06 января 2004, 21:48

Если ты болен и беден, лучше умереть сразу...

Он шел, постукивая по асфальту палкой-поводырем, слепой старик в темных очках. "Есть тут хлебный магазин?" - вдруг спросил громко, ни к кому конкретно не адресуя свой вопрос, точнее, невидимому прохожему, который услышит и изъявит готовность провести его к хлебному прилавку. Мне было по пути с ним...

По дороге разговорились. Слепота у него не от рождения. Зрение начал терять постепенно. В поликлинике поставили диагноз - катаракта обоих глаз. Успокоили - удалят пленку, и зрение восстановится. Посоветовали не тянуть с операцией, иначе рискует лишиться зрения. Живет с дочерью, муж которой уехал на заработки в Россию. Первое время присылал деньги, потом перестал. Одна растит двух малышей. Когда совсем стал плохо видеть, своим ходом пошел в больницу - проситься на операцию. Там сказали, сколько это будет стоить. Если не подпадает под госзаказ, должен внести в больничную кассу 38 тысяч драмов (1 доллар США = 560-580 драмов), затем оплатить из своего кармана стоимость лекарств, перевязочного материала, труд хирурга, анестезиолога, медсестер. Таких денег не было. Вот однажды и ослеп... Ах, эта бедность! У хлебного магазина мы расстались...

Когда я рассказала об этой встрече и, конечно же со своим эмоциональным комментарием - чтобы в 21 веке ослепнуть от катаракты! - заведующей глаукомным отделением глазной клиники 8-ой больницы города Еревана, доктору медицинских наук Алле Оганесян, она дала мне еще одну информацию для размышления на тему: "Если ты беден и болен... ". Оказывается, в последние годы статистика утраты зрения из-за несвоевременного лечения катаракты заметно увеличилась. Специалисты называют катаракту жемчужиной офтальмологии. Благодарной операцией - стоит только удалить пленку, и зрение восстанавливается. Но далеко не все сегодня могут себе позволить даже эту операцию. Катарактой страдают преимущественно люди пожилого возраста, получающие мизерную пенсию. Не у всех есть состоятельные дети. Вот и доживают старики из бедных семей свой век, уже при жизни погрузившись в темноту. Их не видно на улицах - не каждый рискнет, как мой случайный знакомый, на старости лет, когда донимают и другие болезни, довериться палке-поводырю. Больше сидят по домам, оплакивая свою горькую старость.

Матери моего друга повезло - сын смог наскрести деньги на операцию одного глаза, заплатив 150 долларов. На другую же - не хватило. Размер ее пенсии - 6 тыс. драмов, то есть почти 10 долларов. Старая женщина еще долго не могла прийти в себя и наотрез отказалась от операции второго глаза, жалея сына - сам с трудом сводит концы с концами.

Страшнее другая статистика... Считалось, что глаукомой болеют в основном те, кому за 40. Сегодня болезнь основательно помолодела. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно побывать в глаукомном отделении клиники. Главный виновник этой болезни, утверждает Алла Оганесян, социальная неустроенность людей, неуверенность в завтрашнем дне, провоцирующая стрессы. На их фоне развиваются гипертония, диабет и другие болезни, способствующие ко всему прочему и повышению внутриглазного давления. Глаукома - "дорогая" болезнь: самое дешевое лекарство стоит не меньше 1500 драмов. Хватает его от силы на 10 дней. Курс лечения не имеет срока. "Значит ли это, что в недалеком будущем число незрячих в республике заметно увеличится, причем далеко не пенсионного возраста?" - спросила я ее. В ответ услышала жесткое: "Видимо, так!".

Недоступной стала для неимущих семей не только офтальмология, но практически все сферы медицины. Каждая больница сегодня, будь то частная или пока еще государственная, имеет свой официальный прейскурант. Цены разные, в зависимости от размеров клиники, профиля, количества медработников, оказываемых услуг и т. д. Ознакомиться с ним может любой человек, переступивший порог медучреждения. Стоимость лечения бронхита колеблется в пределах 60-70 тысяч драмов, воспаления легких - 100 тысяч, ревматизма - 120 тыс. , опухоли головы - 110, 12-перстной кишки - 120, операции желчного пузыря - 100, инсульта - 120 тысяч драмов и т. д. Недешево, если учесть доходы основной части населения. Притом, что размер минимальной зарплаты в республике не превышает 5 тысяч драмов.

Но и у этой игры есть свое неписанное правило. Сумма, проставленная в прейскуранте перед каждым наименованием болезни - это всего лишь плата за право уложить больного в клинику. Дальнейшая стратегия четко отработана: хирург прямо называет родственникам больного реальную стоимость лечения. Цены могут варьировать в зависимости от многих обстоятельств в пределах от 300 долларов и выше. Не последнюю роль играют "аппетиты" администрации. Потом хирург объясняет, а может и не делать этого, что себе он берет - ну, самую малость, так как платить надо за работу всем-всем-всем, кто причастен к операции. Под конец этой беседы он как бы между прочим роняет: "Список лекарств, которые необходимо купить, так как больница не располагает ими, а заодно и все остальное, нужное для операции, даст медсестра."

Хоть и заверил, что больше платить никому не надо, но все, особенно обслуга, смотрят такими вопрошающими глазами, а иногда ведут себя настолько откровенно хамски, что начинаешь подозревать - до них твои кровные не дошли. И разоряешься по второму кругу. Хоть кричи "Караул!"

Почти все больницы сегодня полупустые. Низкий уровень обращаемости населения в стационар - прямой результат недоступности медицины для большей части населения республики, его неплатежеспособности. Давно стала крылатой фраза, "если ты беден и болен, лучше умереть сразу".

Сразу не получается. "Если так пойдет и дальше, мы станем нацией хроников". Это слова члена-корреспондента Российской Академии медицинских наук, автора учебника "Детские болезни", заслуженного деятеля науки РА, профессора Вилена Аствацатряна. Он первым забил тревогу по поводу того, что мифическая привилегия бесплатного лечения детей до 7-и лет, якобы гарантированная государством, оказалась блефом. Признался: "Больно видеть уходящие спины родителей и ребенка, которого необходимо уложить в больницу и прооперировать. Но приходится отказывать в лечении, потому что он из бедной семьи. Лично я, как детский врач, вижу в этом катастрофу. Дыры в бюджете - не оправдание. Особенно на фоне роскошных особняков, которые растут, словно грибы после дождя. Мы теряем не только здоровье детей, их жизни... Больше, значительно больше - наше будущее".

Намеренно не апеллирую к статистике. Да и нет такой - сколько детей ушли во взрослую жизнь с букетом болезней, потому что не получили в детстве необходимого лечения. А то и вообще - из жизни, так и не став взрослыми... Нет статистики, сколько людей ослепло, потому что не имели денег на оплату лечения катаракты, глаукомы. Или умерло от ишемической болезни сердца, потому что шунтирование стоимостью в 2300 долларов, а это официальная такса медицинского центра "Мараш" - была не по карману.

На фоне всего этого негатива есть и позитив - журналисты Армении нашли выход, как помочь тяжелобольному коллеге в преддверии четвертого инфаркта, который мог бы быть для него последним. Мы просто сложились (кто сколько мог) и наскребли нужную сумму. Сработала установка - "все за одного". Но это было исключением.

Наша справка

Несколько лет назад Всемирный банк провел в ряде регионов республики исследование на предмет обращаемости населения в случае болезни в медучреждения. Картина получилась удручающей: люди занимались самолечением, обращались к знакомым врачам - родственникам, друзьям, нередко - ко всевозможного рода шарлатанам, так называемым целителям. Кто просто махнул на болезнь рукой, решив: будь что будет. И только 40% позволили себе лечь в больницу. Впрочем, все это очевидно и без статистики. Одно только слово "больница" вселяет в жителей республики чувство ужаса и безнадежности. Мало кто сегодня верит и официальной статистике, которая пытается убедить граждан страны, что смертность у нас в пределах нормы. Мы-то видим, с какой частотой смерть вырывает из наших рядов родных, близких, соседей, знакомых... Многих можно было бы спасти, обеспечив своевременное и полноценное лечение.

Словно измываясь над собственным народом, Минздрав РА издал недавно (25.09.2003 г.) очередной указ и разослал его по медучреждениям страны. Суть его заключается в том, что если с человеком на улице случился приступ и его доставили в больницу (ургентный случай), врачи не имеют права оказать ему первую помощь, пока он не внесет в кассу...10 тысяч драмов. В комментариях к приказу этот шаг был мотивирован желанием министерства приблизить цены к реальным, и тем самым облегчить бремя казны. Даже врачи, много лет поставленные в жесткие условия необходимости самовыживания за счет больных, и те впали в шок от этого циничного указа. Никто ведь не застрахован от сердечного приступа или аварии. Обидно будет умереть только из-за того, что в кармане не оказалось всего каких-то 10 тысяч драмов. Вопрос, как они могут оказаться там у пенсионеров с их мизерной пенсией в 6 тыс. драмов или, к примеру, педагогов, с их символической зарплатой, госчиновников никак не волнует.

Особый разговор - госзаказ. Проявляя заботу о своих неимущих гражданах, государство взяло на себя оплату их лечения, а заодно и финансирование приоритетных целевых программ по социальным заболеваниям. По сути дела, госзаказ стал основной формой финансирования здравоохранения. Медицинская общественность дружно вынесла ей приговор, назвав абсурдом, позором, мифом. Государство обложило налогом не только прибыль, получаемую от платного сектора, но и средства, выделяемые им на оплату госзаказа. Хронически затягивая на годы выплату денег больницам, оно аккуратно при этом взимает налоги за неперечисленные суммы. Не сработал госзаказ еще и потому, что по большому счету до сих пор республика не имеет четкого критерия определения, кто самый бедный. Нередко семейное пособие получает семья, живущая весьма безбедно. Ей же достается госзаказ на лечение. А заодно - инвалидам первой, второй и третьей категорий. Довольно часто государство оплачивает лечение инвалида, который безбедно живет на деньги, присылаемые родственниками из-за рубежа, а действительно нуждающиеся лишены государственной помощи.

Впрочем, мифом оказался госзаказ и для тех, кто получил право лечиться за государственный счет. Принять в больницу бесплатно - примут, оформят все, как полагается, а потом поставят перед фактом - нет лекарств, перевязочного материала, зарплаты, чтобы оплатить труд врачей, и т. д., и т. п. Хапучей систему сделало само государство, оправдываются врачи. И в этом есть сермяжная правда. Доктор медицинских наук, получающий 4500 драмов и активно оперирующий - это нонсенс. Но это тоже реальность.

Причин для вымогательства - множество. Задолженность государства больницам по госзаказу исчисляется миллионами. Да и цены, заложенные в него, далеки от реальных, изрядно занижены. Естественно, дефицит бюджета медучреждений покрывается за счет населения. Ни для кого не секрет, что с развалом системы здравоохранения народ содержит больницы, врачей. Делает это и сегодня. Платит и в кассу, и минуя ее. Только Богу ведомо, чего стоит эта двойная арифметика населению... Случается, ради того, чтобы спасти родного человека, продают квартиры, последнее.

Правда, первый министр-реформатор Ара Баблоян обещал, что с ликвидацией в клиниках бесплатного сектора (а это случилось в 1997 году) все будет идти в кассу, а с теневой экономикой будет покончено раз и навсегда.

Наша справка

По данным Всемирного банка, только за 1996-й год на лечение и обслуживание населения было затрачено около 100 млн долларов, из коих 25 млн - из бюджета, 15 - по линии гуманитарной помощи, около полутора миллиона - прямые фиксированные оплаты. Теневой поток, миновавший кассу, составил 58 млн долларов. Народ все-таки лечился и расплачивался реальной ценой. Судя по всему, за прошедший период времени ситуация не изменилась к лучшему.

Скорее, наоборот.

"Медицина никогда не была бесплатной. Раньше за лечение платило государство. Сегодня оно не в состоянии обеспечить своим гражданам бесплатное здравоохранение, да еще на должном уровне. Люди должны привыкнуть оплачивать свое лечение. Так во всем цивилизованном мире.

(Из интервью бывшего министра здравоохранения РА Ара Баблояна газете "Республика Армения" от 30.12.94 г.).

Внедрение нового механизма финансирования здравоохранения, разгосударствление медобъектов, их децентрализация с передачей марзам финансирования и управления медучреждений началось на фоне жесткого экономического кризиса, повальной безработицы. О том, что в цивилизованном мире законы гарантируют человеку возможность заработать на достойную жизнь, а финансовые проблемы здравоохранения регулируются страховой медициной, все государственные мужи деликатно обходят.

Прошло почти 10 лет с тех пор, как реформа здравоохранения взяла свой первый старт. Медицина стала платной. Стал ли жить народ лучше ? Нет, конечно. Бедные еще больше обеднели. Бедность наша стала настолько хронической, что с подачи международных организаций началась разработка программы по борьбе с бедностью.

Недавно в Ереване состоялся Всеармянский международный хирургический конгресс. Приехал и Леонид Рошаль, всемирно известный детский хирург. Давая оценку тому, что произошло с нами за последние годы, он сказал: "Эта перестройка была сделана очень необдуманно. Нас всех окунули вниз, и надо заново создавать свою жизнь. Для того, чтобы здравоохранение хотя бы просто существовало, а не развивалось, по мировой статистике и данным ВОЗ, нужно как минимум выделить на него из госбюджета 5%. У нас в России, а я думаю и у вас в Армении, эта цифра основательно занижена (как в воду глядел. - прим. авт.). Люди сегодня не идут на операции, потому что у них нет денег. Мы не должны молчать. Мы должны бороться за здоровье народа...". После секундной паузы зал взорвался аплодисментами.

Пока государство не осознает, что без здоровой нации не может быть будущего, и не повернется лицом к здравоохранению, оно по-прежнему будет недоступно. И люди будут в отчаянии говорить: "Если ты болен и беден, то лучше умереть сразу... ".

Октябрь 2003 года

Автор: Элеонора Вартанян; источник: Южный Кавказ: региональный аналитический журнал. N 6, октябрь 2003 года

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 23:53

  • Махачкалинец осужден за помощь боевикам

    Суд приговорил жителя Дагестана Гаджиева к четырем годам колонии, признав его виновным в исполнении поручений боевиков, действовавших в Хунзахском районе республики, и незаконном хранении боеприпасов.

21 июля 2017, 23:23

21 июля 2017, 22:39

21 июля 2017, 21:53

  • Политологи сочли вероятной смену сенатора от Северной Осетии в Совфеде

    Разговоры о том, что место Александра Тотоонова в Совете Федерации займет Арсен Фадзаев являются преждевременными, однако возможность замены представляющего Северную Осетию сенатора исключать нельзя, заявили опрошенные “Кавказским узлом” политологи. Ни о какой смене сенатора речи быть не может, считает депутат Елена Князева

21 июля 2017, 21:47

Архив новостей