12 ноября 2002, 16:22

Чеченские беженцы в Ингушетии (1999-2002)

Во время последней чеченской войны первые беженцы из Чеченской Республики начали появляться в Ингушетии с конца сентября 1999 года, когда в самой Чечне уже стало ясно, что новой войны с Россией не избежать. Российские войска стояли на северных границах Чечни, над самой Чечней часто пролетали самолеты-разведчики. Огромные колонны беженцев хлынули из Чечни в единственно пропускавшую их на свою территорию приграничную республику - Ингушетию.

Тогда всего за несколько месяцев, по данным Миграционной службы Республики Ингушетия, в республике скопилось более 180 тысяч беженцев. Это были только те, кто прошел регистрацию.

Беженцы размещались в создаваемых палаточных лагерях, на территориях бывших складских и производственных помещений, получивших (из-за размещения на небольшой территории достаточно большого количества беженцев) название "места компактного проживания", а также в частном секторе (арендуя жилье или вселяясь на безвозмездной основе с разрешения хозяина). Палаточные лагеря и "места компактного размещения" стали называться "пункты временного размещения" (ПВР).

Беженцы де-факто не были признаны беженцами де-юре, не получив никаких юридических льгот на территории Российской Федерации. Их стали называть "временно перемещенными лицами". Произошло это потому, что Россия отказывалась признать факт ведения в Чечне военных действий, а лишь проведение "антитеррористической операции" на своей территории. Выдача статуса беженца чеченским гражданам могла означать признание факта войны.

Возможность выселения чеченских беженцев из Ингушетии и возвращения их обратно в Чечню обсуждалась долгое время, еще со времен президентства в Ингушетии Руслана Аушева. Его политика гостеприимства по отношению к этнически братскому чеченскому народу допускала продолжение пребывания чеченцев на территории Ингушетии.

Не устраивавший по этой и еще по причине сильного влияния в своем регионе новые кремлевские власти, придерживающиеся политики усиления центра при одновременном ослаблении регионов, Аушев вынужден был уйти в отставку. В новых президентских выборах, несмотря на сильное противостояние команды Аушева, победу одержал московский ставленник генерал спецслужб Мурат Зязиков.

29 мая 2002 года (на следующий день после инаугурации) был подписан документ, называющийся "План мероприятий федеральных органов исполнительной власти, Правительства Чеченской Республики и Правительства Республики Ингушетия по завершению работы по возвращению в Республику внутриперемещенных лиц с территории Республики Ингушетия". План был утвержден российским федеральным министром по Чеченской Республике В.Елагиным, представителем президента России в Южном территориальном округе (куда входят и Ингушетия, и Чечня) В.Казанцевым, согласован с руководителями Чечни и Ингушетии А.Кадыровым и М.Зязиковым.

Согласно этому Плану, планировалось до конца октября полное закрытие всех ПВРов на территории Республики Ингушетия. Документ в 20 пунктах предусматривал перерегистрацию беженцев в Ингушетии, организацию их переезда в Чечню с одновременным размещением их там, переадресацию гуманитарной помощи и закрытие ПВРов в Ингушетии.

Из даты подписания Плана было ясно, что документ не мог быть создан в течение суток после вступления в должность нового главы республики, а был подготовлен заранее.

По сообщениям же правозащитников, План не был до конца отработан. Места для проживания в ПВРах в Чечне, куда планировалось переселение беженцев, не были подготовлены в достаточном количестве, безопасность проживавших там тоже была под вопросом. Соответственно беженцы не спешили возвращаться. Кремлю же, в его стремлении де-юре завершить войну, хотя бы перед лицом мировой общественности, вернувшиеся чеченцы были необходимы в качестве аргумента, который можно будет предъявить миру в доказательство своих мирных инициатив в Чечне.

Наиболее весомым антифактором были палаточные лагеря, на которые обычно ссылались западные журналисты и правозащитники, когда говорили о беженцах в Ингушетии. Ликвидация этих лагерей любым способом стала первоочередной задачей комиссии по переселению. Ввиду невозможности добровольного возвращения чеченцев в родную республику и недостаточности мест для проживания там, возникла новая идея - переселить беженцев из палаток в "места компактного проживания" на территории Ингушетии. Но беженцы отказывались уходить с насиженных мест, справедливо полагая, что на новом месте придется обустраивать все заново.

Один такой конфликт произошел в начале сентября в палаточном лагере "Иман" на окраине села Аки-Юрт. 2600 беженцев устроили митинг протеста, отказываясь переселиться из хорошо оборудованного лагеря со школой, детским садом, спортивным залом, центром психологической реабилитации, пунктом горячего питания и т.д. в промышленный цех бывшего радиозавода города Малгобек, где, по их словам, частично разрушена кровля, а напоминающие пчелиные соты комнаты-ячейки разгорожены развешанными на веревках простынями.

1-й заместитель руководителя ФМС МВД РФ генерал-майор Игорь Юнаш, ответственный согласно Плану за организацию переезда беженцев в Чечню и закрытие ПРВов на территории Ингушетии, потребовал от беженцев в течение 24 часов покинуть лагерь и переселиться в Малгобек, заявив, что в случае неподчинения будет вынужден применить силу - федеральные войска или ОМОН, а палатки будут снесены бульдозерами. Конфликт удалось погасить, но Юнаш на прощанье пригрозил, что все равно всех беженцев будут выселять.

Ввиду несоблюдения сроков выполнения переселения беженцев планы были пересмотрены. 15 октября в столице Ингушетии городе Магасе прошла встреча председателей правительств Чечни и Ингушетии при участии заместителя представителя президента РФ в Южном федеральном округе Александра Коробейникова. По их взаимодоговоренности лагеря чеченских беженцев в Ингушетии должны быть ликвидированы до конца текущего года.

Стороны заново разграничили свои обязанности в организации возвращения беженцев. Чеченская сторона будет готовить места приема и размещения прибывших людей. Ингушские власти должны отвечать за организационные вопросы, связанные с выездом беженцев.

По словам чеченского премьер-министра Станислава Ильясова, данные переписи в Ингушетии, проведенные в середине октября в рамках всероссийской переписи населения, показали, что в палаточных лагерях проживает 18 тысяч беженцев. Пять тысяч из них, по его словам, имеют неразрушенное жилье в Чечне, шесть тысяч будут устроены в арендуемые для них в Грозном дома, а семь тысяч разместят в ПВРах.

Гарантируя безопасность тех людей, которых будут возвращать, Ильясов привел цифру в один миллион сто тысяч человек, которые по данным переписи проживают на сегодняшний момент в Чечне. Этот показатель, по его словам, свидетельствует о том, что в Чечне спокойно.

На встрече не был рассмотрен вопрос о дальнейшей судьбе беженцев, проживающих не в палаточных лагерях. Хотя количество чеченских беженцев в Ингушетии было названо: 66 тысяч. Данные правозащитников несколько иные: 92 тысячи и 181 пункт временного проживания.

Почти сразу же после этого совещания на беженцев в палаточных лагерях стало оказываться моральное и физическое давление. Четыре палаточных лагеря вынужденных переселенцев из Чеченской Республики - "Сацита", "Бэла", "Алина" и "Спутник", находящихся в районе станицы Орджоникидзевская (наиболее близком к чеченской границе населенном пункте Ингушетии) днем 25 октября 2002 года были окружены большим количеством российских военных. Федеральные военнослужащие начали окапываться по периметру всех 4-х лагерей и ставить блок-посты. Вооруженные солдаты внутренних войск начали ходить по территории лагерей, а по ночам пускать осветительные ракеты.

Российские военные и сотрудники местной милиции пытаются проводить "зачистки" среди вынужденных переселенцев из Чеченской Республики. Людей останавливают на улицах, проверяют документы. Установлено что-то вроде комендантского часа: беженцев не выпускают с территории лагерей после 8 часов вечера.

26 октября 2002 года над палаточным лагерем беженцев "Барт", расположенном в городе Карабулак, на низкой высоте пролетел российский военный вертолет, с которого были сброшены листовки с карикатурой на Шамиля Басаева.

Утром 29 октября неизвестными в камуфляжной форме был задержан комендант лагеря беженцев компактного проживания "Инг-Авто". По рассказу его жены, 8-10 человек в масках ворвались в комнату, где он проживал вместе с семьей, и увезли его на двух машинах с чеченскими номерными знаками.

Одновременно продолжается и процесс мирного воздействия на беженцев. Глава Правительства Чечни Станислав Ильясов лично проводит поездку по палаточным лагерям в Ингушетии, призывая людей возвращаться домой. Ильясов заявляет, что все равно до конца года все палаточные городки будут ликвидированы и заверяет беженцев в том, что в случае возвращения все их пожелания будут выполнены чеченскими властями.

Опубликовано 8 ноября 2002 года

источник: Веб-сайт "Prague Watchdog" (Чехия)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 мая 2017, 07:22

29 мая 2017, 05:53

29 мая 2017, 04:54

29 мая 2017, 03:55

  • Врач из Судана получил премию Aurora Prize в Ереване

    В Ереване прошла церемония вручения гуманитарной премии Aurora Prize-2017, лауреатом которой стал хирург больницы Mother of Mercy в Нубийских горах Судана, миссионер католической церкви, доктор Том Катена. Премия вручена от имени всех выживших во время Геноцида армян в Османской империи в знак благодарности их спасителям.

29 мая 2017, 02:56

  • Джанелидзе заявил об отсутствии угрозы для России в связи с интеграцией Грузии с НАТО

    Делегаты Парламентской Ассамблеи НАТО заслушали министра иностранных дел Грузии Михаила Джанелидзе, который заявил, что стране необходим не план действий по членству, а полноценное членство в Североатлантическом альянсе. Ожидается, что сегодня ПА НАТО примет декларацию в поддержку евроатлантической интеграции Грузии, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей