Цапко Евгений Игоревич, капитан 3-го ранга, бывший командир катера – командир группы катеров специальной службы в/ч. Фото "Кавказского Узла"

29 июня 2009, 10:30

В Сочи офицер российской армии объявил голодовку

В Сочи офицер российской армии объявил голодовку, протестуя против возбуждения в отношении него и его коллег уголовного дела по статьям "дезертирство" и "самовольное оставление службы". Дело в отношении Евгения Цапко было возбуждено после того, как он потребовал исполнить решение суда о предоставлении ему квартиры.

Евгений Цапко начал голодовку протеста 22 июня. Ослабший от голода за неделю офицер отмечает, что у него нет выхода. "За справедливость буду голодать, сколько хватит сил. Я ни в чем не виноват и готов доказать это ценой своей жизни. А беспредел, который творится в армии, надо когда-то прекращать. Уверен, что военные всей России находятся в таком же положении, как и я. И так не должно быть. Правительство должно это понять", - говорит протестующий офицер.

По словам Цапко, у него начались серьезные проблемы со здоровьем - обострилась язва, кружится голова. "Но никого это не волнует. Ко мне никто не подходит и на мои условия о предоставлении жилья не реагирует. Однако, судебные заседания и допросы продолжаются. Серьезно задумываюсь, кому и ради кого я служил? Ни я, ни моя семья никому не нужны", - говорит офицер.

Сочинская военная прокуратура возбудила уголовные дела в отношении 18  офицеров российской армии два года назад, из них 12 были позже прекращены, один военный приговорен к штрафу на 6000 рублей. В настоящее время два дела находятся в стадии следствия, три - в суде, передает корреспондент "Кавказского узла".

Офицеры должны были быть уволены в запас пять лет назад в связи с полученными на службе болезнями, сокращением и достижением предельного возраста. Однако, как говорят сами военнослужащие, уволены они не были, поскольку им и их семьям не было предоставлено жилье, обещанное в трехмесячный срок в соответствии с контрактом и Федеральным законом "О статусе военнослужащих".

Вместо увольнения военнослужащим пришлось еще несколько лет после окончания контракта заниматься канцелярской работой. При этом жилье, говорили офицеры, для них не строилось.

"В итоге против нас возбудили уголовные дела, потому что после истечения контракта мы на работу иногда не ходили: заправлять картриджи для принтеров и таскать бумажки из кабинета в кабинет - не наша работа", - сказал ранее представитель инициативной группы обвиняемых офицеров Александр Попков, добавив, что таким образом командование пыталось отказаться от выполнения своих обязательств по предоставлению им жилья.

В декабре прошлого года  офицеры, против которых возбудили уголовные дела, обратились с письмом к власти, которое направили в 10 инстанций, в том числе Президенту РФ, премьер-министру, ФСБ, Генеральную и главную военную прокуратуру.

12 человек, подписавших письмо, отмечают, что большинство из них служили в специальных подразделениях, охраняли жизнь Президента и членов Правительства РФ, принимали участие в боевых действиях в Афганистане, Таджикистане и в Чеченской Республике, отмечены государственными наградами и поощрениями от лица высших должностных лиц СССР и Российской Федерации.

Среди офицеров есть перенесшие ранения и контузии, награжденные орденом "За службу Родине", медалями "За Отвагу", "За Боевые Заслуги", "За отличие в охране Государственной Границе", "За отличие в военной службе".

Как отмечают подписанты, они должны были быть уволены в запас два-три, а то и пять лет назад в связи с полученными на службе болезнями, сокращением и достижением предельного возраста.

"И все мы не были уволены по одной-единственной причине: нам и нашим семьям не предоставили жилья, обещанного в трехмесячный срок в соответствии с контрактом и Федеральным Законом "О статусе военнослужащих". Нас из года в год кормили обнадеживающими письмами, что вот-вот построят дома и выделят положенные квартиры. Ни требования федеральных законов, ни вступившие в законную силу судебные решения о немедленном предоставлении жилья и увольнении в запас, ни попытки судебных приставов исполнить решения никак не повлияли на нежелание чиновников выполнить обязательства государства", - писали офицеры.

"По решению и с согласия сотрудников военной прокуратуры и военно-следственного управления Северо-Кавказского военного округа, военной прокуратуры Сочинского гарнизона в отношении нас возбудили уголовные дела за самовольное оставление части. Нас объявили дезертирами через несколько лет после окончания контракта", - заявляли офицеры.

Они полагают, что на их судьбах "обкатывается практика", чтобы впоследствии подобным репрессиям подвергнуть тысячи военнослужащих России, требующих от государства также как и они выполнения закона и контракта.

Офицеры уверены, что возбуждение уголовных дел - это способ проредить очередь на квартиры. Если в суде будет доказана вина, то всем офицерам и прапорщикам грозит до 10-15 лет лишения свободы. И даже если будет условное наказание, то люди останутся без квартир.

Между тем, возводить жилье для военных в Сочи уже начали. На Мамайке на улице Яблочная, строительство на начальной стадии. Здесь планируется разместить 120 семей. В двух жилых комплексах, которые расположатся по соседству, будет еще 500.

По словам Александра Попкова, вразумительного ответа на обращение к Президенту РФ офицеры  не получили. "Все 10 инстанций, в том числе администрация Президента РФ, переслала наше письмо в главную военную прокуратуру, а оттуда письмо спустили ниже - на кого мы жалуемся. Здесь "разобрались", указав, что все делается в соответствии с законом", - рассказывает Попков.

Правда, по его словам, из главной военной прокуратуры приехали три прокурора, которые задали офицерам несколько вопросов и уехали. После этого против 12 человек дела были прекращены по причине достижениями ими 45-летнего возраста. Так разъяснил Пленум Верховного суда.

Дела по троим подсудимым: Тиневу, Цапко и Сивирину передали в суд. Дело Никитенко и самого Попкова второй год находится на следствии. "Естественно, все офицеры на нервах. Обострились все наши заболевания. С меня взяли подписку о невыезде. Моя семья находится в Ростове, а я здесь. Приехать ко мне они не могут, так как у меня негде остановиться, я делю комнату с товарищем. А сам выехать я не могу. На этой почве у меня началась бессонница, сильные головные боли", - рассказывает Александр Попков.

По его словам, его обращение к терапевту прокуроры сочли поводом для проверки его психического здоровья. Попкова направили в психиатрический стационар в Москву на обследование. "Меня признали психически здоровым, но моих проблем от этого, в том числе со здоровьем, не убавилось. Переживаю за своих товарищей, за свою семью. На сердце неспокойно, потому что доказать власть держащим ничего не возможно", - рассказывает офицер.

Ранее "Кавказский узел" также писал о нарушении прав солдат срочной службы и контрактников в ЮФО. По словам члена Совета Правозащитного Центра "Мемориал" Людмилы Вахниной, одно из наиболее распространенных нарушений прав военнослужащих на сегодняшний день – это принуждение солдат-срочников к подписанию контракта.

Автор: Светлана Кравченко; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 07:19

17 января 2017, 06:03

17 января 2017, 04:57

17 января 2017, 03:59

17 января 2017, 03:04

Архив новостей
Все SMS-новости