Ингушей и чеченцев свозили к вагонам-"теплушкам" на грузовиках. Февраль 1944 г. Кадр из видео пользователя vainakh38 https://www.youtube.com/watch?v=DKmb-WX0OI0

26 июля 2018, 06:08

Госархив Ингушетии получил уникальные документы о депортированных вайнахах

Ингушетия получила крупный архив о жизни и деятельности спецпереселенцев в годы депортации. Результат работы ингушских специалистов в архивных учреждениях Казахстана и Кыргызстана – 2000 листов и кадров документов, которые рассказывают о жизни спецпереселенцев.

Сообщение о том, что ингушские историки получили архивные документы о жизни репрессированных, пришло на sms-сервис "Кавказского узла". "Ингушетия получила из Казахстана и Кыргызстана крупный архив об ингушах-спецпереселенцах", - написал автор сообщения

Пользователи WhatsApp могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram - на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

Исследователями выявлено и откопировано более 2000 листов и кадров документов о жизни и деятельности спецпереселенцев. Все они будут включены в состав Архивного фонда Ингушетии, рассказал "Кавказскому узлу" директор Государственного архива Республики Ингушетия Магомет Картоев.

Госархиву Республики Ингушетия исполнилось на днях 25 лет. "И все эти годы приоритетной задачей для нас было восстановление потерянных документов историко-культурного наследия. Одно из таких направлений - поиск документов в архивных учреждениях Казахстана и Кыргызстана, куда были депортированы чеченцы и ингуши. Этим мы занимаемся не первый год. Ведь за одну поездку все не откопируешь. К тому же из-за финансовых проблем эти поездки случаются нерегулярно. Последняя поездка, которая оказалась такой плодотворной, была по инициативе руководства Ингушетии", - рассказывает Магомет Картоев.

В ходе операции "Чечевица" с 23 февраля по 9 марта 1944 года почти 500 тысяч человек из Чечни и Ингушетии были выселены в Казахстан и Среднюю Азию. Причинами репрессий были названы массовое дезертирство, уклонение от призыва в военное время и подготовка вооруженного восстания в советском тылу. Депортация состоялась, когда вермахт уже был отброшен на сотни километров от Кавказа, и, следовательно, явилась не военной необходимостью, а откровенно карательным актом, говорится в справке "Кавказского узла" "Депортация чеченцев и ингушей".

В рабочую группу кроме него вошли научные сотрудники Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им.Ч.Э.Ахриева Лейла Арапханова и Тамара Яндиева, они работали в архивах Казахстана. Четвертым членом в группе был краевед Берснако Газиков – перед ним стояла задача в архивах Бешкека выявлять документы, связанные с депортацией.

"Результат работы в архивных учреждениях Казахстана и Кыргызстана – 2000 листов и кадров документов, которые рассказывают о жизни спецпереселенцев. Выявили новые материалы, уникальные для нашего архива. Нельзя сказать, что это сенсация, но для нас любой документ важен. Любая записка, любая справка, - все в той или иной степени уникально, ведь по ним мы узнаем, в каких условия находились люди, какие у них были бытовые проблемы. Безусловно, эта работа в архивах Кыргызстана и Казахстана будет продолжена", - заверил Картоев.

Казахстан не был готов к приему депортированных

Тамара Яндиева рассказала, что за каждым документом, запиской, объяснительной она видит человека. "Особенно остро это ощущаешь, когда начинаешь знакомиться с документами, которые касаются детей, которых отправляли в детские дома... Очень сложно было разобраться в списках этих детишек. Мы по фамилиям устанавливали, чеченский это ребенок или ингушский. Некоторые фамилии явно были искажены. У детишек какие могут быть документы? Фамилии записывали как слышалось, ставили предположительно возраст. Таких детских документов было много", - говорит Тамара.

По ее словам, Казахстан был плохо подготовлен к приезду спецпереселенцев, часть денег, которые были выделены для обустройства депортированных, ушла на бедные казахские семьи. "Время было военное, казахи сами в то время жили тяжело. Хуже всех пришлось спецпереселенцам. В первые несколько месяцев, пока не наступили теплые дни, от голода, холода погибло очень много спецпереселенцев", - говорит Тамара Яндиева.

Она работала в Государственном архиве Казахстана вместе с Лейлой Арапхановой. "От старших, кто был в ссылке, слышали рассказы о том, как жили, что пришлось вынести, а вот берешь в руки документ и перед тобой – судьба человека, который за то, что без разрешения коменданта пошел в соседнее село искать свою сестру или мать, был осужден на десять лет. Запомнилось объяснение одной женщины, которая, работая на заводе уборщицей, украла четвертинку хозяйственного мыла для того, написано в протоколе, чтобы искупать детей. За год ссылки она их мыла только золой. Ее осудили за кражу на полгода. Подобных случаев много", - рассказывает Яндиева.

"В 1957 году правительство разрешило всем спецпереселенцам вернуться на свою родину. Всем давали какие-то справки на получение компенсации за утерянное имущество. Но ингушам не нужны были эти справки, они не стали продавать построенные за 13 лет ссылки дома, не стали распродавать нажитый с таким трудом домашний скарб. Собрав самое необходимое, что должно пригодиться в дороге, они пришли на вокзал в ожидании поезда", - рассказывает Тамара.

В документах они нашли распоряжение, в котором говорилось, чтобы немедленно была проведена разъяснительная работа среди спецпереселенцев.

"Пусть возвращаются домой и ждут поэтапного выезда на родину, а не сидят на вокзалах по два-три месяца. Действительно, наплыв депортированных был большой, составов не хватало. В этом документе красным дважды жирно подчеркнуто, что покинули вокзал все, кроме ингушей, которые не поддаются никакой агитации. Они продолжали находиться на вокзалах, чтобы любой ценой как можно быстрее выехать на родину", - приводит текст документа Яндиева.

Она также сказала, что в этом же архиве нашли документ об одном водителе, который на "Победе" сделал несколько рейсов из Казахстана в Ингушетию, перевозил своих родственников.

По ее словам, есть несколько документов, в которых говорится о том, что ингуши, занимающие руководящие должности, отказывались от них, когда узнали, что можно возвращаться домой, на родину. "Любовь к родине, к отчему дому, к своей земле - это острое чувство ностальгии мы ощутили в документах", - сказала Яндиева.

В Киргизии поселенцам помогали с жильем и работой

Краевед Берснако Газиков занимается поисками документов, касающихся истории ингушского народа, 50 лет. Запомнилась ему командировка в Германию, где он работал в государственном архиве. "Меня интересовали документы, которые касались защитников Брестской крепости", - говорит Берснако.

В Бишкеке Газиков работал впервые. "Работать пришлось в Центральном государственном архиве Кыргызстана, в архиве университета. Везде принимали хорошо, сотрудники архивов старались помочь, предоставляли необходимые материалы, помогали в копировании и фотографировании материалов. Даже удалось найти кинодокументы тех лет, которые касались спецпереселенцев", - рассказывает Газиков. По его словам, это была не только самая длительная, но и наиболее плодотворная командировка.

Газиков вспомнил свое детство, он тоже был в числе репрессированных. "Когда нас выслали, мне было пять лет. Наш эшелон был направлен в Казахстан. Возраст мой достаточный, чтобы запомнить все тяготы и невзгоды, которые пали на плечи моих родителей. Теперь, знакомясь с документами спецпереселенцев, которых привезли в Киргизию, я понимаю, что условия приема и расселения в этой республике были гораздо лучше, нежели те, в которых оказались ингушские и чеченские семьи, высланные в Казахстан", - говорит Берснако.

Он рассказывает, что спецпереселенцев в Киргизии не только худо-бедно, но обустраивали жильем, но обеспечивали работой. Он привел в пример документ, где говорилось, что вернувшийся с фронта гвардии подполковник Джабраил Картоев, (который был представлен к званию Героя Советского Союза, но из-за того, что он был по национальности ингуш, ему звезду Героя не дали) был назначен директором Фрунзенского ликеро-водочного завода. "На этом предприятии под его руководством работало 80 человек спецпереселенцев, мужчины и женщины. А это значит, что 80 семей были обеспечены не только жильем, но и не голодали", - рассказывает Берснако.

Разбирая картотеку Госархива университета, увидел документы Тамары Тонтовны Мальсаговой, которая, как значилось в картотеке, работала в университете преподавателем истории. "Здесь же были и документы известного ученого, профессора - языковеда, писателя Дошлуко Доховича Мальсагова, который также преподавал в этом университете. Знакомясь с одним личным делом, увидел фото красивой молодой девушки, Тамара Котикова работала лаборанткой. Вспомнил, что Тамара Котикова сейчас живет в селении Сурхахи. Переснял фотографию, когда приехал, то передал через родственников это фото ей. Говорят, она очень удивилась и обрадовалась, когда получила свою фотографию 70-летней давности", - говорит Газиков.

В Бишкеке сотрудники госархива предложили ему посмотреть старые киножурналы, сказали, что на некоторых есть сюжеты о спецпереселенцах. "Я просмотрел несколько. Звука не было, просто изображение, да титры под некоторыми героями отснятых сюжетов. В киножурнале за 1956 год в сюжете о соревнованиях по плаванию, победитель 15-летний Урусхан Хашагульгов, написано на киноленте. Смеющийся подросток вылезает из бассейна, его поздравляет тренер – это и есть Урусхан. Я обрадовался такому везению. Попросил, чтобы мне пересняли этот журнал на флешку, в надежде, что если не найду самого Урусхана, то родных точно найду в Ингушетии. Оказалось, что он жив и здоров, ему 77 лет, живет в селе Яндаре. По-моему, этот подарок с сюжетом о его спортивной победе пришёлся по душе и ему, и его близким", - смеется Берснако.

Он сожалеет, что не смог до сих пор найти героя сюжета еще одного киножурнала – Ахмеда Евлоева, бригадира шахтеров Хайрдарканского комбината, который в 1956 году был признан победителем соцсоревнования.

За время пребывания в Бишкеке, говорит Берснако Газиков, были встречи с руководством архивного агентства и директорами государственных архивов Кыргызской Республики, на которой обсуждались вопросы обмена опытом в сфере архивного дела и налаживания взаимодействия по выявлению документов в архивах Бишкека.

По словам Газикова, за три недели он ознакомился с большим количеством документов, с которых были сняты копии. "Были отсняты несколько десятков копий картотеки, которые мы раздали родственникам … В каждой семье должен быть и свой архив. Тем более, что за годы всяких катаклизмов некоторые семьи утратили многие ценные документы: фотографии старейшин рода, письма с фронта, свидетельства и документы о прожитых в ссылке годах. Есть невосполнимые потери, такие, как пропавший в 1992 году архив писателя Идриса Базоркина. Поэтому наша работа – архивариусов, краеведов – ценна тем, что мы по капелькам собираем историю республики, каждой семьи. Это нужно нам, это нужно нашим потомкам", - уверен Берснако Газиков.

Необходимо взаимодействие сотрудников центральных и местных архивов

Многие данные по истории народов Кавказа хранятся за пределами республик, отмечает старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований Института Африки РАН, автор блога на "Кавказском узле" "Северный Кавказ сквозь столетияНаима Нефляшева.

"И не только в архивах Москвы, Санкт- Петербурга, в Ростове-на-Дону, но и есть много архивов, которые хранятся за границей. Хочу привести в пример благородный жест историка Майрбека Вачагаева, который оцифровал и передал 40 тысяч архивных дел в архивное управление Чеченской Республики с условием, что этими материалами могут пользоваться ученые и исследователи, занимающиеся кавказской тематикой", - говорит Нефляшева.

По ее убеждению, тот факт, что в Ингушский госархив возвращаются не только копии, но и подлинники, имеет большое значение как для исследователей, так и для развития исторической и политологической науки в регионе. "Это очень серьёзный шаг. Хорошо, если бы архивы центральные и местные взаимодействовали друг с другом и чтобы это было системное взаимодействие", - высказала свое пожелание Наима Нефляшева.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

20 августа 2018, 16:07

20 августа 2018, 15:15

20 августа 2018, 14:15

20 августа 2018, 13:40

20 августа 2018, 13:17

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей