11 мая 2003, 00:15

Культ личности

Эльмира Ахундова, не так давно отошедшая от журналистики, посвятила себя книгам. Однако в отличие от своих коллег по перу она не пишет "коммерческую" литературу, а отдает предпочтение документалистике. В конце апреля Эльмира Ахундова представила на суд общественности свою новую книгу - "Мгновения истины". Главный герой книги - президент Гейдар Алиев.

- История "Мгновений истины" уходит своими корнями в начало 90-х годов... Когда Гейдар Алиев стал президентом Азербайджана, мне предложили ряд должностей в его команде, к примеру, возглавить государственное информационное агентство "АзерТадж" (тогда оно еще называлось "Азеринформ"). Безусловно, работать с таким человеком, как Алиев, престижно и интересно. Но я была вынуждена отказаться - в те годы у меня, собкора "Литературной газеты" и корреспондента русской службы радио "Свобода", была довольно активная творческая деятельность, и мне хотелось ее продолжать.

Однако во время одной из наших бесед я рассказала Гейдару Алиеву о своей мечте: любому журналисту интересно побывать за рубежом и тем более освещать работу официальных делегаций, участвовать в международных саммитах. Я попросила президента время от времени включать меня в состав делегации, которая сопровождает его в зарубежных поездках.

Так, с 1994 года, начались наши поездки, которые продолжались вплоть до прошлого года. Я сопровождала президента почти во всех поездках. Они были настолько интересными, насыщенными впечатлениями, разного рода встречами, что я решила после каждой из них, наряду с передачами в прямом эфире радио "Свобода", писать аналитические материалы. Эти статьи публиковались как в российских, так и в местных СМИ...

Большинство статей я включила в книгу "Мгновения истины". Наряду с аналитикой и комментариями в ней есть и журналистские впечатления о странах, о политиках, с которыми мне довелось общаться и т.д. Одним словом, "Мгновения истины" - это мир большой политики, в двух шагах от которой мне посчастливилось быть все эти годы.

- Сам Гейдар Алиев читал "Мгновения истины"?

-Получив сигнальные экземпляры, я передала президенту книгу через его помощника. И спустя пару дней у меня дома раздался телефонный звонок. Мужской баритон сообщил мне, что сейчас со мной будет говорить президент. Я была польщена таким вниманием... Мы говорили довольно долго. Президент поздравил меня с выходом книги и сказал примерно следующее: "Я знал, что ты всегда пишешь о моих поездках, но очень хорошо, что сумела сохранить все это и сейчас, спустя много лет, опубликовать". Гейдар Алиев, в частности, отметил полиграфический уровень издания и мою идею с фотографиями. Последнее меня смущало больше всего. Дело в том, что я взяла на себя смелость и наряду с официальными фотографиями президента опубликовала фото журналистов, свои и моих коллег. Кроме этого, под некоторыми фотографиями я поместила шутливые комментарии. Например, если на одной из страниц помещена фотография Гейдара Алиева, подписывающего договор с Джоном Мейджором, то сразу после этого "официоза" напечатана фотография Мейджора со мной. А под снимком надпись: "Журналистам тоже удалось сфотографироваться с премьер-министром Великобритании Джоном Мейджором, только... в знаменитом музее восковых фигур Мадам Тюссо".

- Ну, если фоточасть "Мгновений истины" с намеком на иронию, то текст, несмотря на аналитику, все-таки выдержан в официальном стиле. Вы описываете широко известные факты, а "оборотная сторона медали" так и остается неизвестной...

- В какой-то мере согласна. Действительно, в "Мгновениях истины" запечатлены 10 лет в кадре зарубежных переговоров Гейдара Алиева. Но в ближайшее время я планирую представить на суд читателей новое издание - "10 лет ЗА кадром". Это будет книга о закулисной стороне переговоров - чрезвычайные, драматические, а порой и попросту смешные ситуации. То, что никто из вас не видел, то, что определяет градус напряженности зарубежных поездок. Кстати, об этом проекте я уже рассказала президенту, идея ему понравилась. Он сказал мне: "Пиши, Эльмира, у тебя это неплохо получается. К сожалению, у меня самого нет времени писать мемуары".

- Можете привести примеры таких случаев?

-О-о-о, поверьте, их была масса... Возвращаемся мы в 2002 году с саммита прикаспийских государств в Ашгабате. В аэропорту Бина президент дал пресс-конференцию, а потом попросил представителей СМИ, которые сопровождали его в Ашгабате, задержаться. Алиев подошел к нам и после продолжительной паузы сказал: "Я вас очень прошу: не пишите ничего критического или оскорбительного в адрес Туркменбаши. Я ведь вас никогда ни о чем не просил. Вы всегда писали все, что хотели! Но сейчас прошу вас понять меня". На мой вопрос, с чем связана эта просьба, президент объяснил: "Во время саммита у меня с Ниязовым состоялся приватный разговор. Он очень жаловался мне на азербайджанскую прессу, на то, что у нас часто звучит критика в адрес президента Туркменистана. Когда я сказал Ниязову, что не могу влиять на нашу прессу, так как у нас всего четыре государственные газеты, а все остальные - независимые или оппозиционные, которые меня ругают, больше чем его, и я, мол, ничего не могу с этим поделать, он мне не поверил". ... О другом случае, который произошел на банкете после каспийского саммита, рассказал нам сам Гейдар Алиев. По его словам, Туркменбаши в ходе застолья сказал тост и попросил других президентов тоже выступить с речами. Когда настал черед Алиева, он начал говорить: "В последний раз я бывал в Ашгабате в 70-х годах. Тогда это был совсем другой город. Сейчас он изменился, стал еще красивее...". Неожиданно для всех Туркменбаши перебил Алиева: "Да-да, Гейдар Алиевич, я помню тот ваш визит. Вы тогда нас назвали младшими братьями". Гейдар Алиев опешил и, при всей своей феноменальной памяти, вспомнить, когда это он называл туркменов своими младшими братьями, не смог. Но не растерялся и с иронией заметил: "Ну, теперь я вижу, что был не прав... Теперь я вижу, что вы наши старшие братья". Самое смешное, что все СМИ Туркменистана не поняли шутки и приняли эти слова всерьез. На следующий день на первых полосах туркменских газет было: "Гейдар Алиев назвал туркменов своими старшими братьями!"

- Кстати, почему вы больше не работаете на радио "Свобода"?

- Я - своего рода, жертва армянской агрессии. На минском саммите, в котором участвовали Алиев, Лукашенко, Кочарян, Путин и др. президенты, нам никак не давали возможности задать вопрос. И вот, наконец, я "пробиваюсь" к микрофону и спрашиваю у Путина: "Владимир Владимирович, вы всегда говорите о борьбе с организованной преступностью. Можно узнать, как вы намерены бороться с преступностью в таких неконтролируемых федеральными силами территориях, как Нагорный Карабах и Чечня?". В вопросе я специально провела параллель между Чечней и Карабахом, подчеркнув, что последний регион превратился в зону наркотранзита и неконтролируемой торговли оружием. Я видела, как поморщился от вопроса Кочарян, как недовольно покачал головой "хозяин" саммита Александр Лукашенко... Но то, что началось после завершения саммита, стало для меня полной неожиданностью. Спустя несколько дней, в конгресс США, который спонсирует передачи радио "Свобода", где я тогда работала собкором, пришло письмо от какой-то международной армянской организации. На меня посыпались жалобы от армян в штаб-квартиру радио "Свобода" в Вашингтоне: мол, Ахундова задает на саммитах некорректные вопросы. Ребята из пражского бюро, которые не хотели со мной расставаться, в приватной беседе посоветовали написать руководству покаянное письмо. То есть руководство "Свободы" посчитало жалобу армян обоснованной и призвало меня извиниться перед ними в письменной форме. Это меня сильно задело... Я отказалась это делать, вследствие чего мой контракт с несвободной "Свободой" был прерван.

- Ни для кого не секрет, что вы в фаворе у Гейдара Алиева. Президент вас уважает и никогда не обделяет любимую журналистку своим вниманием, о котором приходится мечтать многим его сотрудникам. С чем вы это связываете?

- ... Во второй половине мая увидит свет моя очередная книга под названием "Это - мы!". В книге будет опубликован большой очерк, в котором рассказывается о моих впечатлениях от первого общения с Гейдаром Алиевым в ноябре 1990 года. Именно с этой статьи все и начинается... По заданию "Литературной газеты" я отправляюсь в Нахчыван. По предварительному плану я должна была подготовить с Алиевым небольшую заметку в виде интервью. Однако моя беседа с Гейдаром Алиевым получилась настолько интересной и насыщенной, что маленькая, ничем непримечательная заметка перерастает в достаточно примечательное интервью. Он тогда сказал: "Эльмира, если тебе удастся пробить это интервью в своей газете без изменений и сокращений, то тогда соглашайся на его публикацию. Ну, а если ты этого сделать не сможешь, прошу тебя интервью вовсе не печатать". Началась борьба между мной и руководством "Литературной газеты", которое хотело напечатать интервью, но в ином виде. Я была против каких-либо изменений и в результате добилась лишь того, что интервью вовсе не пошло в печать. Сотрудники "Литературки" хотели "выдрать" из материала несколько моментов и дать под него полные критики комментарии, разместив под рубрикой "Бывшие...". Интервью было очень резким и критическим по отношению к Михаилу Горбачеву, который был еще у власти, вследствие чего многие издания отказывались от публикации. Спустя некоторое время я все же смогла полностью опубликовать интервью в республиканской газете "Азербайджан". Это тоже было сложно, учитывая, что в то время, в 1991 году, в Азербайджане против Гейдара Алиева вновь была развернута кампания... Думаю, он стал относиться ко мне с уважением еще и потому, что в тяжелое для него время я не сделала по отношению к нему ничего непорядочного. Тогда для него это было очень важно. Сейчас легко писать о нашем президенте, а вот в начале 90-х это было трудно.

- И каковы были ваши впечатления в том далеком 1990 году?

- ... Беседуя в первый раз с Алиевым, я почувствовала, что этот человек обладает совершенно непонятной, сверхъестественной энергетикой, обаянием и магией. За два дня общения с Алиевым он в корне изменил мои представления о нем, о прошлой жизни. Его талант убеждения безмерен. Он не только прекрасный оратор, но и собеседник. Вообще десять лет моего наблюдения за стилем его работы, особенно за рубежом, привели меня к одному выводу. Не знаю, как во внутренней политике, но во внешней у Гейдара Алиева не было ни одной ошибки. Это говорю не только я, но и многие известные политические деятели планеты. В своей книге я привожу эти высказывания.

- По вашим сценариям снимают два фильма: Рамиз Фаталиев "Истину момента" и Вагиф Мустафаев "Черную метку". Если про первую экранизацию многое известно, то о сюжете "Черной метки" подробная информация пока не поступала. О чем там речь?

- В 1996 году в Баку состоялся громкий судебный процесс над убийцами директора издательства "Азернешр" Аждара Ханбабаева. Как-то бывший глава верховного суда Ханлар Гаджиев посоветовал мне "обратиться к этому интересному делу". Я согласилась. В результате написала большую статью в "Литературную газету" под заголовком "Смерть полиграфиста". Статья вызвала большой резонанс, так как была связана с политикой Горбачева, с его натянутыми отношениями с Алиевым. В ней была также отражена роль союзного и республиканского КГБ в травле Алиева. Спустя некоторое время у бывшего первого заместителя генерального прокурора Исы Наджафова возникла идея более подробно написать об убийстве Ханбабаева и в конечном итоге выпустить в соавторстве книгу. Вот так "родился" мой первый политический детектив - "Убийство полиграфиста". В этом произведении две линии - одна уголовная, другая - политическая. Здесь описывается московский период жизни Гейдара Алиева, его взаимоотношения с членами Политбюро, причина отставки, внезапной болезни и т.д. Кстати, именно из-за дела Ханбабаева Алиева в первый и единственный раз в его жизни допрашивали в качестве свидетеля. Его допрос продолжался несколько часов, составил 15 страниц.

- А каким образом Гейдар Алиев был связан с убийством Ханбабаева?

- Аждара Ханбабаева убили, чтобы запугать Алиева и предотвратить его приезд в Баку. Именно Ханбабаев в июне 1990 года готовил приезд Гейдара Алиева в столицу и настаивал на его участии в XXXII съезде Компартии республики, где решался вопрос о власти. Если бы Алиев появился на том съезде (а он был избран депутатом от Нахчывана), то, вполне возможно, "старая гвардия" избрала бы первым секретарем ЦК не Муталибова, а именно Алиева. И тогда вся история новейшего Азербайджана пошла бы по-другому. Два года назад представители деловых кругов Азербайджана предложили нам с известным режиссером Вагифом Мустафаевым написать сценарий, а затем снять фильм по этой книге. Так Вагиф Мустафаев приступил к съемкам "Черной метки".

- Бытует мнение, что в "Черной метке" выгораживают Россию? Насколько это правдоподобно?

- Несмотря на то, что мы с Вагифом Мустафаевым - соавторы сценария фильма, он не особенно подпускает меня к творческому процессу. И, честно говоря, я немного волнуюсь, не зная, во что это в конечном итоге выльется... Что касается вашего вопроса, то, если фильм будет сниматься по тому сценарию, который мы написали, то Россия там не выгораживается. Напротив, в "Черной метке" созданы весьма критические образы бывших московских руководителей, в частности Горбачева. И потом, что значит "выгораживают Россию"? Ведь речь идет не о русском народе или России, а о конкретных личностях: Ханбабаеве, Алиеве, Горбачеве, Крючкове, Муталибове, Везирове, Гусейнове и т.д.

- Большинство ваших творческих проектов осуществляется вместе с Исой Наджафовым. С чем это связано?

- Наджафов курировал расследование многих уголовных дел, которые описываются в наших совместных книгах. У нас получается хороший творческий "дуэт". Хотя многие говорят, что два писателя никогда в рабочем процессе не уживаются. Но у нас с этим пока проблем не возникало. Иса муаллим мне предоставляет документальный материал, а я больше занимаюсь его литературной обработкой. Сейчас мы готовим третью и четвертую книги из этой серии. В них будет рассказываться о расследовании убийства бывшего заместителя председателя Верховного Совета Азербайджана Афияддина Джалилова, убитого в 1994 году. В произведении будут созданы художественные образы Абульфаза Эльчибея, Аяза Муталибова, Рагима Газиева, Искендера Гамидова, братьев Джавадовых и т.д.

Опубликовано 9 мая 2003 года

источник: Газета "Зеркало" (Азербайджан)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 21:28

24 мая 2017, 21:25

24 мая 2017, 20:46

24 мая 2017, 20:29

24 мая 2017, 19:40

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей