06 ноября 2002, 17:39

Похороны отменяются. Журналиста Скотта признали чеченским террористом

Вчера в Назрани должны были состояться похороны британского журналиста Джона Родерика Гервейса Скотта, который вместе с отрядом полевого командира Руслана Гелаева пересек границу Грузии и Осетии и был убит 26 сентября под ингушским селением Галашки. На прощание с ним пригласили российских и иностранных журналистов, но выяснилось, что похорон не будет - власти Ингушетии сочли Родерика Скотта террористом.

Журналистов на эти похороны прямо-таки зазывали. Сотрудник Северо-Кавказского управления Генпрокуратуры Сергей Прокопов лично позвонил в несколько телекомпаний и редакций иностранных газет.

Прокуратура собиралась провести пресс-конференцию с подробным отчетом о расследовании событий в Галашках и показать личные вещи убитого журналиста, а потом тело господина Скотта (Gerveys Roderick John Scott) должны были захоронить в станице Орджоникидзевской Сунженского района республики.

Но уже в 11 часов, на которые была назначена пресс-конференция, стало ясно, что похороны вряд ли состоятся. В прокуратуре Ингушетии, которая находится в состоянии вялотекущего ремонта, журналистов встретили удивленно: "Разве этого журналиста еще не похоронили? Мы ничего о нем не знаем". В кабинете республиканского прокурора мы увидели заместителя прокурора Северо-Кавказской прокуратуры Владимира Кравченко в новенькой синей форме, а также несколько его подчиненных. Перед нами дверь захлопнули и закрыли изнутри. "Скажите, будут похороны или нет?" - настаивали мы. Выглянул растерянный заместитель прокурора Ингушетии и сказал, что никто ничего не знает - надо ждать. Было заметно, что прокурор Кравченко, который серьезно готовился к общению с журналистами, тоже немного растерян.

В тесном коридоре ко мне подошел человек в стареньком темном пальто и заговорил с сильным английским акцентом. Оказалось, что он журналист из The Times Робин Шеферд (Robin Shepherd). Робин объяснил, что поношенная одежда - для конспирации, потому что "здесь для иностранцев небезопасно", и сразу перешел на "ты". Британец приехал в Назрань почти неделю назад, когда Северо-Кавказская прокуратура пообещала устроить похороны Джона Скотта, но из-за событий в Москве похороны отложили. Робин, чтобы не терять времени зря, объездил все лагеря беженцев в Ингушетии, где ему рассказали, как русские солдаты насиловали чеченских женщин и как опасно возвращаться беженцам в Чечню.

Прошел час. Дверь в кабинет прокурора оставалась закрытой. Чтобы не загораживать сотрудникам прокуратуры проход, мы вышли на улицу.

- Как ты думаешь, почему Скотта хоронят здесь, в Ингушетии? - спросила я у Робина.

Для меня это самый главный вопрос, - сказал он. - Такого ещё не было, чтобы родные не забрали тело. Я знаю, что они отказались приезжать сюда, но почему - неизвестно. Может быть, боятся? В Англии ведь если один процент населения знает, где находится Ингушетия, то хорошо. Их могли предупредить в посольстве, что здесь опасно.

Что, по-твоему, он делал под Галашками?

Он был стрингер, фри-лэнс. Он был известный, потому что побывал во всех "горячих точках": в Чечне и в Афганистане. Он работал в агентстве Front Line News. Каждому журналисту хочется добыть хороший материал.

На улице к нам подошли замерзшие тележурналисты. Прыгая с ноги на ногу, вспоминали подробности боя под Галашками. Тогда, в сентябре, отряд Гелаева из Грузии прошел в Северную Осетию и, случайно засветившись в селе Тарском, отправился в Ингушетию. Под Галашками боевики попали в засаду бойцов 58-й армии. Около десятка боевиков были убиты. Среди них нашли и Скотта. Говорят, что его снял снайпер: пуля попала в голову и в объектив фотоаппарата. Это значит, что, когда шел бой и вокруг стреляли, Скотт снимал происходящее.

Сначала, несмотря на наличие аппаратуры, никто не подтверждал, что убитый - журналист. В ходе расследования возникали разные версии: Скотта представляли и шпионом, и боевиком. Потом выяснилось, что при убитом оказалась сумка с боеприпасами.

- Это не сразу,- вступается Робин.- Сначала ни о каких боеприпасах не говорили.

Могли и подбросить, - говорят журналисты из НТВ.

- Ну да, это из той же оперы, что и бутылка Hennessy в руке у Бараева, - смеются все.

Пока шло следствие, тело убитого журналиста пытались идентифицировать. Через посольство Великобритании прокуратура получила описание внешности Джона Родерика Скотта и его фотографии. Их выслал отец Скотта, Робин. Главной деталью опознания стал шрам на ноге, полученный журналистом ещё в детстве, когда его покусала собака, и зубная карта погибшего. После того как следственные действия закончились, родителям Скотта предложили забрать тело, но они неожиданно отказались. По словам господина Прокопова, родителям журналиста необязательно было даже ехать в Назрань - тело могли перевезти, например, в Ростов, но они не поехали и в Ростов.

Кто-то в нашем замерзшем кружке подсчитывал, что на этой неделе исполняется 40 дней со дня смерти Скотта. Значит, похоронят, решают мои коллеги. В это время вышедший из прокуратуры сотрудник говорит нам, что в столице Ингушетии Магасе директор Федеральной службы безопасности России Николай Патрушев проводит совещание, на котором присутствуют президент Ингушетии Мурат Зязиков и премьер-министр Чечни Станислав Ильясов. В числе прочих обсуждается и вопрос похорон журналиста Скотта. "Говорят, что кто-то там против этих похорон", - объясняет сотрудник прокуратуры. "Почему?" - удивляется Робин, но не получает ответа.

Чтобы не мерзнуть, едем в станцию Орджоникидзевскую. Заместитель главы администрации Сунженского района Галина Губина говорит, что для похорон все готово: гроб, цветы, одежда для покойника, даже священника пригласили: "Он хоть и не православный, но все же христианин". Только могилу не вырыли.

В пятницу позвонил прокурор Ингушетии и сказал: вы должны взять на себя похороны великобританца, - говорит госпожа Губина.- Я удивилась и позвонила в правительство. Там тоже удивились, но велели на всякий случай готовиться к похоронам. Мы и подготовились. А в воскресенье вечером снова звонок из прокуратуры - все отменяется. И не знаю, что теперь делать.

Мы возвращаемся к прокуратуре. "Я здесь уже столько дней и все зря!" - расстраивается британец Робин. В это время выходит Сергей Прокопов, расстроенный не меньше, чем британец.

Ребята, я не знаю, в чем дело, но сегодня ничего не будет, - говорит он и протягивает Робину листок с телефонным номером. - Позвоните туда обязательно.

Британец спрашивает, что это за телефон.

- Это в высших инстанциях попросили позвонить, - отвечает господин Прокопов.

- Наверное, извиняться будут перед иностранным гражданином, - предположили мои российские коллеги.

- Скажите, что будет с телом журналиста? - бросились мы за уходящим Сергеем Прокоповым.

- Тело в морге Назрани, - сказал он, - мы следственные действия закончили и можем выдать его под расписку в любой момент. Вот только кому?

Вместе с Робином возвращаемся в гостиницу. Сотовая связь здесь не работает, а межгород доступен только из одной телефонной кабины на первом этаже. Робин звонит, мы ждем. Минут через пять раскрасневшийся журналист выходит из кабины.

- Это очень интересно, - говорит он.

- Извинились? - спрашиваю я. - Извинились, но это не главное. Человек, с которым я говорил, очень влиятельный, и он просил на него не ссылаться. Он сказал: "Я тоже думаю, что ваш коллега - обычный журналист, фри-лэнс, но Зязиков считает его террористом и поэтому против его похорон в республике. И для ингушского правительства он террорист, потому что три недели носил оружие и одежду террористов. И это доказательство его вины" - А кто такой Зязиков? - вспомнив что-то, спросил Робин.

- Президент Ингушетии, - объяснили мы. - А раньше был генералом ФСБ.

Мы оставили озадаченного Робина, пытавшегося понять, как журналист стал террористом и сколько ещё пролежит в холодильнике назрановского морга никому не нужное тело стрингера Джона Родерика Скотта.

На вопрос журналиста Ъ о том, почему господина Скотта решили похоронить в Ингушетии, а не на родине, директор Frontline Television News Вон Смит (Vaughan Smith) ответил так: "Причина, по которой Родерик Скотт будет похоронен в Ингушетии, объясняется исключительно британскими традициями. В Америке принято тела всех погибших за границей американских граждан привозить на родину. В Британии несколько другие традиции. Если вы помните из истории нашей страны, очень многие британцы погибали или умирали вдалеке от родины, и было бы странно всех их везти домой из самых дальних уголков мира. Поэтому у нас принято хоронить погибшего британца как можно ближе к месту его гибели. И в данном случае это не прихоть семьи или что-то другое, а именно традиция".

Господин Смит также рассказал, что на похоронах, вероятно, будут присутствовать друзья Родерика из Британии, его коллеги-журналисты. От телекомпании в Ингушетию никто направлен не будет, не будет и членов семьи Родерика Скотта.

Опубликовано 05 ноября 2002 года

Автор: Ольга Алленова; источник: ИД "Коммерсантъ"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 сентября 2017, 06:29

  • Политологи отметили низкий интерес избирателей к муниципальным выборам в Грузии

    Муниципальные выборы мало интересуют оппозицию, уверен политолог Дмитрий Авалиани. Избиратель считает, что ни одна из партий не отвечает его запросам, заявил политолог Гия Хухашвили, который также высказал мнение, что второй тур выборов мэра Тбилиси весьма вероятен. Люди больше не доверяют партиям, считает депутат от "Европейской партии" Давид Дарчиашвили.

20 сентября 2017, 05:59

20 сентября 2017, 05:14

  • Содокладчики ПАСЕ призвали Баку освободить политзаключенных

    Содокладчики Мониторингового комитета ПАСЕ Штефан Шеннак (Австрия) и Цезар Флорин Преда (Румыния) призвали власти Азербайджана ускорить реформу пенитенциарной системы, привести к европейским стандартам законодательство об НПО и освободить активистов, арестованных и осужденных по политическим мотивам. Совет Европы переходит на принципиальную позицию в вопросах соблюдения прав человека в Азербайджане, прокомментировали заявление сопредседателей опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники.

20 сентября 2017, 04:15

20 сентября 2017, 03:47

Архив новостей