Чечня, Шали. Фото с сайта www.chechnyafree.ru

15 июля 2009, 14:22

Human Rights Watch: в Чечне вновь жгут дома родственников боевиков

Международная правозащитная организация Human Rights Watch зафиксировала в Чечне два новых случая, когда местные правоохранители поджигали дома семей подозреваемых в связях с боевиками, а также внесудебную публичную казнь человека, подозреваемого в снабжении сепаратистов продовольствием.

О том, что 4 июля вооруженные люди, вероятно сотрудники правоохранительных органов, подожгли дом семьи Юнусовых, чья 20-летняя дочь Мадина недавно вышла замуж за человека, обвиненного в участии в чеченском вооруженном подполье, еще 13 июля рассказала "Кавказскому узлу" представитель грозненского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Наталья Эстемирова.

По словам Эстемировой, представители силовых структур сожгли дом родственников Мадины Юнусовой, а труп ее самой передали родственникам 5 июля, при этом приказав похоронить девушку "без шума". "Не представившиеся силовики привезли труп Мадины, завернутый в саван. Разворачивать его не разрешили, приказав похоронить девушку без шума", - рассказывала Наталья Эстемирова. По ее словам, только после всего произошедшего родственники узнали, что Мадина вышла замуж за Саид-Селима Абдулкадырова.

Российские федеральные и чеченские местные власти должны немедленно прекратить карательные сожжения домов и другие нарушения прав человека в Чечне и привлечь виновных к ответственности, заявили 14 июля представители HRW.

"Буквально за последние несколько дней сожжены еще два дома и один человек убит, - говорит Татьяна Локшина, замдиректора московского офиса Human Rights Watch. - Российским лидерам пора занять четкую позицию в отношении этого зверского вида коллективного наказания, а не делать вид, что они поощряют его".

Случаи карательного сожжения домов имели место 29 июня и 4 июля, после того, как Кремль предоставил президенту Чечни Рамзану Кадырову полномочия на проведение контртеррористических операций в соседней Ингушетии. В одном случае дочь в одной из семей, которая якобы вышла замуж за чеченского боевика, скончалась при странных обстоятельствах. Внесудебная расправа над мужчиной, которые якобы обвинялся в продаже продовольствия боевикам, совершена 7 июля.

2 июля Мадина Юнусова была тяжело ранена в ходе спецоперации, проводимой чеченскими силовиками, в доме, где она находилась, в поселке Старая Сунжа в пригороде Грозного. Силовики окружили дом и уничтожили Саида-Селима Абдулкадырова, якобы ее мужа.

Чеченские правоохранительные органы заявили, что Абдулкадыров был участником заговора с целью убийства Рамзана Кадырова. Юнусова была задержана, помещена под охраной в специальную тюремную палату одной из больниц в Грозном, где, как сообщалось, ей сделали успешную операцию. Примерно через три дня она скончалась при подозрительных обстоятельствах.

Как рассказали родственники и соседи Юнусовых, 3 июля аргунская милиция забрала родителей Мадины - Ваху и Лайлу - и несколько часов допрашивала на предмет связей их дочери с боевиками; затем они были отпущены домой. Сосед-свидетель поджога и другие, кто разговаривал с Юнусовыми, утверждают, что 4 июля между 3 и 4 часами ночи группа вооруженных военных ворвалась во двор Юнусовых, заперла родителей и двух младших дочерей в возрасте 4 и 6 лет в сарае, облила дом бензином изнутри и подожгла. Немного выждав, они отперли сарай и уехали.

С помощью соседей Юнусовым удалось погасить пламя. Стены и крыша остались в целости, но представитель Human Rights Watch убедился в том, что две комнаты сильно обгорели изнутри. Семья лишилась мебели, своих семейных реликвий, денег и документов. Через несколько часов после пожара Юнусовы уехали из Аргуна.

На следующий день - 5 июля - утром к обгоревшему дому родителей было доставлено тело Мадины. Соседи услышали шум и увидели, что группа правоохранителей стучит в ворота дома Юнусовых. Один из них якобы сказал: "Где ваши соседи? Мы привезли им труп".

Родители похоронили тело своей дочери.

Обстоятельства смерти Юнусовой неясны. Несколько пациентов из той больницы, где ее лечили, рассказали представителю Human Rights Watch, что видели ее вскоре после того, как ее туда доставили. Санитары сказали им, что она оправилась после операции и идет на поправку, может говорить и есть, но ночью 4 июля она громко кричала и звала свою мать. Другие больные рассказали, что не могли подойти к ее палате из-за плотной милицейской охраны. Санитары рассказали им, что Юнусова была жива, когда несколько силовиков в камуфляжной форме выносили ее из палаты на носилках на рассвете 5 июля.

Как и в случае любой смерти в заключении или при подозрениях на насилие, у России есть юридические обязательства обеспечить эффективное расследование на предмет ответственности за такую смерть и преследование и наказание виновных, если таковые будут найдены.

"Это - безусловно, подозрительная смерть, требующая досконального расследования", - считает Татьяна Локшина.

Вечером 28 июня чеченские правоохранители арестовали 39-летнего Магомеда Дадилова у него дома в райцентре Шали. Один из родственников сообщил представителю Human Rights Watch, что четыре милиционера явились за Дадиловым прямо во время его вечерней молитвы и увели без предъявления ордера на арест и каких бы то ни было объяснений.

Свидетели рассказали представителю Human Rights Watch, что на рассвете следующего дня группа, скорее всего, агентов спецслужб в масках и камуфляжной форме ворвалась во двор домовладения, где проживает семья Дадилова, согнала всех членов семьи в одно из надворных строений и заперла их там. Затем они облили основной дом бензином и подожгли. В этом дворе проживают три семьи, в которых 12 детей в возрасте от семи месяцев до 14 лет.

После того, как пламя охватило дом, нападавшие скрылись. Некоторым членам семьи удалось связаться с местным пожарным. Тот немедленно прибыл с бригадой, и им удалось погасить пожар, прежде чем рухнули стены и крыша дома. Тем не менее, изнутри дом полностью выгорел.

"Поджог этого дома точно и безошибочно укладывается в отвратительную схему, которую мы и другие правозащитные группы наблюдаем уже некоторое время", - говорит Татьяна Локшина.

Трое суток Дадилова держали взаперти, никого к нему не допуская, затем 1 июля доставили в Шалинский РОВД, где официально оформили его арест. На момент написания этого материала он все еще находился под арестом по подозрению в участии в незаконных вооруженных формированиях, но к нему допущен адвокат.

Осведомленный источник сообщил, что Дадилова содержали трое суток в нелегальном изоляторе на базе патрульной милиции, где его якобы склоняли к признанию в том, что он помогал Абубакару Муслиеву - боевику из Шали.

По официальным данным Муслиев был убит силовиками 1 июля. Доклад Human Rights Watch от 2 июля приводит факт сожжения 28 августа 2008 года дома его семьи.

Организация Human Rights Watch также документально зафиксировала внесудебную расправу над Абусубьяном (Ризваном) Альбековым, совершенную 7 июля в поселке Ахинчу-Борзой Курчалойского района Чечни.

6 июля местный милиционер, назвавшийся Ильясом, явился к Альбекову в дом в селе Ахинчу-Борзой. Родственники рассказали представителю Human Rights Watch, что когда он не обнаружил Альбекова дома, Ильяс спросил у его дочери, где он, и попросил дать ему номер его мобильного телефона, что она и сделала. Когда Альбеков не пришел вечером домой, его встревоженные родственники попытались до него дозвониться, но ни один из двух его мобильных номеров не отвечал.

Несколько источников сообщили представителю Human Rights Watch, что в тот вечер сотрудники Курчалойского РОВД перегородили дорогу в селе Джигурты и остановили машину с Альбековым и его 17-летним сыном Адисом, когда они возвращались через это село домой.

Примерно в час ночи 7 июля два автомобиля проехали через село Ахинчу-Борзой, объехали вокруг поселка, после чего силовики, которые были в машинах, высадились вблизи группы из четверых молодых людей. Несколько сельчан, один из которых разговаривал с молодежью, рассказал, что водители милицейских машин выбросили Альбекова, выглядевшего сильно избитым, из одной из машин к ногам молодых людей.

Они спросили Альбекова: "Ты продал барана боевикам?" Он отрицательно покачал головой и стал бессвязно умолять, чтобы отпустили его сына. Водители автомобилей затем расстреляли Альбекова, и один из них сказал: "Так будет со всеми, кто помогает боевикам!". Затем они уехали, а молодые люди разбежались.

Позже в тот день члены семьи связались с курчалойской райпрокуратурой, откуда прибыли сотрудники для осмотра тела и опроса членов семьи перед ритуальным омовением и захоронением тела. На следующий день Семья Альбекова вынуждена была подписать заявление под угрозой со стороны курчалойских правоохранителей, что Альбеков умер от инсульта, утверждают правозащитники. Силовики угрожали семье, что убьют и Адиса и доставят много неприятностей всем остальным, если они пожалуются властям или в какую-нибудь НПО. Судьба и местонахождение Адиса Альбекова до сих пор неизвестны.

"Рассказы о том, как убивали Альбекова, - типичная картина хладнокровной внесудебной расправы, - говорит Локшина. - Необходимо тщательное независимое расследование и привлечение виновных к ответу. Помня о том, что чеченские власти обычно не способны привлечь к суду исполнителей подобных преступлений, необходимо чтобы Генпрокуратура России взяла это расследование под свой контроль".

Брат Альбекова - Вахажи - погиб в октябре 2000 года, подорвавшись на фугасе в Чечне. Третий брат - Рамзан Альбеков - подал иск против России в Европейский суд по правам человека, который признал в 2008 году, что Россия нарушила право его брата на жизнь.

Как сообщал "Кавказский узел", около двух недель назад, 2 июля, Human Rights Watch провела пресс-конференцию в Москве, посвященную выпуску доклада "Расплата за детей. Поджоги домов в Чечне как форма коллективного наказания". Авторы доклада констатировали, что в Чечне продолжаются нарушения прав человека, несмотря на официальное окончание контртеррористической операции.

За период с июня 2008 г. по март 2009 г. российское отделение Human Rights Watch располагает данными о 25 случаях карательных поджогов домов, предположительно совершенных республиканскими силовыми структурами, в семи районах Чечни. Во всех случаях кто-то из членов пострадавшей семьи считался боевиком (обычно это сын или племянник), констатируют правозащитники. Как правило, перед поджогом правоохранительные органы и местная администрация требовали вернуть родственника домой, угрожая в противном случае самыми серьезными последствиями.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

13 декабря 2017, 18:05

13 декабря 2017, 17:47

13 декабря 2017, 17:06

13 декабря 2017, 16:59

13 декабря 2017, 16:46

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей