30 октября 2002, 02:31

"Московские" террористы, возможно, были движимы лишь своей собственной яростью

"Осада" московского театра завершилась. Но случившееся позволяет предположить, что в движении мятежников появились радикальные тенденции, и сегодня существуют опасения, что следует ждать новой волны терора.

Впервые чеченские экстремисты прибегают к тактике, которая ассоциируется с ближневосточным терроризмом, а именно с направленными против мирного населения миссиями т.н. смертников. Экстремистская исламская группа "Джамаат", которая стоит за операцией по захвату заложников, имеет сотни последователей, и еще больше ожесточившихся и отчаявшихся боевиков вроде лидера захватчиков Мовсара Бараева действует в самой измученной войной республике.

Движение "Джамаат" родилось в селе Алхан-Юрт к югу от чеченской столицы. Его главой считается один из лидеров чеченских боевиков Шамиль Басаев, который руководил последней по времени операцией подобного масштаба за пределами Чечни - в Буденовске в 1995 году. Имеющиеся данные о Мовсаре Бараеве ограничены. Единственное, что о нем известно - это то, что он был племянником известного боевика и похитителя людей, который был убит русскими в прошлом году.

Чеченские мятежники подразделяются на несколько групп. Наиболее умеренной из них руководит Аслан Масхадов, который во время первой войны в Чечне 1994-96 гг. возглавлял чеченские силы сопротивления, а в 1997 году - после ухода российских войск - был избран президентом республики. Он был принят в Кремле президентом Ельциным и признан на международном уровне.

Бывший офицер советской артиллерии, Масхадов всегда говорил, что он борется исключительно за политическую свободу Чечни. Однако, начиная с 1999 года, президент Путин отказывается идти с ним на переговоры. Если Масхадов и вправду одобрил операцию с заложниками, как это утверждают в Кремле, следует понимать, что конфликт вступил в новую и опасную стадию, когда мишенью мятежников становятся мирные россияне. Это бы уничтожило в корне и без того слабую надежду на политическое урегулирование конфликта.

Однако официальные представители Масхадова категорически опровергают заявления о том, что их глава стоит за операцией в московском доме культуры. Он, говорят они, по-прежнему готов к переговорам. В интервью информационному агентству Чеченпресс Масхадов сообщил, что его представители пытались заставить мятежников отказаться от своих отчаянных действий:" Мы решительно отвергаем терор как метод достижения каких-либо целей". Он заявил, что как Президент он чувствовал себя ответственным "за тех, кто, отчаявшись, приносят в жертву свои жизни".

Президент Путин немедленно осудил захват заложников как последнее звено в цепи "международного терроризма". Эту "цепную" связь можно проследить между арабским миром и Аль-Каидой и чеченскими повстанцами. С 1996 года мятежники получают денежную помощь с Ближнего Востока. В 1995 году в Чечню перебрался и продолжил свою борьбу известный лидер арабских мятежников Хаттабб. В марте нынешнего года он был убит, и его место занял другой арабский боевик.

Интересным представляется также то, что главный представитель чеченских исламистов Мовлади Удугов, о котором говорят, что он живет в одной из стран Персидского залива, позвонил в московскую службу BBC как раз тогда, когда Бараев и его люди приступили к захвату театра, как и то, что захватчики передали видеозапись арабскому телеканалу "аль-Джазира".

Однако неверно приписывать происходящее на счет "чужеродного" фактора в Чечне, как то делает со времени событий 11 сентября президент Путин. В своем большинстве чеченцы суфисты, не придерживающиеся исламского фундаментализма. Чисто физически, регион с трех сторон окружен российскими войсками, а с четвертой - высокими горами. Поэтому только очень преданные делу добровольцы могут преодолеть эти преграды. Подавляющее большинство мятежников являются чеченцами, которые, как утверждают некоторые эксперты, получают многое из своих арсеналов от продажных российских военных.

Поэтому самым пугающим предположением в связи с захватом театра может быть то, что руководящая роль в этом сценарии принадлежит не Масхадову, не Басаеву, не Аль-Каиде, а 25-летнему Бараеву, и что это - начало беспорядочной террористической кампании чеченских боевиков.

"В Чечне могут быть тысячи Бараевых, чьи имена нам сегодня ничего не говорят, - мрачно говорит бывший представитель Масхадова Маирбек Вачагаев. - Русским надо благодарить бога, что они захватили дом культуры, а не атомную станцию".

Опубликовано 29 октября 2002 года.

Автор: Томас де Ваал, редактор IWPR по Кавказу, Лондон.; источник: Кавказская информационная служба Института по освещению войны и мира (IWPR, Лондон)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

30 марта 2017, 11:32

30 марта 2017, 11:24

30 марта 2017, 11:04

30 марта 2017, 10:39

30 марта 2017, 10:31

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии