Дорогой читатель! С 13 июля мы переехали на kavkaz-uzel.eu :)
Екатерина Сокирянская. Фото: http://www.golos-ameriki.ru/audio/2336027.html

04 марта 2016, 20:57

Сокирянская о почетной отставке Кадырова и страхах Кремля

Глава Чечни Рамзан Кадыров занимает ключевое положение в нынешней модели отношений региона с Кремлем. Руководство России считает Кадырова незаменимым в деле контроля над регионом и максимально расширило автономию главы Чечни. Положение Кадырова укрепляет местная элита, связанная круговой порукой, а значит, шансы на смену лидера региона минимальны, считает директор проекта по Северному Кавказу Международной Кризисной группы и член Совета ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская.

Полную версию интервью Екатерины Сокирянской вы можете прочитать в разделе  "Интервью" на "Кавказском узле".

О том, контролирует ли Кремль Кадырова

Рамзан Кадыров незаменим в той модели отношений с Чечней, которую Кремль выстраивает последние 13 лет. Он – личный проект Путина и успешный проект, способный решать важные для Кремля задачи. По мнению Кремля, смещение Рамзана чревато потерей контроля, на что Путин в условиях экономического кризиса и грядущего электорального цикла, на мой взгляд, не пойдет.

Это не значит, что Кадырову нельзя найти другое достойное применение. Он человек военный и ему можно предложить почетную должность где-нибудь в Сирии, чтобы передавал опыт поствоенного восстановления Башару Асаду. Если тщательно продумать переходный этап, серьезных потрясений уход Кадырова не вызовет. Мягкую трансформацию власти в Чечне проще всего осуществить президенту Путину, ведь он сам создал сегодняшнюю конструкцию и является непререкаемым авторитетом для Рамзана. Если Путин не сделает это, он после себя оставит России в наследство большую проблему.

В подобных постконфликтных ситуациях и в условиях передачи значительных полномочий центра бывшему парамилитарному образованию, полный контроль в принципе невозможен. У местных игроков всегда есть свои интересы, которые не совпадают с интересами центра, и они не готовы раскрывать всю информацию о своей деятельности. Другое дело, насколько центр сам стремится контролировать автономию. Кремль намеренно дал большую автономию и власть Рамзану Кадырову и не заинтересован в повседневном рутинном контроле. По сути, часть территории отдана на откуп определенной группе людей, взамен на конкретный набор услуг с их стороны. При желании Кремль безусловно способен установить гораздо большую степень контроля и интеграцию Чечни в общероссийское правовое и политическое пространство.

Борьба с оппозицией

Путин был очень зол, когда случилось убийство Немцова, но понимает, что целью этого убийства не было  навредить ему лично. Поэтому  дает понять, что сильно недоволен чеченскими киллерами у стен Кремля, но серьезных политических последствий не будет.

Я не верю, что Рамзан нападал на оппозицию по указке Кремля или же по кремлевским заготовкам. Это его собственная инициатива и экспромт, которые, тем не менее, могут быть на руку руководству России. Кадыров артикулирует то, что ни один федеральный чиновник не может себе позволить озвучить, таким образом, во всем обществе смещается понятие нормы.

Доклад Яшина эффективен как политический инструмент: краткий, информативный, с яркими фотографиями. С экспертной точки зрения я согласна со многими основными выводами, но, к сожалению, в тексте есть ряд досадных ошибок: например, данные, что до первой войны была убита 21 тысяча русских жителей республики. Это не соответствует действительности. В довоенный период происходили массовые нарушения прав русских, но таких масштабов они не принимали - более того, точной статистики из надежных источников нет. Мне также не понравились вопросы, которые были подготовлены для Рамзана. 

Кадыров и силовики: слияние и противостояние

Федеральные силовые структуры не скрывают своего раздражения Кадыровым. Военные никогда не забудут, что у них "украли победу", что Рамзан воевал на стороне боевиков, а теперь он купается в роскоши на федеральные деньги. Кадырову хотелось, чтобы были выведены все российские войска, чтобы тогда территория Чечни оказалась под его полным контролем. Но присутствие войск как раз и гарантирует поддержку его режима в случае волнений. Власть в республике держится на штыках не кадыровских силовиков, а федеральных. Если их вывести сейчас из Чечни, то режим Кадырова не продержится и недели со всеми своими силовиками, значительная часть которых сразу выйдет из подчинения Рамзану. Мне сложно давать оценку количеству силовых структур в Чечне. Помните парад 10-12 тыс. силовиков, проходивший на стадионе "Динамо" в Грозном? Думаю, что примерно столько их и есть. Чеченских силовиков нельзя воспринимать как монолит. Лишь костяк, ядро чеченской полиции действительно глубоко преданы Рамзану, а остальные ребята пришли в МВД, потому что другой работы нет. Может быть, им нравится служба в органах, но они предпочли бы иметь менее экстравагантное руководство. У меня в ЧГУ был студент, ОМОНовец. На занятия не ходил, пришел за зачетом. Я ему задала вопрос про Женевские конвенции. Конечно, ответа не он знал, и я отправила его в коридор читать конспект лекции. Парень вернулся с вытаращенными глазами и стал рассказывать, как эти конвенции нарушаются, как захваченных боевиков заставляют силой перейти на другую сторону и подвергают пыткам.

Дотации и поборы

В условиях экономического кризиса в России Чечня находится в привилегированном положении: если дотации из федерального бюджета и будут сокращать, то постараются это сделать минимально болезненно и индексировать. Девальвация рубля и нехватка средств приведет к повышению поборов с граждан республики и усиленному давлению на малый и средний бизнес.

Все строительные планы Кадырова, скорее всего, будут выполнены. Средства на эти проекты действительно будут частными – из Фонда Кадырова, "добровольные" пожертвования бизнесменов или вклады дружественного Рамзану бизнеса, благодарного за поддержку и возможности, которые предоставляет близость к главе Чечни. Реакции из Кремля, скорее всего, не будет.

О какой массовой поддержке Кадырова можно говорить? Достаточно посмотреть видеоролики, где дети младших классов, студенты, госслужащие  стоят с готовыми плакатами с призывами поддержки Путина и Кадырова, которые потом валяются по всему городу. В Чечне отработана методика проведения массовых митингов и шествий. Госслужащих, студентов и школьников заставляют участвовать в обязательном порядке.

Я думаю, что пружина сжата до предела. Она отскочит при первой возможности, когда изменится статус-кво в Москве. Поэтому сейчас надо предпринять усилия для того, чтобы избежать кровопролития, если это будет возможно. Нельзя утверждать, что режим Кадырова держится исключительно на страхе и репрессиях. Есть категория населения, которая искренне его поддерживает. Среди них - те, кто работает во властных структурах, имеет бизнес при власти, часть молодежи и старики, которым нравится его консервативная риторика.

Люди воспринимают поборы как поборы. Благотворительность должна быть добровольной. Все знают, что на восстановление городов и школ деньги идут из федерального центра. Кстати, информация о 10% - неверная. Действуют другие схемы, более сложные и избирательные. Люди с малым доходом платят меньше и не так регулярно, те же, у кого доходы выше - платят больше. Используются и другие механизмы откачки денежных средств. Далеко не все «сборы» попадают в Фонд Кадырова. 

Кадыров: кто за?

Чеченские СМИ внушали населению, что республику возродили из пепла только благодаря Рамзану. Люди это оценили. Однако прошло время, жители Чечни немного позабыли войну, привыкнув к чистой тротуарной плитке на бывшем проспекте Победы. И теперь популярность Рамзана стала падать - в том числе из-за поборов, унижений и несправедливости.

В других регионах России рейтинг Рамзана высок у великодержавных патриотов. Он резко подскакивает после каких-то ярких действий Рамзана, таких как освобождение тележурналистов из украинского плена. Но Кадыров не сможет стать политиком федерального значения, поскольку у него слишком специфические компетенции, которые невозможно использовать на федеральном уровне. Да и россиянам Рамзан нравится лишь в своей сегодняшней роли главы Чечни. 

Самое близкое окружение предано Рамзану и будет стоять за него, поскольку связывает с ним свои стратегии выживания. Однако если обстоятельства загонят их в угол - они будут спасать прежде всего себя и свои семьи. Нет ничего страшного в том, что эти люди раньше воевали на стороне ичкерийцев. Важно, какую роль они играют сегодня.

Председатель парламента Чечни Магомед Даудов - личность независимая и амбициозная. Он хотел бы и неоднократно пытался проявлять более независимую позицию. Депутат Государственной думы РФ Адам Делимханов - близкий родственник Рамзана и не в первый раз фигурирует в криминальных сводках. В свое время он был объявлен в международный розыск по подозрению в убийстве Сулима Ямадаева. Он ближе Рамзану и, безусловно, преданнее. Но никакой речи о преемнике не идет, это игра на публику, Рамзану нет и сорока лет, и он никуда не собирается.

Деловая успешность ценится в чеченском обществе. Многие молодые ребята и девушки с восторгом смотрят на богатого, властного и влиятельного Рамзана, который живет шикарно, и близость к нему сулит достаток. Часть молодежи очень хочет быть в команде Кадырова, разъезжать на дорогих машинах и ни в чем себе не отказывать. При этом все в Чечне знают источник этого богатства. Поэтому большинство жителей Чечни воспринимают роскошную жизнь элит на фоне едва сводящего концы с концами населения как квинтэссенцию навязанного им Москвой феодального строя.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 июля 2016, 09:37

28 июля 2016, 09:35

28 июля 2016, 09:10

28 июля 2016, 09:02

28 июля 2016, 08:35

Архив новостей