26 марта 2003, 22:51

Ценно не качество, а достоинство

Достаточно долгое время наша прогрессивная общественность имеет возможность наблюдать противостояние двух республиканских газет со сходными аббревиатурами - "МД" и "НД" по ряду серьезных позиций. Залпами обмениваются издания, но неплохо бы знать и мнение читателей. Я не берусь оценивать взаимные обвинения, а хочу высказаться о том, как выглядит вообще вне конкретного конфликта сторона, с моей точки зрения, демонстрирующая наибольшую категоричность. Мне такой представляется "Новое дело", лицо которого сегодня в первую очередь определяют Центр стратегических исследований и политических технологий (ЦСИПТ) и Б. Узунаев. Сегодня, судя по всему, ЦСИПТ чувствует себя идеологическим бастионом, бьющимся за родной Дагестан с мировым злом и местными извращенцами, а настоящий писатель Б. Узунаев (таким он себя рекламирует) - совесть нации, естественно. Сама же газета - с самым большим среди республиканских газет тиражом, о чем она не забывает в каждом номере напоминать читателям, - счастливый обладатель этих двух "брендов" и, конечно же, флагман дагестанской журналистики. Уж не знаю, как другие, но я, давний читатель "НД", считаю, что последние полтора-два года газета катится под откос, теряя то бесценное, что наработано годами, и способствуют этому в первую очередь эти самые "бренды". Да и в целом уровень редакционной работы, в сравнении с прежним, не выдерживает критики. Доказательств этому достаточно в каждом номере газеты. В распоряжение Б. Узунаева регулярно предоставляются целые полосы, на которых, истекая слюной, разворачивают газету любители "жареного". Неважно, что он пишет. Главное, чтобы был скандал. (Последняя мысль не моя, а не столь давнего главного редактора "НД".)

Примеры - почти в каждом из его выступлений, но наиболее яркий из них, - это, конечно, атака в защиту Отечества в связи с известной всем публикацией Хинштейна. В дополнение к таким своим фирменным приемам, как бездоказательные обвинения и рассуждения, нередко вступающие в противоречие со здравым смыслом, он неожиданно продемонстрировал еще и антисемитизм. Мало того, обвинение в продажности поголовно всех "двуногих, гордо называющих себя москвичами", выявило в нем признаки мизантропии. Особую прелесть этому же номеру "НД" придало сообщение о вручении "звезде" журналистики какой-то награды по случаю 300-летия Российской прессы. Беспощадный и неразборчивый в выборе средств по отношению "к врагам рейха", он весьма нежен и чувствителен, когда дело касается его самого. Тут достанется и суду, удовлетворившему иск к нему какой-либо жертвы, и самой жертве, осмелившейся подать в суд, и читателю, который вздумал поймать его на глупостях или подтасовках. При этом он может сам же признать, что, вынося на всеобщее обозрение очередную склоку, пользовался информацией одной стороны конфликта, даже не встретившись с другой и, фактически, клеветал, но тут же, отпустив сам себе сей грех, начнет валять в грязи бедолагу, вздумавшего судиться с ним за это. Свобода слова превращается в оружие информационного террора.

Только один штрих из недавней статьи Узунаева, посвященной выборной кампании в Ногайском районе, характеризующий его стиль. Вначале Узунаев сообщает, что, по чьим-то словам, член Госсовета Казакбиев "будто бы" назвал народ "толпой". Может, назвал, а может, и нет, но читатель уже заволновался. И чуть попозже: "За их спинами маячил народ, или, по выражению Т. Казакбиева, толпа". Ну конечно же, негодник Казакбиев действительно обозвал народ толпой! Какие сомнения, когда сам ясновидящий Узунаев однозначно это утверждает. Вот такое вот легкое шулерство везде. Прямо "наперсточник" какой-то. На той же странице под торжествующим заголовком "И все-таки - народ" Узунаев публикует письмо читателей (почему-то без подписи) в свою поддержку как человека, "имеющего смелость поднимать дискуссии на самые животрепещущие темы". Господа анонимные читатели, если вы действительно существуете: не смакуйте "жареное". Умейте отличать провокации и сплетни "на самые животрепещущие темы" от нормальной здоровой критики. Вам самим хотелось бы в какой-нибудь конфликтной ситуации стать жертвой подобных журналистских махинаций? Ну ладно, читатель, народ это, может, и проглотит, но что же редакция? Она что, ничего такого не видит? А зачем ей видеть? Узунаев - вроде клоуна в цирке: он бьет, его бьют, публика тешится - аншлаг. Редакция же только подсчитывает тираж. Очень удобно. А может, местный Миннацвнешинформ замечание какое сделал газете за резвящегося антисемита и мизантропа? Нет. Молчит.

Совсем на другом поле в "НД" работает ЦСИПТ, и скандальности здесь, если не считать противостояния с "МД", вроде не наблюдается. Все бы хорошо, однако складывается впечатление, что исследовательская организация, о чем свидетельствует ее название, на деле вроде как наследникидеологических отделов КПСС, занимавшихся промывкой мозгов.

Америка далеко не героиня моего романа, но тот тотальный антиамериканизм, напоминающий времена противостояния СССР - США, который демонстрирует сотрудница ЦСИПТ госпожа Мурклинская, думаю, может только раздражать нормального человека. Столь же тотальной, как у Мурклинской, выглядит и критика западного образа жизни другого сотрудника ЦСИПТ - господина Курбанова, которая ведется в лучших традициях советского агитпропа. Сплошной мрак, никакой духовности, все продается и покупается, люди превращаются в роботов, которыми правят с помощью информационных технологий и пр., и пр. Безусловно, у "загнивающего" запада немало негатива. Помнится, еще Черчилль заметил, что демократия - худшая форма управления, правда, добавив при этом: а остальные - еще хуже. По отдельности многое из утверждений и предположений этих господ, возможно, и верно, но когда они преподносятся в столь концентрированном виде, ничего, кроме отторжения, возникнуть не может.

А вообще-то мне не совсем понятно увлечение провинциального ЦСИПТ международной проблематикой, даже если она как-то касается и Дагестана. Безусловно, заниматься ею можно хоть в тайге, но для этого нужно иметь соответствующие материальные и интеллектуальные возможности, которых, судя по всему, у центра не хватает даже для исследования местных проблем. То он обращается к читателям "НД" с просьбой сообщить имена наиболее коррумпированных чиновников, не понимая, что эта "охота на ведьм" есть не что иное, как провокация. Доказательств-то кроме сплетен не будет никаких. То просит сообщить о том, за кого и по каким критериям собираются читатели голосовать в избирательной кампании. Вероятно, это нужно для каких-то подсчетов и выводов. Боюсь, что выводы не будут стоить трудов, на них затраченных. В социологии существует понятие "репрезентативная выборка", без которой любое исследование теряет смысл. Десяток писем читателей не есть эта самая выборка. Точно так же публикация списков наиболее проходных кандидатов в депутаты - это, скорее всего, оценка самого господина Варисова плюс кулуары. Судя по всему, местная проблематика - это епархия самого руководителя центра господина Варисова, откровения которого нередко вызывают недоумение. Не будем касаться таких эфемерных вещей, как менторский тон с налетом какого-то непонятного вызова и агрессии, который никогда не был присущ прежнему "НД". Не будем касаться и того, что выступления больше напоминают обычную публицистику, а не плоды "стратегических исследований". Куда важнее его точка зрения на какие-то конкретные вещи. Вот он сообщает об открытости центра критике и готовности публиковать ее. Но за этим следует грозное предостережение, что в критических материалах не должно быть, помимо прочего, и ложного понимания позиции ЦСИПТ. В противном случае критика ожидает ответственность "в соответствии с российскими и международными правовыми нормами". Автор, вероятно, не подозревает, что никакие правовые нормы не предусматривают ответственности за ложное понимание. Впрочем, во времена КПСС угроза ответственности для тех, кто вздумал бы ложно понимать линию партии, была реальна.

В?другом выступлении он сообщает, что, работая раньше в Народном Собрании и обладая "неизмеримо большей информацией", чем любой оппозиционер, выступал с острой критикой власти, а после набрался "политического опыта" и понял, что от его "антигосударственных выпадов" нет никому пользы, а есть только повод кому-то для "спекуляций на политическую тему". Оставим за скобками то, что чиновникам, по умолчанию, не положено публично критиковать начальство. Для этого сначала следует уволиться. Так вот, если господин Варисов, предположим, не чиновник, позволял себе "антигосударственные выпады", то это плохо, и очень хорошо, что он вовремя одумался. Если же он справедливо резал правду в глаза "высших органов власти республики", то это вовсе не "антигосударственные выпады", а очень даже полезная вещь, без которой демократия немыслима, ибо во власти не должно быть "людовиков", считающих: "государство - это я". А чтобы не было "спекуляций на политическую тему", власти не следует давать повода для критики. Когда же это случается, ей следует устранять недостатки. И еще, если критика Варисова была справедливой, а "пользы", как сообщает сам автор, никакой, то это в первую очередь означает, что власть попросту плевала на нее и именно этим создала повод для "политических спекуляций". Если же он писал, простите, глупости, то тогда уже именно от них, действительно, не "польза", а одни спекуляции. Странно, что руководитель центра политических технологий не понимает всех этих вещей и фактически призывает не выносить сор из избы. Получается, что именно в этом и заключается набранный им во власти "политический опыт".

В этой же связи не менее удивительны, например, его рассуждения о пользе использования административного ресурса на выборах. Оказывается: "нормальное использование административного ресурса, как правило, ограничивает избрание в представительные органы случайных и непредсказуемых людей". Правда, автор там же почему-то возмущается, что конкурент сотрудницы центра Кожаевой на выборах использует этот самый административный ресурс. Наверное, он использует его, если пользоваться терминологией господина Варисова, ненормально. Только вот вопрос: каковы критерии нормальности административного ресурса, кем они установлены, кто должен в этом деле выступать его распределителем, кому, по каким критериям и по какому праву? Наверное, все-таки, только закон определяет тех, кому можно баллотироваться, а кому нет и как вести избирательную компанию. Законы должны работать, для чего власть обязана обеспечивать их исполнение, а не определять персоны для приложения своего административного ресурса. Людям свойственно ошибаться, оговариваться. Все мы не без греха. Но когда подобные откровения встречаются чуть ли не на каждой полосе, используемой центром в "НД", то вырисовывается некая не очень симпатичная идеологическая платформа как ЦСИПТ, так и обновленного "НД". Впрочем, раз печатается, значит, она кому-то очень даже симпатична. Все дело во вкусе. Когда одна газета публикует критику редакционной политики другой, пусть даже устами стороннего лица, у читателей невольно может возникнуть вопрос: а сами то вы что? Да и вообще, почему бы автору не отправить все это в адрес самого "НД"?

Попытаюсь ответить на оба вопроса, хотя первый вроде не ко мне. Безусловно, "МД" не идеал. Как-то у меня был разговор с ее главным редактором, где я, в меру своего разумения, показал, что у газеты, скажем так, имеется еще много резервов для повышения качества. Господин Абашилов не обиделся и даже, как мне показалось, искренне поблагодарил за то, что я обратил его внимание на какие-то конкретные вещи. Вместе с тем, при всех своих недостатках "МД" сегодня не напоминает политического бронтозавра или бульварное издание, жирующее на скандалах, да еще и с антисемитским запашком. Это мне представляется очевидным.

В отношении же "ИД" я еще в те времена, когда в ней только проклевывались Узунаев и ЦСИПТ, выразил его главному редактору недоумение по поводу того, что приличная вроде газета начинает на глазах желтеть, систематически публикуя скандальные материалы с аргументацией весьма сомнительного характера, а что касается ЦСИПТ, то его политика далека от тех ценностей, защищая которые, газета создала себе имя. Узунаева редактор объяснил мне тем, что его публикации способствуют привлечению читателей и росту тиража, на что мне не оставалось ничего другого, как посоветовать в этих же целях публиковать заодно и фото "голых баб". Относительно же ЦСИПТ он просто показал пальцем наверх и сообщил, что господин Варисов есть что-то вроде цензора "НД". Удивительно, но, оказывается, газета идет в печать только после его просмотра. На это я посоветовал ему выставить "наверх" ультиматум: или он как руководитель полноценно отвечает за газету, или пусть ищут себе другого. К сожалению, совет был впустую. "Процесс пошел". А редактор вскоре уволился. Может, оттого, что не захотел все-таки быть в роли Фунта? Хорошо, коли так. В свое время я отправил в "НД" открытое письмо о происходящей деградации газеты. Естественно, письмо не было опубликовано. (Весьма показательно, если вспомнить заявление господина Варисова о готовности публиковать критику). Ну ладно, не опубликовали, так хоть учли бы то, на что показали со стороны. Так нет. А зачем? Тираж не пахнет. У Эзопа лиса попрекает львицу, которая рожает только одного детеныша. Львица же отвечает: "Одного, но льва!". Любопытно и пояснение автора для непонятливых: "Басня показывает, что ценно не количество, а достоинство".

Опубликовано 19 марта 2003 года

Автор: Ислам Узалов; источник: Газета "Молодежь Дагестана"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 июля 2017, 20:42

22 июля 2017, 19:43

22 июля 2017, 18:43

22 июля 2017, 17:53

22 июля 2017, 17:28

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей