17 октября 2003, 22:07

Яхья Казан: размышления о будущем Абхазии в "Рэдисон-Лазурной"

IV Всемирный конгресс абхазо-абазинского (абаза) народа был в разгаре, когда во время перерыва ко мне подошла сотрудница Центра гуманитарных Программ Лиана Кварчепия и рассказала, что один из делегатов конгресса, Яхья Казан из США, не смог проехать через российско-абхазскую границу на Псоу и находится сейчас в сочинской гостинице "Рэдисон-Лазурная".

Он уже потерял надежду преодолеть границу и думает, что дело тут не в российской стороне, а в абхазской: именно она не захотела, чтобы он прибыл на историческую родину. Как сказала Лиана, Я. Казан позвонил ей в Сухум из Сочи и попросил организовать ему встречу с представителями абхазской независимой прессы. Я недолго колебался. Конечно, можно было попытаться отправить в срочную командировку в Сочи кого-нибудь из наших штатных или нештатных сотрудников, но, во-первых, далеко не каждый вот так, с места в карьер, готов отправиться за Псоу, во-вторых, я с Я. Казаном был лично знаком...

В перерыве во время работы конгресса переговорил с президентом Международной абхазо-абазинской ассоциации Т. Шамба. Тарас Миронович подтвердил, что от него Я. Казану было направлено официальное приглашение на конгресс. О причинах того, почему, в отличие от делегатов из Турции и Западной Европы, заокеанский представитель абхазской зарубежной диаспоры не смог попасть в РА, президент МАААН смог высказать лишь некоторые предположения. И согласился, что мне стоит встретиться и поговорить с ним в "Рэдисон-Лазурной".

Ясность в ситуацию внес короткий разговор с одним из госчиновников РА высокого ранга, с которым, перед тем, как отправиться в путь, я также успел перекинуться на конгрессе парой слов об Я. Казане. "А мы его в Абхазию не приглашали", - пожал собеседник плечами.

По дороге в Сочи (на перекладных "маршрутках"), занявшей почти четыре часа, у меня было достаточно времени мысленно проанализировать все, что я знал о политической деятельности граждан США абхазского происхождения Яхьи (отца) и Инала (сына), и продумать вопросы, которые стоило задать в предстоящем разговоре.

Коротко напомню читателям, что впервые Казаны - или, как часто у нас писали, Казанба, побывали в Абхазии незадолго до грузино-абхазской войны и сразу стали среди абхазов очень популярными. Немало лет - и во время войны, и после - они вели большую работу по оказанию РА помощи и отстаиванию ее интересов в мире. Но в конце 90-х произошел их разрыв с руководством республики. Инал перестал быть полномочным представителем Абхазии в Америке. А в прошлом году отец и сын совершили вояж в Тбилиси, где ознакомили грузинскую общественность со своим планом грузино-абхазского урегулирования, который предусматривал создание совместного государства. Вот это вызвало серьезнейшее раздражение уже не только у правительства РА, но и у общественности Абхазии, а также у зарубежной абхазской диаспоры (ведь проект почему-то был представлен от ее имени). Ну, не хотят граждане Абхазии иметь четыре официальных языка - абхазский, грузинский, русский и английский; пользоваться в качестве валюты грузинскими лари и осуществлять совместную с Грузией оборону в случае войны (т.е. служить в грузинской армии)...

Свое отрицательное отношение к этому проекту я выразил в статье "Во имя отца и сына?..", которая была опубликована больше года назад в N 36 "ЭА" от 11.09.2002 г. При этом подчеркнул, что, на мой взгляд, отец и сын Казаны - безусловно, "горячие патриоты" своей исторической родины. Но их подвели не только излишняя, очевидно, политическая амбициозность, но и "слишком смутные представления о том, что творится в головах лыхненского крестьянина, члоуского учителя, сухумской продавщицы..." Но если так, с Казанами надо, как говорится, "работать": стараться лучше познакомить с настроениями в абхазском обществе, дискутировать с ними, а не вот так - не пускать на порог. Нужен диалог, необходима свобода высказываний (именно поэтому наша газета в начале с.г. пошла на публикацию письма Инала Казана к общественности РА). Так рассуждал я про себя, направляясь на эту встречу.

К роскошной, сверкающей сотнями огней гостинице "Рэдисон-Лазурная" подъезжал в тот же день, 29 сентября, уже в быстро густеющих сумерках. Многие из читателей "ЭА", конечно, обращали внимание на этот первоклассный отель, выросший в первой половине 90-х годов минувшего века прямо у трассы Черноморского шоссе, не доезжая (с нашей стороны) несколько километров до Сочи. И наверняка любовались им издали. А вот с интерьером его, скорее всего, знакомы лишь единицы из вас. И у меня ни разу ранее не было повода побывать в этой гостинице, не говоря уже о том, чтобы останавливаться в ее номерах - за 140 долларов в сутки - тоже как-то не приходило в голову.

Связавшись с номером "мистера Казана" по телефону из холла, я, хоть и совершенно не владею английским, все-таки как-то умудрился объяснить ему, кто я такой и что от него хочу. И спустя минут пять Яхья Казан спустился в холл в сопровождении переводчицы Кати, сотрудницы отеля. Здесь же, за чашкой кофе "капуччино", и состоялась наша беседа.

Прежде всего, я напомнил господину Я. Казану о нашем с ним разговоре летом 1995 года в г. Черкесске, где проходило заседание исполкома Международной абхазо-абазинской ассоциации. Но не уверен, что он все же вспомнил о том мини-интервью, которое я брал для журнала "Абаза". Кстати, как мне показалось, Яхья за прошедшие восемь лет ничуть не изменился. Для своих 73 лет он выглядит прекрасно: подтянут, безупречно одет.

Я не мог не захватить с собой и не передать ему два последних номера нашей газеты, где были опубликованы очерк "Абхазская Жанна д'Арк" о сожженной в последние дни войны в Очамчыре абхазской патриотке Цаце Казанба  и ее дневниковые записи. Яхья долго вглядывался в коллаж к очерку и фото Цацы, в сопровождении которого мы напечатали ее записки. Потом сказал:

- Да, это страшная трагедия. Я знал эту женщину, нашу однофамилицу. Незадолго до войны в Абхазии мы побывали в ее доме. Этот дом, кажется, сгорел...

- Нет, дом как раз таки сохранился, но он стоит пустой. Я был в нем недели три назад. А вот мать Цацы убили, как и ее... Здесь, в моем очерке написано еще, что грузины показывали на ТВ видеозапись сожжения Цацы, но с таким комментарием, будто это абхазы сожгли грузинку. И даже будто бы показывали эту запись в США...

- Нет, я о таком ничего не слышал.

- Мистер Казан, что, по вашему мнению, случилось, почему вас не пропустили в Абхазию?

- Сегодня мы с моей переводчицей снова ездили на границу, но безрезультатно. Российские пограничники тут не при чем, Меня должны были включить в состав делегации, ехавшей из Турции, но моей фамилии в списке не оказалось. Но зачем же тогда приглашать, заставлять преодолевать такой путь? Нет, я не виню Тараса Шамба. Он, конечно, не думал, что так получится. Но вот власти Абхазии... С ними же, наверняка, заранее согласовывался список приглашенных...

- В чем суть ваших расхождений с руководством Абхазии и с чего они начались?

- Вы сами знаете... Мы, наша семья - за мир в регионе, за честный мир, при котором у Абхазии была бы гарантия прогресса, успешного развития во всех областях. Ну, сколько времени республика может находиться в сегодняшнем состоянии - никем не признанная, остановившаяся в экономическом развитии?

- Говоря о честном мире, вы, очевидно, имеете в виду ваш и вашего сына проект совместного грузино-абхазского государства? Но ведь этот проект возник у вас не так давно. Во время и в первые годы после грузино-абхазской войны вы с сыном придерживались других позиций. Разве не так? В Абхазии, кстати, помнят и высоко ценят помощь, оказанную вашей семьей сражающейся Абхазии.

- Благодарю. Действительно, к данному пpoeктy мы пришли не сразу. Просто к концу 90-х годов стало окончательно ясно, что мировое сообщество не приемлет идею независимой Абхазии. Нужно быть реалистами... Некоторые абхазы не желают понять, что эта призрачная свобода и независимость - на самом деле "заманчивая тюрьма". Находясь в плену своих иллюзий, они не хотят думать о реальном будущем - своем и своих детей, внуков...

- Но негативная реакция на ваш проект была в Абхазии не только со стороны властей, но и общества в целом.

- Это и неудивительно, если учесть, что средства массовой информации в сегодняшней Абхазии находятся под контролем властей и соответствующим образом формируют общественное мнение.

- Вот тут я никак не могу с вами согласиться. Вы просто неверно информированы. Под контролем исполнительной власти действительно находятся электронные СМИ (хотя телевидение наше в последнее время стало более открытым, чем прежде). Что же касается печатных периодических изданий, то, как по суммарному тиражу, так и по количеству названий, преобладают независимые - "Нужная", наша газета - и органы оппозиционных политических сил... В них часто подвергается острой критике деятельность Президента РА Владислава Ардзинба и самых разных властных структур.

- Ну что ж, это нормально....

- А одно из оппозиционных движений обратилось недавно к Президенту с предложением о его добровольной досрочной отставке.

- Да, это я знаю.

- И, тем не менее, в вопросах взаимоотношений с Грузией общество в Абхазии едино. Это нашло отражение и в открытом письме вам ОПД "Айтайра"... А как встретили ваш план в Грузии?

- По моему впечатлению, он там не понравился. Большинство там считает, что в проекте мы предусмотрели слишком много прав для Абхазии и абхазов. Шеварднадзе так и не ответил на обращения к нему моего сына Инала. Вот, кстати, у меня здесь есть текст последнего его обращения от 15 августа на разных языках... Но мне кажется, дело урегулирования не сдвинется с мертвой точки, пока к власти не придут люди, на которых не давит груз ответственности за развязывание и ведение войны.

- Вы знакомили с вашим проектом и абхазскую диаспору в Турции. Как к ней отнеслись там?

- Кто-то бы "за", кто-то - "против". Но разные мнения - это нормально в демократическом обществе. Главное, чтобы мы могли обмениваться мнениями и продолжать совместный поиск оптимального решения.

- Как-то недавно в нашей газете было приведено мнение одного не названного нами абхазского политика-оппозиционера, который считает, что разлад в отношениях вашей семьи с Президентом Абхазии начался после того, как было отклонено ваше предложение о телефонизации Абхазии (а сейчас "Аквафон-GSM" - компанию сотовой связи в РА - возглавил Алхас Аргун). Насколько обоснованно это мнение?

- Мы действительно приезжали в Абхазию с представителем известной фирмы "Симменс", которая готова была вложить в этот проект 4-5 миллионов долларов. Но когда все обсчитали, выяснилось, что абоненты телефонной связи должны были бы платить от 20 долларов США в месяц

- цифра для сегодняшней Абхазии совершенно нереальная. То есть кто-то, конечно, и смог бы платить, но количество абонентов было бы мизерное...

- Сейчас плата абонентов фирмы "Аквафон-GSM" - 10 долларов без НДС...

- Точно так же ничего не вышло с проектами, связанными с развитием туризма, лесозаготовками, поиском полезных ископаемых... Но никаких обид со стороны нашей семьи тут не было. Какие могут быть обиды, если цифры говорили сами за себя! А какой бизнесмен пойдет на инвестиции, если они заведомо убыточны? Чтобы внедрить проект, связанный с развитием туризма, нужно было, например, рассчитывать на приезд в Абхазию 60-80 тыс. туристов в год. Но это тогда было нереально. Повторю: обид нет. Подчеркиваю, что у самих нас не было никакого материального интереса, мы не собирались стричь в Абхазии купоны, а хотели как-то помочь ей. Когда же не получилось - поняли, что так Абхазия может оказаться на задворках всех мировых экономических процессов, что надо срочно решать вопрос о ее государственном статусе, чтобы в неё пошли, наконец, инвестиции...

- Вы знаете, в самые последние годы произошел определенный сдвиг. И отдыхающие в Абхазию доехали, и строительство кое-какое началось...

- Ну, дай Бог, дай Бог!.. Я буду только рад! Но, все-таки, пока Абхазия не признана мировым сообществом, этот процесс будет очень тормозиться. И с Грузией надо как-то договариваться. Если кто-то предложит лучший, чем наш, проект урегулирования, я, поверьте, готов его расцеловать!

С этими словами Яхья с силой шлепнул меня ладонью по колену. Я не стал с ним спорить, а задал последний вопрос:

- Если Бы вы попали сегодня на Конгресс, то что сказали, выйдя на трибуну?

- У меня есть заранее подготовленный и переведенный на несколько языков текст этого выступления. И еще хочу сказать: никто не вправе лишать меня, моих детей и внуков права въезда на родину предков, отнимать у нас родину. ... Упомянутый текст, как и текст последнего письма Инала Казана Эдуарду Шеварднадзе, приводятся ниже со всеми стилистическими особенностями перевода на русский.

После нашего, разговора, по дороге домой и позже, я продолжал думать над аргументами Яхьи Казана. В голове крутилось выражение "голоштанная независимость", которое употребил как-то автор одной из публикаций в выходившей в середине 90-х годов в Москве газете "Абхазия". Использовал он эти слова по отношению к Карачаево-Черкесии и, как это у него частенько бывало, многое перепутал. Действительно, кое-кто из жителей КЧР сожалел о выходе этой республики из Ставропольского края и непосредственном подчинении Москве. Но при чем тут "независимость"? Может быть, автор писал о КЧР, а думал об Абхазии? Наверное, о чем-то подобном думают сегодня и Казаны. Искренне, подчеркиваю, искренне желая блага Абхазии... Но жизнь не раз доказывала: чечевичная похлебка не приносит счастья. Ни тогда, когда на нее меняют первородство, ни тогда, когда на нее меняют свободу. Надо выстоять, и рано или поздно признание придет...

Очевидно, в основе сегодняшней позиции Казанов лежит следующее понимание ситуации в мире: сепаратизм "кончился", и ни о каком признании независимости Абхазии не может идти и речи. А упрямые жители Абхазии, точнее, руководство, которое боится потерять власть, никак не хотят понимать этих реалий... Правда, при этом как-то забывается известный факт: что за последние 10 лет членами ООН стало довольно много новых государств: Эритрея, Восточный Тимор и т.д. Главное же: отец и сын Казаны заблуждаются, думая, будто руководство РА гораздо больше озабочено сохранением независимости от Грузии, чем народ Абхазии. А народ этот очень четко представляет себе, какими бедами грозит ему создание, а точнее воссоздание, "совместного государства".

Так вот и надо - повторяю и "подчеркиваю красным карандашом" - попытаться развеять эти их заблуждения. Дать возможность Казанам пообщаться с абхазской интеллигенцией и народом. "Бесполезно, - заметил один мой собеседник, с которым я разговаривал по возвращении в Сухум. - Их, уверен, уже ничем не переубедишь". Однако большинство узнавших об этой ситуации рассуждало так же, как и я: будучи абсолютно несогласными с проектом Казанов, они считают, что абхазская сторона поступила абсолютно неправильно, нечеловечно, не пустив Казана-старшего на родину предков. (Кстати, даже тот госчиновник, о котором я писал в начале статьи, согласился с моими доводами при нашей новой встрече. И объяснил: "Но решение принимал не я"... Похоже, что решение принималось "на самом верху".) Многие мои собеседники были этим просто возмущены. Оттолкнув Я. Казана (или "преподав урок"?), власть пошла на поводу у эмоций. Кстати, вряд ли подобные эмоциональные решения улучшают имидж Абхазии в мире. А еще это решение наверняка укрепит Казанов в их мнении: в Абхазии народ пытаются "оградить" от общения с ними потому, что народ может склониться к их плану. И вот попробуй теперь докажи им, что это не так!

Открытое письмо президенту Шеварднадзе 15 августа 2003 г.

Дорогой г-н президент! Два раза за последние 12 месяцев я обращался к Вам по поводу потенциальных вариантов разрешения абхазо-грузинского конфликта. В июне 2002 года я представил Вашему вниманию план Мирных Инициатив Диаспоры, который опирается на обеспечение политической и экономической независимости и безопасности народа Абхазии в составе Грузинской Федерации.

В ходе наших обсуждений в июне прошлого года Вы подтвердили, что Абхазия будет иметь максимальную независимость внутри Грузинского государства, а также, что Грузия направит свой конструктивный ответ на План Мирных Инициатив. До настоящего времени Абхазия и Грузия, несмотря на взаимные амбициозные попытки найти всеобъемлющий вариант политического разрешения конфликта, остаются в безнадежном тупике, сохраняя статус-кво. Очевидно, что статус-кво больше не приемлем. Пришло время положить конец дебатам и дискуссиям. Пришло время принимать решения.

В течение следующих двух лет и Вы, и Президент Ардзинба покинете офис. Сможете ли Вы возложить ответственность за разрешение конфликта своего преемника? Я абсолютно убежден, что эта неопределенность приведет к обострению экстремизма и напряжённости. Преобладающее мнение политической элиты Абхазии состоит в расчете на помощь России в разрешении конфликта на условиях Абхазии.

Мы должны реально понимать, что в интересах России разрешение конфликта на условиях России. Абхазия и ее интересы не представляют для России особого значения. Теперешнее политическое руководство Абхазии отказывается принимать эту данность. И напротив, определенные ведущие политические фигуры в Грузии живут иллюзией, полагая, что Абхазия может быть завоевана силой или вернуться в состав Грузии решением ООН по типу довоенного автономного статуса, еще более нереалистичен политический лунатизм г-на Надарейшвили: добиться мира в Абхазии силовыми методами. Эти взгляды напрягают сторонников силовых методов разрешения конфликта в Сухуме и затрудняют процесс установления достойного мира...Учитывая вышесказанное, очень важно пересмотреть весь ход процесса мирного урегулирования и поддержания статуса-кво за последние десять лет.

Г-н Президент, в годы холодной войны и распада Советского Союза Вам довелось принимать жесткие решения, которые очень часто были не популярны, но политически необходимы. Абхазо-грузинский конфликт является микрокосмом холодной войны. Процесс мирного урегулирования уже давно заведен в тупик. Ни Грузия, ни Абхазия не смогут выдержать еще десять лет неопределенности и нереализованных ожиданий.

Жесткие лидеры принимают жесткие решения, а сегодняшнее непростое время требует жестких компромиссов. Наступило время для Грузии конкретно определить, что означает максимальная независимость Абхазии для абхазского народа. Груз ответственности будет тогда переложен на абхазскую сторону - посмотреть реально на ситуацию и в первый раз выступить с реальной программой по установлению мира, которая будет признавать территориальную целостность Грузии.

На этапе завершения Вашей исторической миссии разрешение абхазо-грузинского конфликта укрепило бы Вашу позицию как мудрого государственного деятеля второй половины двадцатого века. Время Президента Ардзинба тоже заканчивается. Процесс мирного урегулирования войдет в период неопределенности и нарастания проблем, если конфликт перейдет к вашим преемникам в Тбилиси и Сухуме неразрешенным. Судьбы двух великих народов будут зависеть от действий, которые вы сможете или не сможете совершить. С уважением, доктор Инал Казан.

Опубликовано 15 октября 2003 года

Автор: Виталий Шария; источник: Газета "Эхо Абхазии"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

19 января 2017, 10:19

19 января 2017, 10:02

19 января 2017, 09:39

  • Азербайджан обвинил Армению в 40 обстрелах

    Вооруженные формирования Армении за минувшие сутки нарушили режим прекращения огня в различных направлениях фронта в целом 40 раз, заявило Министерство обороны Азербайджана.

19 января 2017, 08:49

19 января 2017, 08:39

Архив новостей
Все SMS-новости