25 декабря 2008, 15:59

"Южная Осетия: настроения, восстановление, беженцы, положение российских солдат". Пресс-конференция правозащитников

С 19 по 22 декабря 2008 г. в продолжение мониторинга последствий конфликта августа 2008 г. в РСО-Алании и Южной Осетии побывали члены Правозащитного центра "Мемориал" Светлана Ганнушкина и Юлия Чардина и председатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Элла Полякова. О результатах поездки они рассказали 23 декабря 2008 г. на пресс-конференции. Предлагаем вашему вниманию эти сообщения:

В целом в Южной Осетии многие из тех, у кого сохранились приемлемые условия жизни, находятся в состоянии эйфории победы и надежд на то, что осетинский народ получил шанс на объединение и обретение независимости. Как это сочетается с постоянным ожиданием благ от России, остается без ответа.

В Ахалгори (Ленингори) настроения иные, там население находится в состоянии неопределенности и ожидания дальнейшего развития событий.

Грузинская часть населения Цхинвали, составляющая по некоторым оценкам около 100 человек, не оставляет надежды на стабилизацию обстановки и сохранение возможности не покидать город. Они имеют российские паспорта, которые, как и остальные жители города, получили без всяких проволочек в своих паспортных управлениях.

Наши собеседники не могли вспомнить, писали ли они заявление о предоставлении гражданства РФ. Если сравнить эту легкость приобретения российского гражданства с трудностями его получения на территории России и кампанией по изъятию паспортов, то возникают вопросы: не шутка ли это, настоящие ли паспорта у жителей Южной Осетии, не окажется ли однажды, что все они выданы с нарушением процедуры принятия в российское гражданство?

Процесс восстановления жилого массива идет не быстро, многие жалуются на невыполнение обязательств по обеспечению стройматериалов и боятся уже наступивших холодов.

Те же, кто остался совсем без жилья, переживают состояние близкое к депрессии.

Беженцы из Грузии в Южной Осетии

По информации, полученной от начальника Комитета по беженцам миграционной службы Южной Осетии Казбека Туркиевича Карсанова, на сегодняшний день службой зарегистрировано 35 беженцев из Кахетии. В 2003г. проводилась регистрация беженцев 90-х годов, согласно которой было учтено 4,5 тыс. человек. Сейчас проводится перерегистрация, на сегодняшний день в миграционную службу обратилось около 3 тыс. человек.

Их положение не отличается на сегодняшний день от положения постоянных жителей Южной Осетии, лишившихся жилья.

Вновь прибывшие из Грузии, как уже отмечалось 22 ноября 2008г. Екатериной Сокирянской (см. пресс-релизе от 5.12.08г), живут в бывшей конторе Заготзерна вместе с семьями, чье жилье разрушено.

Раненая во время военных действий Катя Григорьевна Кулумбекова, ее мать, муж, зять и дочь Мадина Галаванова с восьмимесячной Тахминой живут в одной комнате. "Мемориал" уже сообщал об этой семье в предыдущем пресс-релизе. Они получили 50 тыс. рублей, но 15 тыс. отдали рабочим для очистки их дома от обломков, потому что соседи жаловались на то, что неразобранные обломки представляют собой опасность для них. Для восстановления дома ничего не делается. До последнего времени Международный красный крест привозил жителям Заготзерна резиновый бак с водой. Но с наступлением холодов это стало невозможным: вода замерзает и разрывает стенки бака. Сейчас нет воды совсем, отец приносит питьевую воду, мыться и стирать невозможно. Бабушка не ходит сама, для нее проблема туалета превращается в неразрешимую. На ее лице выражение отчаяния, говорить с пришедшими она не хочет и не может. Денег почти нет, купить ребенку памперсы не на что. Девочка все время мокрая.

Рядом комната, где живут 4 девушки из Кахетии. Они учатся в Университете, говорят, что в Кахетии поступить учиться было невозможно. После августовских событий девушки решили не уезжать домой. Все они сильно простужены, медицинской помощи и лекарств нет.

У одной из них, Кати Багаевой, тут же живет отец. Он спит в "мальчишнике" - комнате, где поселилась молодежь, бежавшая от призыва в армию.

По их словам, родители тоже намерены выехать из Грузии, но пока пытаются продать свои дома, цена которых составляет около 5 тыс. долларов. Одной семье, прибывшей из Грузии, была оказана помощь в переезде во Владикавказ.

Из разговоров с беженцами можно сделать вывод о том, что власти Грузии не проводят организованной кампании по выдавливанию осетин. Однако бытовые проявления антиосетинских и антирусских настроений имеют место. Особенно они опасны для молодых мужчин, сверстники которых склонны к физическим формам выражения своей антипатии. Напряженная обстановка, страх ухудшения ситуации и воспоминания о событиях начала 90-х заставляют людей покидать родные места.

Посещение Министерства здравоохранения и социального развития

О проблемах социального обеспечения нам рассказал министр здравоохранения и социального развития Нугзар Антонович Габараев, детский хирург по профессии.

Министр сетовал на то, что уже 17 беженцев, прибывших в последние месяцы из Грузии, сочли за лучшее переехать в Россию.
По его мнению, Южная Осетия заинтересована в притоке людей. Он согласен с тем, что беженцы имеют весьма скудную поддержку.
Министерством разработана программа интеграции, требующая вложения 120 миллионов рублей бюджетных средств.

Предполагается выкупать брошенные дома в деревнях для беженцев, обеспечивать их скотом. Пока выкуплено 12 домов.

В получении средств основная надежда возлагается на Россию. Однако не только на нее, министр намерен привлекать помощь государственных и общественных организаций в Израиле, Венгрии, Дании. На следующей неделе должен начать работу в Южной Осетии знаменитый Датский совет по беженцам.

Недавно под начало Гарабаева была отдана гуманитарная помощь, которую он намерен сделать организованной и целенаправленной. По поводу слухов о пропаже присланных в Южную Осетию и исчезнувших холодильников министр утверждает, что пришла партия всего из 120 холодильников, которые были мгновенно розданы.

Посещение прокуратуры

В прокуратуре Южной Осетии нас принял и.о. прокурора Эльдар Дмитриевич Кокоев.

Он сообщил нам, что прокуратура обладает поименным списком погибших, в котором около трехсот имен. Кроме того, есть пять без вести пропавших мирных жителей.

Прокуратура занимается, главным образом, расследованием фактов агрессии с грузинской стороны, изучает характер повреждений, использованное оружие.

По мародерству, имевшему массовый характер во время и после августовских событий, возбуждено 6 уголовных дел и 80 дел по административным правонарушениям. Такая реакция правовой системы несоразмерна имевшим место нарушениям и уголовным преступлениям.

По делу Гиви Татунашвили, жестоко избитом пастухе села Кончавети в Ленингори, скончавшемся через несколько дней после избиения (см. пресс-релиз от 27.11.2008г.) г-н Кокоев долго наводил справки по телефону. Заявление об избиении и ограблении Татунашвили было подано нашими коллегами 22 ноября Прокуратуру Южной Осетии. В процессе выяснения реакции на это заявление прокурор пытался нам втолковать, что приводит молодежь к совершению подобных поступков. Наконец, получив информацию, с облегчение удовлетворенно сказал: "Три фигуранта сидят!" - т.е. закон торжествует, несмотря ни на что.

В Ленингори (Ахалгори)

В Ахалгори (Ленингори) из Цхинвали ведет тяжелая горная дорога, занимающая 4 часа и далеко не всегда преодолимая в зимние месяцы. Автобус ходит туда не чаще, чем два раза в неделю. Нам повезло, на нанятом ГАЗике мы добрались до места, где начинается шоссе на Тбилиси, по которому пять раз в день ходит туда и обратно маршрутное такси и автобус. Южноосетинские пограничники, хорошо экипированные сытые парни, проверили наши документы и зарегистрировали машину. На вопрос о положении российских солдат, осетинские воины с легким оттенком пренебрежения ответили, что русских жалко: они голодные и ходят в рваной одежде. В это время несколько местных жителей на своих машинах вернулись со стороны Грузии. Они везли продукты, мандарины, апельсины. Пограничников и нас угостили фруктами. По количеству фруктов это было не более, чем принятое на Кавказе угощение. Мы все получили по апельсину и паре мандарин.

Спускаясь обратно к центру Ленингори (Алхагори), мы прошли несколько маленьких деревень. Дым шел далеко не из всех труб, значит, хозяев не было дома. В тех четырех домах, куда мы зашли семьи оказались смешанные. Люди живут в ожидании, они уже два месяца не получают зарплату и пенсию, которую до ноября платила Грузия. Школы не работают, почти всех детей вывезли в Грузию, остались пожилые люди и те, у кого есть хоть какой-то заработок. Одна из наших собеседниц – грузинка, мать двоих маленьких детей, рассказала, что ей в 2005г. не дали российский паспорт, сказали: грузинам не даем. Семья содержит двух коров, молоко которых спасает их от голода. Немного помогают родственники, живущие в Грузии. Иногда выдают гуманитарную помощь – муку и одежду. В деревне живут и чисто грузинские семьи. Они говорят, что никто не предлагает им переехать в Грузию.

В магазинах, занимающих смежные помещения, торгуют промтоварами – осетинка, продуктами – грузинка. Обе спокойны, торгуют, главным образом, на лари, но уже принимают и рубли. Обе жалуются, что торговля почти сошла на нет: у людей нет денег.

В доме осетино-грузинской пары в селе Пичвнари произошел инцидент, который не сразу стал нам понятен. Во время нашего разговора с пожилой парой, рассказавшей нам, что невестка с детьми живет сейчас в Грузии, а сын ушел на подвернувшуюся подработку, в дом с шумом вошли двое. Пожилой осетин, представился главой администрации района Владимиром Георгиевичем Гарабаевым. Второй, молодой русский военный, поначалу не представился, а начал с напором задавать нам вопросы о том, как мы туда попали, почему не пришли к руководству, не зарегистрировались (где и как?), какое право имеем ходить по домам.

Мы назвали себя и попросили пояснить, что же мы нарушили своим поведением. Ничего вразумительного в ответ не получили. После настоятельной просьбы с нашей стороны наш соотечественник назвался: "Майор Марценко Михаил Васильевич – помощник военного коменданта района". Свое агрессивное поведение он объяснил тем, что мы идем с грузинской стороны, а оттуда приходят эмиссары и уговаривают жителей покинуть район. Пока мы беседовали с Гарабаевым, майор что-то тихо внушал хозяину.

Как выяснилось позже, майор Марценко имел иные основания быть недовольным нашим присутствием. Два дня назад российские солдаты срубили на дрова три ореховых дерева, принадлежащих хозяевам дома, в котором мы встретились. Орех — медленно растущее дерево, источник важного продукта питания и ценной древесины. Хозяева написали жалобу, но согласились решить дело миром и принять компенсацию в виде нескольких ящиков консервов и муки. Компенсацию привезли и случайно наткнулись на нас. Скорее всего, майор не хотел делать эту историю достаянием гласности и лучшим способом убрать свидетелей счел лобовую словестную атаку.

После ухода Михаила Марценко Владимир Георгиевич сразу изменил тон, с удовольствием поводил нас по поселку, показал княжеский дворец, рассказал о его происхождении и его намерении привести все в порядок, открыть школы, вернуть детей. Он постоянно цитировал президента, который, по его словам, сказал: "Кто ущемит права хотя бы одного грузина, будет строго наказан". Гарабаев подтвердил сведения о задержании военнослужащих, избивших пастуха Гиви Татунашвили.

Глава администрации в 90-е годы еще при Гамсахурдии из-за политических преследований (он был партийным работником) вынужден был покинуть свой дом в Ленингори и много лет жить во Владикавказе. Сейчас он вернулся и полон надежд, что в январе поступят деньги, ему удастся выплатить жителям пенсию и зарплату сразу за четыре месяца и начать осуществлять свои грандиозные проекты. На вопрос, откуда возьмутся деньги, ответил – из бюджета в Цхинвали. А откуда они возьмутся в Цхинвали? – Из России!

Владимир Георгиевич дал нам местную газету, которая оказалась умеренно антигрузинской. Главным образом, в ней говорилось о социальных проблемах района и о заботе руководства о населении.

Лица, ищущие убежища (ЛИУ), в РСО-Алании

Число лиц из внутренних районов Грузии, обращающихся за предоставлением убежища в РСО-Алании, продолжает медленно пребывать. С 7 августа по 19 декабря 2008г. оно составило 1331 человека (1083 – мужчины и 558 женщин). Среди них 384 – прибыли до и 947 после августа 2008г.

На конец сентября было подано 706 ходатайств, из них 402 от лиц, прибывших во время и после вооруженной стадии конфликта, и 304 – от прибывших до нее. Таким образом, можно предположить, что число "старых" беженцев почти исчерпано.

Национальный состав лиц, ищущих убежище (ЛИУ), сохраняется в прежних пропорциях: 900 осетин, 188 грузин, 87 азербайджанцев, 27 русских и лица других национальностей.

47 чеченцев-кистинцев направлены для рассмотрения ходатайств в УФМС по ЧР. Есть сведения о том, что имеются случаи задержания чеченцев и заключения их под стражу. Проблемами этих лиц в настоящее время занимаются наши коллеги в Чечне.

Принято 1035 решений по итогам предварительного рассмотрения. 6 человек получили отказы: 5 из них отказались от продолжения процедуры определения статуса, 1- из-за возбуждения против него уголовного дела (ст.5 п.1 пп.1 ФЗ РФ "О беженцах").

996 человек получили свидетельство о рассмотрении ходатайства по существу. С 17 ноября начато рассмотрение ходатайств, принято 315 решений, из них 10 положительных, 305 отрицательных.

Временное убежище предоставлено 215 лицам, 10 отказано и во временном убежище.

Несколько человек отправлено в другие регионы по их просьбе.

Все ЛИУ живут у знакомых и родственников, заявление на пособие принято у 500 человек. Оно составляет 100 рублей в общем случае и 150 рублей социально незащищенному лицу.

При этом, бывшие беженцы из Грузии, имеющие в настоящее время российское гражданство и статус вынужденного переселенца, составляют сейчас одну из тяжелейших проблем РСО-Алании.

Руководство РСО-Алании неоднократно ставило этот вопрос перед Правительством РФ. 20 марта 2006г. между Министерством регионального развития, ответственным за жилищное обустройство вынужденных переселенцев, и Правительством РСО-Алании было заключено соглашение о выделении вынужденным переселенцам в 2006г. 30-и, а в 2007г. – 792-х государственных жилищных сертификатов (ГЖС) для вынужденных переселенцев в РСО-Алании.

Это соглашение выполнено не было. В 2006г. ГЖС получила всего одна семья из 4-х человек, в 2007г. – два одиноких переселенца.

В настоящее время на очереди стоят 4279 семей (12256 человек) вынужденных переселенцев, признанных нуждающимися в жилье. По оценкам Миннаца РСО-Алании еще 10 тыс. не было по разным причинам поставлено на очередь.

ПЦ "Мемориал" при участии Уполномоченного по правам человека в РФ 3 декабря по этой теме проводил "круглый стол" с участием представителей Минрегионразвития РФ, ФМС России, УФМС и Министра по делам национальностей РСО-Алании. Однако никаких конкретных перспектив решения этой проблемы представителями федеральной власти высказано не было.

Доведенные до отчаяния вынужденные переселенцы заявили нам о своем намерении просить поддержки у властей Грузии в обеспечении им возможности возвратиться в Грузию.

Но каким бы тяжелым ни было положение беженцев, то состояние, в котором мы нашли в Южной Осетии наших солдат, производит самое удручающее впечатление и вызывает чувство стыда. Возникает вопрос: если у государства не хватает средств на поддержание достойного положения своей армии, то следует ли ему посылать ее на чужую территорию и тратить деньги на содержание других народов?

Положение российских военнослужащих в Южной Осетии

Начиная с августа 2008г. на "горячую линию" организации поступали сообщения от военнослужащих и родителей, чьи дети, находились в Южной Осетии и участвовали в боевых действиях на территории Грузии. Военнослужащие 693 полка сообщали, о том, что они долгое время жили в окопах, без воды, голодали, медицинской помощи не было, их вовремя не увольняли из вооружённых сил, не выплачивали обещанные деньги. Они неоднократно обращались за помощью в Комитет солдатских матерей.

В ноябре в организацию стали приходить участники этих событий. Отец одного из солдат выехал по тревожному сигналу сына. Выяснилось, что его сын был избит пьяным офицером, который сломал ему нос. Медицинской помощи не было оказано, расследования не было. Впоследствии этот же офицер сломал другому солдату челюсть. Только вмешательство отца заставило прокуратуру возбудить уголовное дело против этого офицера, а солдата поместить в окружной госпиталь. Имел место совершенно дикий случай, когда этот же офицер на всю ночь привязал солдата к дереву.

Распространено рукоприкладство со стороны офицеров. Солдат бьют, унижают. Вопиющей является практика офицеров забирать автомат у задремавшего на посту солдата, а потом у него же требовать 2,5 тысячи рублей за возвращение и т.д.

В связи с этими сигналами председатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" приняла участие в поездке Правозащитного центра "Мемориал" в Южную Осетию. Во встречах Эллы Поляковой с военнослужащими принимал участие отец пострадавшего солдата.

К сожалению, перечисленные факты нашли подтверждение. Мы воочию убедились в том, в каких ужасающих условиях находятся российские военнослужащие (и призывники, и контрактники) в Ленингорском районе. Мы разговаривали с ребятами из подразделения 693 полка, которые в декабре месяце в горах живут в дырявой палатке. Тяжёлые условия проживания описывают в своих рапортах на имя командующего 58 армии военнослужащие: "не регулярно привозят еду, нет осмотра врачей, нет бани. И до сих пор у меня нет отметки в военном билете моего местонахождения". Им месяцами не выплачивают денежное довольствие, полевые выплаты, командировочные. Спасибо местным жителям, которые помогают выживать российским солдатам. Мы испытали чувство стыда за униженное положение наших военных.

Кроме того, выяснилось, что у военнослужащих нет документов, которые бы подтверждали их участие в боевых действиях и факт нахождения на территории Южной Осетии. У некоторых нет вообще никаких документов: ни паспортов, ни военных билетов.

В связи с невозможностью продолжать службу в таких условиях, военнослужащие передали мне рапорта о расторжении контракта. Никакой возможности сделать это на месте у них нет.

Часть документов Элла Полякова передала в Цхинвали и Владикавказе командованию и прокуратуре. Мы собираемся выразить свою озабоченность министру обороны и главнокомандующему РФ.

23 декабря 2008 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

17 декабря 2017, 05:16

17 декабря 2017, 04:50

17 декабря 2017, 03:54

17 декабря 2017, 02:55

17 декабря 2017, 02:02

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей