28 ноября 2002, 15:18

"Чеченский вопрос" в российско-грузинских отношениях после событий в Москве

26 ноября Европейский суд по правам человека отменил свою рекомендацию Грузии от 10 октября не выдавать России нескольких чеченцев, задержанных на российско-грузинской границе в августе текущего года.

Ниже приводим статью нашего грузинского корреспондента, написанную в середине ноября, в которой показано последнее развитие взаимоотношений между Россией и Грузией, в том числе и столь обсуждаемый вопрос об экстрадиции. Редакция PW.

Главным камнем преткновения в российско-грузинских отношениях, по-прежнему, остается чеченский вопрос. После московского теракта Россия проявляет максимум нетерпимости и агрессии по отношению ко всем, кто не разделяет ее античеченские настроения. И Грузия возглавляет этот список.

Для России чеченская проблема, исходящая из Грузии, имеет три основных аспекта - наличие боевиков в Панкисском ущелье, затягивание процесса экстрадиции восьмерых чеченцев, задержанных на границе в начале августа, и вопрос существования представительства Чеченской республики в Грузии.

Для Грузии, пожалуй, самым болезненным является вопрос об экстрадиции оставшихся восьмерых из тринадцати задержанных чеченских боевиков в начале августа на грузино-российской границе. С одной стороны, Шеварднадзе и хотел бы избавиться от них, чтобы не обострять и так прохладные отношения с Россией, с другой - репутация цивилизованного прозападного политика не позволяет оставить без внимания претензии Европейского суда.

Экстрадиция чеченцев и санкции Евросуда

"Я давал слово господину Путину, что в их передаче не будет препятствий" - извинился Шеварднадзе в своем недавнем традиционном радиоинтервью. "Но вмешательство Европейского суда - это новый элемент, и мы, и Россия должны больше усилий приложить для того, чтобы ускорить этот процесс".

Возможно, именно вмешательство Европейского суда принудило грузинскую прокуратуру срочно признать грузинское гражданство двоих из восьми задержанных. Генеральный прокурор Грузии Негзар Габричидзе вынужден был официально подтвердить информацию, которую с самого момента задержания распространяли адвокаты и родственники задержанных: двое из восьмерых этнические кистинцы, граждане Грузии.

Робинзон Бейсров и Хамзат Тепсаев, по словам генпрокурора, это уроженцы села Дуиси, Панкисского ущелья Грузии, Гела Куштанашвили и Робинзон Маргошвили.

"Следствие располагает свидетельствами о рождении этих лиц, их военными билетами и паспортами советского образца. В соответствии с конституцией, они не подлежат экстрадиции" - сообщил генеральный прокурор.

В начале ноября всем восьмерым грузинский суд еще на три месяца продлил предварительный срок заключения. А Европейский суд в Страсбурге до 24 ноября должен был получить от участников допольнительную информацию для рассмотрения вопроса о приемлемости требования выдачи России задержанных в Грузии чеченцев.

"Европейский суд не может запретить Грузии экстрадицию, однако в случае несоблюдения его рекомендаций на государство - члена Совета Европы могут быть наложены штрафные санкции" - говорит руководитель международно-правового департамента Генеральной Прокуратуры Грузии Паата Мсхиладзе. "Мы можем не соблюдать рекомендации Евросуда, но при этом Грузия подвергнется серьезному политическому давлению со стороны европейских структур, кроме того, нам грозит финансовый штраф, размер которого может исчисляться весьма крупными суммами".

При этом он отметил, что состоявшаяся 4 октября экстрадиция в Россию пяти из задержанных чеченцев хоть и прошла с соблюдением всех юридических норм, однако все же может вызвать претензии к Грузии со стороны Евросуда, так как грузинское законодательство не совсем ясно указывает права выдаваемого лица на обжалование этого процесса.

Итак, вопрос об экстрадиции остается открытым, по крайней мере, до конца ноября.

"Мы закрыли несуществующее представительство!"

Зато в эти дни грузинские власти сумели решить другой, не менее болезненный для России вопрос. Секретарь Совета Безопасности Грузии Тедо Джапаридзе радостно отрапортовал во время своего последнего визита в Москву: "В Грузии закрыто представительство Чеченской республики Ичкерия".

Заявление высокого чиновника вызвало недоумение и в Грузии, и в России. Ведь с 1996 года грузинскому руководству не раз приходилось оправдываться перед Россий за существование так называемого представительства Ичкерии. Все эти годы, и президент Грузии, и представители прокуратуры отмахивались от обвинений России, доказывая, что официально представительства Ичкерии в Грузии не существует.

Эту же информацию подтверждает и сам руководитель представительства Хизри Алдамов: "Мы функционировали в Грузии с 1996 года, но никогда не были зарегистрированы Минюстом как представительство Ичкерии, так как официально Ичкерия как независимое государство никем пока не признана. Вся наша деятельность носила и носит характер общественной организации, возглавляемой гражданином Грузии, то есть мной". По словам Алдамова, он действительно имеет мандат Аслана Масхадова на организацию и координацию общественной и гуманитарной деятельности в Грузии, мандат "народного дипломата".

"Наша организация по собственной инициативе закрыла свой офис, чтобы не создавать проблемы стране, гражданином которой я являюсь. Но это не означает, что кто-то нас закрыл - нас ведь никто официально не открывал".

Почти дословно повторяет Алдамова и пресс-секретарь президента Грузии Каха Имнадзе, который в разрез с заявлением Секретаря Совбеза говорит: "Нельзя закрыть то, что никогда не открывалось".

Так или иначе, российская администрация приняла формулировку Джапаридзе и срочно стала распространять информацию о связях с боевиками теперь уже бывшего представителя Ичкерии Хизри Алдамова. На это был вынужден отреагировать и Генеральный Прокурор Грузии Нугзар Габричидзе, который заявил журналистам, что "готов ознакомиться с материалами российской прокуратуры против Алдамова, если такие имеются".

Закрыть под давлением России - это дискриминация

Сам Алдамов рассказал, что за эти годы российские спецслужбы не раз пытались оказать серьезное давление, было много попыток запугать лично его, но никогда не было проблем с грузинскими властями. "Я никогда не нарушал законов моей страны, в деятельности нашей организации нет никакого криминала. Грузинским властям не за что ко мне придраться".

Хизри Алдамов убежден, что грузинское законодательство не запрещает иметь и высказывать личное мнение по любым вопросам. "Независимо от того, где буду находиться" - говорит Алдамов - "в здании ли департамента хлебопродуктов, возглавляемом отцом председателя грузинского парламента, или у себя дома, закон Грузии мне не запретит говорить правду".

Председатель чеченского международного комитета защиты прав человека Асланбек Абдурзаков, проживающий в Панкиси, считает, что находящиеся в Грузии официально зарегистрированные чеченские организации, деятельность которых не противозаконна и соответствует нормам международного права, не могут быть закрыты.

"Дискриминация будет проявляться тогда, когда их деятельность будет приостановлена под давлением России" - заявил Абдурзаков. "Руководство Грузии не пойдет на подобного рода шаги в отношении чеченцев, занимающихся мирной деятельностью и находящихся вне политики".

Опубликовано 27 ноября 2002 года

источник: Веб-сайт "Prague Watchdog" (Чехия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 07:52

25 мая 2017, 07:18

25 мая 2017, 06:53

25 мая 2017, 05:54

25 мая 2017, 04:55

Архив новостей