25 марта 2002, 14:17

Этнические культуры Кавказа: между Западной Европой и Дальним Востоком

В условиях идущей глобализации, охватывающей экономику и культуру стран нашей планеты, современных социокультурных процессов Евразии и меняющейся геополитической картины мира весьма актуальной становится проблема основных ценностей народов Кавказа. Поскольку горные системы, в том числе и Кавказа, входят в глобальную горную экосистему, которая во многом определяет выживание и характер развития мирового сообщества цивилизаций1, приоритетной стратегической целью стран СНГ; и особенно России, выступает создание на территории Кавказа условий для политического, социально-экономического и экологического устойчивого развития. Однако это невозможно осуществить без учета присущих этническим культурам данного региона основных ценностей и воздействия на них процессов модернизации и глобализации.

Не случайно член-корр. РАН Ю. А. Жданов, отмечая негативные тенденции в развитии культуры и науки на Кавказе в последнее время, призвал интеллектуальные элиты осознать свою ответственность за судьбы народов Кавказа, за судьбы культуры. "На планете не существует другого такого региона, - пишет он, - где жили бы длительно и совместно сотни народов... Это удивительное многоцветье является драгоценным сокровищем всего человечества, как горный луг, на котором сотни разнообразных и неповторимых цветов. Именно поэтому художественная и научная мысль Кавказа концентрировала свое внимание вокруг проблемы межнациональных отношений, сотрудничества и взаимопомощи народов. Традиции Кавказа в этом смысле неисчерпаемы... Но Кавказ - это не только место встречи и синтеза культур и цивилизаций. Сегодня он привлекает внимание очень многих совсем по другим мотивам. Геологи установили, что обширная зона Прикаспия является богатейшим месторождением нефти и газа, кладовой горючих ископаемых XXI в. Поэтому весьма нахально объявляют Кавказ зоной своих стратегических интересов США и Англия, Германия и Турция, даже Швеция. И плевать им на гуманистические традиции какой-то платоновой Атлантиды, на светлые утопии забытого Низами, на идеи западно-восточного синтеза Искандера. Им нужно ссорить, противопоставлять, натравливать друг на друга народы, в том числе и Кавказа, чтобы реализовать свой интерес и диктат. У них чешутся руки нанести удар по солнечному сплетению Евразии. Хищные, как известно, осы делают ядовитые уколы в нервные ганглии пойманных насекомых, чтобы не убить сразу, но долго сосать полупарализованные жертвы"2.

Данное весьма точное описание Ю. А. Ждановым сложившейся геополитической и социокультурной ситуации служит исходным пунктом для анализа возможности воздействия на основные традиционные ценности этнических культур Кавказа, необходимого для адекватного решения насущных проблем этого региона.

Действительно, современному Кавказу как горной территории присуще большое разнообразие этнических культур, которые в совокупности образуют не просто "мозаику культур", а вполне определенный культурный ландшафт, имеющий в своей основе некий общий субстрат. Последний представляет собой неисчерпаемые исторические традиции взаимопомощи и сотрудничества множества этносов, традиции тесного взаимодействия этнических культур, традиции религиозной терпимости между адептами христианства, ислама, буддизма и иудаизма, исходящие из древнего авестийского триединства, отчеканенного в формуле: "благая мысль, благое слово, благое дело".

Этнические культуры Кавказа на протяжении длительного времени испытывали влияние различных культур и цивилизаций Востока и Запада: хеттской, вавилонской, древнегреческой, древнеримской, византийской, индо-иранской, тюркской, византийской, арабской, славянской, западноевропейской и др. Специфичность культурного ландшафта Кавказа заключается в том, что он в миниатюре моделирует многообразие культур всего мира на основе следующих основных параметров: 1) разнообразие культур; 2) многообразие языков; 3) сохранение архаических культурных форм и традиций, которые существуют в рамках христианской, исламской, буддийской цивилизаций; 4) сильная экологическая ориентированность, присущая горным культурам в силу хрупкости и уязвимости горной системы; 5) высокий креативный потенциал духовного ядра этнической культуры, постоянно генерируемого миром гор; 6) большая плотность этнических культур на малом пространстве горной системы; 7) богатство ресурсов различного рода (полезные ископаемые, водные ресурсы, лечебные источники и пр.); 8) ксенический характер существования множества этнических культур; 9) противоречивость взаимодействия ряда этнических культур, обусловленная целым рядом внешних и внутренних причин; 10) сакральная символизация гор, ответственная за индивидуальный характер этнокультурных сообществ.

Культурный ландшафт Кавказа выражает систему фундаментальных традиционных ценностей, благодаря которым он отличается от систем ценностей европейской и дальневосточной цивилизаций и вместе с тем имеет нечто общее, что придает своеобразие ценностям этнических культур данного уникального региона. Сравнение набора основных ценностей этнических культур Кавказа с системами ценностей названных цивилизаций обусловлено тем, что Кавказ находится посредине между полюсами евразийского континента - крайним Западом и крайним Востоком, где в ходе исторического взаимодействия человека и природы сформировались две принципиально разные системы ценностей, представляющих собой основы представлений человека о мире и о себе. В рамках научных социоестественных исследований истории взаимодействия общества и природы удалось реконструировать системы ценностей дальневосточной и западноевропейской цивилизаций3.

Система ценностей дальневосточной цивилизации в основе имеет такие две главные ценности, как ценность-объект - Государство и ценность-вектор - Стабильность, над которыми надстраиваются ценности второго яруса - Мир, Порядок, Традиции - и ценности третьего яруса - Иерархия, Ритуал, Прошлое (конфуцианское) знание. Система ценностей западноевропейской цивилизации исходит из следующих главных ценностей: ценность-объект - Личность, вектор-ценность - Развитие, служащих фундаментом ценностей второго порядка - Свобода, Равенство, Братство - и третьего порядка - Труд, Эквивалент (эквивалентный обмен), Частная собственность, Закон (право). Исследования показывают, что эти две принципиально разные системы ценностей сложились на основе различия технологий производства пшеницы (Западная Европа) и риса (Дальний Восток), причем одни ученые (Э. С. Кульпин, А. Н. Мещеряков) объясняют расхождение между указанными двумя системами ценностей характером технологии и взаимосвязанной с ней идеологией, другие (М. С. Каган и пр.) - исходят из различия между системами европейского ремесленного производства и дальневосточного орошаемого земледелия 4.

Именно технология служит основой формирования системы ценностей (хотя следует принимать во внимание и иные, опосредующие факторы). В Японии, чья культура является дочерней по отношению к цивилизации Китая, был выработан самурайский кодекс Буси-до, играющий до сих пор ведущую роль в духовной жизни японцев. Этот кодекс состоит из пяти ключевых установок, которые повторяют и проясняют основные принципы конфуцианской морали: 1) верность, включающую в себя верность государю и любовь к отечеству, любовь к родителям и привязанность к братьям, усердие и чувство ответственности; 2) вежливость, представляющую собой уважение к вышестоящим, дружбу с собратьями по оружию, скромность и утонченность; 3) мужеcтво, выражающееся в храбрости, твердости и хладнокровии, терпеливости и выносливости, а также находчивости; 4) правдивость, которая исходит из прямоты и вежливости, чести и справедливоcти, адекватных принципам нравственности; 5) простота, требующая избегать роскоши, дутой славы и тщеславия5.

В данном кодексе зафиксированы такие основные ценности дальневосточной цивилизации, как ориентация на государство и стабильность (ее выражением является любовь к предкам), и вытекающие из них личная храбрость, несгибаемое мужество, честь и т. д. Западноевропейский писатель конца XIX в. Л. Хэрн, подчеркивая нравственный характер ценностей дальневосточной цивилизации, писал: "Глубокая человечность - космическое восприятие человечества - является заклятым врагом всякой бесполезной роскоши и ярым противником такой формы общественного строя, которая не налагает уз на удовлетворение чувственности и самоуслаждение эгоизма. На Дальнем же Востоке, наоборот, скромный образ жизни с древнейших времен вменялся в нравственную обязанность, потому что культ предков развивал и крепил то космическое восприятие человечества, которого нам не хватает, но которое в дальнейшем мы должны будем усвоить себе хотя бы для того, чтобы предохранить себя от вымирания"6.Именно в наши дни нравственность становится одним из стратегических ресурсов выживания всего человечества. Само же содержание кодекса Буси-до, выражающего своеобразие дальневосточной цивилизации, может быть отчеканено в формуле "веер и меч"7.

Основной ценностью западноевропейской цивилизации является Личность, ориентированная на удовлетворение своих эгоистических потребностей. Сейчас культ личности на Западе зашел так далеко, что именно она превратилась в своего рода "пуп" мира, вокруг которого все должно вращаться. Ряд проницательных мыслителей Запада понимают тупиковый характер развития общества потребления и считают необходимым перейти к новому типу общества, что требует смены системы ценностей8. Не случайно на Западе сейчас выдвигается идея о реморализации общества, о возвращении к старым ценностям прошлых эпох9.

В культурном наследии цивилизации Запада содержится рыцарский этос, идеализированным примером чего служит знаменитая рыцарская эпопея Т. Мэлори "Смерть Артура" и куртуазный роман Кретьена де Труа "Ивен, или рыцарь Льва". Основные ценности рыцаря - это гордость, мужество, забота о престиже, соперничество в рамках солидарности элиты, долг верности по отношению к себе равным, лояльность, щедрость и другие добродетели 10. Этот рыцарский этос нашел свое выражение в аристократическом стиле жизни Западной Европы, который пришел в упадок в нашем столетии и сохранился в этикете. В 1954 г. Бертран Рассел так выразил свое отношение к рыцарской этике: "Вера в принцип личной чести, хотя последствия ее бывали нередко абсурдны, а временами - трагичны, имеет за собой серьезные заслуги, и ее упадок отнюдь не является чистым приобретением... Если освободить понятие чести от аристократической спеси и склонности к насилию, то в нем останется нечто такое, что помогает человеку сохранять порядочность и распространять принцип взаимного доверия в общественных отношениях. Я не хотел бы, чтобы это наследие рыцарского века было совершенно утрачено"11. Следует отметить, что функционирование постиндустриального общества с необходимостью требует доверия, которое весьма ярко выражено в рыцарском этосе.

Своеобразие системы основных ценностей этнических культур Кавказа в отдельных элементах обнаруживает общее как с самурайским кодексом Буси-до, так и с рыцарским этосом Запада. Данная система проявляется в нартском эпосе, который обнаруживается в фольклоре самых различных народов Кавказа. По словам Х. Г. Тхагапсоева, "культурная общность Кавказа проявляется уже в том, что мифология многочисленных этносов слилась в единый нартский эпос, который в том или ином варианте существует у адыго-черкесов, абазин, абхазцев, балкарцев и карачаевцев, осетин, чеченцев, ингушей, грузин, народов Дагестана. При этом он по праву претендует на статус одного из величайших памятников мировой культуры. Нартский эпос больше, чем миф, поскольку не сводится к какой-то абсолютно господствующей мифологической идее и являет собой уникальную историко-культурную энциклопедию, где в органическом единстве представлены философия, поэзия, риторика, этика, эстетика, быт древности"12. Уникальность нартского эпоса заключается в том, что в нем зафиксирован накопленный на протяжении многих столетий опыт, позволяющий в образной форме интерпретировать мир и отношение к нему человека. Иными словами, в нем содержатся основы кавказского культурного архетипа.

Несмотря на различие исторических судеб и этногенетических траекторий, народы Кавказа с их разными пространствами языков и религий имеют общую мифопоэтическую культуру, выраженную в нартском эпосе. Фундаментальным механизмом культуры, в котором выражена кавказская культурная общность, является этикет, представляющий собой коммуникативный алгоритм. "Кавказский этикет выходит далеко за рамки того, что принято в общем понимать под этикетом, и предстает как своеобразное алгоритмизированное в знаках действия выражение философии бытия и достойного обитания в нем. Эта философия уникальна прежде всего тем, что она выражена не только и не столько в логосе слова и в фигурах речи, сколько в знаковых действиях (деяниях) - в общедоступной, общекавказской семиотике этикета, в языке и знаках "должного" поведения, "должных" межродовых и межличностных отношений - коммуникаций"13. Этот кавказский этикет А. Пушкин характеризовал как проявление духа "дикого рыцарства" и в поэме "Кавказский пленник" детально выписал исчерпывающий портрет кавказца.

В исторически сложившейся системе ценностей горских народов исследователи выделяют четыре основных комплекса: 1) воинский стиль; 2) гостеприимство; 3) культ старшинства; 4) семейные отношения. В основном они сформировались в условиях традиционного общества, хотя и выступают основой культурной и ментальной идентичности до сих пор14. Горские ценности воплотились в морали, этике, нравах, обычном праве народов Кавказа, причем в категоричной форме императивов долженствования.

Самоидентификация каждого народа Северного Кавказа связана с собственными морально-этическими кодексами, имеющими, однако, много общего. Наиболее жестко и недвусмысленно определен морально-этический кодекс у адыгов. Адыгский этикет оказал сильное влияние на соседние народы и в известной степени может быть рассмотрен как типичный. Стиль и образ жизни кабардинца, черкеса, адыгейца и других адыгов определяется адыгагъэ, что, с одной стороны, означает "адыгство", а с другой - перекликается с понятием "человечность". Адыгагъэ - "высшая ценность для основной массы населения - идеал, в направлении которого следует совершенствовать себя"15.

Адыгагъэ определяет традиционную адыгскую нравственную щепетильность, толерантность и высокую требовательность к личности. Адыгство включает в себя этикет (адыгэ хабзэ), кодекс чести (намыс), правовой обычай и элементы обычного права (адаты). Этот феномен не только регулировал поведение каждого человека, но и проникал в систему общественных институтов, способ производства, социальный строй, типы воинской организации принципы взаимоотношений адыгского (черкесского) общества с другими народами.., регламентировал отношения даже к рабам, врагам и военнопленным"16. Адыгагъэ является организующим ядром, обеспечивает устойчивость адыгской этносферы к внешним воздействиям, гасит внутреннюю энтропию.

На этой основе адыгская аристократия выработала свой еще более жесткий моральный рыцарский кодекс - Уэркъ хабзэ, который регулировал жизнь адыгского аристократа-воина от рождения до смерти. Он имеет очевидные параллели с Буси-до самурая. От адыгских князей и дворян требовалось безусловное соблюдение адыгэ хабзэ; в случае нарушения норм адыгского этикета, по обычаю, их могли лишить дворянского и даже княжеского звания. Князья считались гарантами и блюстителями адыгских обычаев и традиций.

А. С. Мирзоев выделяет в Уэркъ хабзэ несколько ключевых установок:
1. Верность, под которой понималась преданность своему сюзерену, сословной группе и родственникам.
2. Вежливость - уважение к сюзерену и вышестоящим лицам, к старшим по возрасту, к женщине, к любому человеку, включая незнакомых; запрет на ругань, рукоприкладство; осуждение болтливости, хвастовства, открытого проявления чувствительности.
3. Мужество, под которым понималась храбрость, твердость и хладнокровие в критической ситуации; терпеливость и выносливость.
4. Альтруизм по отношению к товарищам и нуждающимся.
5. Простота в быту.
6. Правдивость.
7. Человечность - гуманное отношение к слабым.
8. Ораторское искусство17.

Адыгство, зародившись на языческой основе, трансформировалось под влиянием христианства, ислама, модернизационных процессов. Оно дает пример не противоборства, a синтеза и сосуществования различных культурных миров, "создавая сложную прочитываемую современным сознанием картину духовного бытия адыгов"18.

Кавказский этикет представляет собою форму социокультурного и культурно-коммуникативного проявления архетипа "действования", "мобилизованности", составляющего суть кавказского типа личности. В рамках всеохватного кавказского этикета, как указывает Х. Т. Тхагапсоев, сформировался "особый тип философствования, который в противовес восточному эзотерическому "внемливанию" и западному рационалистическому "умствованию" можно назвать "действованием"... Если европейская цивилизация, как принято считать, породила "человека рационального", а восточная - "человека недеяния", то в данном случае можно, на наш взгляд, говорить о "человеке мобилизованном", готовом следовать алгоритму этикета" [12, с. 132]. В настоящее время этот этикет, воплощенный в основных традиционных ценностях этнических культур Кавказа, представляет значительный интерес, так как его можно и следует использовать для унификации культурного многообразия, вызванной глобализацией.

Особую значимость имеет потенциал нравственных ценностей этнических культур Кавказа для стратегического выживания данного региона и окружающих его стран - России, Ирана и Турции. Развитие мировой цивилизации на рубеже II и III тысячелетий показало, что мораль теперь не просто является набором нравственных заповедей, необходимых для нормального функционирования социальных групп, а выступает в качестве долгосрочного фактора выживания всего человечества. В связи с появлением новых видов оружия массового уничтожения - ядерного, биологического, этнического, информационного, психологического, экономического и т. д. - все инструменты военного, политического и экономического характера ведения войн делятся на "гуманные", "благородные", "допустимые" и "негуманные", "неблагородные", "недопустимые". Одним словом, приобрел свою актуальность "кодекс рыцарской чести", системы нравственных ценностей, без которых невозможно дальнейшее существование человечества. Ведь для устойчивого развития земной цивилизации рациональные экономические интересы должны дополняться этическими ценностями, а значит, требуются принципиально иные "человеческие качества"19.

Народы России сегодня нуждаются в новых мощных нравственных идеалах, а обращение к этическим ценностям Запада может весьма негативно сказаться на будущем нашей страны. Не адекватна действительности замена коммунистических идеалов религиозными, частнособственническими или денежными. В России до сих пор сильны идеи и привычки патриархального и патерналистского мышления, что требует основанных на общечеловеческих ценностях (типа десяти заповедей, лишенных религиозного подтекста) формул. В этом отношении менталитет Кавказа в целом и Северного Кавказа в частности с потенциалом нравственных ценностей этнических культур созвучен ценностным ориентациям российской цивилизации, способен вступить в культурный диалог традиционных культур Кавказа и классической культуры России20.

Горы во всем мире символизируют высочайшие ценности, прежде всего нравственные и религиозные, многих культур и традиций. Это относится и к Кавказу, где издавна священными являются Арарат, Эльбрус и Казбек, оказывая значительное влияние на формирование нравственных ценностей различных этнических культур и воспитание поколений. Так, для армянской культуры Арарат предстает своего рода Парфеноном - символом древнегреческой культуры, или Фудзиямой, лежащей в основе японской культуры. Священными остаются для народов Северного Кавказа Эльбрус (Кабардино-Балкария) и Казбек (Северная Осетия), хотя для некоторых они потеряли свой сакральный характер. До сих пор на Кавказе сохранился и действует "рыцарский кодекс чести", транслируемый от поколения к поколению в процессе нравственного воспитания. Например, главным в нравственном воспитании горских народов является выработка и закрепление у молодого поколения таких нравственных ценностей, как уважение к старшим и родителям, к лицам противоположного пола, трудолюбие, чувство долга, чести, честности, скромности, чувство собственного достоинства, солидарности, сплоченности и др.

Именно нравственный потенциал этнических культур Кавказа необходимо использовать нашей стране для выхода из нынешнего кризиса. Этот нравственный потенциал будет способствовать выработке ориентированных на гуманистическую нравственность и одновременно "последовательно интегративных научных знаний о современной мировой цивилизации, законах и механизмах ее воспроизводственной динамики"21.

Значимость нравственного потенциала этнических культур Кавказа состоит также и в том, что его востребованность показывает неадекватность концепций Д. Белла и О. Тоффлера, обосновывающих существование сервисного общества - общества потребления. В целом следует отметить, что для будущего развития мировой цивилизации, особенно культурно-цивилизационных комплексов России и Кавказа, весьма значимым является комплементарный характер традиционных этнических культур Кавказа и классической русской культуры и основанный на этом диалог между ними, что будет способствовать как возрождению российского суперэтноса, так и сохранению этнокультурной идентичности, основанной на главных ценностях народов Кавказа.

ЛИТЕРАТУРА

1. См.: Мессерли Б., Айвз Дж. Д. Горы мира - глобальный приоритет. М., 1999.

2. Жданов Ю. А. Кавказ: традиции и вызовы XXI в. // Кавказ: проблемы культурно-цивилизационного развития. Ростов н/Д, 2000. С. 8, 9.

3. См.: Кульпин Э. С. Восток. Человек и природа на Дальнем Востоке. М., 1999. С. 142-143.

4. См.: там же. С. 143-148; Кульпин Э. С. Человек и природа в Китае. М., 1990; Книга японских обыкновений / Сост. А. Н. Мещеряков. М., 1999; Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996.

5. См.: Долин А. А., Попов Г. В. Традиции воинских искусств. М., 1995. С. 203-204.

6. Хэрн Л. Душа Японии. М., 1997. С. 109-110.

7. См.: Bohackova L., Winkelhoferova V. Vejir a mec. Praha, 1987.

8. См.: Brzezinski Z. Out of Control. Global Turmoil on the Eve of The 21st Century. N.Y., 1993.

9. См.: Fukuyama F. How to Re-Moralize America // Wilson Quarterly. 1999. Summer. P. 32-44.

10. См.: Оссовская М. Рыцарь и буржуа: исследования по истории морали. М., 1987. С. 82-89.

11. Russell В. Human Society in Ethics and Politics. L., 1954. P. 42-43.

12. Тхагапсоев Х. Г. О кавказской культурной общности // Вестник Российской академии наук. 1999. Т. 69. ? 2. С. 130.

13. Тхагапсоев Х. Г. Нартский эпос как феномен диалога культур // Научная мысль Кавказа. 1999. ? 3. С. 152.

14. См.: Ханаху Р. А. Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени (социально-философский анализ). Майкоп, 1997. С. 34-35.

15. Бгаженоков Б. Х. Адыгейский этикет. Нальчик, 1978. С. 63.

16. Унежев К. Х. Феномен адыгской черкесской культуры. Нальчик, 1997. С. 127.

17. Мирзоев А. С. Уэркъ хабзэ - кодекс чести черкесского дворянства // Эльбрус. 1999. ? 2. С. 229-243.

18. Тхагазитов Ю. М. Эволюция художественного сознания адыгов. Нальчик, 1996. С. 20.

19. См.: Печчеи А. Человеческие качества. М., 1981.

20. См. Черноус В. В. Россия и народы Северного Кавказа: проблемы культурно-цивилизационного диалога // Научная мысль Кавказа. 1999. ? 3.

21. Маркарян Э. С. Планетарный кризис сквозь призму научно-образовательной культуры // Там же. С. 112.

6 июля 2000 г.

Автор: В.С. Поликарпов, Е.В. Поликарпова; источник: Научная мысль Кавказа: Научный и общественно-теоретический журнал - Ростов н/Д.: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2000. N 3(23)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 02:15

  • Сафаров помещен в штрафной изолятор

    Бывший следователь Руфат Сафаров, отбывающий наказание по делу о получении взятки, в колонии №9 в Азербайджане заключен в штрафной изолятор, сообщил его отец. На осужденного оказывается давление, считает адвокат Сафарова.

20 января 2017, 01:24

  • Политологи назвали новый договор с "Газпромом" проигрышным для Грузии

    «Ассоциация молодых юристов Грузии» потребовала от министерства энергетики обнародовать копию истекшего договора с «Газпромом» о транзите газа в Армению и копии всех документов, касающихся новых договоренностей. Договор о монетизации транзита не несет рисков для безопасности Грузии, но явно служит коммерческим интересам России, а причины этой внезапной уступки не раскрываются, заявили опрошенные "Кавказским узлом" грузинские политологи.

20 января 2017, 00:28

20 января 2017, 00:22

19 января 2017, 23:45

  • Защита сообщила о переводе Гериева в СИЗО Чернокозово

    Адвокаты журналиста "Кавказского узла" Жалауди Гериева, приговоренного в Чечне к трем годам лишения свободы, подготовили кассационную жалобу на решение Верховного суда ЧР. Сам Гериев временно переведен в СИЗО Чернокозово.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии