15 октября 2002, 13:18

Батал Кобахия - издатель и лирик

Как считают авторы готовящегося сборника, публицистика по своему эмоциональному воздействию на читателя не может сравниться с художественным произведением, в котором бьется пульс настоящей жизни и настоящей боли, пережитой людьми, вовлеченными в войны. Идеи об издании подобных сборников, кстати, возникли параллельно, просто у ОБСЕ оказалось больше возможностей, и их книга уже вышла из печати, готовится следующее издание иного жанра, а наша пока на стадии завершения. Вместе они восполнят пробел в культурном пространстве Кавказа и будут способствовать налаживанию разрушенных связей между народами, - рассказывает Батал Кобахия, директор Центра Гуманитарных Программ и соавтор идеи. - В самом начале предполагалось охватить писателей со всего Кавказа, но на данном этапе мы решили ограничиться Южным. Целью проекта является собрание под одной обложкой рассказов писателей из конфликтных районов Южного Кавказа. Такая книга станет своеобразным диалогом писателей, в котором они делятся своей болью, болью своего народа, пропагандируя мир без войн и насилия.

На сегодняшний день в основном сформировалась команда людей, ответственных за оформление и издание сборника. Практически подходит к завершению подбор и перевод произведений писателей со всех регионов Южного Кавказа, которые войдут в данное издание. Уже состоялось несколько предварительных встреч, продвинувших издание книги. Каждый регион Кавказа - Степанакерт, Ереван, Баку, Цхинвал, Тбилиси, Сухум - будет представлен своим редактором. Таким образом, редакционный совет будет состоять из шести редакторов, авторов проекта Батала Кобахия и писателя Гурама Одишария, сухумчанина, ныне живущего в Тбилиси, Рейчл Клогг, английского филолога занимавшейся русской литературой, в частности, творчеством Фазиля Искандера ("Ресурсы примирения", Лондон), и чешской журналистки Магдалены Фричовой, работающей сейчас в "Международной Тревоге" (Лондон). Абхазский писатель Даур Начкебия станет одним из главных редакторов издания. Уже подобраны несколько рассказов абхазских авторов, которые сейчас переводятся на русский язык.

Абхазские НПО в последние годы очень активно участвуют в различных сетевых как общекавказских так и на уровне СНГ программах, зачастую являясь инициаторами многих проектов или активными участниками других. Уже более трех лет действует Кавказский Форум НПО, набирает силу Лига женщин Кавказа, формируется Кавказская сеть по внедрению идей независимой жизни инвалидов Кавказа, работают и журналистские сетевые проекты. Именно в рамках Кавказского Форума и будет осуществляться издание данного проекта. Финансовые затраты по подготовке издания большей частью взяла на себя британская неправительственная организация "Международная тревога" в рамках проекта по построению мер доверия, который осуществляется в Грузии и Абхазии. Поиском средств для издания книги занимается и Кавказский Форум. Однако предстоит еще поиск спонсоров, чтоб довести книгу до читателя.

На данном этапе продолжается знакомство с будущими авторами. С этим и была связана наша поездка в Баку. Позже мы планируем поехать и в другие регионы, в Ереван и Степанакерт, аналогичная работа проведена уже в Абхазии, Южной Осетии и Грузии. В Баку мы встречались с журналистами, писателями, представителями издательских домов, обсуждали концепцию книги. И, хотя наша идея вызывала различную реакцию, общая цель, ее миротворческий пафос понятен всем. Основное условие отбора произведений, помимо их художественной ценности - это рассказ о войне, но без призывов к войне и пропаганды агрессии и насилия, без политической оценки событий, без отражений этнических стереотипов, оскорбляющих национальное достоинство народов, проживающих на Кавказе. Мы хотим дать ясную, эмоциональную картину тех бед, драматических и трагических событий, которые произошли во всех регионах Южного Кавказа. И наша цель - сделать это издание доступным во всех кавказских сообществах, чтобы, допустим, наличие армянских авторов в книге не делало ее недоступной для прилавков Баку или наоборот.

Книгу формируют люди, которые на протяжении последних шести-семи лет работают в общесетевых программах, у них есть опыт взаимодействия между собой, они доверяют и хорошо понимают друг друга. Книга будет издана на русском языке, сегодня все еще общедоступном для каждого региона, а затем, если книга будет востребована, в дальнейшем возможно ее издание на английском и на национальных языках Южного Кавказа. Но это в планах, а пока ресурсов хватает на то, чтобы собрать и перевести произведения национальных авторов на русский язык и издать их.

Еще не выбрано место издания, авторы проекта подбирают дешевую и качественную типографию где-нибудь на Кавказе. Велись переговоры о возможности издания в России с московской общественной организацией "Мир Кавказа", которая издает художественную литературу, и с другими издательствами разных стран, с которыми обсуждалась возможность будущей публикации. Для организаторов важно, чтобы книга вышла под эгидой Кавказского Форума неправительственных организаций.

К концу сентября, когда планируется собрать все рассказы, за работу примутся дизайнеры, художники из всех регионов, которые будут иллюстрировать книгу, поскольку большое значение мы придаем и художественному оформлению издания. Пока к работе частично подключились Леварс Бутба из Сухума и Ладо Почхуа из Тбилиси. По окончании работы на презентации сборника будут представлены и иллюстрации всех художников. Возможно, это произойдет в Чехии, возможно в городах Южного Кавказа.

В Баку с некоторой ностальгией вспоминают советский журнал "Дружба народов", в котором печаталась литература народов СССР. Бакинцы знают своих писателей, хорошо знакомы с русской и западной литературой, но совсем не знают писателей Кавказа, потому что нарушены коммуникации, утеряны связи. Действительно, книги на наших национальных языках бесполезно везти в регионы, где их не понимают. Их надо переводить, но такая работа не ведется, а те книги, которые издаются в Москве, появляются спонтанно и нерегулярно. Сейчас мы практически не делаем ничего нового, мы просто хотим возродить те традиции, которые существовали прежде, но без идеологической подкладки, которая едва выдержала 70-летие. Журнал, подобный "Дружбе народов", не может появиться на месте, полном слез и трагедий, связанных с военными конфликтами. Прежде нужны такие книги, как наша, как та, которая была задумана Хайди Тальявини, которые ориентированы на наши уязвимые, больные места. Если мы выдюжим наше издание, сумеем проговорить моменты, разобщающие нас, будет легче думать и о Кавказском альманахе, в котором соберутся авторы регионов всего Кавказа, пишущие о быте, традициях, культуре своих народов.

Записала Зоя Чача

Прямая речь из Баку

О городе

Последний раз в Баку я был 16 лет назад, задолго до тех событий, которые потрясли Кавказ. Приехав в Баку сейчас, я был ошеломлен ощущением, что вернулся в знакомый город. Мы попали в суховей (ветер дует в сторону моря), когда не чувствуешь, что рядом море, да и жара в 45-47 градусов не позволяла ни много думать, ни много чувствовать. Один раз, ошалев от жары, мы решили прокатиться на катере по Каспию. Хотелось подышать озоном, так щедро растворенным в воздухе у нас дома. Но ветер уносил все запахи и влагу. Под тобой вода, а ощущение, что это целлофан, как в знаменитом финале фильма Феллини "И корабль плывет".

Баку чист, красив, праздничен, готов к приему. Бакинская набережная обилием хорошо одетых, праздно гуляющих людей напомнила сухумскую набережную в ее золотые времена. Но запах нефти - везде, и меня, привыкшего к озоновому духу, он слегка раздражал. А бакинцы радовались, это запах стабильности и нашего будущего благополучия, говорили они. Баку пытается сохранить национальный колорит своего центра, но практически везде строятся помпезные офисы различных корпораций и западных фирм, привлеченных нефтью. Их пытаются стилизовать под старину, но уши современности все равно вылезают. Однако в двух шагах от центра вы попадаете в настоящий старый город. Узкие улочки, на которые едва пробивается только полуденное солнце, почти полное отсутствие зелени. Днем здесь можно увидеть небольшое количество местных горожан, озабоченных собственными проблемами, и редких, самых любопытных и отчаянных туристов, забредающих сюда в поисках собственно бакинского колорита.

О нравах

Люди безмерно теплые. Ответы на любой наш вопрос заканчивались плачевно: отвечали с удовольствием и очень подробно, к концу ответа мы почти забывали, о чем спрашивали.

Как говорят о себе сами бакинцы, они очень законопослушный народ и в Азербайджане легко наводить порядок. Они с удовольствием подчиняются ГАИ, милиции, властным структурам. Мне это импонировало, я чувствовал себя в полной безопасности. Я был просто потрясен вежливостью и жизнерадостность представителей сферы обслуживания, их желанием удовлетворить клиента. В конце я уже заболевал от этого, хотелось, чтобы на тебя не реагировали. Несмотря на жару, на улицах много людей. И это неудивительно, потому что в Баку практически проживает большая часть населения Азербайджана. У меня сложилось ощущение, что в этом городе все отдыхают.

О языке

Закономерность времени: со многими из тех, с кем мы встречались по проекту, нам пришлось говорить при помощи переводчика. Пожилые люди, которые, казалось, должны помнить русский язык по советским временам, понимали нас, но говорить на русском им было уже сложно. Вначале мы с Гурамом Одишария решили, что это естественная национальная позиция многих людей постсоветских республик, создающая проблемы на местах. Мне приходилось наблюдать нежелание многих говорить на русском языке и в Молдове, и на Украине, и в Грузии, и в Центральной Азии. Однако, как нам объяснили, для людей, живущих в Баку, языком общения всегда был русский, но за пределами столицы он был распространен мало. А сейчас в Баку много беженцев из Карабаха, и, в частности, из сельских регионов, и азербайджанский язык слышится очень часто. Хотя русский пока все еще в ходу. Для многих он даже единственно понятный язык. Но слышна и английская речь, арабская, вообще, очень много иностранцев на улицах, чувствуется что это открытый город, чего, к сожалению, нет у нас.

О еде и пиве

Очень вкусная пахлава и дешевая, мы перепробовали, наверное, сортов тридцать - ели, ели. Я думал и домой привезти, но нет, я наелся ею на год вперед.

Огромные рестораны - один просто поразил меня своей площадью: вся Абхазия вполне могла бы пообедать разом - забиты публикой. Попав в первый раз, я решил, что что-то произошло, и, привыкнув к экстремальным ситуациям, не удивился. Вокруг бегали люди. По несколько человек вместе. Оказалось, это официанты. Ресторанные площадки большие, желающих отдохнуть много, посадочных мест мало, прожиточный минимум большой, вот тебе и сервис. Но что было приятно, там почти не пили. Много шашлыков, много зелени и фруктов, пиво, какие-то легкие алкогольные напитки, но никаких пьяных оргий. И все всегда заканчивается чаем с сахаром в прикуску.

Жара вынудила многих бакинцев уехать за город, на дачи, не сезон и для всякого рода культурных мероприятий. Перед выездом нас предупредили, что город почти пустой. Нужных людей нет. Что ж, решил я - посмотрим. Поговорим просто с интересными людьми. Наверное, в Баку, как и везде, не все имеют возможность отдыхать на загородных дачах. И мы оказались правы. Нужные люди оказались на месте.

Даже почти пустой город мне показался Вавилоном. Справляться с жарой помогает только пиво, подаваемое здесь холодным, а не мокрым, как в наших заведениях, и в ледяных кружках. Мы по достоинству оценили местное пиво - оно ничуть не уступает нашему, сухумскому, как, впрочем, и чешскому. Пиво, как глоток воздуха. Новое ощущение.

И все-таки люди

В Баку, как и во всяком столичном кавказском городе, много писателей. Однако сами писатели жалуются, что национальную литературу мало кто уже читает. Всех настораживала цель нашего приезда и одновременно интересовала. Вначале у них в голове никак не укладывалось - почему вместе приехали участник войны из Абхазии и писатель из Грузии. Поговорив немного о конфликтах и их корнях, о войнах, об истории , возвращались, глядя на наши измученные и терпеливо ожидающие лица, к цели нашего визита. Спрашивали, на каком уровне отношения между нашими народами. Печально улыбались, услышав ответ - везде одно и то же! Сколько нам еще предстоит всем делать! Возвращались опять к цели книги, говорили о том, что сегодня практически все, что пишется, носит документальный и справочный характер. Художественной литературы о последнем конфликте практически нет. Она не востребована. Да и война им не кажется законченной. Еще столько незажитых ран. Еще столько открытых ран. Однако практически все, с кем мы встречались - писатели, журналисты, литературоведы, издатели, ученые, представители неправительственных организаций, партий, работники гостиницы, таксисты, без которых невозможно было передвигаться в жару по городу, случайные знакомые за кружкой пива, все начинали живо интересоваться целью нашего визита. Несмотря ни на что, многим эта идея не казалась утопической. Нашлись писатели, имеющие уже подходящие рассказы. Другие стали подумывать о том, что тем много, и, возможно, они попробуют.

Нам все время говорили о художественном фильме о карабахской войне, снятом азербайджанском кинорежиссером. Кино в этот момент никак не входило в наши планы, но мы с Гурамом все-таки решили просмотреть фильм у автора дома. Он любезно согласился. Это был Явер Рзаев. Запомните это имя.

Вышел 6 октября 2002 года . Продолжение с следующем номере.

источник: Информационно-аналитический журнал "Гражданское общество" (Абхазия), N 22

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 15:16

24 сентября 2017, 14:34

24 сентября 2017, 13:42

24 сентября 2017, 12:40

  • Четверо детей пропали в Сочи

    Три мальчика и одна девочка ушли из дома в Центральном районе Сочи 23 сентября и не вернулись, детей ищут полицейские и волонтеры.

24 сентября 2017, 11:44

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей