04 марта 2002, 14:32

Состояние и перспективы нефтегазопоисковых работ на Северном Кавказе

Cеверный Кавказ является старейшим нефтегазоносным регионом России. За более чем столетнюю его историю вместе с развитием геологических познаний и технических средств география нефтегазодобычи расширилась от Предгорий Кавказа до Прикумских, Прикаспийских и Приазовских степей, а сейчас уходит в акватории окружающих морей, занимая площадь более 300 тыс. км2. В недрах региона открыты многочисленные нефтяные, газовые и газоконденсатные месторождения.

Соответственно росли и глубины залегания продуктивных горизонтов от первых сотен метров до 3-4 км, а затем и до 5-6 км.

Государственным балансом полезных ископаемых на 01.01.2000 г. по Северному Кавказу учтены 308 нефтяных, газонефтяных, газовых, газоконденсатных, нефтегазоконденсатных месторождений. В разработку введено 78 % месторождений. Разведанные запасы в настоящее время составляют 184 млн т нефти и 313 млрд м3 газа.

До конца 80-х годов показатели нефтегазовой отрасли были сбалансированы (бурение, добыча, уровень разведанных запасов, прирост запасов). Добыча нефти в 1988 г. по Северному Кавказу составляла более 10 млн т в год. В начале 90-х годов госкапвложения в бурение и добычу резко сократились, и все показатели пошли на спад. Особенно резкое падение всех показателей произошло с 1992 по 1994 г. Уровень разведанных запасов при этом практически сохранился, что свидетельствует о наличии в регионе сырьевой базы для добычи около 10 млн т в год, вместо 2,8 млн т, добытых в 1998 г., т. е. в 3 раза больше. Такой дефицит капвложений появился в связи с тем, что новые условия недропользования не были подготовлены, а их огульное внедрение в отрасль ввело ее в полосу несбалансированного существования.

Таким образом, основной проблемой в настоящее время является дефицит инвестиций в доразведку и разработку месторождений. Кроме того, сложившийся порядок лицензирования не способствует привлечению таких инвестиций, которые могли бы поднять добычу и, как "локомотив", вытянуть экономику региона.

Как показывает анализ состояния недропользования, в лицензионных соглашениях не всегда конкретизированы объемы работ по доразведке и обустройству, а также уровни добычи, что не позволяет четко контролировать их выполнение. При проведении конкурсов по лицензированию, как правило, не учитываются реальные финансовые и технические возможности претендентов, а состав комиссий по недропользованию не всегда отвечает должному профессиональному уровню, необходимому для оценки эффективного недропользования. В результате выигрывают конкурс не лучшие, а зачастую недееспособные недропользователи, которые надеются привлечь инвесторов и на этом подзаработать. Но настоящие инвесторы на сомнительные дела не идут. В результате на многих лицензированных объектах геологоразведочные работы (ГРР) и добыча нефти не ведутся, база налогообложения теряется.

Комитеты природных ресурсов субъектов Российской Федерации, учитывая их зависимость от администраций, не способны разрушить монопольный характер деятельности крупных территориальных компаний, а они в свою очередь, как правило, стараются набрать максимальное количество лицензий. Это вызвано тем, что платежи за недропользование формируются от конечного товарного продукта, и те лицензии, по которым не ведется никакой деятельности, никак экономически не давят на предприятие.

Практика группового лицензирования месторождений крупными участками привела к тому, что многие перспективные площади и даже месторождения остались на балансе добывающих предприятий, которые и сами по ним не ведут работы и не заинтересованы в передаче их другим недропользователям.

В результате различных причин в Краснодарском крае более 25 % разведанных запасов законсервированы в нераспределенном фонде, а в Ставропольском крае около 40 % разведанных запасов по различным причинам не вовлечены в разработку . По статистическим данным, обеспеченность ОАО "Ставропольнефтегаз" ресурсами составляет 70 лет, но кому нужна такая обеспеченность, если она растет прямо пропорционально застойным явлениям.

В США, например, запасов нефти всего на 15 лет, а их нефтегазовую отрасль слабой не назовешь.

К сожалению, не стимулировали развитие нефтегазовой отрасли и такие крупные конкурсы, как по Дагестанскому шельфу Каспийского моря и по 24 известным месторождениям нефти Ставропольского края. Причина одна и та же: проявление местнических тенденций, что не способствует инвестиционной активности со стороны дееспособных нефтегазодобывающих компаний.

На этом этапе, на наш взгляд, предприятиям целесообразно переходить на рентные платежи за полученные лицензии государству - собственнику недр.

Результат - продолжающийся инвестиционный застой и отсутствие роста добычи нефти. Все это указывает на серьезные недостатки в вопросах лицензирования и в целом в вопросах недропользования, что не способствует преодолению снижения уровня добычи нефти в регионе.

Низкий уровень добычи нефти не обеспечивает достаточные отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ), что в свою очередь тормозит процесс подготовки новых разведанных запасов. Сократившийся в 10 раз объем бурения, естественно, ведет к полной разбалансировке отрасли. Сейчас сложилась такая ситуация, когда поисково-разведочные работы не могут проводить не только вновь появившиеся недропользователи, но даже такие некогда мощные нефтегазодобывающие объединения, как "Краснодарнефтегаз", "Ставропольнефтегаз", "Дагнефть". Поэтому нераспределенный фонд недр уже много лет стоит без движения. А ведь есть еще и месторождения, и высокоперспективные площади и зоны, которые нуждаются в поисково-оценочных работах.

Кроме того, отчисления на воспроизводство МСБ, остающиеся у добывающих предприятий, как правило, направляются не на производство геологоразведочных работ, а ими закрываются финансовые проблемы этих же предприятий, поскольку данных средств не хватает на решение серьезных проблем (например, бурение новых скважин) и они направляются на никому не нужные тематические работы.

На наш взгляд, вообще вся тематика, которая формируется за счет средств воспроизводства МСБ, оставляемых у добывающих предприятий, должна консолидироваться в органе управления фондом недр федерального округа и решать стратегические задачи этого региона.

Реализация потенциальных возможностей региона требует значительного изменения государственной политики в области регулирования недропользования. Свободное плавание, как показывает опыт, малоэффективно и расточительно. Нужна четкая и последовательная система координации контроля и ответственности на федеральном, региональном и территориальном уровнях.

История развития нефтедобычи в районах Северного Кавказа свидетельствует о неоднократных подъемах и падениях эффективности работ. Такой волновой характер освоения недр связан с накоплением геологических познаний и развитием технических возможностей.

Первый подъем добычи нефти в Терско-Каспийском прогибе был связан с успешным освоением миоценового направления. Затем после выработанности запасов этого направления пошел резкий спад и прироста запасов, и добычи. Но в 1950-х годах начался столь же резкий подъем, связанный с открытием крупных залежей нефти в известняках верхнего мела. Причем открытия не бесспорного, так как в то время о трещиноватом коллекторе ничего не было известно, и поиски велись на песчанике нижнего мела. Тем не менее идея поисков мезозойской нефти подтвердилась, и освоение этого направления обеспечивало довольно большие объемы добычи около 30 лет. В 1980-х годах начался новый интенсивный спад, и сейчас идет период накопления познаний и технических средств для освоения нового юрского направления, связанного с глубинами 5-7 км. Нет сомнения, что будет и третья волна, а затем и четвертая, поскольку мощность осадочного чехла в прогибах и впадинах достигает 10 км, а есть еще и неизученный на углеводороды фундамент Предкавказья.

Аналогичные волны имеют место и по другим районам Северного Кавказа, являясь результатом целенаправленных научно-практических разработок и поисков. Но все районы различны по своему геологическому строению, истории геологического развития и не могут вписываться в одну и ту же схему. Тем не менее динамика процесса освоения недр по районам дает многое для познания недр и планирования новых направлений ГРР.

Сырьевая база региона и перспективы нефтегазоносности позволяют добывать и приращивать запасы углеводородного сырья в значительно больших масштабах, о чем свидетельствуют объемы разведанных запасов и наличие перспективных нефтегазоносных комплексов и районов, находящихся на начальной и даже нулевой стадии разведанности. Если такие нефтегазоносные районы, как Терско-Сунженский, Прикумский, Центрально-Ставропольский, разведаны на 70-95 %, то Терско-Кумский, Восточно-Ставропольский, Западно-Кубанский - всего на 5-25 %. В целом по региону степень освоения суммарных ресурсов углеводородов осадочного чехла не превышает 50 %.

Разведанными, да и то не в полной мере, оказались только приподнятые тектонические элементы (такие, как Ростовский выступ, Терский и Сунженский передовые хребты, Ставропольский свод), а депрессионные зоны, выполненные значительно большими мощностями осадочного чехла, перспективного на нефть и газ, практически не изучены. Здесь следует заметить, что зачастую оценка разведанности региона дается по степени достигнутой разведанности отдельных изученных районов и нефтегазоносных комплексов, что не совсем корректно, так как скрывает потенциальные возможности недр всего региона. Усредненные показатели не отражают истинного состояния разведанности недр.

Наряду с перспективами юрских и пермотриасовых отложений в регионе еще не исчерпаны возможности меловых, палеогеновых и миоцен-плиоценовых отложений, о чем свидетельствует открытие в последние годы новой зоны нефтегазонакопления в миоценовых отложениях на северном борту Западно-Кубанского прогиба в Краснодарском крае, а также расширение перспектив верхнемеловых отложений Восточного Предкавказья на территориях, не охваченных передовой складчатостью.

Это стало возможным на базе глубокого анализа геолого-промыслового материала и установления ранее не известных закономерностей. Опыт показывает, что ГРР проводились со значительными пропусками перспективных пластов и структур. Поэтому заметный эффект может быть получен от переоценки сложившихся направлений и использования старого фонда скважин. В нынешних экономических условиях старый фонд скважин является предпочтительным, поскольку стоимость восстановления старой скважины в 10-20 раз дешевле бурения новой.

Таким образом, расширяются перспективы уже давно изученных комплексов и направлений, а новые подходы и технологии способствуют их успешной реализации. Известно, что в любом районе вначале обнаруживаются наиболее крупные и легко картируемые объекты и лишь потом разведка доходит до мелких и сложных залежей, в том числе и неструктурного типа. В этом роде Северный Кавказ не является исключением, и эффективность ГРР в регионе может быть значительно повышена с помощью глубокого анализа геологических материалов и применения современных методик и технических средств, а также комплексного подхода при разведке и освоении недр. Особую важность при этом приобретает широкое внедрение компьютерных геолого-информационных систем технологий.

Стратегический интерес в Северо-Кавказском регионе представляют глубокопогруженные толщи юры и пермо-триаса, а также палеозойский комплекс пород, изученность которого крайне низкая. И все же определенные сведения по этой проблеме имеются. Пробурены такие параметрические скважины, как Пролетарская, Песчанокопская, Целинская (юг Ростовской области), Достлукская, Кунаковская, Ульяновская и др. (Ставропольский край), в которых на значительной глубине вскрыты отложения палеозоя - от известняков и сланцев карбона до гранитов палеозойского и более древнего возраста. В разрезе каменноугольных отложений установлены довольно мощные пласты известняков, но притоков флюидов из них пока не получено.

Тем не менее интерес к фундаменту Скифской плиты и сопредельных районов остается, особенно в отношении гранитных массивов, широко развитых в изучаемом регионе.

В связи с открытием крупных скоплений нефти в гранитных массивах и других кристаллических породах (Алжир - Хасси Мессауд, Ливия - Ауджила и Амаль, Вьетнам - Белый Тигр и др.), а также небольших скоплений в корах выветривания гранитов на Северном Кавказе (Кущевское, Юбилейное, Великое, Азовское и др.) этот разрез на Северном Кавказе приобретает особый интерес, так как он здесь широко развит, залегает на доступных глубинах и никогда целенаправленно не изучался.

Все вышеизложенное указывает на большие нераскрытые перспективы нефтегазоносности Северного Кавказа. Однако их реализация зависит от многих факторов, и в том числе от того, насколько эффективно будет организована государственная система управления фондом недр - от региональных работ до освоения запасов.

10 мая 2000 г.

Автор: Г.И.Лебедько, С.А.Литвинов; источник: Научный и общественно-теоретический журнал Научная мысль Кавказа - Ростов, 2000. N 4 (24).

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 октября 2017, 03:57

23 октября 2017, 02:58

23 октября 2017, 02:11

23 октября 2017, 01:00

22 октября 2017, 23:59

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей