20 сентября 2002, 12:01

Да минует вас чаша сия!

?Человек разумный? плохо усваивает уроки истории. Может быть, за более чем две тысячи лет цивилизации, существование части населения Земли стало более комфортным, но в том, что касается Духа - из пещер удалось выбраться лишь избранным.

Опять в каком-то месте планеты льется кровь, рушатся вчера еще казавшиеся такими безопасными и уютными дома, и, спасаясь, уходят беженцы, почерневшие от горя, испытавшие ад уже при жизни неизменные спутники всех войн. Уходят - унося в сердце боль потери близких, покидая родные могилы, пережив ужасы карательных операций, потеряв все, что было нажито годами. Уходят под покровом ночи, нехожеными горными, лесными тропами, и не всем суждено пройти этот скорбный путь до конца. Что ждет их на чужбине? Увы, реалии современной жизни не оставляют места милосердию. Беженцы - чужие и среди своих, представителей своего этноса.

Чем ниже уровень социально-экономического развития государства, принявшего их, тем сильнее неприятие. Вынужденная языковая, культурная ассимиляция в стране проживания - еще один фактор отчуждения от титульной нации, В ответ - озлобленность, люди, потерявшие все, борются за существование ожесточенно, они не особенно разборчивы в средствах и поэтому это среда, благоприятствующая криминалу. ?Я понимаю абхазцев, я сам готов взять в руки автомат и начать войну против беженцев из Западной Грузии, - сказал однажды автору этих строк вполне интеллигентного вида житель Тбилиси, - посмотрите, во что превращены наши некогда цветущие гостиницы и пансионаты, а насколько вызывающе они себя ведут!? Видимо, эту точку зрения разделят многие в Баку, Ереване, Владикавказе. Из этого ряда несколько выпадает Цхинвал. Того негативного восприятия беженцев, с которым приходится сталкиваться в других местах, в Южной Осетии нет. Цхинвальцы сами пережившие все тяготы войны, с сочувствием относятся к тем, на чью долю выпали те же испытания. И, потом, местные жители не видят в беженцах конкурентов за рабочие места - а это один из основных мотивов неприязни в других регионах - в связи с массовой миграцией населения из Южной Осетии. Но, помимо, сочувствия, находящаяся в тяжелом положении республика, мало чем может помочь людям, нашедшим пристанище на ее территории. Первые потоки беженцев появились в Цхинвале в 1990-91 годах из сел Южной Осетии - Хелчуа, Прис, Сарабук... - по порядку их появления можно проследить географию карательных операций. Тогда же начали прибывать люди, спасающиеся от преследований из Тбилиси, Гори, Кахетии, Карельского района и других мест Грузии. Несколько лет мыкались по родным и знакомым, пока 1994 году не началось заселение бывшей туристической базы ?Осетия? у въезда в город Цхинвал. Сказать, что условия жизни на базе тяжелые - значит не сказать ничего. Разумом невозможно постичь, каким образом в двадцать первом веке возможно такое существование людей? Мне могут возразить, что беженцы сегодня живут и в худших условиях, скажем в палаточных лагерях. Но, это временное и вынужденное явление. А когда в течение десяти лет не меняется ничего?! И в этих невозможных условиях живут и даже влюбляются, создают семьи, рожают и воспитывают детей. И, как обычно, тяжелее всего женщинам. Можно только преклониться перед их стойкостью: никакие жизненные испытания их не озлобили, нечеловеческое существование не заставило их потерять человечности и достоинства. Меня (!) оберегали в разговоре от излишне неприятных, по их мнению, подробностей своего существования. Что ж, в профессии журналиста деликатностью часто приходится пренебрегать и описывать действительность таковой, какой она есть: в одной крохотной комнатенке порой живут два поколения семьи, и эта комната служит одновременно и спальной, и кухней, и гостиной, и ванной и, и прачечной туалетом, так туалеты и канализация на этажах не работают. Роль канализации выполняют балконы и окна. Единственный водопроводный кран находится во дворе здания, да и по нему вода подается с перерывами. Антисанитария царит во всем здании, крыша и подвал превращены в отхожие места. На турбазе давно пришла в негодность электропроводка, в связи с этим, частые перебои со светом. Дети ходят в соседний детский сад и школу-интернат. Несмотря на титанические усилия преподавателей, условия жизни детей не могут не сказываться на их успехах в учебе. Если все перечисленное присовокупить к общей ситуации в Южной Осетии, где средняя зарплата не превышает десяти долларов, то картина вырисовывается удручающая. Международные программы помощи беженцам в последние полгода в Южной Осетии свернуты. По словам Председателя Комитета по делам национальностей и миграции Леонида Кочиева, в настоящий момент, ситуация начала меняться. И, прежде всего, Леонид Кочиев отметил тот факт, что международные организации изменили дифференцированный подход к беженцам, когда, беженцы из разных районов Южной Осетии и Грузии, находящиеся на территории Южной Осетии не имеют статуса беженцев и считаются внутренне перемещенными лицами. Отсюда и недостаточная помощь, и не распространение программы возвращения и реабилитации беженцев. Сегодня УВКБ ООН планирует строить дома и этой категории лиц. Кроме того, Комитетом по делам национальностей и миграции был разработан ряд проектов по улучшению условий жизни на турбазе ?Осетия?. В Закавказье действуют международные организации, которые вплотную занимаются реабилитацией беженцев и в том числе женщин-беженцев, детей-беженцев. До сих пор такие программы в Южной Осетии работают в недостаточной мере. Между тем эта та область, где какие-то политические моменты не должны перевешивать извечные человеческие ценности - сострадание, милосердие. Ибо ?не спрашивай, по ком звонит колокол - он звонит по тебе?. Затертые, но не потерявшие актуальность слова.

Опубликовано 20 сентября 2002 года

Автор: Фатима Турманова; источник: Журнал "Амага", Южная Осетия

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 19:22

25 мая 2017, 18:54

25 мая 2017, 18:53

25 мая 2017, 18:12

25 мая 2017, 18:09

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей