14 января 2003, 15:24

Интервью Ахмеда Закаева газете "Зеркало"

Вторая военная кампания, начатая Россией против Чечни, не имеет завершения. И любое противостояние в регионе не может не касаться Азербайджана, находящегося в состоянии "ни войны, ни мира" со своим соседом. Еще свежи в памяти захват заложников самолета и отеля в Турции, теракт в Москве осенью прошлого года. После последней акции Россия настоятельно требовала от властей Дании выдачу представителя Аслана Масхадова Ахмеда Закаева, куда он приехал для участия в заседании Всемирного Чеченского конгресса. Однако Дания этот запрос не удовлетворила. Затем настала очередь Великобритании. Здесь было проведено первое заседание суда, на котором было принято решение рассмотреть дело 31 января. В беседе с корреспондентом "Зеркала" А.Закаев комментирует вопросы чеченского конфликта и пути его решения. - Каково ваше положение в Великобритании? - Мое положение можно рассматривать только в контексте ситуации в Чечне. Все претензии российского руководства ко мне сопряжены с попыткой лишить нас права на самоопределение после трагедии в США. Владимир Путин в первом своем заявлении, связанном с терактом в США, сказал, что российская сторона готова участвовать в международной коалиции против международного терроризма, но с условием, что военная операция в Чечне будет рассматриваться именно в этом контексте. Реакция Вашингтона была недвусмысленная. Помощник президента США по национальной безопасности Кондолиза Райс в своем выступлении сказала, что Вашингтон не может рассматривать законную борьбу чеченского народа как терроризм и нельзя идентифицировать освободительную борьбу с терроризмом. Следующая попытка Москвы связать чеченское сопротивление с международным терроризмом состоялась после трагических событий в Москве. Самым подходящим объектом для этого оказался я. Если бы Дания приняла требования о моей выдаче России, то это означало бы солидарность ЕС и всего международного сообщества с тем, что делается в Чечне. И в дальнейшем ситуация в Чечне оценивалась бы как составная часть международного терроризма. Москва оказывала сильное давление. Но Дания осталась верна своим демократическим принципам и выдержала очень серьезное испытание. Задача российского руководства однозначна. Я абсолютно уверен в том (во всяком случае я имею право опасаться), что российские спецслужбы могут использовать один из ядерных объектов для того, чтобы раз и навсегда без каких-либо препятствий закрепить за нашей борьбой имидж международного терроризма. Тогда уже чеченцы будут гонимы не только в оккупированной Чечне, в России, но и во всем мире. Если нас причислят к разряду международных террористов, то отпадет необходимость проводить международные расследования и выявлять главных виновников этих преступлений. Этого и добивается Москва. - Насколько достоверны слухи о том, что вы попросили политическое убежище в Великобритании? - Я думаю, что вопрос о политическом убежище будет рассматриваться в контексте моей экстрадиции. По сегодняшний день я не делал таких заявлений. - Вы говорите о том, что Россия пытается создать образ чеченца - террориста. Но ведь чеченцы сами периодически идут на поводу у российских спецслужб... - Чеченцы давно находятся в заложниках. Они не могут быть террористами по той простой причине, что все они являются жертвами государственного терроризма России. То, что российские спецслужбы пытаются использовать отчаявшихся людей, готовых на самопожертвование - это другой вопрос и абсолютно другая тема. Наши призывы без каких-либо предварительных условий начать политический диалог именно этим и продиктованы. Сегодня, когда мы говорим о полном контроле вооруженных сил, речь идет о тех, кто состоит в них. Каждый день в Чечне, в результате карательных операций, "зачисток" появляются новые смертники-одиночки. Безусловно, находясь в подполье, держать их под контролем ни А.Масхадов, ни другие чеченские командиры не могут. Поэтому никто не гарантирует, что следующая группа не пойдет на более жесткие и даже крайние меры, я бы сказал, в отместку действиям федералов в Чечне. Поэтому мы призываем к политическому диалогу. - Недавно также говорилось об угрозе безопасности нефтяного маршрута Баку-Тбилиси-Джейхан со стороны "Аль-Каиды". Если исходить из ваших заявлений, то там может оказаться и группа чеченцев, неконтролируемых Масхадовым... - Я это исключаю. Говоря о смертниках-одиночках, мы подразумеваем тех, которые хотят отомстить российским военным, а не совершать безразбора безумные действия. Чеченцы не имеют никакого отношения к Усаме бен Ладену. - Вы утверждаете, что во время московского теракта группа Мовсара Бараева не подчинялась президенту Чечни. Выходит, Москва справедливо заявляет о том, что чеченские боевики не подчиняются Масхадову, а он, соответственно, не контролирует ситуацию... - Москва права ровно настолько, насколько другие хотят считать ее правой. Я повторяю, когда Масхадов говорит о контроле вооруженных структур, он имеет в виду тех, которые находятся в структурах, а не отдельных отчаявшихся людей. Мы никогда не говорили, что контролируем все отдельные группы, образованные после карательных операций федеральных сил. Когда российские политики заявляют, что Масхадов не контролирует ситуацию, это - пропаганда. Наоборот, Масхадов контролирует ситуацию в Чечне намного больше, чем Путин. - Вы допускаете, что вас могут экстрадировать России? - Мне сейчас трудно говорить о том, как могут развиваться события, связанные с моей экстрадицией. Я уверен в том, что это будет политическое решение, не связанное с уголовными и юридическими моментами. Но если такое и будет принято, то только для удовлетворения амбиций России. Отказ также будет принят как политическое решение. Сегодня определяется позиция Европы к чеченской проблеме. По отношению ко мне будет ясна европейская точка зрения к нашей борьбе. - Существует информация о том, что с ведома Масхадова и Басаева в Германии создается некое чеченское правительство, в состав которого входите вы, Хож-Ахмед Нухаев, Зелимхан Яндарбиев... - Это дезинформация. У чеченского народа нет необходимости создавать правительство ни в Германии, ни в каком-либо другом государстве, потому что чеченское правительство, которым руководит законно избранный президент Масхадов, действует и функционирует в Чечне. Россия пытается выдать желаемое за действительность. Я являюсь специальным представителем президента Чеченской Республики Ичкерия Аслана Масхадова. Наш президент и все властные структуры действуют в условиях подполья, насколько это возможно. - Какие формы урегулирования чеченской проблемы предлагаются в Европе и международными организациями? - Пока, к сожалению, европейские организации никакие предложения по урегулированию конфликта не выдвинули. Но мы твердо убеждены в том, что Россия и Чечня не в состоянии самостоятельно выйти из этого заколдованного круга. Здесь необходимо вмешательство международных структур. И никакие формы придумывать не надо. У Европы уже имеется опыт в Косово. Только таким образом можно было остановить истребление албанцев. Таким же образом можно остановить истребление чеченцев. - Изменилось ли отношение к чеченской войне в Европе после захвата заложников в Москве осенью прошлого года? - Сегодня во властных структурах Европы более интенсивно начали говорить о политическом решении российско-чеченской войны. Ее уже рассматривают не как внутреннюю проблему России, а как часть всеобщей европейской проблемы. - До теракта на Дубровке Москва вступала в контакт с вами. Сообщалось также о скором завершении военных действий на территории Чечни... - Мои контакты с российскими и европейскими политиками не были санкционированы и не одобрялись Кремлем. Мои встречи, наоборот, начали их раздражать. Наверное, этим вызвана попытка Москвы нейтрализовать меня как политического деятеля, чей голос начал звучать не только в Европе, но и в России. У меня появилось очень много сторонников, которые осознают необходимость мирного решения конфликта. Они заявляют, что выход из тупиковой ситуации невозможен военным путем. Мнение о заинтересованности Москвы в переговорах несколько преувеличено. Московские события сыграли на руку тем, кто стоит за продолжение военных действий в Чечне до победного конца, то есть до полного уничтожения чеченцев. - Как же, в таком случае, комментировать ваши контакты с В.Казанцевым и И.Рыбкиным? - Встречи с такими независимыми политиками и депутатами, как И.Рыбкин, Щекочихин и другие, - это одно. Это те политики, которые понимают бессмысленность продолжения войны. Мою же встречу с В.Казанцевым я расцениваю как пропагандистскую уловку России, рассчитанную на Европу. В дальнейшем ситуация в Чечне, наоборот, ухудшилась, карательные акции против гражданского населения ужесточились. Никаких контактов с ним больше не было. - В 2001 году был издан указ главнокомандующего Масхадова о переброске военных действий на территорию России... - Эта информация из области фантастики. Пока что ни Масхадов, ни государственный комитет обороны не принимали решения о переориентации военных действий на территорию противника. К Масхадову неоднократно обращались и командиры, и члены государственного комитета с тем, чтобы такое решение было принято. Но Масхадов всякий раз отвергал это. - Во время визита в Тбилиси И.Рыбкин предупреждал об опасности расширения театра военных действий по направлению к Грузии и Азербайджану... - Он не предупреждал, а говорил, что такое развитие событий не исключено. Если вы помните, сначала появились грозные заявления министра обороны РФ Сергея Иванова, которые позже завершились бомбежками территории Грузии российскими самолетами. Война, как огонь, который имеет свойство распространяться, если его вовремя не погасить. - Какова ситуация в Грузии и Азербайджане с точки зрения развития политической ситуации в контексте чеченской войны? - Лидеры Грузии и Азербайджана должны понять, что как бы это не оформлялось, сегодня происходит передел мира. И Грузии, и Азербайджану необходимо определиться в своей позиции: останутся ли они с цивилизованным Западом или под каблуком Российской империи. - И.Рыбкин предложил президентам Азербайджана и Грузии стать посредниками между Москвой и Масхадовым... - Иван Петрович высказал добрые намерения и волю в отношении посредничества Гейдара Алиева и Эдуарда Шеварднадзе. Они действительно могли бы сыграть такую роль, потому что они знают Кавказ и проблемы, существующие здесь. Более того, у них были очень хорошие, теплые, дружеские отношения с президентом Масхадовым. Я тоже считаю, что они могли бы стать посредниками, послужить делу мира и в России, и на Кавказе. - Москва не упускает случая обвинить Азербайджан в переброске оружия, боевиков и денег через его территорию... - Россия еще с первой войны пытается оказать давление на Азербайджан и Грузию. Она пытается вовлечь их в конфликт. К сожалению, есть моменты, которые нужно отметить. Иногда грузинские и азербайджанские лидеры идут на поводу у российских пропагандистов, пытаясь оправдаться перед ними, начинают не свойственные народам Кавказа действия, к примеру антикриминальные операции в Тбилиси, имевшие место и в Баку. Думаю, что этого не следует делать. Чем больше Грузия и Азербайджан будут демонстрировать свою преданность Москве, тем больше претензий она будет предъявлять им. Что же касается переправки оружия, боевиков и денег, то эта информация, скорее, из области фантастики. Все это имеется в Чечне. Такого количества оружия, которым располагает Чечня, нет ни в одном другом регионе постсоветского пространства...

Опубликовано 14 января 2003 года.

источник: Газета "Зеркало" (Азербайджан)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 сентября 2017, 04:43

26 сентября 2017, 03:42

26 сентября 2017, 02:39

  • Члены инициативной группы заявили об угрозе жизни Руслана Гвашева

    Активисты общественных организаций Абхазии готовят митинг в поддержку Руслана Гвашева. Он готов умереть и идет на это осознанно, заявил руководитель проекта "Кавказ - наше общее дело" Давид Дасания. Представители общественно-политических движений обратились к властям России и Кубани в связи с преследованием Гвашева, сообщила секретарь Общественной палаты Абхазии Нателла Акаба.

26 сентября 2017, 02:30

  • Дальнобойщики Дагестана отказались вступать в ассоциацию "Грузавтотранс"

    "Грузавтотранс" ничего не сможет сделать для отмены системы "Платон", против которой выступили дальнобойщики Дагестана, заявил президент ассоциации. Сами дальнобойщики республики раскритиковали предложения руководства ассоциации по введению пропускного режима для новых водителей и об установлении единой ценовой планки.

26 сентября 2017, 01:36

Архив новостей