12 февраля 2004, 18:54

Карабахские учителя протестуют

Учителя средней школы N1 города Степанакерта (столицы Нагорного Карабаха) обратились к властям с открытым письмом, заставившим с новой силой вспыхнуть спор, который ранее правительству удалось на некоторое время замять - вокруг решения повысить зарплаты для должностных лиц. "Несправедливо и недопустимо, чтобы "избранный класс" жил в 10-15 раз лучше, чем простые граждане, - говорится в письме. Правитель бедного государства не имеет права шиковать". Опубликование письма вызвало цепную реакцию, и о солидарности с его авторами скоро заговорили во всех школах республики.

С просьбой рассмотреть этот вопрос в парламент обратилась директор Степанакертского творческого центра Людмила Барсегян. "Почему-то правительство, повысив зарплату своему составу, забыло о простых педагогах, - посетовала она в беседе с IWPR. - Уверяю, что мы будем продолжать работать так, как прежде, но это недопустимо. И раньше получали немного, но хотя бы знали, что хоть какая-то пропорциональность соблюдается, не то, что теперь". Участковый детский врач Марине Шиндян возмущается по тому же поводу. "Платят гроши, нет транспорта для посещения больных детей, вот езжу на маршрутном такси, - говорит она. - Благо еще, что до моего участка можно добраться на общественном транспорте, а есть такие врачи, которым приходится самим платить за такси, чтобы добраться до окраин города. Об этом надо думать, а не поднимать свои зарплаты".

"Силой", инициировавшей этот спор, стал новый закон "О ставках руководящих должностных лиц законодательных, исполнительных и судебных властей НКР", который был подписан президентом республики Аркадием Гукасяном 29 декабря и вошел в силу с 1 января нынешнего года. В соответствии с документом, зарплата президента НКР составит 340 тысячи драмов (около 600 долларов), премьер-министра - 300 тысяч, тогда как министры и судьи Верховного суда будут получать соответственно 250 и 224 тысячи. Между тем рядовые сотрудники государственных учреждений отныне будут получать зарплату лишь ненамного выше прежней и в семь-десять раз меньше оклада, назначенного их руководителям. Так, зарплата врачей теперь составит 28 тысяч драмов (около 50 долларов), тогда как до повышения они получали 21 тысячу. Зарплата учителей вырастит на 40 процентов, однако если учесть то, что в эту сумму входит плата за классное руководство и проверку письменных работ, выходит, что никакой разницы фактически нет. Незначителен также рост пенсий и пособий (базовая пенсия должна увеличиться лишь на 140 драмов (25 центов)). Повышение зарплаты руководящих должностных лиц совпала с ростом цен на хлеб, что, естественно, еще более усугубило беспокойство и недовольство неимущего населения. "Они повысили свою заплату, цена на хлеб выросла. Получается, что мы понесли двойной ущерб", - сказала IWPR пенсионерка Цовинар Айрапетян.
 
Объясняя решение повысить зарплаты, власти ссылаются на пример Армении, где аналогичные меры были в свое время приняты по совету международных структур и имели целью сократить уровень коррупции в стране. "Это нормальное явление, - говорит министр образования, культуры и спорта НКР Армен Саркисян. - Само повышение зарплаты означает, что жизнь налаживается. Кроме того, лица, занимающие высокие посты, не имеют возможности заниматься бизнесом, а потому зарплата - их единственный доход. Повышая зарплату, мы боремся со взяточничеством".
 
Однако многие находят такого рода аргументы неубедительными. "Чем семья министра лучше моей? Почему они свою работу оценивают так высоко, а наш труд игнорируют, - возмущался в интервью IWPR житель Степанакерта Артур Егиян. - Говорят, что к этому принуждает мировое сообщество, что действуют по международным стандартам. Так пусть прежде по этим же стандартам создадут нормальные жизненные условия". "Я не против того, чтобы представители власти зарабатывали больше. Но если получаешь больше, то и отдавать, соответственно, должен больше - другими словами, лучше работать", - сказал редактор газеты "Что делать?", бывший депутат Национального собрания Мурад Петросян. Кроме того, подчеркивают критики, в отличие от Армении, где решение о повышении зарплат принималось одновременно с мерами по разработке антикоррупционной программы, в Нагорном Карабахе этот процесс протекал совершенно обособленно. "Говоря, что повышение зарплаты означает борьбу с коррупцией, государственные чиновники признаются, что берут взятки", - говорит предприниматель Шаген Карапетян.
 
В рамках привычного не умещаются действия, которыми местные журналисты встретили новый закон - обычно лояльные властям, на этот раз СМИ представили проблему в невыгодном для правительства свете. На обвинения журналистов представители официоза ответили обвинениями - мол, те неправильно поняли суть вопроса. Премьер-министр НКР Анушаван Даниелян на очередном совещании правительства назвал журналистов неграмотными. "За последние пять лет такого резкого изменения зарплаты не происходило. Все время говорят и пишут о повышении нашей зарплаты, вместо того, чтобы констатировать, что зарплата учителей вырастит на 40 процентов, врачей - на 25, а пенсии увеличатся на 54 процента", - сказал он. "Нельзя закрывать глаза на социальные нужды большого слоя населения, - сказал главный редактор информационно-аналитического отдела общественного телевидения НКР Ара Ванян. - Мизерная пенсия не хватает даже на коммунальные расходы. В таких условиях повышение зарплаты самих руководящих лиц недопустимо".
 
Мнения касательно необходимости эскалации зарплат разделились и в парламенте. Некоторые депутаты повышение зарплаты считают свидетельством улучшения жизненного уровня. "Я работаю много и должен получать соответственно. Нельзя мою работу сравнивать с работой учителя", - сказал в беседе с IWPR председатель комиссии по вопросам финансово-бюджетного и экономического управления Майор Даниелян. В поддержку принятого решения высказывается и премьер-министр Нагорного Карабаха. В республике, говорит он, всего 14 судей, 5 тысяч учителей, и 27 тысяч пенсионеров. "Если сумму, предназначенную для повышения зарплаты судей, разделить на учителей и пенсионеров, последние получат гроши", - говорит он. С этими доводами не соглашается депутат Национального собрания Рудик Азарян. "Что мы ответим нашим избирателям? Этот закон лишь еще больше отдалит нас от народа".
 
Уступив давлению, власти республики приняли решение включить в проект бюджета 2004 года дополнительные расходы в размере 46 миллионов драмов (80 тысяч долларов) для оказания помощи семьям с низким доходом. Но даже этой уступкой не удалось правительству расположить к себе фракцию Армянской Революционной партии "Дашнакцутюн", представители которой категорически высказались против принятия предлагаемого властями проекта бюджета и законопроекта о повышении зарплат. Но в конечном итоге 29 декабря были приняты оба документа - 21 депутат проголосовал "за", 7 - "против", 2 - воздержались. Какое-то время казалось, что страсти улеглись. Однако открытое письмо степанакертских учителей свидетельствует о том, что многие карабахские армяне считают этот вопрос все еще открытым. "Если народ молчит, это не означает, что ничего не понимает и, значит, можно его игнорировать, - говорится в обращении. - Разве не понятно, что приспособляемся мы лишь потому, что осознаем неопределенный статус нашей республики и дорожим ее независимостью и стабильностью. Однако считаем нужным довести до вас наше мнение".

Опубликовано 9 февраля 2004 года.

Автор: Марина Мкртчян, сотрудник телевидения Нагорного Карабаха; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 07:44

24 мая 2017, 06:45

24 мая 2017, 06:30

24 мая 2017, 05:46

24 мая 2017, 04:47

  • "Свободное слово" назвало репрессии против журналистов на Северном Кавказе самыми тяжелыми в России

    Давление властей оказывается не только на средства массовой информации, но и на писателей, художников, кинематографистов и работников культуры в целом, заявили члены ассоциации «Свободное слово» на презентации доклада о состоянии свободы слова и свободы творчества в России в 2016–2017 годах. Репрессии в регионах Северного Кавказа члены ассоциации охарактеризовали как наиболее жесткие, а фальсификации, допускаемые при преследовании журналистов и общественных деятелей, назвали самыми топорными, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей