04 декабря 2002, 11:39

Конфликт между грузинской и абхазской стороной из-за задержанного турецкого судна

Задержание на прошлой неделе грузинской стороной турецкого рыболовного судна и его принудительная экстрадиция в порт Поти сделали остро актуальной проблему торгового турецко-абхазского сотрудничества, которое в Тбилиси считают контрабандой, а в Сухуме называют "спасительным глотком воздуха".

События начались 19 ноября, когда грузинские пограничники задержали турецкое рыболовное судно "Шекир Баба", открыв по нему огонь. После этого стороны начали обвинять друг друга.

"Действия грузинской стороны власти Абхазии расценивают как пиратские, такь как сейнер работает в рамках контракта турецко-абхазским совместным предприятием "Амлагур" и во время ареста находился в нейтральных водах, в 38 милях от мыса Пицунда, занимаясь ловлей рыбы", - заявил журналистам вице-президент непризнанной республики Абхазия Валерий Аршба.

"Турецкое судно находилось в территориальных водах Грузии без каких-либо официальных документов. В течение четырех часов экипаж не подчинялся пограничной службе и пытался различными маневрами уйти в направлении Абхазии, так что задержать сейнер далось лишь после открытия по нему предупредительного огня", - заявил IWPR глава регионального управления госдепартамента по охране госграницы Грузии Гоча Ветряков.

По словам Ветрякова, попытки связаться с судном предпринимал по просьбе грузинской стороны также руководитель Трабзонского регионального управления службы охраны границы Турции Нежет Гулер, который признал "совершенно законной" как саму операцию, так и возбуждение судебного дела в связи с этим случаем.

Однако, выступая в суде в Поти, где к этому часу по-прежнему находится "Шекир Баба", представляющий экипаж адвокат Мириан Матиашвили подчеркнул, что в действительности в момент задержания сейнер находился в международных водах между абхазским портом Гагра и российским Сочи. "Грузинские пограничники не имели никакого права задерживать судно", - сказал он IWPR.

Согласно постановлению суда, сейнер должен заплатить штраф в размере 65 тысяч лари (примерно 30 тысяч долларов) за незаконный лов рыбы. Кроме того, в перспективе ему грозит выплата еще 200 тысяч лари (около 100 тысяч долларов) в виде штрафа за незаконное нарушение морской границы Грузии.

Рыба, изъятая с сейнера - около 6 тонн, уже отправлена на кухни грузинских воинских частей.

Владельцы судна намерены опротестовать это решение. "Если понадобится, экипаж турецкого сейнера будет искать правосудия в европейском арбитражном суде", - заявил присутствовавший на заседании суда представитель турецкой стороны Фатих Туран.

С тех пор, как в 1993 году закончилась грузино-абхазская война, Абхазия официально закрыта для каких бы то ни было международных торговых контактов. Непризнанная республика, однако, заявляет о своей независимости, в том числе в вопросе выбора торговых партнеров. На практике это выглядит как развитие связей с Турцией по морю и с Россией - по суше.

Тбилиси наложил на Абхазию санкции, которые официально поддерживаются другими странами СНГ. Согласно соответствующему указу президента Эдуарда Шеварднадзе, все иностранные суда должны проходить таможенный досмотр в грузинском порту Поти как по пути в Абхазию, так и возвращаясь оттуда.

Однако, как признал в беседе с IWPR Ветряков, "еще не было ни одного случая исполнения этого указа каким-либо судном, направляющимся в Абхазию". Надо полагать, задержание "Шекир Баба" говорит о том, что грузинская сторона намерена принимать соответствующие меры - и это вызывает возмущение в Абхазии.

По мнению первого вице-премьера правительства Абхазии Рауля Хаджимба, "официальный Тбилиси ревностно следит за развитием экономики Абхазии и всячески пытается этому противодействовать". "Обстрел сейнера 19 ноября преследовал целью напугать наших турецких партнеров, тем самым сорвать сотрудничество абхазских и турецких предпринимателей", - заявляет он.

Турция оказалась в самой гуще этих разногласий. На сегодняшний день эта страна занимает первое место по числу экспортно-импортных операций с Грузией, с которой у нее имеются общие границы. При этом Турция является домом для огромной абхазской диаспоры, и сегодня между Абхазией и турецкими бизнесменами налажены неофициальные, но довольно активные контакты, которые выражаются, в основном, в продаже абхазского леса, угля и квот на рыбный промысел турецких судов.

Некоторые турецкие предприниматели поддерживают отношения одновременно с двумя сторонами. В январе 1999 года абхазские корабли береговой охраны задержали турецкое судно, которое занималось рыбной ловлей вблизи берегов Абхазии на основании договора, заключенного между хозяевами сейнера и грузинской фирмой "Колхида".

Но уже на следующий день сейнер был освобожден из-под ареста и отбыл на родину - чтобы через две недели вновь появиться у абхазского побережья на совершенно другом основании. За короткое время предприимчивый владелец заключил контракт на лов рыбы теперь уже с абхазскими властями.

Впоследствии результатом этого контракта стало совместное предприятие "Амлагур", которому и принадлежит судно, задержанное на прошлой неделе.

Главным противником "Амлагура" выступила государственная компания "Абхазрыба". Корабельный парк "Абхазрыбы" значительно уступал сейнерам "Амлагура", и до сих пор не имевшая конкурента госкомпания стала терять рентабельность.

Противостояние двух фирм разрешил президент Абхазии Владислав Ардзинба, который встал на сторону "Амлагура" и просто распустил госкомпанию.

Согласно статистике, в течение трех-четырех последних лет грузинские пограничники задержали за незаконное пересечение морской границы 22 корабля, в основном, турецких, но также украинских, греческих и эстонских. Реально, однако, этот путь проходят гораздо больше судов - ситуация, с которой грузинская сторона, по всей видимости, серьезно намеревается покончить.

"Еженедельно в порт Сухуми из Турции приходят от двух до трех судов, принадлежащих частным фирмам", - говорит начальник управления Госдепартамента разведки Грузии Серго Зибзибадзе. "Во время первой чеченской кампании в середине 90-х турецкие суда доставляли в Абхазию боевиков, следовавших транзитом на Северный Кавказ. Не исключено, что и сейчас на этих кораблях могут быть боевики, оружие, наркотики, ваххабистская литература, как впрочем, и любая другая контрабанда".

Абхазские власти, однако, категорически отрицают возможность причастности посещающих их воды кораблей к деятельности, отличной от обычной торговли.

Но один аспект рыбного промысла действительно заботит абхазских наблюдателей. Дело в том, что практически все корабли, работающие на турецко-абхазский "Амлагур", оснащены запрещенным в Черноморском бассейне средством рыбного промысла - донным тралом. "Этим приспособлением сейнеры оголили все дно побережья, уничтожая водоросли, они оставляют за собой лишь голые камни", - сказал IWPR не захотевший представиться работник государственной экологической службы Абхазии.

По его мнению, "всего нескольких лет промысла подобным методом достаточно для того, чтобы в последующие десятилетия рыба окончательно ушла с берегов Абхазии, как, впрочем, и из многих районов Грузии, где также ведется "донный трал".

Опубликовано 1 декабря 2002 года.

Автор: Теа Абсаридзе; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 21:30

29 мая 2017, 21:06

29 мая 2017, 21:06

  • Жильцы разрушенного дома в Волгограде начали выбирать новые квартиры

    Жильцы разрушенного дома на Университетском проспекте в Волгограде начали подавать сегодня заявления на выдачу государственных жилищных сертификатов. Сертификат позволяет приобрести жилье в новостройке или на вторичном рынке, однако некоторые из пострадавших с трудом смогли найти полностью подходящий вариант новой квартиры.

29 мая 2017, 20:55

29 мая 2017, 20:53

Архив новостей