08 апреля 2002, 21:52

Ваххабизм: стереотипы массового сознания и реальное место в исламе

Военные события, развязанные бандой международных террористов, проникших в Ботлихский и Цумадинский районы Дагестана с территории Чечни, акция по разоружению религиозных экстремистов в Кадаре, Карамахи, Чабанмахи породили не вполне корректное использование на российском и международном уровнях некоторых терминов, а также, по существу, голословные обвинения в адрес отдельных государств.

Этим обстоятельством всерьез обеспокоены некоторые российские аналитики и наблюдатели (газеты "Московские новости", "Независимая газета" и ее приложение ""НГ"-религии" и др.), представители Духовного управления мусульманского Дагестана (ДУМД), духовенства и рядовых мусульман России и зарубежья.

Речь прежде всего о том, что на официальном уровне и в СМИ, говоря о банде международных террористов и экстремистов, для которых религия - лишь маска и одно из средств достижения своих политических и корыстных целей, используют выражения "исламисты" и "исламские экстремисты". С какой бы целью и в силу каких бы обстоятельств это ни делалось - осознанно, целенаправленно противопоставляя мусульман остальному миру, Россию - исламским государствам, или на дилетантском уровне и по неведению - подобное вольное обращение с терминами и смешение понятий не только задевает и оскорбляет верующих-мусульман, но и чревато непредсказуемыми и далеко идущими последствиями, т. к. тем самым формируется устойчивый стереотип: "раз мусульманин, значит - террорист, преступник и бандит".

Во-первых, ни одна мировая религия и, в особенности, ислам не только не проповедует радикализм, экстремизм и терроризм, но и активно выступает против подобных явлений, ратуя за мир, человеколюбие и терпимость в обществе не только внутри своей конфессии, но и по отношению к представителям любых других верований (здесь и далее речь не идет о фанатах, различных сектах и группировках, прикрывающихся той или иной религией и использующих ее ради достижения своих целей).

Во-вторых, подобное огульное использование термина "ислам" для обозначения бандитов, террористов и экстремистов (которое, к сожалению, с некоторых пор наблюдается на российском и международном уровне не только в связи с событиями на Кавказе, но и при анализе и трактовке тех или иных событий в странах СНГ, Азии, Америке, Африке и Европе) обусловливает неизбежную поляризацию в обществе, отчуждает и противопоставляет представителей других конфессий мусульманам как внутри России, так и за ее пределами.

В-третьих, благодаря такому некорректному и вольному обращению с понятиями и терминами, события последних лет в Чечне, да и нынешние события в Дагестане воспринимаются во многих мусульманских странах - на официальном уровне и в СМИ - как подавление национально-освободительного движения, гонения и геноцид по отношению к мусульманам в России. Это, к сожалению, уже факт для тех, кто читает зарубежную прессу и слушает теле- радиопередачи. И этим обстоятельством умело пользуются в своей подрывной деятельности не только идеологи типа Мовлади Удугова, но и другие, более серьезные силы, заинтересованные в дестабилизации ситуации на Кавказе и в развале Российской Федерации.

Другой момент, явно чреватый нежелательными для России и Дагестана последствиями - раздающиеся на разных уровнях, в том числе на официальном и в СМИ - голословные обвинения в адрес отдельных государств (США, стран Западной Европы, Турции, арабских стран и т. д.) и их официальных структур о сопричастности к событиям на Кавказе и в Дагестане. Обосновываются подобные обвинения тем обстоятельством, что есть факты как финансирования бандформирований отдельными представителями некоторых государств, так и наличия в составе террористических группировок наемников из тех или иных стран. Представляется, что если идти подобным путем, перенося действия отдельных лиц на государства, то можно зайти слишком далеко... Тем более, что среди террористов есть как дагестанцы, так и наемники из других регионов России, а также представители других стран бывшего СССР, да и по поводу финансирования бандформирований существует достаточно много версий, в том числе связанных с гражданами России и Израиля.

В связи с заявлениями некоторых руководителей РФ и представителей МИДа о причастности к событиям в Дагестане некоторых арабских стран Персидского залива и в том числе - Пакистана, посол Пакистана в России Мансур Адам заявил в интервью "Московским новостям" следующее: "Премьер Примаков предпочитал для действующих сегодня на Кавказе террористов намного более точный термин - он называл их экстремистами или фундаменталистами. Они ни в коем случае не пользуются поддержкой Пакистана. Не стоит забывать, что религиозные экстремисты ненавидят сегодняшнее пакистанское государство еще больше, чем Россию. Они прямо грозили свергнуть нынешнее правительство страны за прекращение военных действий против индийской армии в Кашмире, а недавно даже совершили покушение на нашего премьера. Мы не знаем, кто такой Джафар (пакистанец Абу Абдулла Джафар, по некоторым сведениям командовавший боевиками в селах Эчеда и Гакко Цумадинского района. - комм. М. В., З. М.), но можем прямо сказать, что Пакистан он не представляет. А то, что среди боевиков могут оказаться пакистанские граждане, ни о чем не говорит. Косовские албанцы утверждают, что среди их мучителей во время этнических чисток были и русские "добровольцы". Но ведь никто из-за этого не обвиняет Россию в геноциде".

Несмотря на возможное непонимание и возражения (вплоть до гнева и обструкции) со стороны многих представителей мусульманского духовенства, других верующих и неверующих, считаем своим долгом обратить внимание на то обстоятельство, что как в Дагестане, так и в целом в России псевдоисламские радикалы, экстремисты и террористы на всех уровнях отождествляются с ваххабитами, а их идеология - с ваххабизмом, и этот стереотип довольно устойчив. Кроме того, большинство алимов Дагестана однозначно причисляют дагестанских и чеченских псевдорелигиозных экстремистов к ваххабитам. Полагаем, с одной стороны, что под воздействием тех или иных объективных и субъективных факторов в массовое сознание могут внедряться любые стереотипы, нередко и ложные. С другой стороны, мусульмане и алимы Дагестана - всего лишь часть почти полуторамиллиардного мусульманского мира, где восприятие происходящего у нас несколько иное.

Хотя о ваххабизме написано достаточно много, напомним еще раз, что ваххабитская идеология разработана Мухаммадом ибн-Абд-аль-Ваххабом из Неджда (1703-1791 гг.), проповедовавшим строжайшее соблюдение принципа единобожия (таухид), отказ от поклонения святым (вали) и святым местам, очищение ислама от поздних наслоений и нововведений (бидаа) и возврат к его первоначальной чистоте. В области догматики и права ваххабизм является развитием воззрений Ибн Таймийи (Таки ад-дин ибн Таймийя, 1263-1328 гг., сторонник крайнего ханбализма. Резко осуждал любые новшества, ратовал за восстановление норм раннего ислама времен пророка и четырех праведных халифов. Боролся против распространения культа святых, паломничества к гробнице пророка в Медине как несовместимого с духом ислама. Отстаивал чистоту ислама, в том числе от влияния суфизма, подвергал критике учение аль-Газали) и крайним выражением принципов ханбалитов. Основатель ханбалистского мазхаба - имам Ахмад ибн Ханбаль, уроженец Персии - Мерва, умер в Багдаде около 783-860 гг. В отличие от других мазхабов, ханбалитский возник как религиозно-политическое движение и уже затем оформился в правовую школу. В теории и практике это движение выразило взгляды наиболее консервативных сторонников традиционализма и систематизировало соответствующую концепцию вероучения. В нем отвергаются как буквальное, так и аллегорическое толкование текстов Корана и хадисов, отрицаются возможности любого рационалистического истолкования догматов веры. Признавая безусловность божественного предопределения, ханбалиты тем не менее считают, что иман - вера человека - зависит от совершаемых им благих поступков, чем обусловливается их социальная активность. Ханбалиты отрицают любые нововведения - бидаа - в области вероучения и права, не имеющие прямого обоснования в Коране и хадисах. Вместе с тем, отличаясь фанатической строгостью в соблюдении обрядовых и правовых норм шариата, они решительно выступают против любых крайностей как в вероучении, так и в жизни общины; взяв на себя роль носителей ортодоксального суннитского правоверия, на протяжении средневековья неоднократно становились во главе массовых движений. Ханбалитский мазхаб ныне официально принят в Саудовской Аравии. В общественно-политической сфере проповедуются братство и единство всех мусульман, социальная гармония, важное место отводится идее джихада. Для ранних ваххабитов были характерены крайний фанатизм и экстремизм. Знаменем борьбы за независимость стало политическое объединение Аравии. В 20-е годы XX в. ими была основана "Лига охраны веры и нравственности", которая в 1928 г. издала обязательные правила, из которых видно, как, борясь против обожествления пророка и ряда обрядовых церемоний, ваххабиты заботятся об укреплении и приспособлении ислама к условиям нового времени. В настоящее время ваххабизм является государственной идеологией Саудовской Аравии, имеет серьезное влияние в странах Персидского залива, в ряде государств Азии и Африки, охватывая в целом около 100 млн верующих-мусульман, подавляющее большинство которых далеко от экстремизма и радикализма и ни в коей мере не связано с чеченскими и дагестанскими террористами и экстремистами.

В связи с тем, что чеченских и дагестанских террористов на разных уровнях в России постоянно называют "исламистами" и "ваххабитами", уже есть факты отрицательной реакции со стороны официальных лиц и неофициальных структур ряда исламских государств. Так, известен тот факт, что в разговорах с бывшим премьером РФ С. Степашиным саудовский принц Фейсал выражал обиду и недоумение, почему в России бандитов называют ваххабитами. Тем более, что лидер одной из сочувствующих Басаеву и другим террористам радикально-экстремистских организаций "Мухаджиры" (которую в России опять-таки называют ваххабитской!) Омар Бакри Мухаммад правящую династию Саудовской Аравии называет "пиратской", а самого основателя ваххабизма Абд аль-Ваххаба - не иначе как самозванцем. И все остальные экстремисты по сути подвергают Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива большему проклятию, чем Россию, США и др. из-за неспособности этих стран объединить мусульман в одном государстве.

По мнению ряда наблюдателей, в связи с действиями банд международных террористов и экстремистов, прикрывающихся исламом, его идеологией и атрибутикой, речь идет о существовании своеобразного наднационального и надгосударственного "фундаменталистского интернационала", у которого имеется достаточно много интернетовских сайтов. С ваххабитами и некоторыми другими исламскими течениями и направлениями его объединяет только общий тезис о возврате к чистому исламу и отказе от сближения с местными традициями и верованиями. На этом, по существу, все совпадения заканчиваются. В связи с подобным отождествлением напрашивается аналогия, согласно которой всех, кто провозглашает идеи социального равенства и справедливости, можно назвать марксистами или коммунистами. Эти фундаменталисты (или "интегристы", как называют их французы, т. к. их объединяет стремление к интеграции всех мусульман в одно государство типа халифата) распространили свои щупальца по всему миру (США, Англия, Германия, Франция, Россия и т. д.), проводят международные конференции и прочие форумы, финансируют террористические акты и другие акции, направленные против "кяфиров" и т. д. Но ваххабизм при этом, по всем данным, ни при чем. Е. Примаков - один из немногих российских политиков, понимающих проблемы Востока, исламский мир и процессы, происходящие в нем, высказал мысль о том, что неправильно называть террористов и экстремистов от ислама ваххабитами. Тем более, что дагестанские и российские последователи радикального политизированного ислама сами не считают себя ваххабитами. В основной своей массе они считают, что сам термин "ваххабизм" некорректен, что Мухаммад ибн-Абд-аль-Ваххаб не был муджтахидом, не мог основать и не основывал новый мазхаб. На том основании, что еще в Х в. ведущими суннитскими богословами всего мира было решено канонизировать известные четыре мазхаба, признать муджтахидами только их основателей и не допустить дальнейшего раздробления в толкованиях Корана и Сунны. Он, будучи представителем мазхаба Ахмада ибн-Ханбаля - ханбалитом, призывал к возврату к чистому исламу на основе Корана и Сунны. Как имам Шамиль на Кавказе, Абд-аль Кадир в Алжире и многие другие, он использовал соответствующую духу времени идеологию и добивался объединения и независимости Саудовской Аравии. В ваххабизме, по сути, сегодня мы имеем идеологию, ориентированную и рассчитанную на этнических арабов и не подходящую для всех остальных мусульман - не арабов. Таким образом, самое большее, в чем можно обвинить истинных ваххабитов, это в том, что по существу они призывают следовать ханбалитскому мазхабу, в достаточной степени приспособленному к сегодняшним мировым реалиям.

Поэтому представляется, что в перспективе будет серьезной стратегической ошибкой употребление на республиканском или российском уровнях без оглядки терминов "ваххабизм", "исламисты" и т. п. Конечно, складывавшийся на официальном уровне, в СМИ и у обывателя почти 25-30 лет стереотип о ваххабитах и ваххабизме поломать в одночасье трудно, поэтому, думается, данный термин правильнее использовать вкупе со словами "радикальный" или "экстремистский".

Изучение истории религии, научное и объективное знание ее сегодняшнего состояния, обдуманное и взвешенное применение исламистской терминологии будет способствовать более уважительному отношению к религиозным чувствам верующих мусульман.

14 апреля 2000 г.

Автор: М.-З. В. Варисов, З. Г. Магомедова; источник: Научная мысль Кавказа: Научный и общественно-теоретический журнал - Ростов н/Д.: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2000. N 2 (22).

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 20:21

27 мая 2017, 19:22

27 мая 2017, 18:57

27 мая 2017, 18:01

27 мая 2017, 17:00

Архив новостей