15 ноября 2003, 18:44

Приватизация по-сухумски. Как она проходит?

После принятия в 1997 г. Закона РА "О приватизации" многие были уверены, что народ валом повалит приобретать недвижимость. Не тут-то было: покупательская способность наших граждан оказалась крайне низкой. Согласно представленным ГК по госимуществу и приватизации данным, к приватизации предложены пока 1.487 объектов (полный список включит в себя около 5.000), но заявки на выкуп поступили только от 133 соискателей. Причем лишь незначительная часть объектов уже стала частной собственностью, остальные - в стадии выкупа. Опираясь на цифры, остается констатировать, что приватизация в республике проходит очень медленными темпами.

О том, как этот процесс идет в Сухуме, рассказал начальник Управления муниципальным имуществом и приватизацией Юрий Цвейба.

На сегодняшний день Парламентом утверждено к приватизации 664 городских объекта торговли, общественного питания, бытового обслуживания и несколько разрушенных зданий, ценность которых, скорее всего, заключается в земельном участке, на котором они построены. С начала 2001 г. лишь 88 объектов приватизированы полностью, еще 131 прошел оценочную комиссию и на них поданы заявки на выкуп. Сам процесс приватизации происходит следующим образом: вначале соискатель, после подачи заявления, вносит 5% залога от стоимости объекта, затем, в течение месяца, еще 50% стоимости.

Спустя полгода - 30% от общей стоимости, а еще через 6 месяцев - остаточную сумму. Выплатив всю стоимость, владелец объекта получает "Свидетельство о собственности", заносится в государственный реестр и теперь может со своим объектом делать что хочет, вплоть до перепродажи его другому лицу.

Оценивается объект достаточно просто: остаточная стоимость плюс место его расположения. Нельзя сказать, что цены на объекты уж очень высоки: в основном они колеблются от 50 до 100 тыс. руб., ларьки же и павильоны и вовсе выкупаются за 5-6 тыс. руб. Есть и исключения.

Например, здание бывшей "Рембыттехники" по ул. Эшба оценено в 210 тыс. руб., 3-я баня - в 700 тыс. руб. Кто-то скажет, что в нынешней ситуации это дорого, но давайте подходить к этому вопросу реально - лет через пять стоимость таких объектов, а вернее сказать, место, на котором они выстроены, будет исчисляться миллионами.

Большая часть приватизируемых объектов еще до войны арендовалась нынешними "владельцами" (правда, есть случаи и послевоенной "прихватизации"), или же после войны была сдана в аренду людям, ранее работавшим на них - либо заведующими, либо рядовыми сотрудниками.

Именно от них и поступают заявления на выкуп. Бывает, что на один объект претендуют сразу два соискателя. В этом случае объект выставляют на конкурс. Если оба соискателя готовы заплатить установленную администрацией стоимость, то правом преимущества пользуется тот, кто на этот момент является арендатором этого объекта.

Но если кто-то из соискателей готов увеличить цену - право выкупа предоставляется ему. Понятно, что государству выгодно получить за объект как можно больше, но всегда ли это правильно? Зачастую многим арендаторам объекты достались в плохом состоянии, они привели их в порядок, а тут приходит чужой дядя, готовый выложить чуть больше (на приватизацию могут претендовать и граждане других государств), и объект ему преподносят на блюдечке. Кстати, тому уже есть прецеденты.

По словам Ю. Цвейба, несмотря на установленные сроки, они систематически нарушаются. Из 88 ныне выкупленных объектов лишь 5% соискателей сразу же выплатили всю стоимость. Многие, даже не имея возможности, из боязни, что появятся конкуренты, подают заявления на приватизацию.

В принципе именно арендатор должен быть заинтересован в выкупе: пока он до последнего рубля не выплатит за объект - обязан вносить арендную плату. Предположим, помещение арендуется за 3 тыс. руб. в месяц, в год - это 36 тыс.руб. Сам объект оценен администрацией в 60 тыс.руб. Если рассуждать логически, то лучше, казалось бы, выкупить помещение, но нет у человека для этого возможности.

Заплатив залоговые 5%, через полгода он любыми путями старается выплатить еще 50 %. Далее же процесс затормаживается. Руководству управления приходится ежемесячно рассылать письма с уведомлением о выплате очередного взноса.

В то же время, согласно закону, у администрации есть право в случае нарушения договора купли-продажи не только аннулировать его, но и изъять в свою пользу 20% от внесенной суммы. Правда, пока таких мер не применялось, но, как говорит Юрий Константинович, они весьма близко подошли к такой черте.

Как бы там ни было, на 1.10.2003 г. от приватизации сухумских объектов поступило 4.919.540 руб. Парадоксально, но, оказывается, городу от этой суммы остается лишь мизер - приватизационный сбор в размере 0,5% (наверняка больше денег уходит на бумагу при оформлении документов), из остальных поступлений формируется специальный внебюджетный приватизационный фонд.

Насколько же это правильно: имущество муниципальное, а город никоим образом не участвует в использовании собственных средств? Между тем в России около 30% приватизационных сумм, в том числе и от приватизации жилья, остается в бюджете субъектов и используется ими на развитие инфраструктур.

Возникает и еще один резонный вопрос: для каких целей был создан приватизационный фонд? Основная его задача - оказание помощи гражданам, занимающимся или собирающимся заняться предпринимательской деятельностью.

Недавно около 2 млн. руб. из средств фонда было выделено в виде кредитов на развитие фермерских хозяйств. Интересно, по какому принципу их предоставляют и кому? Есть ли гарантия, что эти суммы по знакомству не разойдутся по "своим" карманам? И не получится ли и здесь, как с государственными кредитами (правда, в этой ситуации все же берут проценты) - взять взяли, а вернуть забыли? Но это уже тема для другого материала.

Хотелось бы коснуться еще одной, по моему мнению, серьезной проблемы. Как уже упоминалось выше, списки подлежащих приватизации объектов утверждает Парламент. На двух последних заседаниях председатель Комитета по межпарламентским и внешним связям Б. Бутба дважды проголосовал против принятия данного документа. Я попросила его прокомментировать причину несогласия.

"Я как строитель прекрасно представляю, каким должен стать наш город, как должны выглядеть его улицы. Через несколько лет, когда экономическая жизнь наладится, нас ожидает большой строительный бум.

Утверждая список объектов, подлежащих приватизации, мы должны более внимательно подходить к тому, что мы собираемся отдавать в частные руки. Бесспорно, есть объекты, которые необходимо приватизировать, чтобы владельцы, зная, что те в будущем должны органично вписаться в городской ландшафт, без опаски вложили средства и выстроили их по последним стандартам. Но есть объекты, к примеру, такие, как мельница по ул. Лакоба или убогие ларьки и будки по пр. Мира, которые будут ухудшать вид города, вносить дисгармонию. Лет через пять они просто разрушатся, и хозяин на этом же месте построит уже из кирпича, но точно такую же будку. Человек, взяв в собственность недвижимость, имеет право распоряжаться ею по своему усмотрению, но приемлемо ли иметь в центре города такие строения?

В то же время у правительства нет механизма воздействия на данный процесс: в договорах о приватизации нет оговорок о том, что когда город отстроится, палаток или ларьков здесь быть не должно. И никакой хозяин никогда добровольно от них не откажется.

Примером может служить проблема с передвижными АЗС: попробуйте сегодня убрать их с городских улиц - без скандалов не обойтись. Нечто подобное может произойти и с владельцами этих объектов. Как быть в такой ситуации? Воздействовать на собственника принудительно? Кроме того, кто может гарантировать нас от появления в этот момент чиновника, который, по каким-либо причинам, потребует пересмотра приватизации?".

Ну что ж, нельзя не признать резонность его доводов. Наверно, правительству действительно, пока еще не поздно, стоило бы обсудить эту проблему.

Опубликовано 12 ноября 2003 года

источник: Газета "Республика Абхазия"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 июля 2017, 13:43

22 июля 2017, 12:43

22 июля 2017, 11:43

22 июля 2017, 10:43

22 июля 2017, 10:11

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей