29 декабря 2002, 16:19

Палаточные лагеря в Ингушетии: время пошло!

Российские власти не должны закрывать палаточные лагеря, потому что у десятков тысяч живущих там чеченских беженцев все еще нет возможности вернуться в безопасное место, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч.

За последний месяц власти усилили нажим на чеченских вынужденных переселенцев, всячески подталкивая их оставить палатки и вернуться в Чечню.

После закрытия в начале декабря лагеря "Иман" в Аки-Юрте, где размещалось около 1700 человек, в Ингушетии осталось пять палаточных лагерей, в которых живет более 20 тыс. человек, которым пришлось покинуть свои дома в результате чеченского конфликта.

Официальные российские представители убеждают международное сообщество в том, что процесс возвращения в Чечню носит исключительно добровольный характер и что для жителей палаточных лагерей предусмотрена также возможность альтернативного размещения в Ингушетии. Тем не менее в ходе недавней 11-дневной исследовательской поездки в Ингушетию представителями Хьюман Райтс Вотч было установлено, что миграционные власти оказывают мощное давление на переселенцев, заставляя их покинуть лагеря, а большинство вариантов размещения в Ингушетии существует только на бумаге. Помимо этого, документально зафиксирован рост числа нарушений в Чечне, что многие вынужденные переселенцы называют в качестве основной причины своего нежелания возвращаться.

"Принуждение переселенцев к возвращению обратно в зону конфликта, где нарушения прав человека остаются обыденной практикой, противоречит международным стандартам, - заявила Элизабет Андерсен, исполнительный директор отделения Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. - И совсем уж варварским представляется решение российских властей о выселении в середине зимы, при том что другого жилья у многих переселенцев просто нет".

Принуждение к возвращению

Каждый день около трех десятков должностных лиц из Федеральной миграционной службы (ФМС), Миграционной службы Ингушетии, администрации Чеченской Республики и ФСБ обходят лагеря, от палатки к палатке, и настойчиво агитируют людей подавать заявления на переезд, рассказывая о преимуществах возвращения в Чечню и последствиях, которые ожидают тех, кто останется в Ингушетии. Беженцам обещают места в якобы строящихся в Чечне новых пунктах временного размещения (ПВР), 20 рублей на человека в день для желающих обосноваться в частном секторе и бесплатную доставку в Чечню. Тем, кто все же не хочет уезжать, угрожают арестами за хранение оружия или наркотиков, которые будут "обнаружены" в палатках, и предупреждают об отключении газа и электричества.

Федеральная миграционная служба предоставила Хьюман Райтс Вотч список 18 мест временного размещения в Ингушетии, якобы рассчитанных на 224 семьи. При этом нашим представителям не удалось найти в палаточных лагерях ни одного человека, который знал бы о существовании такого списка или о возможности устроиться в Ингушетии.

Представители Хьюман Райтс Вотч побывали в 12 пунктах временного размещения из списка ФМС в Карабулаке и в Сунженском районе. За исключением двух, все оказались либо уже занятыми, либо непригодными для проживания, а некоторых вообще не существовало. С аналогичными проблемами сталкиваются и возвращающиеся в Чечню. Несколько человек, с которыми мы беседовали, вынуждены были приехать обратно в Ингушетию из-за того, что обещанные им места были уже заняты или оказались непригодными для проживания. Оставшись без какой-либо помощи со стороны государства, они вынуждены жить на иждивении у соседей по лагерю.

Сотрудники миграционных служб не устают повторять, что дни палаточных лагерей сочтены и что их жителям лучше уехать сейчас, чем дожидаться принудительного выселения. Когда в конце октября рядом с лагерями появились федеральные войска, беженцы восприняли это как предупреждение о том, что их ждет, если они не уедут "добровольно".

Несколько семей уехали из лагерей, снимая палатки при минусовой температуре на улице. Они рассказывали представителям Хьюман Райтс Вотч, что не смогли противостоять давлению миграционных властей и были напуганы возможными последствиями с точки зрения безопасности и жилищных условий. В некоторых семьях нам говорили, что боятся за здоровье маленьких детей, которые едва ли выживут в случае отключения в середине зимы газа и электричества. Решительный протест против давления на жителей палаточных лагерей и закрытия лагеря "Иман" выражали и США, и Евросоюз, и ООН, однако российские власти никак не отреагировали на заявления мирового сообщества.

Чечня: нарушения продолжаются

Пока большинство семей все же остаются в лагерях, считая, что лучше переносить трудности палаточного быта, чем подвергать опасности свою жизнь и жизнь своих детей в Чечне. Миграционные службы, со своей стороны, настаивают на том, что возвращающимся беженцам ничего не угрожает. В беседе с представителями Хьюман Райтс Вотч сотрудник ФМС говорил, что "в Москве тоже убивают и тоже пропадают люди" и что ситуация в Чечне нормализуется.

Хьюман Райтс Вотч, тем не менее, продолжает фиксировать случаи внесудебных казней, насильственных исчезновений и пыток мирных жителей федеральными военнослужащими в Чечне, при том что случаев реальных расследований или попыток прекратить беззаконие со стороны властей не отмечается. Ниже приводится информация по нескольким эпизодам такого рода. Мы также по-прежнему получаем многочисленные сообщения о расправах боевиков с чеченцами, работающими в новой администрации.

"Похоже, что безопасность и благополучие перемещенных лиц - последнее, о чем беспокоится Федеральная миграционная служба, - отметила Э.Андерсен. - Складывается впечатление, что миграционные власти хотят представить ликвидацию лагерей как доказательство нормализации обстановки в Чечне, чем бы это ни обернулось для людей".

Судьба жителей лагеря в Аки-Юрте

Хотя точные сроки закрытия палаточных лагерей еще не объявлены, ликвидация в начале декабря лагеря "Иман" в Аки-Юрте не оставляет сомнений в серьезности намерений властей. Судьба 1700 его жителей дает ясное представление о том, что может ожидать других беженцев в ближайшем будущем. В начале декабря в Аки-Юрте были сняты все палатки, отключены газ и электричество и полностью прекращено снабжение. По информации из нескольких надежных источников, в Чечню уехало менее трети жителей лагеря. По словам свидетелей, в Чечне бывшие жители лагеря "Иман" до сих пор пытаются найти жилье, собираясь возле переполненных ПВР или обходя частный сектор в поисках свободного места. Некоторые из этих людей уже вернулись обратно в Ингушетию, отчаявшись найти жилье в Чечне. Между тем большинство семей из лагеря изначально осталось в Ингушетии, пытаясь устроиться в частном секторе.

Семнадцать семей по-прежнему живут в 14 саманных домиках на месте бывшего лагеря. В отсутствие газа и электричества они пытаются согреться, используя в качестве дров оставшиеся от некоторых палаток деревянные полы. Власти ежедневно угрожают снести домики бульдозерами как незаконные постройки, однако никакого другого жилья людям не предлагают.

Хьюман Райтс Вотч призывает российское правительство прекратить выдавливание вынужденных переселенцев в Чечню и, как того требует международное право, обеспечить им сохранение гарантий безопасности и гуманитарной помощи. Мы также обращаемся ко всем работающим по Чечне международным организациям с призывом протестовать против любых мер, которые могут поставить под угрозу жизнь и благополучие тысяч вынужденных переселенцев в Ингушетии. Хьюман Райтс Вотч считает, что для мониторинга и освещения ситуации необходимо направить в Ингушетию международных наблюдателей.

Некоторые из недавних случаев нарушений прав человека в Чечне (зафиксированы Хьюман Райтс Вотч в конце 2002 г.)

В 2 часа ночи 11 декабря приехавшие на БТР федеральные военнослужащие забрали в Старопромысловском районе Грозного 51-летнего инженера Ису Абумуслима, лежавшего дома со сломанной ногой. На следующий день федеральные власти в городе заявили его жене, что ничего не знают о случившемся.

Вечером 2 декабря вооруженные люди в масках, говорившие по-русски без акцента, на глазах у жены и детей забрали из дома в Ленинском районе Грозного 52-летнего Рамзана Гизикаева, сотрудника управления имущества республиканской администрации. Попытки родственников выяснить что-либо результатов не принесли.

Ночью 14 ноября вооруженные люди в камуфляже (оружие было снабжено глушителями), говорившие по-русски без акцента, увели из дома в Старопромысловском районе Грозного 52-летнего Хадж-Мохаммеда Зайнубдинова, работавшего в строительном управлении грозненской мэрии. Утром его тело со следами расправы было найдено на одном из близлежащих огородов.

Утром 5 ноября в с. Новые Атаги прибывшие на нескольких БТР федеральные военнослужащие в масках задержали пятерых жителей: 28-летнего Хамзана Дебизова, 23-летнего Ахмада Касумова, 26-летнего Мохаммеда Касумова, 19-летнего Бислана Тайсумова и еще одного 20-летнего мужчину. Никакой информации о судьбе задержанных родственникам от властей получить не удалось.

27 октября в дом к 52-летней Баянт Имаевой в Заводском районе Грозного пришли вооруженные люди в камуфляже. Открыв дверь, хозяйка почти сразу потеряла сознание от нескольких ударов прикладом по голове. Когда она пришла в себя, оказалось, что забрали ее 23-летнего сына Расула Имаева, оставшегося без правой ноги после одного из обстрелов. На вопросы родственницы о судьбе Расула в ФСБ ответили, что могут "сделать так, чтобы и она пропала так же, как ее брат". Больше никаких сведений о Р.Имаеве семья не получала.

12 ноября к Имаевой пришла другая группа вооруженных людей, судя по всему - российских солдат. Они приказали хозяйке и двум родственницам отправляться в сарай на задний двор, после чего взорвали дом. Никаких объяснений не последовало.

В 4.30 утра 23 октября в Чечен-Ауле федеральными военнослужащими на БТР были задержаны пять человек: 36-летний Али Магомадов, 21-летний Умалт Абаев, 27-летний Исмаил Умаров, а также Сайпудин Шагериев (около 23 лет) и Рустам Зубхаджиев (около 24 лет). Тела всех пятерых с огнестрельными ранениями были найдены 9 ноября на свалке поселка Виноградное в пригороде Грозного.

Опубликовано 26 декабря 2002 года

источник: "Human Rights Watch"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 04:12

29 марта 2017, 03:46

29 марта 2017, 03:16

29 марта 2017, 02:54

  • "ЭкоВахта" попросила отправить свое дело в суд Майкопа

    Советский районный суд Краснодара провел первое заседание по административному делу в отношении организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», распространившей пресс-релиз без ярлыка иностранного агента. Суд согласился отложить процесс до разрешения вопроса о подсудности дела.

29 марта 2017, 02:20

  • Ирина Снытко удалена из зала суда после многочисленных вопросов свидетелю

    Суд в Сочи по делу Ирины Снытко, обвиняемой в насилии по отношению к двум полицейским, во время допроса свидетеля обвинения снял все вопросы подсудимой к нему, посчитав, что они заданы не по существу дела и мешают процессу. После этого судом было принято решение об удалении Снытко из зала суда, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии