03 декабря 2003, 18:31

Чечня: Тернии на пути к экономическому возрождению

Швеей 44-летняя Зина Магомадова работает с самого окончания школы. За эти 27 лет она сменила множество мест работы, но всегда по одному профилю - от швеи в Урус-Мартановском филиале швейного объединения "Силуэт" до бригадира в уже головном грозненском "Силуэте".

В декабре 2002 года, узнав, что в Грозном открывается новая швейная фабрика, пришла устраиваться на нее. "Мне сказали, что здесь открывается цех, думала - "наш", оказалось, от другого предприятия. Но начальник сказал, что нужен человек, который знает работу, вот и вышла", - рассказывает она.

"Здесь, особенно вначале, приходится самой все делать, порой и за того же технолога. Но ничего - постепенно все налаживается, - говорит она. - С таким энтузиазмом приступила к работе, как будто думала вернуть все прошлое. Да и все рабочие с таким желанием приходят".

Печально, что таких, как Зина - реально задействованных в производстве жителей - в Чечне наберется с горстку. Когда-то в республике функционировало множество промышленных предприятий. И сегодня здесь найдется немало рабочих-профессионалов, которые, однако, не имеют возможности применить свой опыт и заработать на жизнь. После более десяти лет войны от экономики Чечни остались одни развалины, и большинство чеченцев едва сводят концы с концами.

"Если в советские времена Чечня была ярко выраженной промышленной республикой, то на сегодняшний день приоритеты в развитии отданы пока сельскому хозяйству", - говорит Муса Дошукаев, в прошлом министр промышленности, транспорта и связи Чеченской республики (в числе других он был освобожден от поста в ходе недавно произведенного передела чеченского правительства).

По его словам, три года назад "большинство промышленных предприятий, особенно в Грозном, подверглось сильнейшим разрушениям, были уничтожены значительные производственные мощности и материальные ценности". С тех пор, однако, был достигнут некоторый, пусть и скромный, прогресс - были запущены цеха и участки на 2 предприятиях, и уже в 2002 году на 13 предприятиях работали 300 рабочих. "На наших фабриках и заводах идет выпуск всевозможных товаров, начиная от тракторных прицепов и заканчивая домашними тапочками", - говорит Дошукаев.

И все же сотни тысяч чеченцев остаются нетрудоустроенными, и главным источником дохода для большинства по-прежнему является деятельность, часто нелегальная, в сфере нефтяной промышленности.
Оптимальным для Чечни в сегодняшних условиях представляется производство, не требующее больших затрат. Швейная фабрика, на которой работает Зина, размещается в одном из двух зданий бывшей обувной фабрики. Установку оборудования произвели приезжие специалисты из фирмы "Донтекс" города Шахты Ростовской области.

По словам заведующего производством фабрики Зайнди Дулаева, на фабрике сегодня занято около 100 человек. "Выпускаем продукцию первоочередной для республики необходимости - вся она распространяется внутри Чечни. У нас налажен выпуск постельного белья, кухонных наборов, занавесей, мужского белья, женских халатов, летних мужских костюмов и национального платья для совершения намаза", - рассказывает Дулаев.

Сложности в работе Дулаев связывает с зависимостью фабрики от поставщиков материалов - фирмы "Донтекс. "А находить сами себе партнеров мы не можем, так как не распоряжаемся собственными финансами, перечисляя их головному предприятию - ПО "Художественные промыслы", - говорит он.

"Из-за этого выпускаем продукции лишь на 800-900 тысяч рублей в месяц (около 25,000 - 30,000 долларов), хотя могли бы давать в полтора раза больше, - отмечает Дулаев. - Соответственно, возникают проблемы с выплатой заработной платы работникам - при средней зарплате 1800-2200 рублей в месяц задержка порой достигает 3 месяцев. А иногда выдаем продукцией, как в этом месяце - 48 комплектов постельного белья по 1000 рублей каждый".

Экс-министр промышленности Дошукаев сетует на то, что попытки реабилитировать экономику республики, вернуть ее на прежний уровень развития, часто наталкиваются на препятствия бюрократического свойства.

"К сожалению, сложность процесса восстановления экономики в том, что он зависит не от нас, а от дирекции по строительно-восстановительным работам. Дирекция распределяет деньги подрядчикам, а те фактически не работают, - говорит Дошукаев. - Сложности также состоят в отсутствии оборотных средств, нежелании руководителей местных министерств и ведомств размещать заказы внутри республики, предпочитающих закупать продукцию в других регионах по более высоким ценам".

"Мешает нам и сложная криминогенная обстановка, сложившаяся вокруг некоторых предприятий: хищения, демонтаж и уничтожение оборудования и сооружений. В период с 2000 года по первую половину 2002 года мы больше боролись с мародерами, чем занимались реальным восстановлением".

По его словам, в результате такие крупные предприятия как завод тяжелого машиностроения "Красный молот" (бывшего союзного значения), "Нефтепродуктоборудование", механический завод в Гудермессе, аргунский машиностроительный завод были практически уничтожены.

Только наличие 60 миллионов рублей (около 2 миллионов долларов) оборотных средств позволит обеспечить здоровую прибыль и создать более 600 новых рабочих мест, говорит Дошукаев. При этом он добавляет: "У нас есть планы, есть живые, энергичные люди".

Бывший кандидат в президенты Чечни, миллионер Малик Сайдуллаев в своей предвыборной программе предлагал пересмотреть принципы восстановления промышленности. "Бездумная политика восстановления разрушенных в ходе войны промышленных предприятий должна быть отвергнута. Подобный подход рассчитан только на усвоение бюджетных средств. Стратегия процесса восстановления промышленного производства должна определяться востребованностью и конкурентоспособностью продукции восстанавливаемого предприятия на рынке, в первую очередь для целей восстановления республики", - было сказано в программе.

"Экономического смысла в том, чтобы пытаться восстанавливать многие промышленные предприятия Грозного, которые лежат сегодня в руинах, нет. Десятки производств, родственных по профилю нашим разрушенным заводам, стоят по всей России. Их продукция не может конкурировать на рынке ни по цене, ни по качеству", - указывалось в документе.

Сайдуллаеву не позволили участвовать в президентских выборах. Таким образом, Чечня лишилась миллионов долларов, которые он обещал обеспечить в качестве инвестиций.

Российское правительство между тем планирует выделить три с половиной миллиарда рублей (около 120 миллионов долларов) для финансирования в 2004 году программы восстановления экономики и социальной сферы республики. Причем, как сообщил в конце октября на пресс-конференции в Москве заместитель министра экономического развития и торговли РФ Мухамед Циканов, первоочередными объектами восстановления экономики Чечни будут нефтедобывающий и строительный комплексы, а также пищевая промышленность.

"Это значит, что восстанавливать будут кирпичный и цементный заводы, а также хлебопекарни и сахарный завод", - говорит начальник аналитического отдела министерства финансов Чечни Рашид Юнусов.

"Но построить здесь завод - через 5 лет он не принесет прибыли, потому что рынок в России уже сформировался и нужны огромные средства, чтобы его "захватить". Нужен менеджмент, как минимум, российского масштаба, которого у нас нет".

"Российский же рынок поделен, и нас на этом рынке не ждут", - считает Юнусов.

Опубликовано 27 ноября 2003 года

Автор: Тимур Алиев, редактор газеты "Чеченское общество"; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 03:54

27 мая 2017, 02:56

27 мая 2017, 01:57

27 мая 2017, 00:58

26 мая 2017, 23:59

Архив новостей