09 августа 2003, 15:24

Странная "информационная война" полковника Шабалкина

Работники российского агитпропа весьма упрощенно понимают законы информационной войны. "Врать больше, врать всегда, даже если ничего не стоит разоблачить вранье" - вот единственный принцип, взятый на вооружение Шабалкиным и его коллегами. Казалось бы, эти люди должны понимать, что в бочку лжи, ради некоторой убедительности, полезно иногда выливать хотя бы ложку правды. Но для Шабалкина и его агитпроповских сотоварищей вранье стало тотальным образом мышления, захватывающей самоцелью, если даже эта самоцель становится часто тараном, разбивающим на куски иные кремлевские цели - политические или идеологические.

Иначе чем объяснить вот такую, непревзойденную по своей глупости, ложь, которую вчера растиражировал Шабалкин: "Провокацию с целью дестабилизировать обстановку в Чеченской Республике планировал устроить Шамиль Басаев. Он рассчитывал, что в результате провокации от огня федеральных сил погибнут несколько десятков жителей н.п. Дишни-Ведено, взятых бандитами в заложники для использования в качестве живого щита". Далее повествуется, что "банда численностью около 20 боевиков, взяв на окраине села в заложники 22 женщины и десятилетнего мальчика, и используя их в качестве живого щита, двигалась в центр населенного пункта с целью обстрела военной комендатуры Веденского района". Причем, по словам Шабалкина, дело происходило ночью.

А теперь, уважаемый читатель, попробуйте представить эту картину воочию, в виде фильма. "Двадцать боевиков" решают обстрелять Веденскую комендатуру. Входят под покровом ночной темноты в село. Жители Дишни-Ведено спят или готовятся отойти ко сну. Звенят в траве цикады. Стоит тишина. И вдруг раздается грохот прикладов, бьющихся об запертые ворота, раздается лай собак, который вскоре охватывает все село, раздаются голоса встревоженных шумом людей, громкий плач разбуженных детей и крики женщин, которых вытаскивают из домов и строят в "живой щит" на улице. У "двадцати боевиков" очень много хлопот: женщины норовят заскочить обратно домой, путается под ногами шустрый десятилетний пацан, протестуют мужья, толпы разбуженных соседей с громким возмущением обсуждают происходящее, а собаки заходят сумасшедшим лаем.

Но вот "боевики" кое-как наводят порядок. Возможно, им пришлось даже пострелять немного в воздух для острастки. И, сопровождаемые лаем собак и проклятиями уводимых женщин, которые упираются и никак не хотят двигаться ускоренным боевым маршем, "боевики" медленно продвигаются в центр села, к военной комендатуре, то и дело выглядывая из-за спин рыдающих женщин и держа за шиворот десятилетнего пацана.

Шабалкин объясняет эту весьма своеобразную тактику "внезапного ночного нападения боевиков" так: "Тем самым боевики планировали вызвать ответный огонь со стороны федеральных сил, который пришелся бы на заложников и повлек бы среди них многочисленные жертвы. Таким образом, если бы федеральные силы открыли огонь, то боевики заявили бы о расстреле мирных граждан".

Это предположение потрясает своей психологической глубиной. Разумеется, если бы "федералы", разбуженные криками, воплями и собачьим лаем, открыли огонь по заложницам, отцы, матери, мужья и братья захваченных "боевиками" 22 женщин без всяких возражений поверили бы "заявлению боевиков о расстреле мирных граждан" русскими. У них к утру отшибло бы память, они бы напрочь забыли, кто ломился к ним в ворота и забирал женщин.

Как же оккупанты выкрутились из этого положения? Весьма загадочным образом. Шабалкин рассказывает: "Бойцам спецроты С. Ямадаева в районе пересечения улиц Ленина и Садовая удалось без выстрелов отсечь заложников от бандитов и только после этого вступить в бой".

Дорогой читатель, Вы можете себе представить тактику "отсечения бандитов от заложников" без выстрелов? Я нет. Разве что ямадаевцы подбежали к "бандитам", размахивая руками и крича "брысь, брысь", а когда те послушно отошли от "живого щита", тогда и начался бой. Странные какие-то "бандиты" вошли в ту ночь в село Дишни-Ведено. Собираясь "внезапно напасть на комендатуру", они вначале подняли страшный шум, вытаскивая из домов женщин, а потом, попав в "засаду" ямадаевцев, отошли под их магические заклинания от своего страховочного "живого щита", чтобы дать последним возможность без помех пострелять в себя. Не "боевики", а дебилы какие-то.

Самое глупое в этом вранье то, что "боевики" (тем более - "боевики Басаева") могли, якобы, поверить, что "живой щит" хоть в малой степени способен защитить их от огня "федералов". После Буденновска, где российские вояки уложили огнем более 150 своих граждан и гражданок, после Первомайской, когда российские войска бомбили заложников авиацией и лупили по ним из "Градов" и "Ураганов", после "Норд-Оста", наконец, когда российские спецназовцы убили более 200 (считая и "пропавших без вести" 75 зрителей) заложников, верить в то, что русские станут колебаться при стрельбе по заложникам, особенно чеченской национальности - верх скудоумия.

Но истинное скудоумие проявил Шабалкин, полагая, что кто-то может поверить в рассказываемую им несусветную чепуху.

Опубликовано 2 августа 2003 года

Автор: Адлан Бено; источник: ИА "Чеченпресс"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 мая 2017, 11:42

30 мая 2017, 11:19

  • Краснодарский полицейский осужден за взятку

    Бывший инспектор УМВД по Краснодару Юрий Хут признан виновным в получении взятки и покушении на мошенничество и приговорен к 3,5 года лишения свободы, а также к штрафу в полмиллиона рублей.

30 мая 2017, 11:00

30 мая 2017, 10:26

30 мая 2017, 10:24

  • Четыре дагестанских проекта были представлены на фестивале "Интермузей" в Москве

    В Москве завершился ежегодный фестиваль "Интермузей". На нем было представлено четыре проекта из Дагестана, один из которых получил специальную премию Союза музеев России имени Александровой. Музеи из Краснодара и Ингушетии, заявленные в числе участников мероприятия, не смогли принять участие в нем из-за отсутствия финансирования на эти цели.

Архив новостей