то, что турки в Краснодарском крае - это прежде всего "санитарная проблема".

Политические аргументы. Наиболее распространены две их разновидности: а) культурная "несовместимость" турок с местным населением, недовольство населения, и особенно казачества, турками как таковыми, б) угроза в этой связи этнических конфликтов и политической дестабилизации. Почему-то в других регионах, где турки живут не менее компактно, но где против них не ведется травли (Белгородская и Ростовская области, Ставропольский край), о напряженности в отношениях между месхетинцами и окружающим населением ничего не слышно. При всех разговорах о враждебности населения к туркам само население этой враждебности пока что не потрудилось проявить, от имени населения выступают либо представители власти, либо официальные средства массовой информации, либо лидеры казачьих организаций. Идеи "конфликтогенности" турок и их "культурной несовместимости" с окружающими возникли не сами по себе; в целом идеология краснодарских властей в "месхетинском вопросе" - продукт творчества вполне определенных лиц, в том числе, к сожалению, выходцев из академической среды.

Финансируемое из краевого бюджета агрессивное псевдоказачество провоцируется на погромы, а уголовные дела, многократно возбужденные в связи с массовыми избиениями турок-месхетинцев, не доводятся до суда, хотя в делах имеются все указания на конкретных лиц. В январе этого года власти сначала разрешили, а потом запретили выступление фольклорной группы турок-месхетинцев в крае. Те немногочисленные общественные организации, которые выступали за прекращение дискриминации турок-месхетинцев, были подвергнуты серьезному прессингу. Достаточно сказать, что после того, как мы отказались от предложения властей "плясать под их дудку" в месхетинском вопросе меня лично на краевых телеканалах многократно назвали пособником террористов и организатором вмешательства во внутренние дела Краснодарского края на деньги иностранных государств.

-Вы упомянули об организациях турок-месхетинцев. Какую позицию занимают они? Насколько реальна возможность переселения турок-месхетинцев в США, о которой уже сообщалось в ряде средств массовой информации?

В Краснодарском крае наиболее влиятельно Общество турок-месхетинцев "Ватан" ("Родина"), однако власти в 2002 г. закрыли его отделение по надуманному поводу. В Абинском районе эффективно работает общественная организация "Турецкая община". Эти организации сотрудничают, но бывает, что имеют разные мнения по какому-то вопросу. Среди этих организаций и, главное, среди самого турецко-месхетинского народа нет согласия о целях дальнейших действий и средствах их достижения. Многие хотят вернуться в Грузию, но на законных основаниях, чтобы там был принят закон об их реабилитации и составлена программа по переселению, другие готовы ехать в Грузию без всяких условий, но отсутствие документов не позволит даже доехать до границы, есть и другие мнения. Турция не проявляет к туркам-месхетинцам каких-то особых чувств, никакой программы по их переселению нет, и вряд ли будет. Несколько семей, которые переехали туда, затем вернулись обратно.

Большинство турок-месхетинцев и наиболее авторитетные правозащитные организации, например, "Мемориал", "Московская Хельсинская группа", считают, что туркам-месхетинцам в Краснодарском крае должно быть предоставлено российское гражданство на основании ст. 13.1. Закона "О гражданстве в РФ" от 1991 г. Только после этого люди получат возможность в дальнейшем определить свою судьбу.

В 2002 г. "Международная Амнистия" помогла организовать нам встречу с представителями Государственного департамента США. На этой встрече впервые было заявлено о желании турок-месхетинцев получить статус беженца в США. Это заявление было согласовано с лидерами месхетинцев, хотя почти никто не верил в такую возможность. В течение 2002-2003 гг. край для изучения ситуации посетили несколько представительных комиссий из ОБСЕ, ООН, Совета Европы, посольства и Госдепа США. По нашей информации, в феврале-марте после уведомления соответствующих российских ведомств (МИД, МВД. ФСБ и др.) ожидается официальное заявление об открытии программы по переселению, в которой смогут принять участие до 10 000 турок-месхетинцев. Очень важно, что достаточно будет одного человека в семье, не имеющего гражданства, чтобы семья могла принять участие в программе.

Хотел бы напомнить, что это будет уже вторая программа США в России по массовому предоставлению статуса беженцев для дискриминируемых народов из постсоветского пространства. Первая касалась 1500 армян, которые бежали от резни в Баку и поселились в Москве. Организовывать переселение будет Международная организация по миграции, а консультативный центр будет располагаться в Новороссийске. Об остальных деталях программы можно будет говорить позже.

-Проблемой турок-месхетинцев на Кубани занимаются различные общественные правозащитные организации, в том числе и ваша. Расскажите о деятельности фонда.

Фонд "Школа Мира" основан в 1998 г. Цели: защита прав и интересов детей и молодежи. Фонд является ресурсным центром повышения квалификации для учителей, лидеров общественных организаций. Проведено более десятка тренингов, семинаров, конференций. О деятельности организации рассказывали различные масс-медиа от местных до международных, например, Агентство Франс Пресс, "The Washington Post", Радио "Свобода", Голос Америки. Мы издали более десятка собственных брошюр, издаем газеты "Школа Мира" и "Права-детям". В 2002 г. в Женеве участвовали в брифинге для членов Комитета ООН по ликвидации всех форм расовой дискриминации. Сотрудничаем с международными неправительственными организациями, например, Международная Амнистия, Международная лига по правам человека.

Заключены и реализуются соглашения с местными властями заключены и реализуются соглашения о совместной деятельности, например, с Департаментом по социальной защите населения Краснодарского края, новороссийским следственным изолятором. За пять лет подготовлено 70 волонтеров, преимущественно из числа студентов, для социально-психологической работы, оказания юридической помощи. Однако наша деятельность по защите прав турок-месхетинцев вызывает крайнее раздражение кубанских властей, в связи с чем мы, да и ряд других краевых правозащитных организаций подвергаемся массированному давлению. Наиболее серьезная кампания по травле была начата по решению Совета безопасности края весной 2003 г. В декабре 2003 г. Приморский суд г. Новороссийска принял решение о ликвидации Фонда "Школа Мира", а 19 февраля 2004 г. будет рассмотрение кассационной жалобы на данное решение. Формальный повод для ликвидации - наличие одного учредителя, в связи с тем, что остальные два вышли в 1999-2000 гг., однако тогда Главное управление юстиции края, извещенное руководством фонда, не возражало против продолжения работы, поскольку закон этого не запрещает. Я полностью согласен с мнением, высказанным в заявлении международных и российских правозащитных организаций, о том, что попытки властей Краснодарского края ликвидировать Краснодарский правозащитный центр, Международное Общество "Ватан", Творческое объединение "Южная Волна", Фонд "Школа Мира" и ряд других авторитетных и эффективных общественных организаций направлены на подрыв демократических и социально-экономических преобразований в России, противоречат Конституции РФ и международным обязательствам страны, наносят ущерб соблюдению прав и основных свобод граждан, ухудшают инвестиционный климат в регионе.

Опубликовано 13 февраля 2004 года.

источник: ИА "Regnum"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

21 января 2017, 09:31

21 января 2017, 09:03

21 января 2017, 08:32

21 января 2017, 06:53

21 января 2017, 05:54

Архив новостей
Все SMS-новости