03 января 2004, 18:15

Грузия делает вторую попытку, шансы неравны

После Шеварнадзе

Грузинские революции часто хорошо начинаются, а потом скисают. Идея Ленина о том, что революция должна уметь защитить себя, верна и для грузинской "революции роз" - бескровного свержения Эдуарда Шеварднадзе 23 ноября.

Свержение президента породило у грузин надежду на то, что десятилетие отчаяния осталось позади. Успех будет зависеть от того, что предпримет новое правительство в первые месяцы, и больше от помощи, чем от помех со стороны внешнего мира. Результата в тревоге ждут авторитарные лидеры от Минска до Ташкента.

В воскресенье избиратели Грузии будут выбирать нового президента. Исход не вызывает сомнений. Оппозиция договорилась о едином кандидате, 36-летнем Михаиле Саакашвили, получившем образование в США. Последний опрос, проведенный Институтом политических исследований, подтвердил, что это явный фаворит.

Но если в ближайшие месяцы начнутся проблемы, Саакашвили может потерять поддержку лидеров оппозиции, объединившихся вокруг него ради свержения Шеварднадзе. Непонятно, сумеет ли Саакашвили справиться с коррупцией и клановой политикой, разрушавшими грузинское государство в последнее десятилетие. "Революция роз" угрожает привилегированным группам, которые вполне готовы обратиться к насилию, чтобы сорвать планы правительства реформаторов.

После 1991 года Грузия оказалась ввергнутой в гражданскую войну, в результате которой три региона - Южная Осетия, Абхазия и Аджария - вышли из-под контроля центрального правительства в Тбилиси. За 11 лет правления Шеварднадзе бесследно исчезли в черной дыре 1,2 млрд долларов американской помощи, экономика рухнула, а коррумпированные правители разбогатели в результате злоупотреблений властью.

Во главе "революции роз" оказалась сеть неправительственных организаций, возникших при поддержке Запада. Но пока за спиной Шеварднадзе стояла Америка, шансов на успех не было. Весной прошедшего года американская администрация решила отступиться от него, не дожидаясь президентских выборов 2005 года.

Что заставило США изменить свою позицию?

Прежде всего, появление в Грузии новых многообещающих и прозападных лидеров.

Важную роль сыграли и растущие опасения того, что Россия берет под контроль обанкротившуюся грузинскую экономику. В мае Грузия передала увязшую в долгах газовую инфраструктуру российской компании "Газпром". А в августе рухнувшую систему энергоснабжения, которой раньше управляла американская компания AES, забрала российская компания РАО "ЕЭС России".

Но, наверное, самое главное то, что в мае началась работа над грузинским участком нефтепровода, по которому пойдет нефть из Азербайджана в Турцию. Нефтепровод играет важную роль в американской политике в регионе. Только законно избранное демократическое правительство способно обеспечить завершение строительства по графику и успокоить защитников окружающей среды, опасающихся, что нефтепровод испортит знаменитую грузинскую минеральную воду, занимающую третье место в экспорте страны.

Нефтепровод - это перспектива. В нынешней ситуации он важнее для Азербайджана и Америки, чем для Грузии. Кое-кто в Грузии полон несбыточных надежд на то, что нефтепровод сразу же обогатит страну. Но строительство даст возможность создать лишь 3 тыс. временных рабочих мест, а в будущем транзит принесет скромный ежегодный доход в 60 млн долларов. По оценкам, грузины, работающие в России, присылают домой сумму, которая во много раз больше.

"Революция роз" не выживет без экономического оздоровления. А экономическое оздоровление наступит лишь в том случае, если Грузия сможет открыть торговые пути, идущие через отколовшиеся Абхазию и Аджарию - регионы, которые контролируют транспортные артерии, идущие в Россию и Турцию соответственно.

И это приводит нас к России. У грузин достаточно причин подозрительно относиться к Москве. В ноябре Россия была готова помочь Шеварднадзе остаться у власти, что было возможно только через кровавый разгром демонстраций. У Шеварднадзе хватило мудрости не принять руку помощи и уйти. Это едва ли не самая важная услуга, которую он оказал своей стране.

У России остаются две военные базы в Грузии, одна из них - в Аджарии - осуществляет миротворческую операцию в Абхазии, предотвращая новый всплеск насилия. Абхазия и Южная Осетия граничат с Россией, и их выживание целиком зависит от нее.

Невозможно надеяться на экономическое возрождение Грузии без прекращения конфликтов у ее границ. Невозможно надеяться на урегулирование этих конфликтов без согласия России.

Кое-кто в Вашингтоне не согласен с этой оценкой и рассчитывает полностью изгнать Россию из Грузии. Например, во время визита в Тбилиси, 5 декабря, министр обороны Дональд Рамсфельд призвал Россию немедленно закрыть военные базы в Грузии. Это нереалистичный подход, если принять во внимание способность Москвы портить ситуацию в регионе. Грузия граничит с Чечней, и Москва хочет получить гарантии того, что через эту границу не будет поступать помощь чеченским боевикам.

Президент Владимир Путин неоднократно заявлял, в последний раз - 18 декабря, что он хочет сохранить территориальную целостность Грузии. Необходимо заключить сделку, которая защитит автономность Абхазии, Аджарии и Южной Осетии, обеспечив при этом нормальный режим торговли и постепенное возвращение беженцев.

Невозможно предположить, что Тбилиси и сепаратистские регионы сумеют сами заключить такую сделку. Столь же неправдоподобным представляется сценарий, что ее поможет заключить Америка без участия России.

Сегодня, когда в Тбилиси появилось новое жизнеспособное правительство, шансы сместились в пользу Вашингтона. Но если Америка не начнет действовать быстро, возможность будет упущена, а "революция роз" зачахнет и погибнет.

Заал Анджапаридзе, Питер Рутланд.

Опубликовано 2 января 2004 года.

Перевод - веб-сайт "Inopressa.ru".

источник: Газета "The International Herald Tribune" (США)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 07:41

28 мая 2017, 06:42

28 мая 2017, 05:16

28 мая 2017, 04:17

28 мая 2017, 03:18

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей