Абдурашид Шейхов. Фото из личного архива

06 сентября 2013, 19:39

А.Шейхов: Прямые выборы более демократичны, но в Дагестане в такие процедуры не верят

Дагестанский адвокат Абдурашид Шейхов в интервью "Кавказскому узлу" ответил на вопросы о предстоящем избрании главы Дагестана, а также о наиболее насущных идеологических, социальных, экономических и политических проблемах, с которыми сталкивается сегодня республика.

Проблемы Дагестана

"Кавказский узел" ("КУ"): Как вы оцениваете курс действующего врио главы республики Р.Абдулатипова?

Абдурашид Шейхов (АШ): Однозначно позитивно. Абдулатипов уже в первые дни отстранил от насиженных кормушек большинство министров правительства. Начались смещения с должностей замов и других руководителей глав муниципальных образований. Обозначены конкретные ответственные за тот или иной фронт работ.

Дело в том, что уже лет двадцать в Дагестане кадры во властных структурах всех уровней расставлялись по принципу платежеспособности, клановой принадлежности и личной преданности. Соответственно, о профессионализме, принципиальности и ответственности таких чиновников не могло быть и речи. В норму были введены беспринципность, продажность, казнокрадство и мздоимство. А самое главное, государственная машина принуждения в лице правоохранительных и контрольных органов, с которой народ ассоциирует законность, справедливость и правопорядок, была превращена в прислугу этого преступного этнокартеля.

Однако пока мы видим, что чиновников просто поменяли местами. Это мало что дает, потому что пока эти люди находятся во власти - их влияние сохраняется. Если этих людей не отстранить от власти полностью, то позитивные шаги главы республики не будут реализовываться должным образом. Представьте себе, эти люди привыкли работать по одному сценарию и правилам, а тут приходит новый человек и устанавливает новые правила – ему просто не дадут работать по этим новым правилам, вынудят работать по прежнему  сценарию. Я думаю, что Абдулатипов, большинство людей, которые, по его мнению, во власти оказались случайно, заменит на новых, более эффективных.

"КУ": Какие проблемы, стоящие сегодня перед республикой, вы бы назвали приоритетными?

АШ: Самая первая проблема, которую предстоит решить новому главе, – это низкая эффективность управления. Ещё Бисмарк сказал: "С плохими законами ещё можно управлять государством, но с плохими чиновниками не помогут никакие законы". Прежде в республике государственного управления по сути дела не было: каждый новый чиновник подстраивал все под себя, установив главной задачей получить побольше бюджетных средств, а затем распределить эти средства так, чтобы их побольше осело в его собственном кармане и карманах окружения. На развитие же - будь то всей республики или отдельных муниципалитетов - шел тот минимум, без которого существование было бы просто невозможным

Не менее важная проблема – это низкий уровень правовой культуры населения: почти полное отсутствие правовых знаний и убеждённость в необязательности соблюдения законов.

Российские законы в своем большинстве ведь неплохие, а низкая их эффективность связана с отсутствием механизма контроля их реализации. Т.е., проблема заключается в том, что законы на местах не исполняются. И причина неисполнения кроется в том, что в этих нормах не прописана четко ответственность. Нет расшифровки понятия "ответственность". Какая она, чем грозит неисполнение - четко не прописано. Пример: чиновник обязан совершить то или иное действие в конкретный срок. Какое конкретно наказание за несоблюдение сроков ему грозит? Никакого. Степень ответственности определяется желанием вышестоящего чиновника. При низкой правовой культуре: когда обязательность исполнения требований закона не является безусловной нормой поведения, отсутствие реального наказания за нарушение норм права создает предпосылки для чиновничьего произвола. Соответственно, создает почву для недовольства в обществе.
Одна из основных функций государства - это разработка востребованных большинством населения правил поведения и принуждение всех к их соблюдению. В Дагестане обе эти функции государством исполняются не в полной мере.

Религиозные противоречия в Дагестане

"КУ": Некоторые эксперты критикуют действия государства на Северном Кавказе, когда оно, стремясь решить вопросы, связанные с религией, поддерживает "лояльный" "традиционный" ислам и преследует ислам "политический", "салафитский". По мнению исследователей, такая политика контрпродуктивна. Насколько эффективной она представляется Вам?

АШ: Основой ислама традиционного и любого другого (если это ислам) являются Коран и Сунна Пророка. Нет разных исламов: ислам один, и попытки его разделения и противопоставления, однозначно, есть происки врагов ислама. Ещё Пророк Мухаммад предупредил, что у ислама будет 73 течения – на одно больше, чем у христианства и на 2 больше, чем у иудейства. Т.е. существование религии различных течений это неизбежная данность, с которой необходимо считаться, но не делать из нее проблему.

К сожалению, у более распространенного в Дагестане течения ислама, названного вами лояльным, на сегодняшний день нет авторитетных проводников идеологии. Неспособность духовенства традиционного ислама вести эффективную борьбу с идеологией ваххабизма сегодня компенсируется участием в этой борьбе государства, которое в лице правоохранительных органов берет на себя роль дубинки в руках одного течения в исламе против другого.  И, в конечном счёте, под видом борьбы с экстремизмом, государство активно участвует в войне против ислама. Это контрпродуктивная политика. В истории ещё не было случая, чтобы идеологию побеждали штыками. Идеологию должны побеждать идеологией.

"КУ": Какие решения дагестанских проблем, связанных с религией, Вы бы предложили будущему президенту республики?

АШ: Продолжить начатый в прошлом году диалог между лидерами традиционного и салафитского течений, практически прерванный после убийства С.Чиркейского. В прошлом году на встрече (29 апреля 2012 года в центральной мечети Махачкалы лидеры суфиев и салафитов собрались вместе на пятничную молитву и договорились о примирении. - Прим. ред. "Кавказского узла") был озвучен курс на объединение. Это единственный путь. Только так, путем переговоров, можно решить накопившиеся проблемы. А результатом должно быть объединение этих течений. Основы для объединения имеются – это священный Коран и Сунна.

"КУ": 6 августа 2013 года правозащитные организации обратились к властям с открытым письмом по поводу ситуации в дагестанском селе Хаджалмахи. Там в последние месяцы высок градус напряженности между салафитской общиной и остальными жителями села. В июле 2013 года в комментарии "Кавказскому узлу" Вы, в частности, говорили о незаконных действиях хаджалмахинских дружинников. На ваш взгляд, какой есть выход из ситуации, сложившейся в селе?

АШ: Если мы хотим порядка, любой самосуд должен жёстко пресекаться властью. Нельзя обладать такой короткой памятью: ведь то, что происходило в Карамахи и Чабанмахи, - это был результат такого же попустительства властей. Необходимо немедленно посадить за стол переговоров конфликтующие стороны и разрешить существующие проблемы на основании диалога. Силовым методом эту проблему не решить. Ни религия, ни законы не дают право убивать человека за то, что он не так, как другие молится или ведет иной образ жизни. Корни всего этого лежат в отсутствии грамотной конфессиональной политики в Дагестане еще с 90-х годов.

Экономика и социальная сфера Дагестана

"КУ": Бюджет Дагестана на 2013 год был утвержден с дефицитом более 7 млрд рублей. Дефицит бюджета на 2012 год составлял 495 млн рублей. Чем может быть оправдан такой рост государственных расходов в республике? Куда, на ваш взгляд, следовало бы направить получаемые дотации?

АШ: В Дагестане очень много дыр, которые предстоит залатать, сложно выделить, что-то конкретное. Главное, получив деньги на определенные цели сегодня, завтра опять не оказаться с протянутой рукой. Нужно соблюдать четкую избирательность при выборе отраслей финансирования, отдавая предпочтения тем, которые в наиболее короткий срок вернут вложенные средства. О таких приоритетах говорил Абдулатипов, выбрав путь для развития Дагестана.

"КУ": В каком направлении, на Ваш взгляд, следует двигаться дагестанским властям при выработке стратегических решений стоящих перед республикой социальных проблем. За счет, каких отраслей можно обеспечить экономический рост? Как решать проблемы занятости?

АШ: Тут велосипед изобретать не нужно, как говорится, все налицо. Тут в помощь и географическое положение, и близость моря. Индустрия — это, конечно, хорошая отрасль, но за ней трудно угнаться, тем более что Европа и США давно и на несколько десятилетий впереди. Дагестан на индустриализации сейчас много и быстро не заработает. Лучше делать ставку на традиционные отрасли: сельское хозяйство - животноводство, агромпромышленный комплекс, сельхозпереработку, рыболовство, - а также на туризм. Нужно развивать логистику – у Дагестана удачное транспортное расположение, он находится на стыке Европы и Азии. Говоря о туризме, я имею в виду не полуфантастические проекты типа "Матласа", в который планировалось вложить огромные деньги и принять сотню тысяч туристов. Сегодня в Дагестан и тысячу туристов сложно заманить, учитывая неспокойную ситуацию в республике. Развивать туризм нужно на перспективу.

"КУ": По оценкам КЦПР, сегодня в Дагестане, вместо того, чтоб открывать свое дело или идти работать на производство, люди чаще стремятся получить (в том числе и за взятки) место с бюджетной зарплатой. Почему, на ваш взгляд, так происходит? Можно ли как-то переломить эту тенденцию?

АШ: Что касается чиновников, которые устраиваются на работу за взятки, то они приходят не для того, чтобы работать, а для того, чтобы сидеть на шее у государства и за свое безделье получать деньги.

Переломить ситуацию можно только тогда, когда от чиновников будут требовать не только их график посещения рабочего места, но и непосредственный результат работы, за который и выдается заработная плата. Представьте себе, чиновник получает зарплату, допустим, в 20 тысяч рублей, только за то, что ничего не делает, а предприниматель, чтобы заработать свои кровные 15 тысяч работает от зари до зари, и еще ему приходится бороться с нерадивыми чиновниками.

Переломить ситуацию возможно только тогда, когда будет иметь место реальная свобода предпринимательства: когда реально можно будет не только зарегистрироваться в качестве предпринимателя, но и будут устранены искусственные препоны предпринимательской деятельности, будут возможность получить поддержку государства вне зависимости от произвола чиновников. Только при таких условиях  на бюджетные должности будут приходить люди, желающие работать на общество, а не зарабатывать на нём. Обогащаться будут идти в бизнес.

"КУ": Широкое распространение в Дагестане сегодня имеют практики "продажи безопасности". Спрос на этом рынке создают чиновники и предприниматели, нуждающиеся в защите жизни и имущества, предложение — многочисленные военные профессионалы. Есть ли способ сократить объем этого паразитического рынка? Как создать другие механизмы обеспечения безопасности?

АШ: Очевидно, что эта проблема возникла из-за наличия, с одной стороны, конфликтной ситуации на идеологическом фоне, а с другой - из-за наличия коррумпированных чиновников, вынужденных бояться конкурентов или тех, кого они обидели. Необходимо всех государственных чиновников, кроме президента, имеющих охрану, – лишить ее в любой форме. Каждый государственный чиновник должен знать и осознавать, что он нанялся служить народу и получает за это зарплату, а не народ обязан служить ему. Зачем чиновнику, пришедшему для того, чтобы служить народу от него прятаться? Если я исполняю свои обязанности и служу народу, мне охрана не нужна – народ сам будет меня охранять. В этом случае спрос на подобные услуги резко упадет.

Безусловно, спрос на эти услуги упадёт при достижении мира и согласия в обществе. В первую очередь в республике необходимо достичь межконфессионального согласия. Необходимо вывести из тени и бизнес.

"КУ": В конце августа 2013 года в Махачкале разгорелась конфронтация по вопросу о распределении земель Карамана. Что стало причиной очередного обострения ситуации вокруг этих территорий? Как, на ваш взгляд, там должны действовать сейчас власти?

АШ: Это опять-таки пример безграмотности и  безответственности власти и последствия чиновничьего произвола. В начале 90-х съезд Народных депутатов Дагестана принял решение о переселении лакцев из Новолакского района под Махачкалу, в Кумторкалинский район, освободив земли для возврата депортированных в 40-х годах чеченцев. Это было не совсем дальновидное решение, которое нам еще не через одно десятилетие аукнется. Вместо того чтобы предоставить земли для строительства домов возвращающимся чеченцам и содействовать мирному их сосуществованию с представителями других наций, постановили депортировать теперь уже лакцев. Уверен, что здесь даже не пахло заботой о чеченцах или лакцах – это был бизнес-проект для получения миллиардов из федерального бюджета и их распила.

Так вот, освобождая от лакцев чеченские земли, заселили этот народ на кумыкские земли. (Подчеркну, по моему глубокому убеждению, не может быть ни чеченских, ни кумыкских, ни иных этнических земель. Земля нам Всевышним дана одна и для всех.) Безусловно, теперь уже кумыки почувствовали себя обделенными. Кроме того, предоставление указанных земель, с точки зрения законности и справедливости, оставляет желать лучшего. Еще больше усугубили ситуацию случаи самозахвата или незаконного перераспределения этих земель администрацией Махачкалы, в том числе и рекреационных (по земельному праву РФ выделенные в установленном порядке земли, предназначенные и используемые для организованного массового отдыха и туризма населения – прим. ред.), являющиеся Федеральной собственностью. На мой взгляд, правых сторон в этом конфликте нет. Проблема создана искусственно властями и окончательный путь её разрешения один: изъятие в ближайшее время всех незаконно предоставленных земельных участков со сносом возведённых на них незаконных строений при обеспечении чёткого соблюдения требований закона при дальнейшем предоставлении земельных участков на этой территории.

"КУ": Если говорить шире, какие пути решения вопроса земельной собственности в Дагестане представляются вам эффективными? В каких случаях можно идти по пути приватизации? Как учесть интересы коренных сообществ, претендующих на те или иные земли?

АШ: В Дагестане, если я решу купить дом и переехать жить в любой населенный пункт, в том числе, в тот, где проживают компактно представители того или иного этноса, никто этому препятствовать не будет - ни местное население, ни власти. Никому в голову не придет предъявлять претензии на тему того, почему, например, я, аварец, пришел жить к представителям другой национальности. Как таковой межнациональной проблемы в Дагестане нет.

Но есть искусственно созданные властями конфликты. Например, один житель села никак не может добиться того, чтобы ему как коренному жителю местности выделили 5 соток земли под частное домостроительство или ведение хозяйства, – власти ему в этом отказывают. При этом те же власти выделяют гектары земли - будь то в аренду или в собственность - кому-то пришлому: и этот человек начинает торговать полученными землями. Это и порождает конфликт. Если соблюдать даже несовершенное земельное законодательство Дагестана и наказывать чиновников за его несоблюдение, многих земельных конфликтов можно избежать. Закон должен быть един для всех. В земельной сфере Дагестана вообще очень много вопросов, в которых будет сложно навести порядок. Например, есть проблемы с землями отгонного животноводства, на которых расположены кутаны (изначально - стоянка пастухов на зимнем пастбище, населённый пункт, расположенный в зоне отгонного животноводства – прим. ред.). Там уже лет по 50 стоят дома, построены школы и детские сады. При этом ни на одно домостроение нет правоустанавливающих документов, так как их и не может быть по закону. Если следовать закону, то все нужно снести и людей выселить. Это невозможно, потому что в подобных кутанах проживают десятки тысяч людей и подобные действия могут спровоцировать социальный взрыв. При этом ничего не делается для того, чтобы упорядочить права этих людей на землю. Не вырабатываются новые нормы для дальнейших сделок с землей.

Избрание президента Дагестана

"КУ": 2 апреля 2013 года президентом России был подписан закон, дающий право субъектам федерации выбирать между прямыми выборами губернаторов и их избранием через региональный парламент. При этом инициатор принятия такого закона - депутат ГД РФ от Дагестана Ризван Курбанов в интервью “Кавказскому узлу” объяснял введение такой нормы сложным этническим составом населения Дагестана. На Ваш взгляд, есть ли логика в таких доводах? Каково Ваше отношение к процедуре прямых выборов главы республики?

АШ: Не считаю данное мнение обоснованным. Человеческие способности, его интеллект и развитие не зависят от национальной принадлежности. То же самое касается и такого качества, как способность управлять – оно не может быть связано с разрезом глаз и цветом кожи.

Конечно, прямые выборы – более демократичный способ волеизъявления, однако в той ситуации, в которой оказался сейчас Дагестан, где выборы по сути дела дискредитированы, как проводить всенародное голосование, так и получить объективный результат волеизъявления избирателей было бы сложно. Здесь в последние лет 15 власть при организации и проведении выборов руководствовалась сталинской заповедью: "неважно, кто голосует, важно, кто считает". Т.е. всенародные выборы в республике, учитывая тот контингент людей, которые сегодня обеспечивают проведение избирательного процесса, настолько дискредитировали себя, что дагестанцы сегодня не готовы принимать даже честные итоги выборов в качестве таковых. Эти люди за последние 15 лет приспособились к тому, что им действительно неважно, кто и как голосует, - они лишь "проводят" результаты, которые им указывают. Всеобщее избирательное право в Дагестане необходимо ещё реабилитировать. А Народное собрание все-таки проголосует реально. Такие выборы более легитимны и вызывают большее доверие. По этой причине я считаю выбранный способ проведения кампании - когда главу республики изберут посредством голосования депутатов парламента - наиболее оптимальным и легитимным. Мы будем знать, что там реально пройдет голосование – будет иметь место выбор.

"КУ": Но ведь мы могли наблюдать, например, единогласное голосование парламента РД при смещении с должности спикера НС РД Магомедсалама Магомедова, а в последующем - столь же единодушие голосование при его избрании на должность Президента РД. Не дают ли действия депутатов НС РД оснований сомневаться в их логичности и принципиальности?

АШ: Дело тут в том, что при прежних режимах во властные структуры, в том числе в Народное Собрание РД, могли попасть и в основном попадали люди беспринципные, малоинициативные, меркантильные, стяжательные. И другие, чтобы попасть во власть и удержаться были вынуждены играть по этим же правилам. Да, и вообще, краеугольными камнями внутренней политики. проводившейся до 2013 г. в республике, были цинизм и лицемерие. И вот, у той части депутатов НС РД, вынужденно игравших по чужим правилам, появился шанс очистить совесть и реабилитироваться: поработать на возрождение былой славы Дагестана. Да, и другие депутаты НС, как и весь дагестанский народ, устали смотреть, как родной край скатывается в бездну.

"КУ": 19 августа 2013 года президент России Владимир Путин внес на рассмотрение Народного собрания РД для избрания на должность главы Дагестана три кандидатуры: Р.Абдулатипова, М.Баглиева и У.Омаровой. Каково ваше отношение к этим кандидатурам? Кого бы вы предпочли видеть во главе республики и почему?

АШ: Все три кандидата достойные, но сегодня Дагестану во главе нужен именно Рамазан Гаджимурадович - с его опытом, харизмой, решительностью, ответственностью и прямолинейностью. Умапазиль Омарова уполномоченный по правам человека в РД  - честный, грамотный, эрудированный и высоко порядочный человек, - я её знаю с молодости, мы однокурсники по университету. С Маликом Баглиевым, на сегодняшний день занимающим пост министра труда и соцразвития, я лично не знаком, но слышал о нём только положительные отзывы. Но на сегодня кандидатура Абдулатипова предпочтительнее.

"КУ": Как бы Вы оценили на сегодня работу уполномоченного по правам человека в РД?

АШ: Думаю, что как и аналогичные учреждения в других субъектах РФ,  они работают настолько эффективно, насколько позволяет закон, их права и полномочия.

"КУ": Кавказ традиционно отличался эффективной общественной защитой уязвимой части населения: отношением к слабым, престарелым, больным, детям. Что Вы можете сказать о положении в Республике с социальной защитой прав и интересов такой категории населения сегодня? Да и, вообще: как вы оцениваете работу Минтрудсоцразвития РД?

АШ: Если вы спрашиваете об оценке работы М. Баглиева, то её оценить невозможно, - прошёл только месяц со дня его назначения. А на сегодня это ведомство, по моему мнению, превращено из органа государственного управления в благотворительный фонд в худшем его виде. Про такие задачи, как совершенствование системы оплаты труда и социального партнерства, улучшение условий и охраны труда, обеспечение эффективной занятости населения и социальных гарантий, укрепление духовно-нравственной составляющей общества здесь, просто, забыли. К примеру: если раньше человек в горах стеснялся своей инвалидности, то сегодня инвалидность стала, чуть ли не достоинством, и покупается за большие деньги. Пущена на самотёк социальная ответственность бизнеса: значительная часть малого и среднего бизнеса не только теневая, но  большинство работающих у индивидуальных предпринимателей работников официально не оформлены. Соответственно, они лишены элементарных социальных гарантий. Особо подчеркнул бы некомпетентное взаимоотношение ведомства с социально ориентированными организациями и предприятиями: реабилитационными центрами, обществами инвалидов и др. На всю страну известен демарш части педагогов реабилитационного центра в г. Дербент осенью 2012 г., когда они открыто заявили об ущемлении прав детей в этом учреждении, включая хищение денег, выделенных на приобретение продуктов. На предприятиях обществ инвалидов фонд зарплаты меньше предоставленных предприятию льгот и т.д. Я убеждён, что под руководством М. Баглиева это министерство станет ведущим институтом социального развития республики.

"КУ": Смог бы, по вашим оценкам, Р.Абдулатипов гарантировать себе победу в случае прямых выборов? Как вообще могли бы развиваться события в республике, если бы состоялись именно такие выборы?

АШ: Если дать народу реально выбирать, то после тех шагов, которые уже предпринял за короткий срок Абдулатипов на посту главы республики, люди однозначно выбрали бы его. Его авторитет, по сравнению с другими политическими фигурами, намного выше. Приход Абдулатипова к власти дал народу Дагестана надежду на возрождение.

Его предшественники обещали мёд, при этом продолжали содержать только мух, и много ума не надо, чтобы знать, что мухи не медоносят, хотя жужжат и крыльями машут как пчёлы. А тут люди увидели, что, наконец, слова власти не расходятся с делами. А самое главное, он с первых дней объявил приоритетной задачей борьбу с невежеством, культурное и духовное возрождение дагестанцев и Дагестана. Кроме того, разработаны и уже реализуются десять направлений реального развития Дагестана, вместо многомиллиардных воздушных замков типа горнолыжного курорта "Матласс".

С Абдурашидом Шейховым беседовала корреспондент "Кавказского узла" Карина Гаджиева.

3 сентября 2013 года

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 сентября 2017, 04:43

26 сентября 2017, 03:42

26 сентября 2017, 02:39

  • Члены инициативной группы заявили об угрозе жизни Руслана Гвашева

    Активисты общественных организаций Абхазии готовят митинг в поддержку Руслана Гвашева. Он готов умереть и идет на это осознанно, заявил руководитель проекта "Кавказ - наше общее дело" Давид Дасания. Представители общественно-политических движений обратились к властям России и Кубани в связи с преследованием Гвашева, сообщила секретарь Общественной палаты Абхазии Нателла Акаба.

26 сентября 2017, 02:30

  • Дальнобойщики Дагестана отказались вступать в ассоциацию "Грузавтотранс"

    "Грузавтотранс" ничего не сможет сделать для отмены системы "Платон", против которой выступили дальнобойщики Дагестана, заявил президент ассоциации. Сами дальнобойщики республики раскритиковали предложения руководства ассоциации по введению пропускного режима для новых водителей и об установлении единой ценовой планки.

26 сентября 2017, 01:36

Архив новостей