04 декабря 2003, 18:13

Правозащитники призывают ОБСЕ обратить внимание на ситуацию в России

Предлагаем обращение известных российских правозащитников к Председателю ОБСЕ, министру иностранных дел Королевства Нидерландов господину Яапу де Хооп Схефферу в связи с нарушением прав человека в Российской Федерации.

Уважаемый господин Председатель!

Процессы, происходящие в настоящее время в российском обществе, вызывают серьезную обеспокоенность российских правозащитных организаций. Мы расцениваем политику Владимира Путина как целенаправленное разрушение демократических институтов в Российской Федерации.

С 1 января 2000 года по 25 октября 2003 года, когда был арестован известный российский предприниматель Михаил Ходорковский, режим Владимира Путина прошел эволюцию от "управляемой демократии", использующей созданные в предыдущее десятилетие в Российской Федерации демократические институты, до авторитарного режима, многие черты которого напоминают своей репрессивной политикой традиционное российское самодержавие 90-летней давности. За эти без малого четыре года были демонтированы или выхолощены основные принципы конституционной демократии. При этом использовались, как правовые, так и квазиправовые, а то и вовсе не легитимные, даже насильственные приемы.

1. Война в Чечне и антитеррористические процессы

1.1.  События в Чечне

Главным событием этих лет был немеждународный конфликт в Чечне, сопровождающийся массовыми и грубыми нарушениями прав человека, совершаемых преимущественно федеральными силами. Основными действиями, нарушающими права человека в Чечне, были и остаются: массированное и необоснованное применение силы в местностях, где проживает мирное население; "зачистки" - облавы и внесудебные аресты (при этом облавы сопровождались мародерством, а аресты - пытками и истязаниями, тела многих задержанных были обнаружены впоследствии со следами пыток); действия "эскадронов смерти" - похищения и убийства руками российских спецчастей или милиционных формирований лояльного Кремлю правителя Чечни Кадырова. Степень нарушения гуманитарного права значительно превышает уровень первого конфликта 1994-96 годов, когда степень осведомленности общества о войне была значительно выше, а подавляющее большинство политических сил резко критиковали продолжение военных действий.

Следующим по масштабу нарушением прав человека в ходе чеченского конфликта является давление на вынужденных переселенцев (внутренних перемещенных лиц), многие десятки тысяч которых находятся в соседней с Чечней Республике Ингушетия. Лагеря перемещенных лиц разрушаются властями, строительство и заселение новых домов блокируется под разными предлогами, беженцев постоянно лишают продовольствия, отопления и электричества. Именно война в Чечне стала обоснованием политики установления цензуры, усиления роли спецслужб в общественно-политической жизни и формирования целенаправленной государственной пропаганды. Спутником войны стали массовая этническая дискриминация и рост ксенофобии.

В Чечне наиболее грубо были нарушены принципы свободного волеизъявления, когда по противоречащим Конституции России указам Президента Путина были проведены конституционный референдум (март 2003 г.) и "выборы первого президента Чеченской Республики" (октябрь 2003 г.). При этом наблюдатели отметили огромное расхождение между числом людей, имевших возможность проголосовать, и опубликованными официальными данными. "Президентские выборы" в Чечне были отмечены устранением всех влиятельных конкурентов Кадырова. Все эти факты нарушений прав и основных свобод, а также призывы возобновить миссию ОБСЕ неоднократно содержались в документах правозащитных организаций, включая Московскую Хельсинкскую группу, Правозащитный центр "Мемориал", Движение "За права человека" и других.

1.2.  Закрытые процессы по терроризму

Обоснованием жестких мер в Чечне стали теракты, которые российские государственные органы прямо связали с чеченскими радикалами и террористами. Первыми в этом ряду стали события сентября 1999 года, когда в результате взрывов домов в Москве и Волгодонске, а также таинственные события в Рязани, когда были задержаны офицеры ФСБ, закладывающие муляжи зарядов в подвал жилого дома (позднее это объявили учениями). В нарушение закона ФСБ отказалось обнародовать план "учений". Процесс над лицами, обвиняемыми в организации этих терактов, идет сейчас в Московском городском суде. В нарушение закона он носит закрытый характер, и на него не были приглашены пострадавшие. После ареста адвоката пострадавших Михаила Трепашкина, который заявил о фальсификации ФСБ доказательств, новому адвокату суд не позволил ознакомиться с материалами дела.

В конце октября 2002 года произошли трагические события в Москве в Театральном зале на Дубровке. Несмотря на объявленный успех переговоров властей с чеченцами, власти внезапно начали штурм здания. В ходе штурма был применен газ (как недавно признали в ФСБ) на основе сильнодействующего синтетического наркотика "фентанил". В результате погибло 125 человек из числа заложников, у сотен людей серьезно нарушено здоровье. В ходе штурма спецназ расстрелял около 40 спящих чеченок, принимавших участие в захвате заложников. Судебно-медицинские эксперты исказили данные вскрытий, чтобы не обозначать в качестве причин смерти последствия, как это указывается в ряде эпикризов, воздействия "вещества наркотического действия".

Несмотря на требования правозащитников, прокуратура и суд категорически отказываются возбудить дело о совершении в ходе штурма преступлений должностными лицами.

Примерами формально правовых, хотя и противоречащих содержащемуся в действующей российской Конституции духу демократии и федерализма, действий являются следующие важнейшие мероприятия режима Президента Путина.

2.Демонтаж системы федерализма.

Преобразование Совета Федерации заменило в верхней палате Парламента избираемых глав региональной исполнительной и законодательной власти на назначаемых представителей (чиновников и бизнесменов). Одновременно, президент разделил страну на 7 административных округов во главе с назначенными им чиновниками, в основном отставными офицерами ФСБ. Изменения в налоговом законодательстве привело к серьезному уменьшению доли регионов в собранных налогах и обрекло подавляющее большинство их на полную зависимость от центральной власти. После этих мер, поддержанных нижней палатой парламента, Россия вернулась на 10 лет назад - к состоянию унифицированного централизованного государства.

3.Ликвидация свободы слова, ограничение гражданских и политических свобод

Другими формально "законными" шагами стали принятые поправки к законам о политических партиях, о выборах и о СМИ. В результате этого политическая и журналистская деятельность стала в значительной степени подконтрольна государству, предельно регламентирована и почти полностью зависима от произвола бюрократии. Практически легализована перлюстрация Интернета, прием правоохранительными органами анонимных доносов и испытания подследственных или лиц, показавшихся "подозрительными" на "детекторе лжи".

Там, где этих методов оказалось недостаточно, были применены квазиправовые приемы, т.е. использование нормативных актов и действий, имеющих видимость законных, но противоречащих законодательству.

Наиболее известными квазиправовыми акциями стали: смена руководства на крупнейшем частном телеканале НТВ, признанное впоследствии судом незаконным отключение оппозиционного телеканала ТВ-6 и отключение телеканала ТВС. Подавление оппозиционных Кремлю СМИ создало общую атмосферу давления на прессу, особенно в провинции. В результате на сегодняшний день в стране фактически исчез институт независимых СМИ, во всех федеральных источниках информации прослеживается четкая тенденция пропаганды существующего режима и критики оппозиционных партий. Сочетание монопольного положения власти в СМИ и искусственное создание властями политических организаций, которые опираются на административный ресурс, создает дискриминационные условия для организаций, реально отражающих позиции гражданского общества, причем как в левой части политического спектра (КПРФ), так и в правой ("Союз правых сил" и "Яблоко").

Высказывание противоположной точки зрения подавляется путем использования фактически возвращенной цензуры, злоупотребления административной и судебной властью, силовых структур. Известны случаи физических расправ, в том числе и убийств, неугодных журналистов и редакторов.

Следующей точкой активного применения квазиюридических процедур стали выборы. Наиболее скандальными стали выборы в бывших автономиях - Республике Якутия, Республике Ингушетия и Чеченской Республике. В этих случаях применялись такие методы, как снятие с выборов решением суда оппонентов, так и фабрикация дел, включая обыски и аресты, против оппонентов фаворитов центральной власти. Но фабрикация итогов выборов началась еще в марте 2000 года. Многие авторитетные политологи и социологи ставили под сомнения факт победы Путина на президентских выборах в первом туре.

В настоящий момент избирательная кампания в российский парламент идет с грубейшими нарушениями закона: с выборов снимаются оппозиционные кандидаты, а монополизируемые государством СМИ ведут прямую агитацию за партию власти и против оппозиционных объединений.

С приходом Путина к власти возобновились, так называемые "шпионские процессы". Причем еще летом 1999 года Путин - тогда глава ФСБ (и еще необъявленный преемник Ельцина) назвал целый ряд жертв "шпионских процессов" предателями. В результате эколог и журналист Пасько был осужден на год тюрьмы. По откровенно сфабрикованному обвинению был осужден и дипломат Моисеев. Уже 3 года находится в заключении эксперт Сутягин, обвиняют в шпионаже профессора Данилова.

Широкое распространение приняла этническая дискриминация, особенно она распространена в Краснодарском крае, где при помощи дискриминационного регионального законодательства десятки тысяч представителей этнических меньшинств не только лишены гражданских прав, но и постоянно подвергаются преследованиям, власти считают их нелегальными жителями и призывают к их принудительной депортации. При этом, несмотря на все протесты, федеральные власти игнорируют эти беззакония.

Наибольшую тревогу вызывает настоящая атака на гражданское общество, когда с помощью злоупотребления правосудием организуются расправы с теми, кто своей принципиальной позицией бросил вызов центральной или местной власти или правоохранительных органов. Особенно частыми стали преследования адвокатов. Поэтому мы хотим обратить внимание на несколько эпизодов, иллюстрирующих эти тенденции.

4.Процессы против представителей гражданского общества

В России активно начались процессы систематического нарушения прав человека в отношении представителей гражданского общества. Допросы, обыски фальсификация дел в отношении адвокатов; участившиеся случаи явной фальсификации уголовных дел с политической подоплекой, преследования правозащитников, политически мотивированные преследования предпринимателей - свидетельствуют об активизации работы репрессивного аппарата уже по отношению к публичным фигурам российского общества. Эти процессы происходят в условиях неэффективного и предвзятого прокурорского надзора за законностью, возрастающей степени зависимости и ангажированности судебной системы. Летом 2003 года началось так называемое "дело ЮКОСа" - серия уголовных дел, возбужденных против акционеров и сотрудников крупнейшей российской нефтяной компании, осуществлявшей ряд благотворительных проектов в области образования.

К руководству страны пришли выходцы из силовых структур. Большая часть руководителей в центре и на местах напрямую связаны с армией, МВД, ФСБ и другими силовыми ведомствами. Придя к власти, они устраняют конкурентов, политических противников, неугодных с применением силовых неправовых методов, преследуют предпринимателей, решая хозяйственные споры силовыми методами.

4.1. Преследование адвокатов и правозащитников

Нарушая свои международные обязательства о гарантиях безопасной профессиональной деятельности адвокатов, выступающих защитниками граждан в уголовном судопроизводстве, власти Российской Федерации развернули кампанию преследования адвокатов, занимающих принципиальную позицию. Силовые ведомства, прежде всего ФСБ, фальсифицируют уголовные дела в отношении самих адвокатов. Новый закон об адвокатуре во многом сделал адвокатов зависимыми от правоохранительных органов и суда.

4.1.1.Дело адвоката Сергея Бровченко

Уже более 6,5 лет находится в заключении, причем без вступившего в силу решения суда, адвокат и правозащитник Сергей Бровченко, которому спецслужбы подбросили 4,5 кг кокаина. В пакете с подброшенным наркотиком обнаружена милицейская бирка, используемая для опечатывания вещественных доказательств. Верховным судом Российской Федерации по его делу выносилось три протеста. Приговор отменялся по причине отсутствия каких-либо доказательств вины адвоката и ввиду многочисленных нарушений закона. Каждый раз дело отправлялось на новое судебное рассмотрение в районный суд, где обвинительный приговор повторялся. Власть активно воздействует на суд, с целью недопущения оправдательного приговора. В деле Бровченко имеются многочисленные доказательства коррумпированности и совершения сотрудниками спецслужб уголовных преступлений. В деле Бровченко имеются документы, свидетельствующие о его преследовании со стороны ФСБ именно в связи с выполнением им своих профессиональных обязанностей по защите граждан, о причастности спецслужб к незаконному обороту наркотиков. Пример уголовного преследования Бровченко используется спецслужбами для запугивания других адвокатов.

4.1.2.Дело адвоката Михаила Трепашкина

Эксперту Общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в городах Волгодонске и Москве (председатель - депутат Сергей Ковалев) адвокату Трепашкину подбросили оружие и отправили в тюрьму, чтобы исключить его участие в судебном процессе. Трепашкин, обладая доказательствами причастности спецслужб к этим взрывам, активно противодействовал осуждению невиновных и выступал за установление истины по делу. Ранее он был обвинен в разглашении государственной тайны в связи с его интервью журналистам по событиям, связанным с захватом заложников в Театральном центре на Дубровке (дело "Норд-Ост").

4.1.3.Дела адвокатов Антона Дреля, Вячеслав Пацкова и Ольги Артюховой

Адвоката Антона Дреля, защитника руководителей ЮКОСа Лебедева и Ходорковского, прокуратура несколько раз пыталась допросить по обстоятельствам, ставшими ему известными в связи с защитой, в его офисе был незаконно проведен обыск в его отсутствие.

30 октября 2003 года адвокат Вячеслав Пацков был вызван следователем для проведения допроса своего подзащитного, содержащегося в следственном изоляторе ФСБ. Ему объявили, что допрашивать собираются его самого. Адвокат Пацков отказался давать показания, сославшись на то, что все сведения, интересующие следствие, им получены при осуществлении своих обязанностей как защитника. Следователи прокуратуры угрожали Пацкову возбуждением уголовного дела и задержанием. Только после вмешательства коллег Пацкова, адвокат был отпущен из здания Генеральной прокуратуры. Адвокат Пацков незаконно задерживался в кабинете следователя с 9-00 до 16-00.

11 ноября 2003 года защитник Михаила Ходорковского адвокат Ольга Артюхова была задержана сотрудниками следственного изолятора "Матросская Тишина" и незаконно подвергнута обыску.

Мы убеждены, что уголовное преследование адвокатов Сергея  Бровченко, Михаила Трепашкина, Антона Дреля и Вячеслава Пацкова, прямо связано с их адвокатской и правозащитной деятельностью. Репрессии и запугивание адвокатов угрожают эффективности адвокатуры как института гражданского общества и неотъемлемой части независимого правосудия. Независимость российского правосудия без независимых адвокатов невозможна.

На состоявшейся в конце октября 2003 года Всероссийской конференции гражданских организаций было принято обращение в организацию "Международная амнистия" с просьбой признать правозащитника адвоката Сергея Бровченко - узником совести, а адвоката Михаила Трепашкина - политическим заключенным.

Адвокат при осуществлении своих профессиональных обязанностей не является субъектом применения принуждения, поскольку является в процессе равноправной стороной, и применение к адвокату мер процессуального принуждения нарушает российское законодательство, права подзащитного и самого адвоката.

Тревогу в связи со сложившейся ситуацией разделяет и адвокатское сообщество, о чем свидетельствует резолюция Конференции Адвокатской палаты Москвы, принятая 22 ноября 2003 года. В этой резолюции обращается внимание на преследование адвокатов со стороны правоохранительных органов и содержится призыв обращаться в международно-правовые организации.

5.Преследования правозащитников

Активная и принципиальная позиция правозащитников, выступающих в защиту экологических и иных прав граждан, вызывает по отношению к ним волну репрессий со стороны властных и правоохранительных структур. В отношении правозащитников фальсифицируются уголовные дела, применяются методы репрессивной психиатрии, правозащитные организации в регионах подвергаются различного рода давлению и репрессиям.

5.1. Правозащитник  Михаил Константиниди

Руководитель Новороссийской правозащитной организации Михаил Константиниди был осужден приговором Октябрьского районного суда г. Новороссийска Краснодарского края к 5 годам лишения свободы. Общественность восприняла этот приговор как месть за принципиальную позицию в вопросах защиты окружающей среды и защиты прав человека. Константиниди активно противодействовал властям Краснодарского края, возглавив движение граждан, протестовавших против строительства морского нефтяного терминала в месте, не позволяющем гарантировать экологическую безопасность проекта, при этом не учитывалось мнение независимых экологических экспертиз. Правоохранительными органами были фальсифицированы доказательства совершения Константиниди мошеннических действий.

5.2. Правозащитник Рафаэль Усманов

Рафаэль Усманов - правозащитник с 15-летним стажем. С 1997 года неоднократно подвергался арестам за клевету и оскорбление суда, 5 раз магаданские судебные органы направляли его на психиатрическую экспертизу. В 2000 году Рафаэль выдвинул свою кандидатуру на пост губернатора Магаданской области. В ходе предвыборной кампании он обнародовал немало негативных фактов из биографии действующего тогда губернатора и кандидата на новый срок - В. Цветкова.

Не имея возможности выиграть суд, власти признали Усманова невменяемым и отправили в Санкт-Петербургскую психиатрическую больницу (стационар) специализированного типа с интенсивным наблюдением, где он подвергался воздействию сильнодействующих препаратов. С мая 2003 года к Усманову не пускают защитника. О состоянии его здоровья ничего не известно.

6.Политически мотивированные и избирательные уголовные преследования

6.1. Кампания властей против ЮКОСа

Преследование властями руководства крупнейшей в России нефтяной компании "ЮКОС" обратило на себя внимание тем, что эти события высветили всю картину нарушения законности и избирательного применения правосудия. Кампания началась с появления аналитического доклада о заговоре "олигархов": главное обвинение - установление в России парламентской республики. Затем прошла серия арестов и возбуждений уголовных дел в отношении руководителей компании "ЮКОС". На фоне этих событий руководство Генеральной прокуратуры РФ делает заявления, грубо нарушающие принцип презумпции невиновности менеджеров ЮКОСа и возлагающие на них ответственность за бедственное экономическое положение России. Под давлением властей ушел в отставку представитель ЮКОСа ректор Российского Государственного Гуманитарного университета Леонид Невзлин. Поскольку дело ЮКОСа широко освещалось, то мы перечислим его эпизоды очень кратко.

6.1.1. Дело Алексея Пичугина

Руководитель отдела внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин был арестован в конце июня 2003 года. Причиной ареста стали уголовные обвинения в отношении его со стороны находящегося в тюрьме рецидивиста. Пичугина допрашивали в полубессознательном состоянии с применением психотропных препаратов.

6.1.2. Дело Платона Лебедева

В начале июля 2003 года находящийся под следствием за уклонение от уплаты налогов председатель правления входящей в ЮКОС компании МЕНАТЕП Платон Лебедев доставляется в тюрьму прямо из больницы. Суд оставляет его под стражей, грубо нарушая Европейскую Конвенцию.

6.1.3. Дело Михаила Ходорковского

25 октября 2003 года, после возвращения со встречи неправительственных организаций и предпринимателей в Нижнем Новгороде, спецподразделение ФСБ захватывает самолет с руководителем нефтяной компании "ЮКОС" Михаилом Ходорковским. Суд санкционирует его арест, грубо нарушая Европейскую Конвенцию. В ответ на протесты общественности Президент Путин требует "прекратить истерику" и дает понять, что арестовывая Ходорковского прокуратура действовала с его ведома.

6.2.1. Дело Анатолия Макаренко

Анатолий Макаренко - экс-вице-губернатор Смоленской области, преследуется нынешним губернатором Масловым, генералом ФСБ. В деле Анатолия Макаренко достоянием гласности стали многочисленные доказательства сращивания местных фигур ФСБ с криминалом. На многочисленные заявления Макаренко о совершении преступлений должностными лицами управления ФСБ по Смоленской области, прокуратура выносила постановления об отказе в возбуждении уголовных дел, признавая при этом факты противоправных действий чекистов. Привлечение некоторых сотрудников УФСБ к дисциплинарной ответственности не является мерой прокурорского реагирования по сообщениям о совершении преступления. Макаренко продолжает содержаться под стражей по обвинению в совершении ряда хозяйственных преступлений, при этом обоснованно опасаясь за свою жизнь. Одной из главных причин преследования Макаренко стало его намерение баллотироваться на выборах в губернаторы.

6.2.2. Дело предпринимателя Дмитрия Зазвонова

Спор между органами власти города Электросталь Московской области о праве собственности на помещение фабрики с фирмой, которая принадлежит Зазвонову, подлежал рассмотрению в арбитражных судах. Проиграв несколько исков к предпринимателю, власти города решили силовым методом воздействовать на неуступчивого предпринимателя. Мэр города направил начальнику городского УВД заявление, в котором обвинил Зазвонова в затягивании судебного разбирательства и самоуправстве. Самоуправством мэр посчитал исполненное Зазвоновым решение арбитражного суда Московской области в свою пользу. Милиция возбудила уголовное дело в отношении Зазвонова. Самому предпринимателю ничего об этом известно не было, пока на одном из постов дорожной полиции ему не сообщили, что он в розыске. Якобы находящийся в "розыске" Зазвонов несколько раз совершал заграничные поездки, и службы пограничного, паспортного и таможенного управления не имели никаких данных о розыске. После вмешательства правозащитников Зазвонова выпустили из заключения, однако следствие продолжается и работе его предприятия наносится серьезный ущерб. Одной из главных причин недовольства властями Зазвоновым послужило его участие в качестве оппонента нынешнему мэру на прошлых выборах мэра и намерение участвовать в новых выборах. В новых выборах мэра города принимает участие нынешний прокурор города. Пример Зазвонова свидетельствует о силовом, неправовом использовании властными структурами метода уголовного преследования неугодных предпринимателей при решении спора о собственности, а также устранения и запугивания конкурентов на выборах.

Выводы

На наш взгляд, демократические институты и, в том числе, одно из самых главных завоеваний российской демократии - свободные и независимые выборы представителей законодательной и исполнительной власти, находятся под угрозой полной ликвидации. Это напрямую приведет к формированию в России авторитарной системы, лишающей идеологических и политических оппонентов возможности выражения своей позиции. Фальсификация выборов властями существенно облегчается тем, что система автоматического учета "Выборы" находится теперь в прямом ведении ФСБ. Одновременно происходит разрушение системы правосудия, поскольку оно коррумпируется и приобретает откровенно манипулируемый характер, в том числе при конфликте интересов предпринимателей с бизнесом, связанным с властью. В целом, общая логика эволюции российской юстиции создает систему, при которой практически любой социально активный человек оказывается под угрозой преследования.

Проблемы нарушения гражданских свобод в России излагались представителями российских неправительственных организаций в 2003 году на конференциях ОБСЕ и заседаниях Комитета ООН по правам человека. Комитету ООН по правам человека российскими правозащитными организациями был представлен альтернативный доклад о соблюдении Российской Федерацией положений Международного Пакта о гражданских и политических правах. Подготовку доклада координировала Московская Хельсинкская группа. На основе этого доклада были составлены Рекомендации Комитета в отношении России.

В период проведения конференции ОБСЕ, посвященной вопросам предотвращения пыток (Вена, 6-7 ноября 2003 г.), представителю делегации королевства Нидерландов при ОБСЕ было доложено о фактах применения пыток в российских следственных изоляторах.

Российская делегация выступила с инициативой направить спецпредставителя ОБСЕ в Москву для непосредственного наблюдения за законностью действий правоохранительных органов и судов в рамках  уголовных дел в связи с так называемым "делом ЮКОСа", уголовных дел в отношении адвокатов и правозащитников. Мы также настаиваем на новой миссии ОБСЕ в Чечне.

Полагаем, что принципиальная позиция международных институтов и, в первую очередь, столь авторитетного как ОБСЕ, должна быть незамедлительно выражена в отношении происходящих сейчас в России негативных процессов.

Мы просим Вас рассмотреть вопрос об участии делегации российских неправительственных организаций в заседании Министерского Совета ОБСЕ 1-2 декабря в Маастрихте с докладом о ситуации с правами человека в России.

С уважением,

Лев Пономарев, Общероссийское общественное движение "За права человека".

Андрей Бабушкин, Общественный Благотворительный комитет "За гражданские права".

25 ноября 2003 года.

источник: ООД "За права человека" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 01:57

27 мая 2017, 00:58

26 мая 2017, 23:59

26 мая 2017, 23:53

26 мая 2017, 23:45

Архив новостей