07 июля 2016, 06:27

Суд отказался признать связь между ошибкой медлаборантов и инвалидностью жительницы Кабардино-Балкарии

Верховный суд республики оставил в силе решение суда первой инстанции, который отказался признать заболевшую раком местную жительницу жертвой диагностической ошибки и возместить ей расходы на лечение и компенсировать моральный ущерб. Защита истицы заявила о намерении добиться пересмотра решений судов в кассационной инстанции.

Апелляционная инстанция Верховного суда республики вынесла постановление 29 июня, сообщил 6 июля корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Мажир Кучмезов, представляющий ее интересы.

Жительница Кабардино-Балкарии Марина К. считает, что в результате диагностической ошибки со стороны гистологической лаборатории Патологоанатомического бюро Минздрава республики она потеряла здоровье, в связи с чем потребовала возмещения расходов на лечение и компенсации морального вреда в размере 10 миллионов рублей, пояснил адвокат.

В связи с отказом судов первой и апелляционной инстанций удовлетворить иск, защита намерена подать кассационную жалобу, а также обратиться к уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, который со своей стороны обладает полномочиями ходатайствовать о пересмотре в кассационном порядке вынесенных судами постановлений, отметил адвокат.

Марина К. считает, что заключение гистологической лаборатории Патологоанатомического бюро Минздрава Кабардино-Балкарии, выданное в 2009 году по результатам исследования удаленной у нее родинки, было ошибочным, что привело впоследствии к тому, что ее здоровье серьезно подорвано.

"Родинка на левой голени появилась у меня, когда мне было 30 лет, и долгое время никак себя не проявляла. Потом она начала расти, зуд и жжение стали все чаще беспокоить меня. Я начала чувствовать слабость и не могла понять причины, поскольку всегда вела здоровый образ жизни и очень внимательно относилась к своему здоровью", - рассказала женщина "Кавказскому узлу".

В этой связи она обратилась в республиканский онкологический центр, где родинку удалили, а удаленный кусочек ткани направили на гистологическое исследование, но лабораторией был сделан вывод о доброкачественном характере опухоли. После этого пациентка была выписана из больницы без каких-либо рекомендаций по дальнейшему лечению.

Спустя три года после операции у Марины, по ее словам, появилось уплотнение в операционном рубце, которое постепенно стало увеличиваться в размерах. В июле 2014 года в Нальчикской городской больнице была проведена новая операция, а удаленная ткань также была отправлена на гистологическое исследование в Патологоанатомическое бюро. В этот раз лаборатория установила диагноз, подтверждающий наличие у пациентки злокачественной опухоли кожи, рассказала она.

По ее словам, гистологический материал она забрала из лаборатории и обратилась к другим специалистам, которые, как она утверждает, сделали вывод, что уже в 2009 году у нее была злокачественная опухоль кожи.

После этого женщина была срочно направлена на лечение в Онкологический центр им. Блохина в Москву, где специалисты подтвердили, что медработники в республике допустили ошибки, сначала не диагностировав злокачественный характер опухоли, а во второй раз установив более позднюю стадию заболевания, чем была у пациентки.

Она рассказала, что перенесла несколько операций, курсы химиотерапии и по настоящее время принимает сильнодействующие препараты, которые обладают серьезными побочными эффектами. Кроме того, ей присвоена первая группа инвалидности. (Документ об инвалидности имеется в распоряжении "Кавказского узла".)

Согласно заключению экспертов Российского центра судебно-медицинских экспертиз (РЦСМЭ) Минздрава России, у Марины был высокий шанс на излечение в 2009 году, но для этого требовалось правильно определить характер опухоли.

В этом случае женщине была бы проведена повторная операция, и именно адекватное хирургическое лечение в 2009 году могло предотвратить неблагоприятные для нее последствия, сделали вывод эксперты в заключении, копия которого имеется в распоряжении "Кавказского узла".

Нальчикский городской суд, куда с иском обратилась Марина, 16 апреля вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований к Минздраву Кабардино-Балкарии и Патологоанатомическому бюро Минздрава республики.

Суд посчитал, что диагноз был поставлен истице не специалистами диагностической лаборатории, а врачом онкодиспансера. Таким образом, как полагает суд, ответственность за диагноз должен нести лечащий врач, тогда как Патологоанатомическое бюро медицинскую услугу женщине напрямую не оказывало, говорится в решении суда, копия которого имеется в распоряжении "Кавказского узла".

При этом суд отказался признать в качестве допустимого доказательства заключение экспертов РЦСМЭ Минздрава России, указав, что в заключении отсутствует информация, как эксперты пришли к своим выводам. Кроме того, суд указал, что выводы экспертизы являются двусмысленными и ответы даны не на все вопросы, отмечается в документе.

Поскольку Патологоанатомическое бюро не осуществляет медицинские услуги в рамках медицинского страхования, то к его деятельности закон "О защите прав потребителей", устанавливающий ответственность за некачественную медицинскую услугу, не применяется. Также суд не нашел оснований для взыскания компенсации в силу ст. 1068 ГК РФ, "поскольку вред, причиненный истице ответчиком, не доказан", указано в решении суда.

Статья 1068 ГК РФ "Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником":
 
1. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

"При определении причинителя вреда мы исходим строго из требований закона. Гистологическое исследование является медицинской услугой, имеющей самостоятельное значение. И закон прямо устанавливает, что ответственность за вред, причиненный недостатками услуги, несет непосредственно исполнитель услуги", - заявил адвокат Кучмезов.

По его словам, хирург-онколог республиканского онкологического диспансера, удаливший родинку его доверительнице, был привлечен к делу в качестве свидетеля. Он рассказал в суде, что после удаления родинки в 2009 году им был поставлен предварительный диагноз, указывающий на подозрение о злокачественной опухоли, а окончательный диагноз был поставлен после получения заключения гистологической лаборатории, рассказал адвокат.

Врач, по словам адвоката, подчеркивал в суде, что гистологическому заключению принадлежит безусловный приоритет при определении характера опухоли, и у лечащего врача не может быть оснований для сомнений, поскольку это надежный и высокоинформативный способ исследования.

Онколог также подтвердил, что больные, у которых не диагностирована злокачественная опухоль, не вносятся в государственный раковый регистр и в отношении них диспансерное наблюдение в онкологическом диспансере не осуществляется, отметил Кучмезов.

По поводу отказа принять в качестве доказательства заключения экспертов РЦСМЭ Минздрава России адвокат отметил, что суд не учел, что "выводы экспертов совпадают с заключениями и диагнозами, которые были поставлены истице во время обследования и лечения в Онкологическом центре имени Блохина".

"Специалисты говорят, что были допущены грубейшие диагностические ошибки, а суд отвечает нам, что услуга больной напрямую не оказывалась", - заявил защитник.

Адвокат также сообщил, что здоровье его доверительницы стремительно ухудшается, а лечение не приносит положительной динамики. "Ей необходимы самые современные методики лечения..., которые можно получить в зарубежных клиниках. И я надеюсь, что нам удастся добиться справедливости", - отметил он.

В Патологоанатомическом бюро отказались прокомментировать ситуацию относительно судебного процесса по данному иску. Исполняющая обязанности руководителя Патологоанатомического бюро Марта Нерсесян заявила "Кавказскому узлу", что она "практически не в курсе" ситуации с этой пациенткой и не помнит, "что там было". По ее словам, в судебном процессе бюро представляла руководитель учреждения Елена Губжокова, которая сейчас в отпуске.

Комментариями от Минздрава Кабардино-Балкарии относительно судебного процесса "Кавказский узел" пока не располагает.

Между тем, согласно решению суда первой инстанции, представительница Минздрава республики в суде исковые требования не признала, указав, что к развитию болезни истицы привело отсутствие надлежащего наблюдения её в онкологии. Она утверждала, что диагноз истицы, который ей был поставлен в 2009 году, предполагал ее постановку на учет с целью наблюдения по профилю "онкология".

"Представитель ответчика указала, что... диагноз по всем в совокупности показаниям выставляется врачом, и в случае признания диагноза неверным отвечает перед больным медицинское учреждение, в котором он осуществляет свою деятельность", - говорится в документе.

Аналогичную позицию, согласно решению суда, в суде заявили представители Патологоанатомического бюро. Они, как и представитель Минздрава республики, указали, что медицинские услуги населению бюро не оказывает, а сотрудничает напрямую с медицинскими учреждениями. "Также представителем ответчика указано на нормы закона "Об основах охраны здоровья", согласно которому только лечащий врач полномочен ставить диагноз", - отмечается в решении суда.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 11:44

24 сентября 2017, 10:44

24 сентября 2017, 09:49

24 сентября 2017, 09:00

24 сентября 2017, 08:10

Архив новостей