22 июля 2002, 04:56

Положение беженцев и вынужденных переселенцев в Грузии

Положение беженцев из Чечни
Положение вынужденных переселенцев из Абхазии
Положение вынужденных переселенцев из Южной Осетии
Помощь вынужденным переселенцам
Право на получение убежища
Положение турок-месхетинцев

В конце 2001 года в Грузии находилось около 7900 беженцев, все они являлись выходцами из соседней Чечни. По сообщениям официальных лиц Грузии, рассмотрения всех заявлений о предоставлении убежища должны были закончиться к концу года.
Вдобавок к этому в Грузии на конец 2001 года насчитывалось более 264000 вынужденных переселенцев. Большинство из них (около 252000 человек)- это этнические грузины, бежавшие из Абхазии Из них 80820 человек (около 32%) являются выходцами из Гальского района, а около 52000 человек (21%) - это бывшие жители Сухуми. Еще 12000 человек в свое время были жителями Южной Осетии.
Чуть более 40 % всех вынужденных переселенцев (107629 человек) в Грузии живут в регионе Самегрело, близ границы с Абхазией. Значительные группы вынужденных переселенцев живут также в г.Тбилиси (89629 чел., или 34 %) и регионе Имерети ( 32433 чел., или 12%). Примерно половина всех вынужденных переселенцев проживает в центрах коллективного размещения, а вторая половина сумела обзавестись собственным жильем. У официальных лиц Грузии нет никаких сведений о каких-либо заметных новых случаях вынужденного переселения в течение 2001 года.
К концу 2001 года в Российской Федерации были официально зарегистрированы около 14800 беженцев из Грузии, большинство из них - это осетины, бежавшие из районов, находящихся под контролем правительства Грузии. Как правило, эти беженцы остались жить в Республике Северная Осетия - Алания.
Кроме того, в 2001 году около 6300 выходцев из Грузии попросили убежища в развитых странах, что на 62% больше числа грузин (3900 чел.), попросивших убежища в странах Запада в предыдущем году.

 

Положение беженцев из Чечни

Несмотря на то, что официальные лица Российской Федерации постоянно называют принадлежащее Грузии Панкисское ущелье оплотом чеченского терроризма и стремятся установить над ним свой контроль, Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе в своем радиообращении в ноябре 2001 года заявил, что "проживающие в Грузии чеченцы - это не бандиты и уголовники, а обычные беженцы", и что власти Грузии будут помогать им, "пока эти люди находятся на территории Грузии".
Основная масса беженцев из Чечни появилась в Грузии в период между октябрем 1999 и январем 2000 года, прибыв туда по узким заснеженным тропам Аргунского ущелья.
Поскольку оказание помощи беженцам из Чечни в месте их первого появления на территории Грузии - отдаленном приграничном районе Шатили - было очень затруднительно, грузинские пограничники и сотрудники Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев переправили часть беженцев на вертолетах в Жинвали, а остальных - на автобусах в Панкисское ущелье. Эта местность на северо-востоке Грузии издревле стала местом компактного проживания этнических чеченцев или, как их еще называют, кистинов. Около 85 % всех беженцев из Чечни нашли приют в домах своих друзей и родственников в пяти деревнях на территории Панкисского ущелья - Дуиси, Джоколо, Омало, Хомацани и Биркиани.
Согласно данным Министерства по делам беженцев и расселению Грузии, примерно 4900 из 7882 беженцев из Чечни, оказавшихся на территории Грузии, являлись чеченцами по национальности, 2877 - кистинами (то есть теми же этническими чеченцами, чьи предки были родом из сел и деревень на грузинской стороне границы), 48 - грузинами, 30 - азербайджанцами, 11 - русскими, а 13 - представителями других национальностей. В конце 2001 года около 7500 беженцев из Чечни так и продолжали жить на территории Панкисского ущелья, а приблизительно 400 беженцев переехали в другие районы Грузии.
В течение 2001 года неоднократно поступали сообщения о том, что, несмотря на указание официальных лиц о беспрепятственном пропуске беженцев из Чечни на территорию Грузии, грузинские пограничники постоянно вымогают взятки у бывших жителей Чечни, пытающихся пересечь границу с Грузией. Судя по всему, это личная инициатива коррумпированных сотрудников службы пограничной охраны Грузии, так как сами грузинские власти относятся к беженцам достаточно гуманно: Министерство по делам беженцев и расселению Грузии предоставляет статус беженца выходцам из Чечни без особых проволочек, но только при условии, что они будут проживать в Панкисском ущелье. По указанию правительства Грузии всем зарегистрированным беженцам из Чечни были выданы специальные удостоверения личности.
В 2001 году около 80% беженцев из Чечни, оказавшихся в Панкисском ущелье, нашли прибежище у местных жителей. Остальные беженцы либо проживали в центрах коллективного размещения, либо заняли брошенные дома осетинских семей, уехавших из Панкисского ущелья. Большинство беженцев из Чечни, проживающих за пределами Панкисского ущелья, арендуют частное жилье.
В 2001 году не поступали никакие сведения о том, чтобы власти Грузии проводили какие-либо индивидуальные разбирательства по поводу статуса чеченских соискателей убежища.
После похищения в августе 2000 года трех добровольцев Международного комитета Красного Креста, доставлявших продовольствие в Панкисское ущелье, международные гуманитарные организации оказывают помощь беженцам в Панкисском ущелье лишь эпизодически, к тому же предпочитая использовать для этой цели местный персонал, а не иностранных волонтеров. Чеченские источники сообщают, что в конце 2001 года среди беженцев в Панкисском ущелье произошла серьезная вспышка вирусного гепатита, но международные гуманитарные организации так и не смогли наладить поставку медикаментов для борьбы с эпидемией.
В течение всего 2001 года нарастала напряженность между чеченцами и кистинами, живущими в Панкисском ущелье, и живущими в соседних селах грузинами. Грузины обвиняли беженцев из Чечни и кистинов в различных правонарушениях, в том числе в торговле наркотиками, угонах скота и захватах заложников. После целой серии похищений и разбоев в регионе Кахети близ Панкисского ущелья в июле 2001 года чуть было не разразился широкомасштабный конфликт между вооруженными отрядами чеченцев/кистинов и грузин, но кровопролитие удалось предотвратить в результате переговоров с участием местных старейшин и руководителей вооруженных отрядов. В своем еженедельном радиообращении, состоявшемся как раз в самый разгар этих событий, Президент Грузии Эдуард Шеварднадзе призвал кистинов и грузин быть сдержанными и терпимыми, понимать, что "теперь на небольшой территории Панкисского ущелья живут тысячи беженцев из Чечни, и этот факт действительно обостряет ситуацию и резко меняет сложившиеся издавна традиции сосуществования общин". Далее Шеварднадзе заверил слушателей, что "мы сейчас работаем над планами социально-экономического развития Панкисского ущелья и соседних с ним сел".
Еще одно важное событие с участием выходцев из Чечни произошло в октябре 2001 года, когда в Кодорском ущелье вспыхнули бои между отрядами чеченских боевиков и войсками самопровозглашенной Республики Абхазия.

 

Положение вынужденных переселенцев из Абхазии

Как известно, в 1992-93 годах в Абхазии происходил вооруженный конфликт, в результате которого около 300000 этнических грузин оказались вынуждены покинуть свои дома и отправиться в изгнание. После заключения в мае 1994 года соглашения между правительством Грузии и властями Абхазии о прекращении огня в Абхазию возвратились до 60 000 грузин, из которых около 53 000 вернулись в Гальский район, который до войны населяли главным образом этнические грузины. Однако для многих из них это возвращение оказалось лишь кратким эпизодом на длинной дороге изгнания: в мае 1998 года десятки тысяч лиц грузинской национальности были вынуждены вновь бежать за пределы Абхазии после боевых стычек в Гальском районе.
В 2000 году начался новый этап возвращения грузинского населения в Абхазию - на этот раз вернулось около 60000 человек, но об их положении известно очень мало, кроме того факта, что многие из этих людей продолжают числиться вынужденными переселенцами. Фактически некоторые из этих изгнанников вернулись в Гальский район только для обработки полей и последующего сбора урожая, а постоянное проживание там вовсе не входило в их планы. Отсутствие политического урегулирования и сохраняющаяся нестабильность привели к тому, что в 2001 году практически не было случаев возвращения грузин к местам своего проживания в Абхазии.
8 октября 2001 года произошло еще одно печальное событие, негативным образом отразившееся на всей обстановке в регионе: в этот день в Кодорском ущелье был сбит вертолет Миссии наблюдателей ООН, в результате чего погибли 9 человек. После этого инцидента Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев приостановило все свои операции в Абхазии и так и не возобновило их до конца года.
В течение долгого времени УВКДБ по соображениям безопасности не имело никакого представительства в Гальском районе, а потому не могло вести наблюдение за перемещениями населения между Грузией и Абхазией. Тем не менее, у УВКДБ есть данные, позволяющие сделать вывод, что какие-то передвижения масс населения между Гали и Зугдиди все же продолжались, в основном, в периоды сельскохозяйственных работ.
В июле 2001 года Международный комитет Красного Креста сообщил, что многие жители Абхазии полностью зависят от зарубежной гуманитарной помощи. "Более трети из 22000 получателей наших пожертвований - дети, старики, инвалиды и люди, находящиеся за чертой бедности - просто умерли бы от голода без этой помощи", - заявил один из представителей организации. В официальных документах МККК также отмечалось, что Абхазии угрожает "настоящая катастрофа в сфере здоровья ее населения, поскольку во многих населенных пунктах, а особенно в сельской местности, системы водоснабжения и канализации практически не функционируют".
В январе 2001 года представитель Генерального секретаря ООН по вопросам вынужденных переселенцев Френсис Денг отмечал, что "отсутствие гарантий безопасности является главным препятствием для возвращения грузинского населения в Абхазию". Среди факторов, служащих помехой для возвращения грузин в Абхазию, он, в частности, указал на высокий уровень преступности, распространенность похищений с целью получения выкупа, а также зафиксированные случаи дискриминации и запугиваний на этнической почве.
Вместе с тем Денг подчеркивает, что и на территории самой Грузии вынужденные переселенцы (как из Абхазии, так и из Южной Осетии) страдают от различных форм дискриминации. Например, им не разрешено участвовать в парламентских и муниципальных выборах в тех избирательных округах, на территории которых они проживают в данное время, а также они фактически не могут стать владельцами земельных участков в местах нынешнего проживания (это возможно в том случае, если они зарегистрируются в качестве постоянных жителей того или иного населенного пункта, но такая регистрация неминуемо влечет за собой утрату статуса вынужденных переселенцев и связанных с ним социальных льгот и пособий).

 

Положение вынужденных переселенцев из Южной Осетии

Этнический конфликт в Южной Осетии 1991-92 годов также привел к появлению десятков тысяч беженцев и вынужденных переселенцев. Власти Грузии и Южной Осетии неоднократно заявляли, что стремятся решить проблему возвращения вынужденных переселенцев к родным очагам, но на самом деле обе стороны чинят различные препоны возвращению вынужденных переселенцев. В 2001 году не зафиксировано никаких новых случаев вынужденного переселения в связи с конфликтом в Южной Осетии, но лишь немногим изгнанникам удалось вернуться. Говоря точнее, между 1997 и 2001 годами в Южную Осетию из входящей в состав Российской Федерации Республики Северная Осетия - Алания вернулись менее 400 семей (то есть, около 1400 человек) осетинских беженцев. При этом с каждым годом сокращается число беженцев, которым удалось вернуться: в 2001 году вернулись лишь 25 семей, в то время как в 2000 году - 59, а в 1999 - 239.
В 2001 году власти Южной Осетии практически ничего не сделали ни для возвращения этнических грузин в места своего проживания в Южной Осетии, ни для восстановления прав вынужденных переселенцев на собственность, ни для политического урегулирования конфликта. В результате лишь очень немногие грузины вернулись в 2001 году в Южную Осетию, а некоторые вынужденные переселенцы, которые возвратились в Южную Осетию в предыдущие годы, в 2001 году приняли решение вновь вернуться в места своего изгнания.
В свою очередь, власти Грузии также не предпринимали никаких решительных шагов по оказанию помощи этническим осетинам, желающим вернуться в свои дома в других регионах Грузии. Местные власти даже не решились выселить тех грузин, которые в свое время нелегально вселились в дома и квартиры осетинских беженцев.

 

Помощь вынужденным переселенцам

В уже упоминавшемся докладе представителя Генерального секретаря ООН по вопросам вынужденных переселенцев содержится призыв ко всем заинтересованным сторонам внимательно изучить и проанализировать основные причины вынужденного переселения граждан Грузии, а затем сделать все возможное для скорейшего возвращения вынужденных переселенцев в родные места. Однако наряду с этим в докладе отмечается, что "положение вынужденных переселенцев в ряде случаев становится козырной картой в политических играх", и что вынужденные переселенцы имеют право самостоятельно решать, какой будет их дальнейшая судьба, в том числе "они имеют право предлагать различные альтернативы возвращению, включая и расселение в других районах Грузии".
В 2001 году правительство Грузии совместно с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, Программой ООН по развитию, Швейцарским агентством по развитию и взаимодействию, Всемирным банком и Агентством по международному развитию США пыталось наладить работу Грузинского фонда поддержки, который должен был обеспечить интеграцию вынужденных переселенцев в грузинское общество. Однако к концу 2001 года фонд так и не смог одобрить ни одного проекта (в начале 2002 года, однако, было принято решение о спонсировании двух проектов).
В настоящий момент беженцы и вынужденные переселенцы, проживающие на территории Грузии, нуждаются в экстренной международной помощи, поскольку в условиях кризиса грузинской экономики более половины даже, на первый взгляд, благополучных граждан Грузии на самом деле находятся за чертой бедности. Правительство Грузии пытается как-то облегчить жизнь вынужденных переселенцев, например, приняв решение о начале выплаты вынужденным переселенцам специальных ежемесячных пособий в размере около 6 долларов (13 грузинских лари), но на практике эти пособия выплачиваются с очень большими перерывами. В докладе Френсиса Денга отмечается, что многие вынужденные переселенцы не получали эти пособия в течение пяти месяцев, предшествовавших его визиту в Грузию.

 

Право на получение убежища

В 1998 году в Грузии был принят специальный закон о правах беженцев, а в августе 1999 года Грузия присоединилась к Конвенции ООН о беженцах. Согласно новому закону, регистрация соискателей убежища и последующее определение их статуса входят в компетенцию специального Управления по делам беженцев, являющегося частью структуры Министерства по делам беженцев и расселению Грузии. Тем не менее, с 1998 года Управление по делам беженцев рассмотрело лишь несколько ходатайств о представлении убежища, признав беженцами всего четырех человек из стран, не входящих в состав СНГ, а в 2000 и 2001 годах оно вообще не рассматривало никаких заявлений об убежище. Представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в 2001 году предоставило статус беженцев всего одной семье (численностью 6 человек) и направило ее членов на жительство в Норвегию.

 

Положение турок-месхетинцев

Необходимо отметить, что новый закон о правах беженцев заменил собой прежнее законодательство, в котором содержалось довольно много лазеек для того, чтобы возвращающиеся в Грузию турки-месхетинцы могли беспрепятственно легализовать свое пребывание в родных местах.
В 1999 году Президент Грузии Э.А.Шеварднадзе издал указ, по которому полномасштабный процесс возвращения месхетинских турок в Грузию должен был начаться в течение трех лет, однако 5 февраля 2001 года Шеварднадзе заявил в ходе специальной пресс-конференции, что для полного осуществления плана потребуется десять лет. Шеварднадзе также сказал, что было бы неразумно затевать немедленную репатриацию турок-месхетинцев в условиях тяжелого социально-экономического кризиса в Грузии. После таких высказываний господина Шеварднадзе становится понятно, почему грузинские власти не спешат с введением действие закона о реабилитации репрессированных народов, который был принят Парламентом Грузии, но до конца 2001 года так и не заработал.
Основная масса турок-месхетинцев до сих пор не может вернуться в Грузию из-за негативного отношения как официальных лиц, так и общественности Грузии к самой возможности их возвращения. Что касается тех 644 турок-месхетинцев, которым все же удалось вернуться в родные места, то к концу 2001 года 32 человека из их числа все еще не могли получить полноценное гражданство Грузии.

источник: Комитет по делам беженцев США

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 17:36

24 марта 2017, 17:29

24 марта 2017, 17:19

  • Политологи сочли необходимым упростить въезд граждан Армении в Россию

    За первый месяц правом на въезд в Армению по внутренним российским паспортам воспользовался 3091 человек. Соглашение об упрощенном въезде граждан России может осложнить отношения Армении с ЕС и НАТО, считает политолог Рубен Меграбян. Упрощение въезда россиян в Армению не скажется на имидже страны, заявил политолог Сергей Минасян.

24 марта 2017, 17:18

  • Запрещен экспорт птицы из пяти регионов юга России

    Ввоз птицеводческой продукции из Ростовской и Астраханской областей, Краснодарского края, Калмыкии и Чечни повторно запрещен, чтобы предотвратить распространение птичьего гриппа, сообщается сегодня со ссылкой на Россельхознадзор.

24 марта 2017, 16:48

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии