13 июня 2003, 19:00

Армения: ни слова о детской проституции!

На улицах Армении все больше несовершеннолетних проституток.

Немногие в Армении признают существование в стране детской проституции, а о том, чтобы открыто поговорить на эту тему, не может быть и речи. Замалчивание этой проблемы усложняет ее разрешение, в результате все больше молодых из социально-незащищенных семей оказываются на панели.

"Тема детской проституции - табу. Никто не желает говорить о ней - ни полиция, ни власти, ни даже взрослые проститутки. Эту тему стараются замолчать, закрыть. Но от этого ситуация не становится лучше", - считает председатель Хельсинкской ассоциации Армении Микаэл Даниелян.

Проституция для четырнадцатилетней Асмик Маркосян - единственный способ заработать на жизнь. "В последнее время дела идут очень неплохо", - говорит она. "Вот, купила себе приличные тряпки. А иногда даже удается сорвать с клиента целых 30 долларов",-рассказывает Асмик.

Два года назад, когда Асмик с матерью и младшими братом и сестрой попрошайничала в ереванском Кольцевом парке, трое дюжих мужчин затащили ее в машину и изнасиловали. Мать Асмик не пожаловалась в полицию, полагая, что это бесполезно. Ведь попрошайки могут лишь нарваться на новые неприятности и оскорбления. Поэтому из случившегося решили извлечь пользу. Так 12-летняя девочка оказалась на панели. "Живу с подругой. С матерью стараюсь не встречаться - вечно деньги клянчит", - говорит Асмик.

В начале девяностых годов Ереван пережил шок, увидев детей, просящих милостыню на улицах и в переходах метро. Тогда это вызывало слезы. Многие продолжают остро реагировать и сейчас.

"Будь прокляты все эти перемены, которые довели нас до такого состояния! Я прожила в этом городе 67 лет и помыслить не могла, что наши дети будут вот так стоять на улице, да еще в таком виде! Как у их матерей глаза не ослепнут!" - причитает старая ереванка Мариам Мурадян.

Армяне, традиционно высоко ставящие семейные ценности, относятся к детям особенно трепетно. Но, хотя об этом и не принято говорить, общество адаптировалось и к детской проституции. Вплоть до того, что некоторые матери стали сами устраивать судьбы своих несовершеннолетних дочерей подобным образом.

Пятнадцатилетнюю Софу Дноян год назад продала мать. Софу "купил" за полторы тысячи долларов наличными молодой богач. За семь месяцев Софа побывала на курортах Испании и в Акапулько. На границах проблем с разрешением на выезд, естественно, не возникало. Во время поездки в Анталию ее "спонсор" неожиданно исчез. Софе пришлось добираться из Турции в Армению самостоятельно. А деньги на дорогу и другие расходы до срока повзрослевшая девочка заработала ставшим уже привычным способом.

Во время одного из ее путешествий, зимой, соседи нашли ее мать в собственной квартире убитой. "Так что квартира у меня теперь есть. Со своим спонсором я рассталась. Не страшно. Найду нового, но не надолго", - говорит Софа. "Мне нужны деньги - на будущий год куплю себе школьный аттестат, пойду на компьютерные курсы, найму репетитора по-английскому. Я еще выбьюсь в люди".

В Армении, где в последние годы только по официальным данным количество разводов увеличилось втрое, а уровень жизни упал катастрофически резко и надолго, проблема оказавшихся на улице детей стоит очень остро. У государства нет средств даже на самые мизерные подвижки в ее решении. Процесс формирования сети общественных организаций, способных заняться этим вопросом, идет очень медленно. Пока их можно перечислить по пальцам.

"Оторвать от улицы детей, оказавшихся практически беспризорными, невероятно сложно, хотя мы прилагаем все усилия", - говорит г-жа Арминэ Оганесян, возглавляющая центр "Орран" ("Колыбель"), призванный благоустраивать неблагополучных детей. "Ведь они не просто привыкли жить на улице по каким-то волчьим законам. Они ощутили на себе пренебрежение общества".

У детей, попадающих в центр "Орран", серьезные психологические проблемы. "Особенно плохо детям, которые привлекались полицией", - говорит Оганесян. "С ними мы работаем отдельно, стараемся контактировать с родителями, если они есть. Тех, кто постарше, устраиваем, чтобы они приобрели какое-нибудь ремесло".

Полиция, как правило, закрывает глаза на беспризорных подростков, независимо от того, попрошайничают ли они или занимаются проституцией. Ведь взять с них нечего. Отправлять перевоспитываться на государственный счет - себе дороже. Полиция не вмешивается, если дело не доходит до драк, поножовщины или краж, в которых бывают замешаны дети-проститутки.

"У нас и без этого проблем хватает", - говорит сотрудница спецприемника для несовершеннолетних, пожелавшая остаться неизвестной. "Конечно, местные полицейские знают каждую несовершеннолетнюю проститутку в лицо". Но от того, что полиция не обращает внимания на малолетних проституток, ситуация ухудшается.

Свою первую дочку Ани Саркисян родила, когда ей было четырнадцать. Она оказалась на улице с почти шестимесячной беременностью и без надежд как-либо заработать на хлеб. Однако Ани с удивлением заметила, что многие "клиенты" предпочитают ее. От ребенка Ани отказалась сразу, в роддоме. И тут же постаралась забеременеть снова - она поняла, что это приносит дополнительный доход. Сегодня она своего рода достопримечательность: "та, которая всегда с пузом", называют ее соседки. "Я, когда беременная, в пять-шесть раз больше зарабатываю", - говорит Ани. Дальнейшей судьбой своих детей она не интересуется. С законом проблем не имеет. "А какое кому дело. Можно подумать, я одна оставила новорожденных в роддоме.Как, зачем рожаю?" -говорит она.- "А деньги?"

Опубликовано 9 июня 2003 года

Автор: Сона Мелоян, корреспондент газеты "Новое время", Ереван; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Регионы:
Темы:
Лента новостей

24 марта 2017, 21:18

24 марта 2017, 21:04

24 марта 2017, 19:59

24 марта 2017, 19:55

24 марта 2017, 19:06

Архив новостей
Все SMS-новости