20 января 2003, 11:18

Оппозиция посталиевского периода

Проблемы газеты "Ени Мусават" вновь в центре внимания общественности. Ситуация вокруг этой газеты отражена в докладах Совета Европы. Неудивительно, что содокладчики ПАСЕ во время визита в Баку намереваются встретиться с редакторами,  чтобы обсудить проблемы свободы слова. Главный редактор этой газеты рассказывает в интервью "Эхо" о проблемах газеты и политических причинах давления на нее.

- Судя по статистике, газета "Ени Мусават" лидирует по числу исков, возбужденных против нее...

- Нельзя этот вопрос рассматривать с точки зрения статистики. Если даже проблемы с властями есть только у одной газеты - это уже много. Особенно, если эта газета - ведущая в оппозиционном лагере. Проблема в том, что мы своими публикациями в конце прошлого года разгневали Гейдара Алиева. В течение 10 месяцев прошлого года именно из-за лояльности Г.Алиева ни на одну газету не подали в суд. Но в конце года характер и важность поступающей к нам информации вынудили нас опубликовать ее. Мы продемонстрировали смелость. ...Большинство этих публикаций касалось Гейдара Алиева. Наверняка чаша терпения главы государства переполнилась тогда, когда мы опубликовали материал про Виктора Кожени. После этого все и началось. Министерство обороны, исполнительные структуры и другие лица подали на нас в суд. 12 судебных исков общей суммой в 46 миллионов долларов! Положение слишком серьезное. Возможности у каждого из истцов больше, чем у "Ени Мусават". Речь идет о влиянии на суд, финансовых возможностях и т.д. В целом против нас большой оркестр, и все знают, кто в нем дирижер. Мы же сопротивляемся.

- В прошлом году Гейдар Алиев издал указы по развитию прессы. Вы позитивно оценили эти шаги. Почему отношения испортились?

- Каждый шаг имеет свое значение. Оценки надо давать объективно. На данном этапе наши отношения с Гейдаром Алиевым очень сложные, но мы не можем негативно оценивать какие-нибудь его позитивные шаги. В то время президент поступил очень правильно. Впервые в своей жизни он признал собственную ошибку и ошибку своей партии. И издал указы для улучшения положения прессы. Мы позитивно оценили эти шаги. Начали выдавать газетам кредиты. Но вдруг, по неизвестным нам причинам, этот процесс был заторможен, а в некоторых случаях даже были сделаны обратные шаги. Это мы уже расцениваем негативно. Наша оценка не изменилась бы, если и мы получили бы кредит. Мы получаем кредит, но не продаем позицию газеты. С другой стороны, у нас впереди судебные процессы, в которых мы можем проиграть. То есть власти могут одной рукой отдать нам деньги, а другой отнять. Сейчас нам получать кредит опасно. Если они дадут гарантии, что не тронут этот кредит, даже если мы проиграем судебные процессы, тогда его мо! жно получить.

- Гейдар Алиев высказался негативно и по поводу судебного преследования газет, но, видимо, его не послушались...

- После этого выступления Алиева многие меня поздравили и сказали, что наверняка судебные процессы остановятся. Но я скептически отнесся к этому. Думаю, это выступление было рассчитано на общественное мнение.

- Вы, наверное, уже проанализировали каждый из 12 исков. Как вы думаете, не допустили ли ваши сотрудники в чем-нибудь ошибку, согрешив против объективности? Можно ли было избежать какого-то из этих процессов?

- Мы внимательно проанализировали каждую из этих ситуаций вместе с различными юристами. Да, у нас были ошибки. Но в суд подавали не из-за данных ошибок. В этих случаях у нас есть доказательства. Там, где нет доказательств, есть уверенность журналиста. Но некоторые случаи вообще смешные. Например, глава исполнительной власти Сабирабадского района выиграл у нас 5 млн. манатов за то, что мы опубликовали его же слова. На пресс-конференции он сказал, что в районе есть нехватка воды, и я извиняюсь за это перед жителями. Мы проиграли суд из-за опубликования этого предложения. Какое тут можно дать опровержение? Есть и другие случаи, например, в отношении любого, кто опубликовал бы десятую часть того, что мы напечатали об Azersun, возбудили бы уголовное дело. Но в нашем случае Azersun просто начала кампанию против нас. Барат Нуриев и Надир Насибли - особый случай. За опубликование этих материалов на нас могли подать в суд Гейдар и Ильхам Алиевы, а за что с нами судятся Нуриев и Насиб! ли, неясно. Они не являлись объектами публикации. Наконец, для меня неясно, почему выдвигаются такие радикальные условия? Мы можем опубликовать точку зрения другой стороны, но не сможем выплатить огромные штрафы. Таких денег у нас нет. Хотят напугать? Не получится.

- Вы усматриваете связь между предстоящими президентскими выборами и процессами вокруг вашей газеты?

- Прямую. Материалы, опубликованные нами, касаются планов и шагов основного соперника оппозиции на этих выборах - Гейдара Алиева. Во-вторых, газета близка к главному оппоненту Гейдара Алиева - Исе Гамбару. Эти моменты играют свою роль. Пытаются либо закрыть газету, а если это будет невозможно, создать препятствия для нормального функционирования газеты. Второе им удается.

- Тираж вашей газеты упал по сравнению с прошлыми годами...

- Своего апогея наш тираж достиг в 2001 году. После смены алфавита он упал. В районах не умеют бегло читать на латинице.

- Объединение редакторов, в работе которого вы активно участвуете, все больше думает о проблемах руководителей СМИ, а не о рядовых журналистах, трудом которых и создаются газеты. Но в решении ваших проблем журналисты участвуют активно...

- Как видно из названия "Объединение редакторов" - это объединение руководителей, созданное в основном для нейтрализации давления со стороны властей. Там вопросы безопасности журналистов, их зарплаты и трудовые права не обсуждаются.

- Ваша газета уделяет огромное внимание вопросу Курдской рабочей партии (PKK) и ее деятельности в Азербайджане. К чему такое усердие?

- В этом отношении в Азербайджане положение настолько напряженное, что многие отмахиваются от существующей угрозы деятельности PKK. Обывателю порой кажется, что мы преследуем какие-то цели, публикуя эти материалы. И никто не думает о том, почему до сих пор компетентные органы не поставили против этих публикаций никаких доказательств. PKK в Азербайджане есть, она поддерживается властями и хорошо организована. В четырех городах - Баку, Сумгайыте, Гяндже и Мингячевире - действуют ее хорошо организованные структуры. Публикации о РКК - это не кампания. Эта главная проблема Азербайджана в ближайшем будущем.

- Уже полтора года, как вы являетесь заместителем главы одной из ведущих партий оппозиции. За это время вы действовали больше как политик или журналист?

- Как бы я ни старался, я не могу полностью определиться в этом вопросе. Главный редактор - это политический пост. Так было в советское время, так и сейчас. Если честно, то назначение на пост замбашкана партии уменьшило мою роль в обществе. Потому что теперь я вынужден выступать только с позиции партии.

- Впереди президентские выборы, и ваш лидер собирается участвовать в них. В случае победы какой государственный пост займет Рауф Арифоглу?

- Если честно, я не считаю себя готовым к какому-нибудь посту в период правления Исы Гамбара. Я буду оппозицией посталиевского периода.

Опубликовано 17 января 2002 года.

источник: Газета "Эхо" (Азербайджан)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 04:07

  • Правозащитники называли беспрецедентным преследование Свидетелей Иеговы в России

    Возможный запрет деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы в России приведет к массовым нарушениям прав и уголовным преследованиям граждан, считают опрошенные «Кавказским узлом» эксперты. Общины на юге страны насчитывают около 48 тысяч активно практикующих верующих, сообщил представитель российского управленческого центра Свидетелей Иеговы.

27 марта 2017, 03:55

27 марта 2017, 03:31

27 марта 2017, 02:41

27 марта 2017, 02:30

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии