05 января 2004, 11:20

Игорь Георгадзе: "Меня "заказали" за 500 тысяч долларов"

Новые скандалы в Грузии за пять дней до президентских выборов. Не допущенный к выборам бывший министр безопасности Игорь Георгадзе заявил, что представители грузинских властей якобы хотят его убить руками чеченских боевиков

Корреспондент НТВ: - Почему нынешнее руководство Грузии запрещает вам въезд на территорию страны?

Игорь Георгадзе: - Если коротко - потому что боятся впускать на политическую арену, не имея шансов противопоставить ничего, кроме вот этих запретов. То есть, если я сейчас появлюсь в качестве полноправного кандидата в президенты и буду участвовать в этой гонке, то я абсолютно гарантированно могу сказать, что, если она пройдет в два тура, то в первом туре я возьму процентов 15 - больше, чем любой другой кандидат, поэтому и не впускают. Этого же боялся Шеварднадзе, этому же был посвящен спектакль с моим отстранением после взрывов во дворе парламента в 95-м году. Боязнь политических конкурентов, вот и все.

Корреспондент НТВ:- А официально? Официально сказали, что вы, насколько я понимаю, не жили в Грузии?

Игорь Георгадзе:- В конституции Грузии оговорены четко условия, дающие право человеку быть избранным и в парламент, и в президенты. Это 35-летний возраст, вменяемость и проживание на территории Грузии в течение 15 лет. Все эти, так скажем, параметры, мною соблюдены. В 99-м году, накануне президентских выборов 2000 года, Шеварднадзе принимает закон, который ограничивает участие в выборах двухлетним сроком проживания на территории Грузии. Вот и все. Поэтому спрашивается: зачем за год до президентских выборов принимать такой закон, если ты не боишься конкуренции со стороны Георгадзе? Потому что больше под этот закон, под действие этого закона никто не подпадал, абсолютно. Нет ни одного человека на планете Земля, который подпадает под этот закон. Он принят только для меня.

Корреспондент НТВ:- А в сегодняшней ситуации?

Игорь Георгадзе:- Сегодняшняя ситуация продолжается один к одному, как и было при Шеварднадзе. Чуть-чуть хуже, потому что к власти пришли его ученики, и абсолютно ничего не меняется с точки зрения и внутренней и внешней политики. Во внутренней политике это будут репрессии, это будет прессинг. Никакого политического оппонирования, с чьей бы стороны это оппонирование не исходило. Самые настоящие репрессии, а они выражаются в арестах, в вызовах в МВД, в Министерство безопасности, в допросах всех, кто хоть какое-то отношение имеет к оппозиции. Так что для меня лично так называемая "бархатная революция", которая была полным спектаклем, посвященным передаче власти из рук учителю в руки учеников, никаких перемен ни в лучшую сторону, ни в политику не принесла. Более того, если Шеварднадзе стеснялся таких жестких заявлений, как, допустим, физическое уничтожение Георгадзе, то Саакашвили, который себя уже считает президентом Грузии, он не стесняется этих выражений. Абсолютно открыто говорит: "Георгадзе будет уничтожен, если он появится на территории Грузии". Вот так демократ, реформатор, так называемый западник. Ничего в нем такого не присутствует - ни демократии, ни реформаторства, ни западничества.

Корреспондент НТВ:- Вне территории Грузии вы в безопасности или нет?

Игорь Георгадзе:- Знаете, я не люблю на эту тему распространяться. Это получается, как бы я жалуюсь. Но мне доподлинно известно, что буквально две недели назад беседовали с человеком, которому прямо предложили и сумму денег, и другие блага для того, чтобы он взялся, ну, так скажем, за мое физическое уничтожение. Ну, если примитивным таким уголовным языком, которым пользуются сегодняшние демократы в Грузии - просто меня заказали. Чуть раньше это сделал департамент разведки, причем не через кого-нибудь, а через гелаевских боевиков. Так что, ну что значит опасно не опасно? Конечно, опасно. Опасно в этом смысле, что тут же не политическое противостояние, а , так скажем, попытка физического устранения. Потому что живой Георгадзе так или иначе в Грузию вернется и так или иначе может стать, и будет обязательно оппонировать к сегодняшней власти. Значит, это практически для них политический крах. Потому что все, что сейчас происходит, вот эта эйфория, подогреваемая, кстати, СМИ - что там чуть ли не "бархатная революция" и так далее - она свое дело сделала эта эйфория. И действительно, есть большая, значительная часть населения, которая, правда, верит, что произошла смена режима. Но ведь этого же не произошло. Понимаете, не с неба же упали эти Саакашвили, Жвания, Бурджанадзе. Жвания - 10 лет во власти, Бурджанадзе - чуть меньше. Саакашвили - около восьми лет. Это они назначали министров, которые воровали. Это они назначали казнокрадов и коррупционеров, и они участвовали в этих коррупционных делах и сегодня участвуют. Это Жвания обещал миллион рабочих мест, это Саакашвили размахивал шашкой, что решил абхазскую проблему в два счета силовыми методами. Так что для той части населения, которая не совсем разобралась, в чем дело, - да, СМИ очень помогли в этом смысле, - такой, знаете, ореол героя, чуть ли не Саакашвили - сверх-Шеварднадзе. Ну, просто я говорю, хаханьки. Вот Шеварднадзе не хотел, а он его сверг накануне. Да нет, это все поняли, рейтинг Шеварднадзе на нуле, то есть и уже не на нуле, а в минус ушел. Ненависть к власти росла. Что надо сделать, чтобы власть осталась в руках у клана? Нельзя 31 декабря позвать Саакашвили и сказать: сынок, продолжай мое дело. Не получится. Народ вынесет и обоих: и Саакашвили, и Шеварднадзе. Давайте разыграем революцию в кавычках. Пошумели-пошумели, ворвался в парламент с искаженным лицом, не совсем управляемый молодой человек, кричит: "Долой!" И вот - революция. Ага, значит вот теперь мы можем доверять им, потому что они свергли. Ну, Шеварднадзе, правда, вот здесь больше 30 лет - целые поколения выросли, видя только его, уже не знаю, какое ненавистное, наверное, лицо. И тут вдруг кто-то заявляет: мы оппозиционеры. Народ в значительной своей части уже разобрался, что к чему, поэтому большие проблемы сейчас и внутри этой троицы. Они грызутся, там не все так спокойно.

Корреспондент НТВ:- А что там грызться? Вроде, уже все известно.

Игорь Георгадзе:- Не все известно. Все понимают, что неуравновешенный, непредсказуемый, невменяемый политик в Грузии долго не может держаться у власти. Он не устраивает никого - ни Запад, ни Россию. Жвания - он способный ученик Шеварднадзе, он умеет плести интриги, и, естественно, он делает все, чтобы изолировать в будущем Саакашвили и самому выйти на первый план. Потому что для Жвания играть вторую роль при Саакашвили, которого он сам привез в Грузию и сделал тем, кем сделал, унизительно. Тут Бурджанадзе со своими амбициями царицы Тамары, так что у них там не все так просто. Они внутри грызутся, и им педагоги, с которыми они сейчас заигрывают на своей конференции, сказали прямо: грызитесь внутри, наружу - не надо. Потому что народ видит, что вы - не одна команда. Они, правда, не одна команда.

Корреспондент НТВ:- Скажите, а для кого разыгрывали тогда всю эту-?

Игорь Георгадзе:- Для нас с вами. Вы же поверили, что это "бархатная революция". Вы же передавали, что вот, видите, "революция роз". Для народа, для населения, понимаете? Чтобы обеспечить преемственность власти. Вот для кого.

Корреспондент НТВ:- А народ поверил?

Игорь Георгадзе:- Ну, видите, судя по тому, что не боится, допустим, никаких осложнений для себя в выборной кампании Саакашвили, надо думать, что поверил. Часть, конечно. Но та часть, которая сегодня создает такую атмосферу эйфории.

Корреспондент НТВ:- Вот все-таки с этими официальными отказами в регистрации: сказали, что вы не жили на территории Грузии.

Игорь Георгадзе:- Понимаете, в чем дело? Я юрист, и, когда со мной апеллируют такими категориями, какими апеллировала шеварднадзовская, сегодня - саакашвило-бурджанадзовская власть, для меня очевидно, что здесь политика и никакой абсолютно юриспруденции. В каком смысле? В анкете, которую они придумали для того, чтобы участвовать в выборах, сказано: укажите место регистрации. Ну, во-первых, в Грузии отменена система прописки, то есть регистрация не нужна. Ну, ладно, вывели этот вопрос в анкету. Я указываю, что с 97-го года мною на территории Южной Осетии приобретен участок земельный с небольшим строением, и я там официально прописан. По всем документам: я предъявляю эти документы. Как действовала шеварднадзовская власть? Она посмотрела на эти документы, и спросила у пограничников грузинских: "Пограничники, Георгадзе пересекал границу за последние два года?" Они говорят: "Нет". Какое отношение имеет этот вопрос к факту регистрации моей? Никакого. Тем более, что вопрос касается той границы, которую грузинские пограничники не контролируют. Южная Осетия - де-факто уже больше десяти лет самостоятельное государственное образование, и они сами контролируют свои границы. Дальше у МВД спрашивают: "МВД, скажите, пожалуйста, Георгадзе проживает на территории Южной Осетии?" Они говорят: "Нет". На этом основании Центральный избирком говорит: "Господин Георгадзе, вы не можете участвовать в голосовании". Я говорю: "Дорогие мои, я вам представил документы о регистрации. Подлинность их у вас вызывает сомнение?" "Нет, но нам пограничники и МВД говорят, что вы не пересекали границу". Понимаете? Абсолютно один к одному то же самое повторил демократ Саакашвили, Бурджанадзе и Жвания. Ну, спрашивается, ну, вроде вы - оппозиционеры. Первый оппозиционер Грузии, признанный Георгадзе - оппозиционер по отношению к Шеварднадзе. Пришли к власти. Если вы пришли в результате революции, так и скажите: все оппозиционеры, добро пожаловать, давайте участвовать в чем-то. Параллельно разбирайтесь с какими-то там вопросами, которые у вас есть, возникли. Нет, такого не происходит. Происходит наоборот: мы его убьем, мы его отстреляем. Саакашвили - председатель Тбилгордумы, по меркам Москвы. Ну, Москва - это две Грузии, если не три. А он садится в государственный вертолет, летит на государственную границу Грузии, выстраивает пограничников и говорит, на какую границу, на российско-грузинскую: "Оттуда нам угрожает опасность,- показывая пальцем в сторону России. Оттуда придет Георгадзе, он придет вооруженный, его надо убить." И вот эти 18-летние мальчики стоят и смотрят на перекошенное лицо будущего президента Грузии и думают: как нам дальше жить? Потому что таких указаний по поводу Гелаева ни Саакашвили, ни Бурджанадзе не делали. Более того, они спокойно наблюдали, когда Гелаев в составе 400 своих сторонников-боевиков через всю Грузию на грузовиках МВД Грузинской республики совершил рейд из Панкисси до границы с Абхазией и учинил там кровавую, вы знаете, бойню. Тогда наши демократы в кавычках носу не казали. А сейчас Георгадзе может через хребет прийти, вот его надо убить. Так что ищите демократов везде, где хотите, только не среди нынешней элиты грузинской.

Корреспондент НТВ:- А вам известна сумма, за которую вас заказали?

Игорь Георгадзе:- Меня заказали из двух разных ведомств. Одна сумма мне известна - это 500 тысяч долларов.

Корреспондент НТВ:- Вы говорите, сотрудничают даже с бандой Гелаева?

Игорь Георгадзе:- Как вы думаете, ситуация, при которой, ну, сейчас вы показывали, по-моему, сюжет - не помню, ваш телеканал или другой - когда боевик, захваченный в Дагестане, говорит: "Мы шли в Грузию, мы там должны были перезимовать." Но люди, которые там зимуют, лечатся в Панкисси, они же себя считают обязанными властям. Найти среди них людей, которые бы сказали: да, мы возьмемся за это дело, наверное, не так сложно. Тем более что сумма по понятиям нынешним для той ситуации, в которой находятся в Панкисси люди, наверное, она приличная.

Корреспондент НТВ:- Понятно. Скажите, а вот сегодня ночью, по-моему, обстреляли "Рустави-2", опять же, по-моему, обвинили вас?

Игорь Георгадзе:- Да нет, по-моему, там даже не обвиняли меня. Но кто-то из известных политиков сказал, что говорить о том, что к этому причастен Георгадзе, по крайней мере, смешно. Потому что обстрелять "Рустави-2", бросить гранатомет и убежать - ну, как-то это, ну и что дальше? Все эти взрывы в отдельных офисах, все эти преследования, прессинги, обстрелы оппозиционеров - это же уже все, через это мы проходили. Это конец 80 - начало 90-х один к одному. Для того, чтобы создать атмосферу нервозности, для того, чтобы создать атмосферу, при которой власти говорят: ну, нам надо навести порядок, вы не бойтесь что в городе будут танки, у вас в селе будет БТР и 20 сотрудников ОМОНа - так надо. Потому что видите, дестабилизация возможна. Вот для чего это делается. В такой атмосфере народ за что голосует? Он либо не идет, и вместо него Жвания, который мастер фальсификаций, будет подтасовывать все это, либо народ идет под дулами автоматов и голосует так, как власти приказывают. Мы через это уже проходили в 93-м, и таким образом Шеварднадзе сделали председателем Госсовета. Так что ничего нового.

Корреспондент НТВ:- А как по-вашему, зачем прилетал Иванов в Грузию?

Игорь Георгадзе:- Я думаю, он достаточно подробно ответил на эти вопросы. Я не думаю, что мне надо комментировать это. Я думаю, что он был искренен и честен, и я думаю, России не безразлично что и как будет происходить в Грузии, когда кризис достиг такой точки кипения, за которой могли последовать различные последствия, непредсказуемые в том числе. Я думаю, что Россия постаралась как-то это, ну, разрядить обстановку. Я так понял миссию Иванова. Не знаю, мне трудно комментировать.

Корреспондент НТВ:- А американцы?

Игорь Георгадзе:- Что американцы?

Корреспондент НТВ:- Ну, тоже активно прилетали и сотрудничали и т.д.

Игорь Георгадзе:- Я думаю, что американцы здесь полагались на опыт господина Мальцева. И в какой-то мере, мне так кажется, они отдали это на самотек на этом уровне. Потому что, то, что власть надо было менять в Грузии, понятно. Ничего лучшего под руками не было, и вот то, что было, как в той песне, то и полюбила. Вот и результат. Но, кстати, вы знаете, большой шок был для господ вот этой троицы - Бурджанадзе, Жвания, Саакашвили, когда в Грузии появилась американская группа поддержки Игоря Георгадзе. Вот здесь они немножко растерялись. И такая группа поддержки действительно есть, и она работает. И уже были пресс-конференции с их участием. И американцы абсолютно четко сказали, что Саакашвили - это не Америка, далеко не Америка. И что по их наблюдениям и их исследованиям, вот, кстати, очень жаль, что ваш канал не согласился пойти на эту пресс-конференцию, сославшись, что имеет от редакции какие-то другие задания. Да, странно. Так вот они сказали, что они изучили общественное мнение, и Георгадзе далеко опережает Саакашвили по их социологическим исследованиям по популярности, и, так скажем, симпатиям с точки зрения возможного президентства. Так что не совсем там все просто в Грузии, когда Саакашвили уже инаугурацию видит, он уже знает, кого пригласил. Он себя видит, как он пожимает руку президенту Путину. Или президенту Бушу, потом президенту Путину. Это не все так просто. И я больше чем уверен: результаты голосования выборов будут оспорены.

Корреспондент НТВ:...?

Игорь Георгадзе:- Не только. Вы что думаете, только я протестую против таких поспешных и таких скомканных, таких недемократичных, таких заранее сфальсифицированных выборов? Против - очень много, и в том числе население. И не все так просто там.

Корреспондент НТВ:- А почему вы считаете, что население вас поддерживает? В Грузии у вас не было таких ни акций масштабных- Или они были?

Игорь Георгадзе:- Во-первых, они были.

Корреспондент НТВ:- Последний раз когда?

Игорь Георгадзе:- Последний раз - после несправедливого решения Центризибркома об отказе в участии в выборах президентских. Но разве количеством митингов измеряется популярность?

Корреспондент НТВ:- Нет, я имел в виду, народ не забыл ли вас? Помнит он вас, знает он вас?

Игорь Георгадзе:- Ну, на этот вопрос очень легко ответить. Если у вас есть желание или знакомые, которые знают грузинский язык, просто посмотрите прессу за последние восемь лет. Если вы найдете одну неделю, или три дня подряд, когда обо мне не шла речь, или меня не вспоминали, тогда, считайте, что я забыт. То есть я постоянно присутствовал все эти годы в политической жизни Грузии. Да, из-за границы, да, я не шел на обострение, да, я не хотел создавать ситуацию, в центре которой ну, допустим, причиной которой был бы я. То есть накалять настолько ситуацию, чтобы, знаете, вот сейчас все говорят: как ты вернешься в Грузию? Вот так, вернусь и появлюсь и буду разговаривать с народом. Если народ скажет: знаешь что, мы тебя забыли, и уезжай обратно - я развернусь и уеду. А если он скажет: знаешь что, ты нам нужен, давай мы сплотимся и будем оппонировать нынешней незаконной власти в Грузии. Так что вот так.

Корреспондент НТВ:- Вы встречались хоть раз с Саакашвили?

Игорь Георгадзе:- Никогда в жизни, нигде наши пути не пересекались, мы никогда не были знакомы. Абсолютно.

Корреспондент НТВ:- А какого вы вообще мнения о нем как о человеке, как о политике, как о возможном, ну, не будем говорить, о возможном, как просто о кандидате в президенты?

Игорь Георгадзе:- Если я буду говорить только на основании тех наблюдений, которые доступны широкому кругу ваших телезрителей, населения Грузии, то есть картинки, статьи, высказывания, то, по-моему, выводы уже сделаны и давно, и не мной. А если говорить о том, что я, как профессионал, знаю с той, второй, оборотной стороны его жизни, то ничего хорошего я сказать бы не смог. Если отбросить вот эту антуражность, что он где-то учился по 2-3 месяца в каких-то элитных заведениях, если вот этот антураж отбросить, то мы получим довольно такую картину не очень лицеприятную. Ну, не надо далеко ходить: вот он был министром юстиции в Грузии. Все. Пожалуйста, посмотрите, что в Министерстве юстиции. Было построено, не построено, а при нем пущена в эксплуатацию какая-то колония и создан так называемый спецназ Министерства юстиции. Вот это картинки. А, по сути, поговорите с людьми, которые сидели в это время в тюрьмах. Если прогулка, ну, условно, стоила, дополнительная прогулка для арестанта, 10 условных единиц, то при Саакашвили стала стоить 25. Нормально. После того, как он был министром юстиции, были побеги, которые занесены в рекорды Гиннеса: 90-120 человек и т.д. После и во время его были разборки с наркотиками, с автоматическим оружием в тюрьмах. То есть человек, который ничего не сделал на своем посту. А реформы, которые он сказал, судебная реформа - такого фарса, так красиво обставленного, вообще, Грузия со времен Шеварднадзе не помнит, с коммунистических времен Шеварднадзе. Примерно как он боролся со взяточничеством, 72-73-74 год, когда Шевардандзе на весь мир гремел как борец со взятками. Несчастных официанток на трех рублях обсчета сажали в тюрьмы, а махровые взяточники брали такие суммы за поступление в вуз, за устройство на работу, за прием в партию - то же самое сделал Саакашвили. Судебная реформа - она принесла около 2 с половиной миллионов долларов в семейный бюджет семьи его. Вот что такое реформатор.

Корреспондент НТВ:- Вы сейчас каждый день получаете какую-то информацию?

Игорь Георгадзе:- Безусловно. Во-первых, слава Богу, сегодняшние технические средства позволяют постоянно смотреть почти все программы телевидения Грузии, почти в любой точке Европы и Ближнего Востока, где вы хотите. Для этого нужно просто антенну соответствующую.

Корреспондент НТВ:- Нет, я имел в виду информацию более закрытую.

Игорь Георгадзе:- А закрытую информацию я получаю каждый день и постоянно. Мои люди же присутствуют во всех силовых структурах, во всех государственных структурах они присутствуют, начиная от администрации президентской и кончая спецслужбами. Но это удивительно было бы, если бы у меня этой информации не было. Но я же не председатель кооператива бывший, а сотрудников спецслужб бывших не бывает. Так что...

Корреспондент НТВ:- У вас можно назвать это такое развитой сетью подполья?

Игорь Георгадзе:- Почему подполье? Какое подполье? Ну, было бы смешно, если бы у профессионала спецслужб, который с 73-го по 95-й год работал в Грузии, то есть посмотрите, сколько лет - и прошел должность от оперуполномоченного до министра безопасности, и у него бы не было информации в Грузии? Ну, как это? Не только в Грузии, у меня есть люди, которые прошли через наши учебные заведения, стали руководителями в своих странах. Это же безопасность, для меня это как дважды два четыре, как для вас снять сюжет интересный. Как я могу не иметь информацию? Ну, тогда я должен просто расписаться в беспомощности.

Корреспондент НТВ:- Как бы в свете той борьбы с вами, которую развернуло грузинское руководство...

Игорь Георгадзе:- Ну, и что? И как это влияет на получение..

Корреспондент НТВ:- Я имею в виду, все-таки ваши люди сумели остаться там, где они сейчас остаются?

Игорь Георгадзе:- Да, грузин-то сейчас сколько осталось в Грузии? Это на выборах их очень много - в кавычках - показывают в Центризбиркоме. Пол-Грузии выехало за пределы, большая часть находится в России, значительная часть находится в западных странах. Народа мало. Поэтому все друг друга знают.

Корреспондент НТВ:- А в каких вы отношениях с Абашидзе? Вы с ним поддерживаете какую-то связь? Какое ваше кредо политическое?

Игорь Георгадзе:- Я вам так отвечу: никаких проблем ни с одной автономией у меня нет. С Абхазией, с Осетией - в силу того, что я не воевал против них, и руки мои не замараны кровью ни абхазских, ни осетинских братьев. Более того, это раздражало Шеварднадзе, это его злило, бесило. И не только Шеварднадзе. Когда с Осетией воевали, покойный первый президент тоже был недоволен тем, что я не ввязался в эту кровавую бойню. Поэтому я бы не говорил о персоналиях - с кем у меня хорошо и какие у меня контакты. Тем более, в моем сегодняшнем положении это не тактично: я ставлю под удар тех людей, о которых вы меня спрашиваете. Я просто скажу, что у меня нет никаких проблем ни с одним уголком Грузии, в том числе с автономиями, которые сегодня де-факто являются независимыми государственными образованиями, чего не скажешь о моих конкурентах. Вот им уж явно не светит сесть за стол переговоров ни с Абхазией, ни с Осетией. Вот Аджария сегодня еле-еле, так скажем, повернулась полу-боком к Тбилиси и сказала: мы будем участвовать в выборах.

Корреспондент НТВ:- А вы можете рассчитывать на поддержку этих автономий - не только народа, но и руководства? Если вы пойдете и приедете в Грузию и активно станете участвовать в каких-то политических процессах?

Игорь Георгадзе:- Я считаю, было бы и нескромно, и недальновидно отвечать за других. Другое дело, что я рассчитываю получить такую поддержку. А сказать, что я буду иметь - это, по крайней мере, самонадеянно. Об этом лучше спросить у них. Я еще раз говорю: у меня никаких проблем ни в личном плане, ни в политическом ни с одной автономией нет. Более того, у меня очень много друзей - действующих политиков в этих автономных образованиях, которые являются элитой политической на сегодняшний день. И у нас очень хорошие и личные отношения, ну, и так скажем, идеологически мы не очень расходимся.

Корреспондент НТВ:- Некоторые СМИ вас не раз называли таким, можно сказать, козырным тузом в рукаве Кремля: что Кремль вас может как-то иногда противопоставить Грузии. Как вы относитесь к таким заявлениям, что за вами стоит Москва?

Игорь Георгадзе:- Ну, что может быть приятнее для политика, когда о нем говорят, что за ним стоит государство? Но, к сожалению, это не так. Я был бы рад, если бы за мной стояла Москва. Также, как был бы рад, если бы за мной стоял Вашингтон или Париж или Берлин. Москва просто как-то ближе и понятнее. Но дело в том, что у Москвы свои проблемы, и мы видим, как Москва старается не приобретать дополнительных проблем, в том числе, и в вопросах региональной политики на Кавказе и в Грузии. Да, я понимаю, что России не безразлично, какой лидер будет в Грузии. Понимаю, что лучше - вменяемый, который абсолютно понятен, и который может говорить с Россией на абсолютно нормальном языке. Но если бы Москва действительно стояла за мной в том понимании, в каком это озвучивают в основном в грузинских СМИ подконтрольных режиму, то, наверное, вопросов, таких, которые вы сегодня задавали, уже бы не было. Мы бы с вами беседовали в Тбилиси, и, наверное, это был бы, наверное, так мне кажется, президентский кабинет. Но, поскольку мы с вами беседуем не там и говорим о перспективах, значит, не так уж Москва и поддерживает. Я еще раз говорю, это не в том смысле, что я открещиваюсь от этого, я просто говорю об этом с сожалением, что пока Москва, так скажем, не проявляет такой активности - не только по отношению ко мне и вообще в политических вопросах в Грузии - какой хотелось бы, наверное, всем политикам.

Корреспондент НТВ:- А что касается Америки?

Игорь Георгадзе:- Я вам сказал об американской группе поддержки, которая сегодня работает в Грузии. Ну, о чем это говорит? Это говорит о том, что и ни Москва, и ни Вашингтон не хотели бы иметь в Грузии невменяемых малопрогнозируемых, таких экспрессивных политиков, которые могут в любое время дестабилизировать и так неспокойную ситуацию на Кавказе.

Корреспондент НТВ:- Почему Саакашвили невменяемый, по-вашему?

Игорь Георгадзе:- Ну, на мой взгляд, хотя бы потому: если вы пролистаете его высказывания относительно его видения грузино-российских, грузино-американских проблем, высказывания относительно политики внутри страны, какая она должна быть. И хотя бы то, что сейчас вы слышите и видите в Грузии, если вы наблюдательны, если вы действительно интересуетесь. Когда первым шагом было попытка сменить ректора Госуниверситета. Для чего? Чтобы подмять студенчество под себя, арестовать тех министров и тех чиновников, которые рядом с ними сидели вместе за столом, кушали, пили из одной чашки, лоханки, что называется, государственной. Сейчас понадобились деньги - быстренько их арестовать и выжать из них эти взятки, которые они брали, и наворованные из казны деньги. Объявить налог на богатство. На кого это рассчитано? Это вменяемость? Разве может вменяемый политик говорить о своем противнике, что он будет уничтожен? Это вменяемость? Или может вменяемому политику прийти в голову создать треугольник: Вашингтон-Тбилиси-Москва? С таким предложением от этой троицы - а это идея, насколько я знаю, Саакашвили - госпожа Бурджанадзе приехала в Европу и озвучила. Как вам Вашингтон-Тбилиси-Москва?

Корреспондент НТВ:- А что значит этот треугольник?

Игорь Георгадзе:- Вот вы поговорите с ними, уточните. Но это явно не Рим-Берлин-Токио. Понимаете? То есть вот почему и существует мнение, что не совсем вменяемые люди, которые озвучивают такие предложения, такие высказывания. Ну, как можно сказать, что мы начнем грузино-российские отношения с нуля? Вот это может сказать вменяемый политик? Госпожа Бурджанадзе это озвучила. Я когда говорю о Саакашвили, знаете, у нас как говорят: Шеварднадзе после долгих мучительных родов родил трехголового маленького такого Змейка Горыныча. Вот три головы. Они одним миром мазаны, как принято говорить. Поэтому вот где невменяемость. Ну, как можно, вот вы просто задумайтесь, грузино-российские отношения начинать с нуля, с чистого листа? Если это вменяемость, тогда они вменяемые политики, и это нормально.

Корреспондент НТВ:- Вы говорили, что Саакашвили заседает с Шеварднадзе в одной резиденции?

Игорь Георгадзе:- Да, придумали байку, что ему угрожает смерть - Саакашвили, - и самая защищенная резиденция - та, где живет Шеварднадзе. Так, вся Грузия знает и весь Тбилиси, что с 7 до 10 вечера каждый день Жвания приезжает в резиденцию, где живет Шеварднадзе, и они чаек попивают вместе. Ну, наверное, они не анекдоты рассказывают друг другу, наверное, сверяют часы политические. Поэтому ничего не изменилось ни для меня, ни для народа. Та эйфория, которая присутствует сейчас - вот там победители - это быстро потухнет.

Корреспондент НТВ:- Что будет, по-вашему?

Игорь Георгадзе:- К сожалению, если эта троица останется у власти, мы пройдем через начало 90-х, но уже в 21-м веке со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нам придется через это пройти. Понимаете, я волей-неволей прихожу, я не считаю, что это плагиат, вот Мамардашвили покойный в свое время сказал фразу, которая в Грузии была воспринята в штыки. Он сказал, что если грузинская нация пойдет за Гамсахурдия, то я пойду против своей нации. Вот сегодня я знаю не одного политика, а многих политиков и многих простых граждан, которые эту фразу перефразировали и говорят: если моя нация пойдет за Саакашвили, я пойду против своей нации. Вот люди доходят до таких выводов. Саакашвили взял знамя национального движения. Что такое национальное движение, что такое национальный социализм? Он сначала выговаривается полностью - национальный социализм, а потом люди перестают утруждать себя и говорят - нацизм. Сначала это национальное движение, а потом это будет нацдвижение. Вот я спрашиваю - для кого национальное? Для грузин или для армян, которые там проживают, или для азербайджанцев? Или для евреев, или для греков, которых вытеснили, и которые убежали уже из Грузии в большом количестве, или для русских, или для абхазов с осетинами? Для кого это национальное движение? Поэтому я говорю, что не все так спокойно будет и прогнозирую.

Корреспондент НТВ:- А как вы собираетесь вот так вот взять и вернуться в Грузию, когда вас пытаются.. и не пытаются, а грубо говоря, заказывают. Вот так возьмете и приедете, и что вы начнете делать?

Игорь Георгадзе:- Значит, я говорю так. Если у меня нет защитников на территории Грузии, то я достоин смерти. Понимаете? Тогда, значит, я слепой политик, который ничего не понимает, что происходит в Грузии, и нечего тогда и рассчитывать на какие-то завтрашние шаги. Но если у меня есть сторонники, мне кажется, что вот так прибежать с автоматами или с танками, где тебя защищает не 5-10 тысяч, а регион целый, допустим, да, или 25-30 тысяч населения, город защищает, район какой-то тебя защищает. А как защищает? Он говорит: мы сюда не впустим вооруженных людей. Вот так защищает. Он не берет палки, там, копья или автоматы в руки, а говорит - все, эта зона для вас закрыта, дорогие военные или там спецназовцы. Вот если этого не будет, и не смогут меня защитить, значит, я достоин того, чего достоин. Вот так я и собираюсь приехать. Раз и навсегда решить вопрос с властью, которая не меняется в Грузии, к сожалению. Если бы власть-то переменилась, мы бы сели за стол и сказали: люди, вы верите в сказки, что спецназовец Комитета Госбезопасности СССР, прошедший Афганистан, принимавший участие в сумасшедших операциях, совершит вот такой тупой взрыв у канцелярии президента, находясь в Турции на отдыхе с семьей? И вы это будете считать переворотом? Ну, какой вменяемый человек может это признать? Конечно, все это блеф и выдумки. И для того, чтобы с этим разобраться, не надо меня отстреливать и убивать, если вы желаете в этом разобраться. Надо просто людей, которые сидели уже за это да вышли - ни одного человека нет осужденного за это, они все на улице. Кто - депутат, кто - руководитель парии, кто просто работает. Соберите их, вызовите к себе, и скажите: "Вы давали против него показания? Они скажут: "Да. На следствии мы были готовы признать, что убили Индиру Ганди и Кеннеди вместе взятых, потому что нас пытали. А на суде мы сказали всю правду. И сегодня вам говорим всю правду: Георгадзе никакого отношения к этому не имеет". И все. И все - следствие закончено, если есть политическая воля. Но воля-то какая? Убить Георгадзе. Потому что Георгадзе в Грузии - это сразу второй полюс политический, который сметет всю эту мишуру, которая сегодня там, извините, тусуется. Верхушки, понимаете. Вот в чем проблема.

Корреспондент НТВ:- А у вас есть такой город, куда вы бы могли приехать?

Игорь Георгадзе:- И не один.

Корреспондент НТВ:- По всей Грузии?

Игорь Георгадзе:- По всей Грузии. И я очень, очень долго думал, и еще в раздумье - делать этот шаг или нет? Ведь с той стороны же невменяемые люди. Министр внутренних дел говорит в разговоре с лидером партии, консерватором-анархистом: "Не собирайте митинги". Он говорит: "Мы хотим, чтобы Георгадзе вернулся. И если Георгадзе вернется, я лично возьму в руки автомат". Мне хочется спросить: парень, откуда в тебе эта злоба? Что я тебе лично сделал? Это боязнь. Дикая боязнь. У меня же колоссальная информация на каждого из них. И они упорно, упорно добивались, чтобы я как-то обозначил эту информацию. Не в моих правилах. Но они боятся, что, придя к власти, Георгадзе может ее использовать, обнародовать.

Корреспондент НТВ:- Информация, за которую они могут сесть в тюрьму?

Игорь Георгадзе:- Которая явно их не красит, как минимум, да. А некоторые должны будут предстать перед законом. Некоторые предстанут в том свете, в котором, ну, никак не хочется представать, понимаете. Поэтому.

Корреспондент НТВ:- В том числе и тройка лидеров?

Игорь Георгадзе:- Ой. Прежде всего - они. Прежде всего - они. Когда на них смотришь и смотришь на тех, кто вот эйфорически там хлопает, аплодирует, ну, вспоминаешь, конечно, прошедшие митинги в 90-х годах, когда экзальтированные женщины кричали выступающему тогдашнему лидеру: мы хотим от тебя родить, там, да, мы детей от тебя хотим. Вот до этого доходила ситуация. Примерно сейчас есть такая же вот группка населения, которая в это верит. Но если бы они знали всю правду об этой троице, то они бы, наверное, ну, выразились в стиле Талейрана, который сказал: если бы солдаты Франции знали о своей родине все, что о ней знаю я, они бы не отдавали за нее жизни. Да, вот примерно так. Потому что если все это обнажить и показать в истинном свете, конечно, люди не пойдут за этими, так называемыми, лидерами.

Корреспондент НТВ:- А вы имеете какие-то дела, поступки, которые они совершили? Скажем, там, тот же Саакашвили, когда был министром юстиции или-

Игорь Георгадзе:- И это тоже. И это тоже. Потом, вы понимаете, что такое спецслужбы? У нас же есть сообщество свое. Мы делимся информацией.

Корреспондент НТВ:- То есть, вы также сотрудничаете с российской ФСБ?

Игорь Георгадзе:- Вы вслушались в фразу? Я говорю - мы делимся информацией. Я же не сказал о сотрудничестве. Я сказал - мы делимся информацией. То есть, если мне нужна информация на человека, что он делал в Колумбийском университете в тысячу таком-то году, да, 90-м каком-то - я ее могу получить. Также как если моему коллеге понадобиться информация, которая, я чувствую, что она не нанесет вреда безопасности моей страны, а поможет в чем-то той стороне, я, конечно, могу поделиться этой информацией. Опять-таки с оговоркой - если она не наносит вред. Какой вред может нанести информация о поведении, допустим, за границей гражданина Грузии во Франции или в Голландии? Что теряет Голландия, если она мне дает информацию о моем гражданине? Поэтому, конечно, информация есть, ее много. Но не такая информация бытовая, знаете: показывали и Жвания, показывали Саакашвили в неприглядном виде, кто-то с мальчиками там, кто-то с чем-то. Показывали эти пленки, пускали по рукам. Я не о такой информации. Я говорю об информации, которая заставит людей задуматься: если Запад вбухал на протяжении последних 10-12 лет в Грузию более двух миллионов, миллиардов долларов, где они? Сейчас вот эти борцы предстали, знаете, как?  - Мы сейчас разберемся. Да чего вы разберетесь? Вы там по уши в этих миллиардах долларов. Это ваши люди воровали из заднего выхода, заносили вам. Вы сейчас делаетесь святыми. Кто это может выложить на стол? И Георгадзе. Что ему надо? Впустить на политическую арену? Да ни в коем случае - отстрелять, убить. Вот и все, вся демократия по-грузински.

Корреспондент НТВ:- Скажите, а как вы видите сейчас Грузию? По-вашему, она должна быть ближе к России, ближе к Америке, или -

Игорь Георгадзе:- Я точно знаю, она не должна быть против России. Да? Второе. Конечно же, она не должна быть против Америки. Но это глупо, это идиотизм и полный политический нонсенс. Потом, Грузия не та страна, которая должна или может диктовать свои условия на мировой арене. Ну, давайте опустимся на землю и не будем говорить - Вашингтон, Тбилиси, Москва. Ну, давайте немножко поскромнее. Ну, уж начинать-то с Россией не с нуля, и не с чистого листа. Наверное, с тех сотен лет, которые нас связывают и связывают не только духовно. А связывают и политически, и военно-стратегически, и экономически, что самое главное. Вот так и будет Грузия себя вести по отношению к России. Потом, ведь надо ж понимать - мы в регионе Кавказа. Здесь 280 миллионов населения и шесть стран. И из этих шести стран, куда ни крути, Россия - первая, и большая, и великая, да. Да, мы сегодня слабее, чем когда-то. Но это атомная держава с огромными ресурсами. И когда вот такая вот Грузия начинает в лице невменяемых политиков не просто кусать ее, а создавать на своей территории базы, которые потом открывают и российских парней убивают - ну, это ненормально. Согласитесь, это не политика.

Корреспондент НТВ:- А зачем тогда все это делается? Как по вашему? Ведь это же действительно раздражает абсолютно всех, и ту же Америку-

Игорь Георгадзе:- Ну, если смерть российских граждан - это только раздражение, то тогда я не знаю, что такое что-то более серьезное. Какое же это раздражение? Это акты агрессии самые настоящие. Их просто не называют. Россия в силу своей такой, знаете, великости, толерантности... Вы попробуйте с территории Мексики зайти на территорию США и сделать то, что делается из Панкисского ущелья в отношении России. Что от Мексики останется за неделю? Да? Землетрясение там какого-то года покажется просто райским событием. Россия терпеливая, она великая, она всепрощающая. Знаете, такая - да, ладно там, образуется. А на самом деле-то, если вещи своими именами называть, ну, что это такое? Ведь Россия в свое время спасла от истребления грузин. И мы вот это все забываем по методике вот этой троицы и начинаем с чистого листа. Новые страницы начинаем листать.

Корреспондент НТВ:- Как это можно?

Игорь Георгадзе:- Что касается Америки. Америка недавно вошла в регион. Вошла со своими интересами. Если интересы будут отрегулированы на уровне Вашингтона - Москвы, значит, и у Грузии проблем не будет. Но не надо быть Моськой. Зачем себя так вести? Ну как можно? Вы понимаете, вот принимать закон: американский гражданин может прилететь в Грузию без визы с любым видом оружия. Выходит из аэропорта - автомат, пулемет, не важно, и может спокойно себя чувствовать на территории Грузии. Таких прав не имеет гражданин Грузии. А когда российский несчастный там какой-то грузовик с одной части базы, там, расположенной около Тбилиси, везет просто фуфайки какие-то там, шапки, в другую часть свою, дислоцированную на территории Грузии, целую неделю показывают репортаж, как гаишник издевается над офицерами военными и говорит: я здесь хозяин, у тебя нет разрешения проезда. Понимаете? Это ненормально. Это ненормально. Пророссийски в этом случае? Ну, если это пророссийскость, давайте так и назовем. Да, тогда я пророссийский. Но я бы себя вел ровно также, если бы это касалось и Америки. Нельзя в эти крайности впадать. Если завтра будет принят закон, что любой российский гражданин с любым видом оружия может приехать на территорию Грузии и спокойно разгуливать, и я с такой же эмоцией буду говорить, что это неправильно. Но тогда я буду прозападный что ли? Понимаете, вот такая вот неадекватная оценка высказываний или поступков.

Корреспондент НТВ:- Нет, я имею в виду про базы. А ведь если, как вы говорите, руководство Грузии и нынешнее также сотрудничает, способствует боевикам, то, собственно говоря, кому от этого польза? Зачем это нужно вообще сейчас Грузии?

Игорь Георгадзе:- Я думаю, это будет очень хорошее интервью Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе. Они будут вам смотреть в глаза и говорить: что? Да какие базы? Вы что? Вон Саакашвили говорит, мы будем вкупе с Россией развиваться. Выражение хорошее, да? Вкупе. Они все шелковые накануне выборов. Г-жа Бурджанадзе приехала сюда в благодарностях. И перед выездом топала каблучком и говорила: я сейчас поеду в Россию, да мы там разберемся и с базами тоже, что там будет. Приехала, вернулась. Принял ее президент великой страны России Владимир Владимирович Путин. Прошла беседа. Было сказано все. Было сказано, что это дань уважения к грузинскому народу, а не к нынешнему руководству. Это подчеркнуто было. Потому что нынешнее руководство-то пришло нелегитимно и оно временное. И что? Госпожа Бурджанадзе прилетела в Тбилиси и растрезвонила: прорыв в наших отношениях, я добилась того, мы добились того. Понимаете? Я считаю, это несерьезная политика. И вообще это не политика, это популизм. Вот сейчас любого из них спросите. С любым микрофоном российским - братья навек. 5-го числа -после выборов - Россия - агрессор, Россия - империалист, Россия -наш узурпатор, Россия виновата в Абхазии, Россия виновата в Осетии. Вот набор. Это ненормально. И пока такие политики будут, ничего хорошего мы не получим. Грузины будут голодать. Голодать. Как и голодают сейчас. Визы будут ужесточены, если мы будем себя так вести. И проиграет от этого, прежде всего, Грузия. Поэтому когда меня спрашивают - прорусский я или прозападный, я - прогрузинский. Ну, Бог так создал нас: что хорошо для России, хорошо для Грузии. И наоборот, что хорошо для Грузии, хорошо для России. Ведь мы знаем другие пословицы, да, про русских и немцев, и то русские и немцы сейчас как дружат. А тут сам Бог нам велел и географически, исторически, духовно и, самое главное, экономически. Нет.

Корреспондент НТВ:- Видимо, в этом есть какой-то смысл.

Игорь Георгадзе:- Ну, что какой-то? Знаете что, банальные деньги играют большую роль. Богатая страна, Америка. Она спокойно может вложить миллионы, сотни, там миллиарды, да. Зачем себя утруждать политикой? Приходит все. Вот дома с неба сыплются. Клади в Швейцарию, туда - пожалуйста. Дома, лимузины. Эти люди же выросли как? Вот блестящие там рекламы и жвачка в детстве - вот тряска была такая. И это осталось. Этот менталитет остался, преклонение перед всем вот этим. Нет трезвости, нет дальновидности. Люди не оглядываются, через что мы прошли, и не прогнозируют на 5, я уж не говорю там, на 10-15 лет вперед. Вот откуда это, мне кажется. Так что-

Корреспондент НТВ:- Скажите, а вот я не знаю, насколько это уместный вопрос. А кто финансирует вас? Ведь кампания президентская, и даже зарегистрирована, не зарегистрирована, но, в общем-то довольно-

Игорь Георгадзе:- За рубежом находится больше миллиона грузин. Это самая активная, самая трудоспособная и самая способная ее, в том числе, и в бизнесе, и в вопросах делания денег, в части. Среди этих грузин, уверяю вас, очень большое количество, которое правда думает о том, в какой стране завтра будут жить их дети, внуки. Это состоятельные люди. Да, они может быть не такие богатые, как известные там нам всем олигархи, которые на слуху. Но они довольно состоятельные и довольно щедрые в том смысле, что не хотят видеть Грузию такой, какой она была в начале 90-х. Поэтому я не скажу, что у нас очень много средств, но для того, чтобы стоять на ногах и бороться за завтрашнюю демократическую, абсолютно спокойную, для всех приятную Грузию, такие средства у нас есть.

Корреспондент НТВ:- Скажите, а ваши планы насчет возвращения в Грузию, они насколько реальны, насколько они скоротечны?

Игорь Георгадзе:- Разрешите мне что-то оставить для себя. Я и так очень откровенен с Вами.

С Игорем Георгадзе беседовал корреспондент телекомпании НТВ Владислав Сорокин.

Опубликовано 4 января 2003 года.

источник: Телекомпания "НТВ"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 января 2017, 04:33

25 января 2017, 03:37

25 января 2017, 02:38

25 января 2017, 01:40

  • Дольщики ЖК "Анит-Сити" временно прекратили голодовку в Краснодаре

    Участники бессрочной голодовки в Краснодаре приостановили до 26 января акцию протеста после обещания властей выполнить их требования, связанные с решением вопроса о завершении строительства ЖК "Анит-Сити" и с наказанием застройщика, передает корреспондент "Кавказского узла".

25 января 2017, 00:26

Архив новостей
Все SMS-новости