29 марта 2009, 00:15

Лаки в истории Дагестана (VI - XX века)

Предлагаемый вниманию читателей очерк отражает основные этапы истории полуторатысячелетнего периода истории лаков, начиная с VI века нашей эры. К этому времени относятся первые достоверные упоминания о сложившихся в Стране гор государственных образованиях - "царствах", на базе которых впоследствии развились известные дагестанские государства (шамхальство, нуцальство, майсумство, уцмийство). Автор сознательно ушел от изложения древнейшего периода истории лаков, известных науке как "классические леки". Здесь многое остается спорным, и требует серьезных исследовательских изысканий ученых - историков, археологов, этнологов, лингвистов, антропологов. Завершается рассказ присоединением Лакии к России и упразднением ее государственности.

Гумик
Арабы в Кумухе. Шамхальство
Монголы и Тимур
Вали Дагестана
Халклавчи
Казикумухское ханство - от Сурхая до Сурхая
Надир-шах
Первый поход персов на Кази-Кумух
Второй поход Тахмасп-Кули-хана
Разгром войск Надир-шаха в Дагестане
Магомед-хан
Хъун Бутта
Казикумухское ханство в составе России
Национально-освободительная война горцев под флагом мюридизма
Казикумухский округ

Гумик

Древнейшим из известных нам государственных образований на территории современной Лакии являлся Гумик. Наряду с Сериром, Туманом, Хамрином, Зирихгераном, Табасараном, Маскатом, Лакзом, Филаном, Дуданией данное "царство" фигурирует в достоверных арабских источниках в связи с деятельностью шахов сасанидского Ирана в VII веке в Дагестане.

С середины VII века для Дагестана начинается эпоха арабских завоеваний. Основанный пророком Мухаммедом ислам становится знаменем и государственной религией возникшего на Аравийском полуострове Арабского халифата. С молниеносной быстротой воины ислама захватывают целиком такую мировую державу как сасанидский Иран, включавший в себя помимо собственно иранских земель Среднюю Азию, Афганистан, Белуджистан, Месопотамию, часть Закавказья. У другой мировой державы - Византии - арабы завоевали Палестину, Сирию, часть Малой Азии и Закавказья, Египет, всю Северную Африку, многие острова в Средиземном море. На европейском континенте мусульмане захватили Испанию.

Ареной ожесточенных сражений на многие десятилетия VII и VIII веков стал Дагестан. Здесь халифат столкнулся с противодействием со стороны великой степной державы - Хазарского каганата. Хазария (сложившееся в степях Северного Кавказа, в низовьях Терека и Волги государство) консолидировала вокруг себя народы Северного Кавказа в борьбе против могущественного халифата. Дагестан оказался в эпицентре борьбы двух мировых империй.

До арабского нашествия Дагестан представлял собой цветущую страну с большими городами (Дербент, Варачан, Таргу, Семендер, Баланджар и др.), с развитым сельским хозяйством, скотоводством, земледелием, ремеслом и торговлей. В ходе многолетних войн (в целом на завоевание Дагестана ушло около 150 лет, в то время как тот же Иран арабы завоевали всего за 10 лет), принявших характер опустошительных нашествий, Дагестану был нанесен значительный урон, были разрушены такие центры как Варачан, Таргу, Баланджар и другие. Тысячи людей были угнаны в рабство. На долгие годы были подорваны производительные силы. В то же время для народов Дагестана начинается новая эпоха. Происходит постепенная исламизация и приобщение к достижениям наиболее развитой в средневековье цивилизации - мусульманской.

Арабы в Кумухе. Шамхальство

Во второй половине VIII века Кумух становится одним из центров арабского влияния в Дагестане. Здесь обосновался арабский гарнизон, строится соборная мечеть, водопровод и т.д. Правителем назначается Шахбал из рода пророка. Подобная ситуация сохраняется до середины IX века, когда Багдадский халифат начинает распадаться на отдельные провинции и одними из первых независимыми становятся государство ширваншахов и Дербентский эмират. Если основываться на тех немногочисленных источниках, можно говорить о консолидации в этот период Кумуха с Сериром.

Ибн Русте в 900 году сообщает о том, что "царь Серира имеет другой крепкий замок, называемый ал-Ал-ва-Гумик, где находится его сокровищница". Однако уже через 45 лет Масуди пишет, что "жители Гумика не подчиняются никакому царю, но имеют начальников (руаса) и живут в мире с царством Алан".

В этот же период на Кавказе активизируется движение газиев - воителей за веру. Постепенно роль форпоста газиев от Дербента переходит к Кумуху, куда стекаются эти пассионарии ислама. На военную силу газиев опирается Шамхал - правитель из рода Шахбала. На рубеже XI - XII веков в Кумухе окончательно утверждается династия шамхалов, и ислам становится государственной религией. Этому способствовала также деятельность ширваншаха Ферибурза и предводителя газиев эмира Калантара, чья могила сохранилась в Кумухе и почитается сельчанами.

Власть шамхала была ограничена общинными институтами, и в лице народного собрания (кьат1) она принимала все важнейшие решения. Шамхал представлял интересы государства на переговорах с другими правителями, и, самое главное, являлся предводителем газиев в период военных действий. Власть правителя наследовалась не от отца к сыну, а старшим в роде шамхалов, что в известной мере характеризует этап в развитии монархической формы правления. Олеарий, побывавший в 1636 году в Дагестане, описал процедуру избрания очередного шамхала. "Когда его избирают, все мурзы или князья должны сойтись в круг, а священник (мулла) бросает в них позолоченное яблоко; в кого оно попадет, тот становится шамхалом. Священник, однако, хорошо знает, в кого он должен бросить".

На рубеже ХI и XII веков Кумух становится основным форпостом ислама в Дагестане. Феодальный правитель Кумуха - шамхал, опираясь на военную силу газиев, проводит активнейшую политику исламизации Страны гор. Постепенно, в течение многих столетий, в состав шамхальства включается большая часть Дагестана и Чечни. Каждый год шамхалы организовывали походы газиев на неверных, за что Кумух получает почетную приставку Гази.

Монголы и Тимур

Особое место в истории лакского народа занимает героическая борьба с иноземными захватчиками. Как и большинство народов Евразии, лаки столкнулись с лучшими богатырями своего времени - монголами. Весной 1240 года один из полководцев Батыя Бугдай подходит к Кумуху и после ожесточенного сопротивления защитников крепости захватывает столицу шамхальства. Однако джучиды не сумели тогда утвердиться в Лакии, как и в других районах горного Дагестана. Побывавший в Дагестане Рубрук писал, что в 1253 -1255 гг. "между морем и горами живут некие сарацины, (Сарацинами европейцы называли мусульман. - И.Г.) по имени лезги, горцы, которые также не покорены татарами".

О нашествии монголо-татар свидетельствуют некоторые святые места, данные народных преданий и сообщения исторических сочинений. По преданиям, в древности Кумух располагался в основном не там, где он сейчас находится, а на гребне Бургай-кала, а Гьухъал находился на склонах Ц1уц1алтта-бак1у. На вершинах холмов Ханнал-кала, Бургай-кала и Ччиккулла-кьан находились цитадели, а к ним примыкали кумухские кварталы-магалы. Согласно бытующим в народе преданиям и записям в средневековых исторических сочинениях, в битве за Кумух в 1240 году погибла значительная часть защитников. Дольше всех бились укрепившиеся в крепости Ччиккул 70 героев. Все они погибли на пути Аллаха и были похоронены в той же местности Ччиккулла-кьан. Одна из могил тех газиев вместе с надгробием сохранилась и является местом поклонения кумухцев. В результате побоища были разрушены Кумух и Гьухъал, а крепость Ччиккул, гьухъальский квартал Ччиккул, кумухский квартал Ялттущи с тех пор не возродились. Об их былом существовании напоминают остатки каменных кладок, глиняные черепки, фрагменты металлических предметов и т.д.

Очень вероятна возможность того, что произошедшая в 1240 году битва получила косвенное отражение в событиях, имевших место через 86 лет за тысячи километров от Дагестана, в Твери. В исторической литературе хорошо известно, что случилось с прибывшим в этот город ханским послом Шевкалом, двоюродным братом самого хана Золотой Орды Узбека. Восставшие тверичи перебили всех татар, включая самого Шевкала. Имя Шевкал до сих пор вызывает среди дагестановедов живой интерес и горячие споры. Дело в том, что русские шевкалами называли дагестанских шамхалов. Причем "шевкал" - это русифицированная форма татарского варианта термина "шавхал", "шаухал". Между чинигизидом Шевкалом и казикумухскими шамхалами существует какая-то связь, или здесь просто случайное созвучие? Одно время даже была сделана попытка вывести происхождение шамхалов от монголо-татар. Нам представляется, что объяснение этого феномена кроется в одном интересном обычае монголов, которые искренне верили в то, что если имя побежденного, но достойного уважения и восхищения могучего врага дать своему новорожденному сыну, то сила, мужество, отвага и другие достоинства поверженного богатыря вместе с именем передаются сыну. Такова история самого Чингис-хана. Известно, что его отец Есугей-багатур много лет воевал с могущественным племенем татар. В одной из битв был побежден татарский отряд во главе с Темучином. Есугей, ценя удаль врага, сохранил ему жизнь и привез в свою ставку. Оказалось, что дома его ждал долгожданный подарок - жена родила ему первенца. На радостях Есугей собственноручно умертвил татарского вождя, а его имя Темучин дал своему сыну, пожелав при этом, чтобы вместе с именем он унаследовал и достоинства поверженного татарина. Маленький Темучин, однако, далеко превзошел не только татарина, но и своего отца.

То, что присуждение имен побежденных героев и даже целых народов широко практиковалось у монголов, косвенно подтверждают источники. Например, в Сборнике летописей под редакцией Рашид-ад-Дина, второго человека в монгольском государстве хулагуидов, очень часто встречаются имена Черкес, Лезгин, Кипчак, Урус и т.д., которые носят монгольские царевичи, нойоны. Вероятно, в имени двоюродного брата Узбека отразился один из эпизодов борьбы монголов за господство в Дагестане, а именно - битва за Кумух в 1240 году.

Интересную, но пока еще малоизвестную страницу в истории Казикумухского шамхальства представляет вторая половина XIII и первые два десятилетия XIV века. В этот период налаживаются тесные связи Кумуха с хулагуидским Ираном. Особенно интенсивными стали они после 1295 года, когда ильхан (титул правителя хулагуидского Ирана) и весь его дом принял ислам в качестве официальной религии. С этого момента Иран становится крупнейшей в мире мусульманской державой, и в его лице кумухские и другие дагестанские газии получают мощную поддержку. Свидетельством тому является хранившийся до революции в одной из кумухских мечетей "замечательный по богатству письма экземпляр Корана в 7 фолиантах, писанный руками грешного раба Мухаммада ибн Мухаммада, ибн Ахмада, внука (от дочери) кадия Удва из города Савва от шаввала 702 до 704 г.х." (702 г. х. = 1302/3 г. Р.Х.; 704 г.х. = 1304/5 г. Р.Х.). Также у одного из жителей Кумуха хранился миниатюрный экземпляр Корана (величиной в 20-копеечную монету), присланный, по преданию, как и Коран в семи фолиантах, одним из персидских шахов казикумухскому шамхалу. В 1302-1304 годах город Савва входил в состав хулагуидского Ирана, и "персидским шахом", сделавшим шамхалу подарки, был не кто иной, как потомок Чингиз-хана Газан-хан (1295-1304 гг.). В эти же годы выходец из известного рода Сухраварди шейх Хасан в союзе с кумухским Базр-шамхалом насаждал ислам в Зирихгеране. Род Сухраварди был очень влиятелен и известен в Иране, Ираке и Малой Азии, то есть в областях, входивших в империю Хулагуидов.

В конце XIV столетия на Дагестан обрушились полчища среднеазиатского завоевателя Тимура. Дагестанцы оказали великому полководцу упорное сопротивление. Причем, в час общей беды горцы забыли взаимные претензии и сплотились против общего врага. Тимур был немало удивлен, когда на помощь осажденным его войсками неверным ушкуджинцам (Акуша или Усиша. Еще нет единого мнения. - И.Г.) пришли газии Кумуха и Хунзаха.

Историографы Тимура Низам ад-Дин Шами и Шараф ад-Дин Йезди сообщают, что трехтысячный отряд лакцев и аварцев был разбит, а их предводителю отрублена голова. Однако Тимуру не удалось одержать верх над горцами, покорить их дух. Письменные источники, памятные записи, устные предания, исторические песни свидетельствуют о том, что народы Дагестана поднялись на всеобщую, отечественную войну против сильного врага. Навсегда осталось в памяти народа имя Парту Патимы, возглавившей лакское войско и одержавшей победу над врагом. В этих условиях Тимур счел за благо пойти на компромисс с шамхальством и привлечь его на очень выгодных условиях к союзу.

Вали Дагестана

XV - XVI века - период наивысшего могущества Казикумухского шамхальства. В эти века шамхальство достигает наибольшего территориального роста, и шамхала называют Вали Дагестана, то есть правителем Дагестана. С ним считаются великие державы того времени: царская Россия, османская Турция и сефевидский Иран. Шамхальская династия заключает династические браки с правителями Ирана, Кахетии, Крыма. В системе международных отношений Северо-Восточный Кавказ признавался сферой влияния Ирана, и многие владетели Дагестана, хотя они оставались абсолютно независимыми, формально признавали суверенитет шаха. Вся зависимость сводилась к тому, что шахи, чтобы расположить к себе дагестанских феодалов и добиться проведения благожелательной для себя внешней политики, платили им жалованье, делали щедрые подарки. По сути привлекали к пограничной военной службе, вовлекали в союз. Особое внимание при этом уделялось казикумухскому шамхалу. Так, например, при проведении в столице Ирана торжественных мероприятий по левую и правую стороны трона ставили "четырех знатнейших защитников Ирана. Защитником Ирана от Турции был царь Грузии, защитником от Индии - хан Кандагара, защитником от арабов - хан пограничных с арабами земель. Защитником Ирана от России был шамхал". Наиболее дружественными стали отношения шамхальства и Ирана в годы правления шаха Тахмаспа I (1524 -1576 гг.). История сближения двух стран заслуживает пристального внимания. В 1547 году правивший в одной из самых доходных провинций Ирана, Ширване, Алкас-Мирза поднял восстание с целью воссоздания независимого государства. Следует заметить, что мятежный наместник являлся братом самого шаха Тахмаспа I. Алкас-Мирзу поддержали некоторые владетели Дагестана, но казикумухский шамхал не поддержал восставших. Позиция шамхала обуславливалась тем, что в предыдущие годы Кумух и Ширван соперничали за гегемонию в Южном Дагестане. Тем более, что с Ширваном враждовал союзник и родственник шамхала царь Кахетии Леван. Обласканный шахом кахетинский царь принял активнейшее участие в подавлении восстания Алкас-Мирзы. Леван явился посредником между шахом и шамхалом и способствовал сближению последних. Между сефевидским Ираном и Казикумухским шамхальством установились союзнические отношения, которые были скреплены браком между шахом и дочерью шамхала. Вместе с невестой в Иран отправилась гвардия во главе с сыном шамхала Султаном служить при шахском дворе, от этого брака у шаха родились дочь Перихан-ханум и сын Сулейман-мирза. Перихан была любимой дочерью шаха. Умная и привлекательная, она пользовалась большим влиянием в государстве, а в последние годы правления своего отца часто участвовала в заседаниях "высочайшего меджлиса".

В 1576 году после смерти Тахмаспа I при дворе разгорелась борьба между различными придворными группировками, одну из которых возглавляла Перихан-ханум. При этом она опиралась на гвардию во главе с дядей Султан-шамхалом. На первых порах шамхальская партия одержала верх, устранив с престола ставленника грузинской партии Хайдар-мирзу, сына грузинки. В силу малолетства Сулейман-мирзы шамхальская партия посадила на престол старшего сына шаха Исмаила, который много лет находился в заточении. Взошедший на престол под именем Исмаил II новый шах вместо благодарности отстранил Перихан-ханум от управления страной. Перихан, однако, очень скоро организовала заговор, и шах был отравлен по ее приказу.Но утвердиться у власти Перихан-ханум не удалось. Кызылбашская знать избрала шахом одного из сыновей Тахмаспа I - Мухаммада-Худабенда (1578 - 1587 гг.), по приказу которого Перихан-ханум и ее дядя были казнены, а "черкесская" гвардия перебита.

В XVI веке обозначилось еще одно направление внешней политики шамхальства. С присоединением Ичкерии шамхалам открылись кабардинские земли. Шамхалы стали организовывать походы газиев против "неверных" черкесов. Однако успешное продвижение на Кабарду было остановлено Россией. В 1552 - 1556 гг. Россия завоевала образовавшиеся после распада Золотой Орды Казанское и Астраханское ханства. В результате новых территориальных приобретений у России по Тереку обозначились общие границы с шамхальством, и она становится активнейшим участником кавказской политики. На Россию обращают свои взоры христианская Грузия и Кабарда. В сложившейся ситуации шамхал также пытается расположить к себе русского царя, чтобы предотвратить с его стороны враждебные действия. Россия же заняла резкую антишамхальскую позицию и уже в 1560 году организовала военную экспедицию в Тарки. В 1567 году на границе с шамхальством, в устье Терека была построена русская крепость. Заложенная вскоре на Сунже крепость фактически закрыла для шамхальства дорогу в Кабарду и далее в Крым.

Русская крепость на Сунже не только обозначила предел территориальному росту Казикумухского шамхальства, неуклонно продолжавшемуся с ХI-ХII веков, но и ознаменовала собой начало конца этого крупнейшего в истории Северо-Восточного Кавказа государства. Еще в 1557 г. наследник шамхала, Крым-шамхал, обратился к России с просьбой принять его в подданство. Дальше процесс принял обвальный характер. Россия всячески поддерживает сепаратистов и мятежников, способствуя тем самым распаду государства шамхалов. Последним шамхалом, удерживавшим все земли владения от Кабарды и Терека вдоль Каспия до Кайтага и от Каспийского моря до Аварского ханства, был Чупан-шамхал, умерший в 1574 году. После его смерти один из его сыновей - Султан-Мут, опираясь на помощь кабардинцев и аварцев, союзных России, захватил земли между реками Сулак и Терек, с частью Чечни и Салатавии, и основал т.н. Эндиреевское владение. Другие сыновья Чупана также обособили отдельные владения: Сурхай - Тарки и Казикумух, Эльдар - Бойнак, Магомед-шамхал - Казанище, Андий-шамхал - Кафыркумух, Герей-шамхал -Гелли.

Сурхай формально считался верховным правителем, но удельные князья с ним уже не считались. На этом процесс распада не остановился, и начавшиеся феодальные междоусобицы привели к образованию новых владений: Мехтулинского, Карабудахкентского, Кумторкалинского, Губденского, Баматулинского. В начале 40-х годов XVII века восставший Кумух изгнал шамхала Сурхая, который укрепился в Тарках. В Тарках сложилось независимое Тарковское шамхальство. В Кумухе - народное собрание Кьат1, избравшее халклавчи.

Разумеется, неправильно было бы причину распада шамхальства сводить только к политике России. Государство шамхалов представляло собою конгломерат этно-территориальных образований, степень зависимости которых от центра была различной: от райатских и лагских селений до формально зависимых союзов сельских обществ вроде Ай-Вицхо (Андалал). Между отдельными частями шамхальства, в условиях господства натурального хозяйства, отсутствовали крепкие экономические связи, и они представляли собою самодостаточные экономические единицы. А правившие в них ставленники шамхала (в основном представители шамхальского рода - И.Г.) и сформировавшиеся вокруг них "региональные элиты" тяготились данью, которую они обязаны были поставлять в Кумух. В подобной ситуации курс России, направленный на политическое раздробление шамхальства, встретил понимание и поддержку со стороны сепаратистов.

Требует объяснения факт изгнания шамхалов из Кумуха. Шамхалы, являясь правителями страны, оставались, прежде всего, феодалами, крупнейшими на северо-восточном Кавказе землевладельцами. Наибольшую часть доходов они имели с плоскости, и их экономические интересы доминировали именно здесь. Что касается Тарков, то шамхалы задолго до распада облюбовали этот населенный пункт в качестве второй своей столицы, если летом они пребывали в Казикумухе, то зимой - в Тарках. Летом бесчисленные отары находились на альпийских лугах, а зимой - на кутанах. Помимо всего прочего, Тарки - второй по значению, после Дербента, стратегически важный пункт прикаспийского прохода. То есть, Тарки контролировали любые передвижения не только войск, но и купеческих караванов, которые приносили большой доход в казну. Поэтому не удивительно, что шамхалы, когда начался процесс распада, для себя выбрали именно Тарковское владение. Это не могло не вызвать недовольства лакцев. Чашу терпения переполнило то, что шамхал попытался обложить кумухцев податями. Кумухцев, никогда прежде никому не плативших дань, это настолько возмутило, что они навсегда изгнали предавших их правителей.

Халклавчи

На короткое время в Лакии утвердилась своеобразная форма правления - Кьат1 - народное собрание, в котором ведущую роль играла аристократия, взявшая в свои руки бразды правления. На местах сельские общины - джамааты обрели полную самостоятельность. А в 1641 году, в связи с угрозой агрессии со стороны Ирана, Кьат1 ввел новый титул правителя - халклавчи. Чести быть избранным халклавчи удостаивался наиболее достойный из рода кумухских симирдалов. Функции халклавчи сводились, в основном, к выполнению обязанностей военного предводителя, и он был лишен права вмешиваться во внутренние дела джамаатов. Налицо все признаки политической организации общества эпохи военной демократии. Иными словами, произошла специфическая реставрация первобытно-общинного строя. Насколько жизнеспособнее могла быть подобная реставрация? На этот вопрос можно ответить известным изречением Гераклита - "В одну и ту жу реку нельзя войти дважды". За многие столетия феодализма в обществе сложилась устойчивая классовая структура, с соответствующими формами собственности и экономическими отношениями.

Существовавший в Лакии мощный класс феодалов никак не могла устраивать сложившаяся система. Дело в том, что за многие столетия существования шамхальства в Кумухе сформировался многочисленный слой феодалов - амиров. Кипучая энергия этих рыцарей находила выход в ежегодных газийских походах, а неуемные материальные запросы удовлетворялись за счет военной добычи и податей. После распада шамхальства амиры оказались без дела и доходов. Естественно, что их взоры обратились в сторону свободных узденов Лакии. Они стали собираться в отряды и совершать набеги на мирные села. Жители сел, крестьяне - общинники, не в силах были оказывать сопротивление профессиональным воинам. Поэтому они стали объединяться внутри сел. Села стали заключать военно-политические союзы между собой. Сложились союзы сельских обществ - магалы. Например: Вицхинский, Маччайми и другие. Сохранились тексты договоров, где прямо указывалась антифеодальная направленность этих союзов. Сельские джамааты стали вооружаться и оказывать организованный отпор вооруженным разбойникам. Пособников феодалов и трусов наказывали штрафами, вплоть до конфискации всего имущества в пользу джамаата. Сложившуюся в середине XVII века в Лакии ситуацию смело можно назвать вялотекущей гражданской войной. Разладом между широкими народными массами и феодалами воспользовались искатели легкой наживы со стороны, и на пограничные лакские села стали нападать отряды аварцев. Халклавчи сумел организовать отпор этим набегам, и в Кумухе утвердился относительный порядок.

Около 1688 года умер Алибек, правивший 47 лет. У него были сыновья Сурхай-шамхал и Гирей, которые рано умерли. У первого осталось семь сыновей, а у второго один, которого звали Сурхай. Между двумя домами разгорелась борьба за должность халклавчи. Победителем вышел сын Гирея Сурхай. В одном из боев с братьями Сурхай потерял кисть левой руки. Поэтому его стали называть Чолак-Сурхаем. В переводе с тюркского чолак означает безрукий. Под этим прозвищем он вошел в историю. А уцелевшие в битве братья бежали в Аварию и стали там жить. Впоследствии их род дал Дагестану двух имамов, Мухаммад-Амина Черкесского и Нажмудина Гоцинского.

Казикумухское ханство - от Сурхая до Сурхая

Утвердившись у власти, Чолак-Сурхай приступил к укреплению государства. Он урезал права сельских джамаатов и ликвидировал самостоятельность магалов. Тем самым Сурхай создал единое лакское государство с сильной центральной властью, которое называлось Казикумухское ханство.

Консолидировав Лакию, Сурхай-хан совершал военные походы в бассейн Самура, в результате чего многие лезгинские сельские общества вошли в состав Казикумухского ханства. То есть с самого начала своего существования ханство стало многонациональным государством, включив в свой состав не только лакские, но и лезгинские, даргинские, аварские земли.

С именем Сурхай-хана I связан один из самых ярких, героических эпизодов в истории лакского народа. Сурхай-хан железной рукой положил конец смутам, восстановил порядок и покой в Лакии, расширил пределы своего ханства, возродил после распада шамхальства былое величие и значение Кази-Кумуха, как одного из влиятельнейших политических центров Дагестана, независимого субъекта международных отношений. Он по праву является основоположником новой лакской государственности, просуществовавшей более 150 лет.

На рубеже XVII - XVIII вв. сефевидский Иран вступил в полосу глубокого кризиса. В 1706-1715 гг. в Афганистане, Азербайджане и других провинциях Иранской империи прокатилась волна восстаний. Буквально на глазах страна стала разваливаться на части. В том плачевном состоянии, в котором оказался Иран, во многом был повинен "бездарный, многословный шах, неподготовленный, а точнее, вовсе непригодный к правлению таким обширным, мощным и многонациональным государством, каким была Иранская монархия".

Мощное антииранское движение охватило Джаро-Белоканы, Ширван, подвластные персам лезгинские земли. Руководство восстанием взяли на себя Хаджи-Дауд Мюшкюрский, Чолак Сурхай-хан Казикумухский и уцмий Кайтага Ахмед-хан. В 1721 году войска под командованием Сурхай-хана и Хаджи-Дауда взяли Шемаху, богатый торгово-ремесленный центр и столицу Ширвана, доходнейшей провинции сефевидского государства. Постепенно Сурхай-хан стал основным лидером антииранского движения и хозяином Шемахи.

Ослабление Ирана пробудило давние вожделения Османской империи, которая всегда зарилась на прикаспийские владения персов. С другой стороны, Россия не могла допустить выхода турок на Каспий, что помимо установления турецкой гегемонии на Кавказе создавало серьезнейшую угрозу южным рубежам страны. Однако участие в тяжелой Северной войне со шведами сковывало активные действия Петра I. Таким образом, процессы, которые развертывались на Восточном Кавказе, и роль в них Чолак Сурхая оказались в центре внимания трех великих прикавказских империй: России, Турции и Ирана.

В 1721 году Россия победоносно вышла из долголетней Северной войны, и Петр I счел возможным активно вмешаться в "персидские дела". В качестве повода для вторжения Россия использовала ограбление русских купцов горцами при взятии Шемахи. В 1722 году многотысячная русская армия и флот во главе с царем выступили из Астрахани. Этот поход вошел в историю под названием "персидского", поскольку в рамках тогдашнего международного права Дагестан признавался сферой влияния Персии. Результатом этого триумфального похода стали Петербургский 1723 года с Ираном и Константинопольский 1724 года с Турцией договоры, согласно которым территории вдоль Каспийского побережья, Северного Ирана, Азербайджана и Дагестана отошли к России. Остальная часть Дагестана, Азербайджана, а также Грузии и Армении были признаны за Турцией. В итоге, де-юре, Казикумухское ханство вместе с приобретенными землями оказалось в составе Османской империи. Хотя де-факто Чолак Сурхай сохранял полную самостоятельность, при этом регулярно получая от турецкого султана жалованье.

Надир-шах

Тем временем смута, охватившая иранское общество, подошла к своему завершению. Во многом это произошло благодаря деятельности ставшего впоследствии шахом Надира, крупного полководца и политика. Положив конец беспорядкам внутри страны, наладив бесперебойную работу государственного аппарата, Надир взялся за возвращение бездарно утраченных предшественниками земель. В 1733 году Надир нанес сокрушительное поражение туркам под Багдадом. Это заставило Турцию вернуть Ирану все захваченные в предшествующие годы земли. Вслед за турками Россия также вернула Ирану свои недавние приобретения. Причем преемники Петра I давно тяготились этими землями и только угроза отхода их к Турции заставляла Россию держаться за них. В итоге Тахмасп-Кули-хан, как тогда называл себя Надир, возвратил все утраченные за годы смуты земли, кроме тех, которыми завладел Чолак Сурхай. Еще в июле 1730 года Надир предложил Сурхаю должность вассального Ирану наместника Шемахи, владение Тарковским шамхальством и верховенство над всеми дагестанскими владетелями. Другими словами, Надир предлагал Сурхаю стать правителем Ширвана и Дагестана, но под протекторатом Ирана. Сурхай-хан отказался. Устная традиция сообщает, что надировскому послу он сказал: "Ты мне советуешь стать рабом чужеземца, но ведь какое бы положение ни занимал раб, он остается рабом, не вкусившим прелести свободы". Никак не отреагировал Сурхай-хан и на указ турецкого султана вернуть Ширван Ирану. Тогда Надир снова послал гонца к Сурхаю, требуя, уже в ультимативной форме, выполнить предписание Порты. Возмущенный проявленным по отношению к себе высокомерием, Сурхай-хан убил посланника и ответил Надиру письмом, где он в очень резкой форме напомнил, что он, Сурхай, овладел Ширваном силою меча лезгинских львов и что Ахмед Багдадский и другие не имеют никакого права посылать подобные требования. (Ахмед Багдадский - правитель Багдада, через которого турецкий султан отправил "Высокое повеление" к владетелям на местах с извещением, что Стамбул уступает Ирану ранее захваченные земли. - И.Г.) Убийство посла, на которое пошел Сурхай-хан, было равносильно объявлению войны. Сурхай-хан показал, что ни Россия, ни Турция, ни Иран не могут заставить его подчиниться чужой воле, что он глава, хотя и маленького, но сильного и независимого ханства, что он, осознавая, какая угроза висит над ним лично и над его народом со стороны могущественной державы, осознанно предпочел войну и свободу, чем мир и зависимость. Понимая, на что идет, Чолак Сурхай-хан бросил вызов. Такое поведение Сурхая, естественно, возвысило его в глазах дагестанцев и принесло известность далеко на Кавказе. Видимо, Сурхай-хан давал себе отчет в том, что таким независимым поведением он нарабатывал политический капитал, который в будущем, когда началась война, помог ему выстоять перед многочисленным и сильным врагом. В конечном счете, он оказался прав, хотя с высоты нашего времени кажется, что, если бы он пошел на вполне почетные условия Надира, лакский народ, как и другие народы Дагестана, избежал бы нескольких волн нашествий кызылбашей. Были бы сохранены жизни многих десятков тысяч людей. Причем, лучших людей, потому что на войну первыми идут лучшие и многие из них погибают. Возможно, в этом случае Чолак Сурхай-хан в памяти остался бы "мудрым политиком", уберегшим свою страну от бойни. Как знать!

Мы не станем подробно излагать ход войны, поскольку объем и задачи статьи не позволяют подобной роскоши. Об этой героической эпопее дагестанцев написано достаточно работ, и они хорошо известны читателям. А особенно подробной и интересной является написанная профессором В.Г.Гаджиевым книга "Разгром Надир-шаха в Дагестане". Поэтому ограничимся кратким изложением наиболее важных событий войны.

Первый поход персов на Кази-Кумух

Летом 1734 года Тахмасп-Кули-хан во главе большой армии вторгся в Ширван и 17 августа занял Шемаху. Сурхай-хан с 20-тысячным войском горцев, татар и турок занял удобную позицию в урочище Деве-Батан, что между Кабалой и Шемахой, и стал ждать подхода Надира. Но Надир перехитрил Сурхая. Бросив на укрепления Сурхай-хана часть войск, он с 12-тысячным контингентом двинулся на Кази-Кумух. Об уловке Надира Сурхай узнал только после того, как возглавляемые им войска фактически проиграли битву. Бросив все, Чолак-Сурхай ближайшим путем ускакал в Казик-Кумух. Надиру на своем пути пришлось преодолевать сопротивление жителей лезгинских сел. Пытаясь усмирить непокорных лезгин, Надир стал устраивать "шахкирманы". По приказу своего полководца персы собирали малолетних детей, укладывали их на сельском току, накрывали молотильными досками и на глазах их родителей пускали по ним конницу, которая затаптывала несчастных детей. Однако бесчеловечная жестокость шаха оказывала обратное действие. Вместо страха и покорности она вызывала гнев и негодование горцев, и кызылбашам приходилось биться за каждое селение. На преодоление расстояния до Лакии у персов ушло целых десять дней.

Близ Хосреха небольшие силы горцев попытались остановить персов, но силы оказались неравны, и кызылбаши легко преодолели заслон. Более серьезными оказались укрепления на берегу Койсу, недалеко от селения Шовкра. Но и их взяли со второго приступа. Теперь персов от Кумуха отделяло чистое поле длиной в 4 километра. Сурхай, видя, что сопротивление бесполезно, забрал свою семью и ушел в Аварию. Надир семь дней пребывал в Кази-Кумухе, и за эти дни персы успели обобрать до нитки мирных жителей. Али Каяев обнаружил в старых книгах запись такого содержания: "Народы Лакии были доведены ими до такого положения, что у них не осталось ничего для пропитания". Учитывая приближение зимы, Надир оставил Кази-Кумух и отправился в Закавказье добивать укрепившихся в Гяндже татар и турок, которые уцелели после разгрома в урочище Деве-Батан. Он решил, что Сурхай-хан побежден, народ сломлен и запуган. Так, победой Тахмасп-Кули-хана и поражением Сурхай-хана завершился первый поход кызылбашей на Кази-Кумух.

Второй поход Тахмасп-Кули-хана

Стоило Надиру покинуть Дагестан, как горцы восстали, прогнали персидских ставленников. Наибольшую активность проявили джаро-белоканцы. Вернувшийся в Кази-Кумух Сурхай снова начал собирать силы. Тем временем Надир заключил очередной мир с османами, по которому султан возвращал шаху Северный Азербайджан, Грузию и Восточную Армению. Однако о прекращении войны ничего не знал следующий в Закавказье на помощь туркам во главе 80-тысячной армии крымцев Каплан-Гирей. О заключенном мире он узнал, когда уже подошел к Дербенту. Тогда он приостановил дальнейшее продвижение на юг и повернул свою армию назад в Крым. При этом он огласил указ-султана о подтверждении власти Сурхая над Ширваном, о передаче Дербента Ахмед-хану Кайтагскому и назначении Тарковским шамхалом Эльдара. Эти назначения воодушевили антииранские силы в Дагестане, Надира же привели в бешенство, поскольку сводили на нет результаты его первого похода. Он счел нужным преподать горцам еще один урок и, несмотря на приближающуюся зиму, начал новый поход на Дагестан.

На этот раз Надир прибыл в Табасаран. Отсюда отряды персов совершали карательные рейды по селам Самура, Кюры и Табасарана. Затем кызылбаши расположились для отдыха севернее Дербента. 11 ноября войска Надира начали нашествие на земли кайтагцев, даргинцев и кумыков. В Губдене Надир встретил своего ставленника Хасбулат-шамхала. Далее персы последовали в сторону Кумуха и 20 декабря подошли к резиденции Чолак-Сурхая. Однако заходить в Кумух Надир не стал, так как оказалось, что Сурхай укрепился в селении Дусрах. В сражении под Дусрахом горцы потерпели поражение, и Сурхай снова отступил в Аварию. Тут же при Дусрахе персы разбили и подошедший на помощь Сурхаю отряд Эльдара Тарковского.

На другой день к Надиру прибыли почетные лица из Кумуха с повинной. Надир счел для себя выгодным заключить мир. Зима началась, Сурхай не пленен и борьба с ним не окончена. Надо было поскорее убираться в Закавказье. По пути домой он решил наказать акушинцев и кайтагцев. После резни и погромов, учиненных персами, акушинский кадий, а затем и уцмий явились к Надиру с повинной.

Разгром войск Надир-шаха в Дагестане

В 1736 году Надир провозгласил себя шахом Ирана. А брата своего Ибрагим-хана назначил правителем Азербайджана, Грузии, Армении и Дагестана. В 1737 году Надир-шах отправился в победоносный поход против Индии, а в Дагестане и Северном Азербайджане полыхало антииранское восстание. Наиболее ярким эпизодом этого периода можно считать сокрушительное поражение, которое потерпели персы в Джаро-Белоканах. В бою погиб сам Ибрагим-хан, брат шаха. Из 32-тысячной армии спаслись 7 тысяч персов, остальные погибли.

Весть о гибели брата и его армии застала Надир-шаха в Индии, и Иран не в состоянии был адекватно отреагировать. Лишь летом 1741 года Надир-шах предпринял самый крупномасштабный поход на Дагестан. На своем пути персы уничтожали все, что встречалось, убивали всех подряд. Очевидец тех событий русский резидент И.П. Калушкин сообщал, что "по указу шахову ни одного человека живого не оставляют, всех рубят наповал".

100-тысячная армия персов двинулась двумя колоннами. Одна из них из Дербента, через Кайтагское шамхальство шла на Дженгутай - столицу Мехтулы, другая, основная, во главе с самим шахом - из Кабалы через Шахдаг - в Кумух. Горцы навязали персам партизанскую войну. Особенно ожесточенный характер приняли бои в Рутуле и Табасаране. Лишь в начале августа, оставив на своем пути сожженные дотла аулы, горы трупов, Надир-шах вступил в Казикумухское ханство. Решающая битва с персами, в которой семитысячный отряд Сурхай-хана проиграл, и на этот раз произошла вблизи села Шовкра, а сам хан сдался в плен шаху. Вместе с Сурхаем в плен также сдались кайтагский уцмий и шамхал тарковский. Радости шаха не было предела. Три основных лидера антииранской коалиции сдались в плен, и Надир-шах решил, что цель наконец-то достигнута, Дагестан покорен. Однако дальнейшие события показали, что это была иллюзия и уловка Сурхая и что самое тяжелое еще впереди.

Еще накануне сражения под Шовкра Сурхай-хан своих сыновей Муртазали-бека и Магомед-бека во главе с 5-тысячным войском отправил в Андалал. При этом он снабдил их большой суммой денег и письмами для организации нового сопротивления. В частности чохцам он писал: "От требующего помощи Сурхая своим дорогим братьям, самым лучшим друзьям, чохским ученым, хаджиям, молодежи. Эй, люди, имеющие в своих сердцах веру в объеме хотя бы одного золотника, выходите все воевать с кызылбашами. Сегодняшний день - это день, когда каждый мусульманин свято обязан идти на войну с проклятыми людьми".

Сдавшись в плен, Сурхай-хан, Ахмад-хан и другие усыпили бдительность Надир-шаха, поверившего в искренность пленников. Тем самым дали время собраться с силами Аварии. А без покорения Аварии не могло быть речи о покорении Дагестана. И пока Надир-шах праздновал в Кази-Кумухе свою "победу", в Андалал со всего Дагестана начали стекаться горцы. В самой же Лакии нарастало партизанское движение.

Наконец, до Надира дошло, что в Андалале скапливаются крупные силы горцев. Поняв, что его ликования были несколько преждевременными, Надир, с присущей ему целеустремленностью, приступил к ликвидации нового очага сопротивления. Шамхалу Хасбулату была дана команда перекрыть все пути, ведущие в Аварию, чтобы закрыть доступ в район будущих боевых действий отрядам повстанцев с равнины и предгорий. Лютф-Али-хану и Гайдар-беку было приказано двинуться в Аварию через Аймакинское ущелье. Цель перед этой 20-тысячной группировкой - ударить с тыла по сконцентрированным в Андалале войскам горцев.

Успешно действовавший вначале Лютф-Али-хан был наголову разбит в Аймакинском ущелье войсками Ахмед-хана Мехтулинского. Отряды персов были разбиты в Кайтаге и шамхальстве Тарковском. Сам Надир-шах 12 сентября 1741 года двинулся во главе 52-тысячной армии из Кази-Кумуха в сторону Андалала. На Турчидагском плато персы разбили свой лагерь и стали атаковать лакские и аварские села - Ханар, Камаши, Паласма, Ури, Варайми, Мукар, Бухи, Шитли, Мегеб, Обох, Чох, и Согратль. На помощь сражающимся нескончаемым потоком продолжали стекаться добровольцы со всех концов Дагестана. Продолжавшаяся пять дней битва завершилась разгромом войск Надир-шаха. Возглавляемые сыновьями Сурхай-хана Муртазали и Магомедом, Ахмед-ханом Мехтулинским, кадиями Согратля и Чоха отряды горцев действовали согласованно и в тяжелой битве завоевали победу. Остатки огромной армии - "грозы Вселенной" начали отступать. Под ударами горцев отступление постепенно перешло в паническое бегство. Попытки Надир-шаха покорить Дагестан еще продолжались. Но они уже не имели никакого значения и не привели ни к чему. А продолжались они до тех пор, пока в 1747 году Надира не убили в результате дворцового переворота. После убийства Надир-шаха созданная им держава начала распадаться. Но начало конца империи Надира было положено на Турчидаге.

За все годы борьбы с кызылбашами всенародное признание и любовь завоевал сын Чолак-Сурхая Муртазали-бек. Его по праву следует считать лакским национальным героем и любимцем всего Дагестана. Битва на Турчидаге оказалась для него последней. Спустя несколько дней после битвы он скончался от полученных ран. Он похоронен на казикумухском ханском кладбище. Рядом с ним покоится и тело его знаменитого отца. Вернувшись в 1743 году из плена Сурхай отошел от государственных дел и некоторое время жил в родовом имении Аракул. В 1749 году он умер.

Магомед-хан

В 1741году казикумухским ханом стал Магомед-хан, сын Чолак-Сурхая. Он активно продолжал линию своего отца на полное изгнание кызылбашей из Дагестана и Азербайджана. Порой ему удавалось восстановить свою власть над Шемахой, но не надолго. Во второй половине XVIII века основным противником Магомед-хана в борьбе за гегемонию в Южном Дагестане становится Фатали-хан Кубинский, которому удалось присоединить к своему ханству Шемаху, Кюру, Дербент. Чтобы внести разлад в стан противника, ему удалось привлечь на свою сторону племянника Магомед-хана Эльдара. В награду Эльдар получил в управление Кюру и Дербент. В дальнейшем кубинскому хану удалось организовать антикумухскую коалицию и привлечь туда владетеля Бойнака и тарковского шамхала. В 1770 году объединенное войско во главе с Эльдаром направилось в Кази-Кумух. Под Хосрехом Магомед-хан разбил войска своего племянника. Чрезмерное усиление Фатали-хана и его откровенные амбиции вызвали недовольство в Дагестане. Этим сумел воспользоваться Магомед-хан, заключивший антикубинский союз с Кайтагом, Хунзахом, Мехтулой и др. В 1774 году на Гевдушинской равнине войска союзников наголову разбили Фатали-хана. В битве Эльдар погиб, а Фатали-хан сумел спастись бегством. Магомед-хан присоединил к Кази-Кумуху Кюру и Кубу.

Нашедший убежище в Сальянах Фатали-хан обратился за помощью с просьбой о принятии в подданство к России. В целях укрепления своих позиций на Кавказе Россия предприняла шаги в поддержку Фатали-хана. 1 марта 1775 года отряд под командованием генерала Медема подошел к Дербенту и разбил осаждавшие город войска уцмия. После этого русские с отрядами Фатали-хана предприняли рейды в Кайтаг, Кюру и Табасаран и заставили противников кубинского хана запросить мир. Фатали-хан восстановил свою власть в Кубе, Дербенте и Кюре.

Хъун Бутта

В 1789 году умер Магомед-хан. На престол взошел его сын Сурхай II. В народе этот хан получил прозвище Хъун Бутта (дедушка. - И.Г.). Придя к власти, Сурхай II поставил перед собой задачу - вернуть утраченные его предшественником южнодагестанские земли. В 1795 году Сурхаю II удалось завладеть всей Кюрой. Затем были приняты под покровительство хана лезгинские села Ялаг, Кака, Луткун. Были также захвачены Ихрек и окрестные села.

В начале 90-х годов XVIII века на Кавказе обострились противоречия между Турцией, Россией и Ираном. Пришедший к власти в Иране шах Ага-Мухамад-хан Каджар реанимировал претензии Персии на Восточный Кавказ. Его при этом поддерживали турки, французы и англичане, подстрекая выступить против России. В свою очередь, Россия не могла допустить восстановления персидского влияния в регионе и предупредила шаха о нежелательности для Петербурга реализации шахских замыслов. Несмотря на это, огромная армия персов вторглась на земли Карабахского ханства. Здесь персы осадили Шушу, а большая часть при этом вторглась в Грузию и захватила Тбилиси. Из Тбилиси шах обратился к народам Дагестана с призывом признать власть шаха. В памяти дагестанцев еще свежи были воспоминания о зверствах Надир-шаха, и они в большинстве своем отвергли домогательства Каджара. Многие владетели Дагестана обратились за помощью к России. Но не все владетели придерживались пророссийской ориентации, и в их числе казикумухский Сурхай II и дербентский Шихали-хан.

В 1796 году в Дагестан вступили русские войска под командованием Зубова. С самого начала посильную помощь русским оказали владельцы Тарков, Кайтага и Табасарана, и при их содействии русские изгнали из Дербента Шихали-хана. Дербентцы не оказали сопротивления, а их хан бежал в Кюру к Сурхаю II.

Личность Сурхая II заслуживает самого пристального внимания и объективной оценки исследователей. Годы правления этого хана выпали на один из самых переломных, судьбоносных этапов в истории Казикумухского ханства, лакского народа, да и всего Дагестана. При его жизни начался процесс реального вхождения Дагестана в состав России. Не касаясь объективных последствий присоединения к России, отметим, что народы Страны гор, которые ни в какие времена никому не подчинялись, впервые за свою многотысячелетнюю историю утратили свою независимость, свою самобытную государственность - этот продукт уникальной горско-кавказской цивилизации. Государственность - это специфическое проявление политического самовыражения народа. Не каждому народу дано создать собственное государство и отстоять его в борьбе с другими. Хотя бы только поэтому оно является ценнейшим достоянием народа, гарантом его самостоятельного и достойного существования. Достаточно сказать, что сегодня на земле насчитывается восемь тысяч народов, а государственность имеют всего двести из них.

Именно борьбе за свободу и независимость созданного его предками ханства и свободу Дагестана посвятил всю свою жизнь Сурхай II. Образованный для своего времени человек, Сурхай прекрасно разбирался в богословии, наизусть знал Коран, был глубоко религиозным человеком. Пытаясь поднять на борьбу с Россией весь Дагестан, он созывал в Кази-Кумухе съезды, куда приглашал известных алимов, кадиев, владетелей, лидеров вольных обществ. Ссылаясь на Коран, на деяния пророков, их изречения и опираясь на их авторитет, он пытался объяснить приглашенным суть происходящего, раскрывал пагубность для Дагестана проводимой Россией политики кнута и пряника. Гости на словах соглашались с ханом и разъезжались по домам. На этом их сопротивление России завершалось. На деле же феодальные владения и сельские общества добровольно отдавались под юрисдикцию России. Справедливости ради отметим, что Андалал и в особенности селение Согратль были самыми надежными союзниками хана и никогда не отказывали Сурхаю в поддержке.

В итоге Сурхаю II пришлось с малыми силами противостоять России, и большинство его военных предприятий оканчивалось плачевно. Объясняется это не тем, что Сурхай был полководцем незадачливым или горцы разучились воевать, а тем, что ополченцам противостояла лучшая в мире регулярная армия, победительница Наполеона. Причем Кавказская была самой боеспособной из всех русских армий.

Справедливости ради отметим, что русское командование неоднократно пыталось склонить Сурхая к примирению, обещая при этом сохранить за ним все его владения, присвоить ему царские чины и т.д. и т.п. Но Сурхай предпочел лишиться и ханства, и Родины, и детей, чем отдаться под власть кафиров.

Многолетняя борьба Сурхая с русскими завершилась присоединением ханства к России. Окончательно это произошло в 1820 году, когда войска генерала Мадатова разбили отряды Сурхая при Чирахе и Хосрехе и заняли Кази-Кумух. Кумухцы дали присягу на верность России а Сурхай бежал в Согратль, где и умер в 1827году. Казикумухским ханом был назначен Аслан-хан, правивший до этого Кюринским ханством, образованным Россией еще в 1812 году из отторгнутой от Кази-Кумуха Кюры. Под властью Аслан-хана оба ханства были снова объединены.

Казикумухское ханство в составе России

С 1820 года ханство фактически перестало существовать как независимый субъект международных отношений. Хан должен был выполнять только определенные, строго ограниченные русской властью, функции. Хан обязался повиноваться распоряжениям русского командования, отказался от права вступать в какие-либо сношения с другими странами без согласия русской администрации на Кавказе. В то же время русские власти не вмешивались в дела управления ханством. Хотя поддержку хану в укреплении личной власти, в увеличении податей с населения оказывали всяческую. Другим следствием потери лакским народом национальной независимости стало обретение Лакией долгожданного мира и покоя. С приходом к власти Сурхая I в конце XVII века и до отрешения в 1820 году Сурхая II от власти лакский народ прошел через героический период своей истории. Череда непрерывных войн с многочисленными врагами, в числе которых надировский Иран и Российская империя, подорвала силы народа. Он устал от взятого на свои плечи тяжкого бремени и с уходом Сурхая II получил десятилетия долгожданного мира и покоя.

Аслан-хан правил ханством до 1835 года, после убийства Гамзат-беком всех членов аварского ханского дома, а затем и самого Гамзата, кумухский хан при поддержке России в течение 2-х месяцев одновременно правил и аварским ханством.

После смерти Аслан-хана управляли его сыновья Нуцал-ага (ум. в 1836) и Магомед-мирза (ум. в 1838 г.). В 1838 году правительницей была назначена вдова Аслан-хана Умукусум-бике. При ней управлял ханством Махмуд-бек. В 1839 году Кюра вновь была отделена от Кази-Кумуха и вновь было создано Кюринское ханство во главе с Гарун-беком, выходцем из рода казикумухских ханов. В 1842 году, после вытеснения из Лакии войсками Аргутинского мюридов Шамиля, ханом был назначен Абдурахман-бек, при регентстве Умукусум-бике. В 1847 году управление ханством было доверено Аглар-беку. Формально Аглар не стал ханом, но в народе он считался таковым. В 1858 году Аглар - последний и самый жестокий казикумухский хан, умер. А в 1859 году в Гунибе был пленен Шамиль. Война в Дагестане закончилась. Русское правительство ликвидировало институт ханства.

Национально-освободительная война горцев под флагом мюридизма

В тридцатых годах XIX столетия в Дагестане ярко вспыхнула национально-освободительная, антиколониальная, антифеодальная война против царизма и местных феодалов. На первый взгляд, кажется довольно странным поведение горцев, так быстро воспылавших ненавистью к русским. Ведь еще совсем недавно, в начале века, дагестанские владетели при полной поддержке своих подданных добровольно отдавались под покровительство России. Стороннему наблюдателю могло показаться, что всю свою предыдущую историю Дагестан жил только надеждой слиться с Россией. Чем можно объяснить подобное развитие событий?

 

Нам представляется, что для ответа на возникший вопрос необходимо совершить небольшой экскурс в историю русско-дагестанских отношений. В 1556 году Россия завоевала Астрахань, и ее границы стали проходить по Тереку. Россия обрела общую границу с Казикумухским шамхальством. В сложившейся тогда на Кавказе политической ситуации она с самого начала выступила на стороне противников Дагестана. Точнее, противников шамхала. Хотя, если учесть, что казикумухский шамхал был Вали Дагестана и большая часть Северо-Восточного Кавказа входила в состав шамхальства, а остальные суверенные владетели признавали его старшинство, то не будет ошибочным утверждение, что шамхал выражал общедагестанские интересы. Поэтому интересы шамхальства и интересы Дагестана во многом совпадали.

Первоначально Россия попыталась кавалерийским наскоком решить дагестанский вопрос. Был предпринят целый ряд враждебных шамхалу акций, нацеленных на нанесение военного поражения шамхальству и установление прямых коммуникаций с единоверной Грузией. Однако военные мероприятия царизма не увенчались успехом, и Россия изменила тактику. Факты и развитие событий показывают, что был взят курс на разложение противника изнутри, на поддержку центробежных процессов в шамхальстве. Россия стала поощрять удельных князей на враждебные по отношению к шамхалу действия. Стала удовлетворять их просьбы о принятии в русское подданство, награждать чинами и жалованьем, оказывать денежную и материальную помощь. Другими словами, антишамхальский сепаратизм получил мощную подпитку со стороны Великой России, и последствия грубого вмешательства во внутренние дела шамхальства не замедлили сказаться. С 1574 по 1640 год крупнейшее на Кавказе суверенное государство рассыпалось, как карточный домик. Другой немаловажной стороной подрывной деятельности царизма в Дагестане явилась стратегическая линия на создание в глазах простых горцев образа доброй, справедливой и щедрой России. Дагестанцам, посещавшим по торговым делам русские города, создавались льготные условия, и "лица кавказской национальности" чувствовали себя и в Астрахани, и в Кизляре уютно. Серьезной проблемой для горских владетелей было бегство на Терек зависимых крестьян. Если беженец принимал христианство, то ему выдавалось денежное вознаграждение, и он становился казаком. Бегство податного населения вело к сокращению доходов владельцев, следовательно, создавало помехи в выполнении ими государственных функций, тем самым наносился ущерб государственной безопасности ханств. Другими словами, для многих слоев горского населения Россия в лице терского казачества и русских властей представляла собой гуманную альтернативу суровым и деспотичным горским ханствам.

Очевидно, этими обстоятельствами и причинами можно объяснить ту обвальную эйфорию добровольного присоединения значительной части Дагестана к России и тщетность попыток Сурхая II поднять Дагестан на войну с неверными. Оказавшись же в составе России, горцы столкнулись с безжалостным бюрократическим аппаратом феодально-крепостнического государства, с тяжелым налоговым бременем, с коррумпированностью чиновников. Плюс ко всему, опираясь на русские штыки, феодалы не только ужесточили эксплуатацию зависимого крестьянства, но и повели наступление на природных узданов. Подобное развитие ситуации с неизбежностью вело к мощному социальному взрыву.

С особой остротой двойной гнет со стороны местных феодалов и царизма проявился в Кюра-Казикумухском ханстве, где недовольство охватило самые широкие слои населения.

Видимо, не случайно то, что мюридизм возник именно здесь. Выходец из лезгинского села Яраг явился основателем и первым проповедником мюридизма в Дагестане. Продолжателем дела Яраги стал Сейид Джамалудин из Кази-Кумуха.

О проповедях и призывах к газавату Магомеда Ярагского узнало русское командование, которое предписало Аслан-хану положить конец его деятельности. Но Аслан-хан повел себя довольно странно. Вместо выполнения поручения русских, он, по сути дела, стал покрывать муллу. В 1824 году, вместо того чтобы арестовать возмутителя спокойствия, он встретился с муллой и имел с ним продолжительную беседу, пытаясь понять сущность нового учения. В итоге хан и мулла расстались дружески. Спустя время у Ярагского собрались антирусски настроенные представители горского духовенства, в числе которых были Джамалудин из Кази-Кумуха и Кази-Магомед из Гимры. Получив известие о съезде духовенства в Яраге, Ермолов приказал генералу Мадатову арестовать муллу-смутьяна. Аслан-хан, однако, опередил русских, послав гонца к Магомеду с советом бежать, а другого гонца - к Мадатову с известием, что мулла сбежал. В 1828 году Яраги вернулся в свое селение, и Ермолов снова приказал арестовать муллу. И на этот раз Аслан-хан спас Магомеда Яраги, организовав ему побег в Аварию.

Аслан-хан, являясь ставленником и вассалом России, вел, тем не менее, двойную политику, исходя, прежде всего, из собственных интересов. Очевидно, хан не хотел настраивать против себя общественное мнение, учитывая, что Яраги стал широко известен, а его учение пустило глубокие корни и распространилось вширь. Также очевидно то, что это была только одна, поверхностная сторона его очень тонкой политики. Политики признания русской власти над собой и в то же время тайного сотрудничества с имаматом. Эту линию продолжали фактически все преемники Аслан-хана вплоть до Аглар-хана.

В рамках этой политики оказывалась помощь Кази-Магомеду, первому имаму Дагестана. Тесно взаимодействовал хан и с Гамзат-беком. По ходатайству Аслан-хана Гамзат-бек был освобожден из русского плена. Считается, что истребление аварской ханской династии было осуществлено мюридами Гамзат-бека по наущению Аслан-хана. С 1834 года, после гибели Гамзат-бека, движение горцев возглавил Шамиль. Множество лакцев ушло к имаму и воевало на его стороне, от простого мюрида до ближайших соратников. Во многом опираясь на своих сторонников в ханстве, Шамиль предпринял ряд безуспешных попыток овладеть Кази-Кумухом. В числе лакцев - соратников Шамиля, первым следует упомянуть шейха Джамалудина, выходца из рода казикумухских сейидов. Он был широко известен как крупный богослов и идеолог мюридизма. Сообщают, что он мог творить чудеса, отчего его авторитет среди простых горцев был очень высок. Шамиль был женат на дочери Джамалудина, а дочерей выдал за сыновей шейха Абдурахмана и Абдурахима.

После избрания Шамиля имамом Джамалудин переехал к зятю и до последних своих дней был рядом с ним.

Тесно взаимодействовали с Шамилем и члены казикумухского ханского рода Махмуд-бек, Гарун-бек, а Гаджи-Яхья-бек и Башир-бек бухсанакский были наибами. Широкую известность обрели такие наибы как Бук-Магомед Кумухский и Магомед-Эфенди Гуйминский.

Жизненно важное значение для имамата имела торговля с Казикумухским ханством. Несмотря на неоднократные запреты со стороны царской администрации правители ханства не делали ровным счетом ничего для пресечения торговли с государством Шамиля. Более 80 лакских купцов имели охранные грамоты имама. В условиях тотальной блокады Лакия явилась для имамата единственным каналом, по которому поступали столь необходимые для ведения войны товары.

Русское командование, естественно, было в курсе происходящего тайного сотрудничества Казикумухского ханства и имамата. Но ему приходилось делать вид, что ничего не происходит. Объяснение этого только одно - русские боялись, что в случае наказания ханство открыто перейдет на сторону Шамиля и ситуация может принять неблагоприятный оборот. Когда же в 1859 году пленением Шамиля завершилась Кавказская война, Россия уже не считала нужным церемониться и немедленно упразднила ханство. И это при том, что другие феодальные владения были упразднены значительно позже.

Завершая рассказ об имамате, отметим что в 1859 году закончилась тридцатилетняя борьба горцев Дагестана и Чечни за свою свободу и независимость. Лакия, в основном, осталась в стороне от активных боевых действий. Хотя на всех этапах войны лакский фактор играл не самую последнюю роль в движении горцев. И все же война обошла стороной лакские селения и Казикумухское ханство не оказалось в эпицентре событий. Объясняется это тем, что все предыдущие 120 лет своей истории (1700-1820 гг.), от Сурхая до Сурхая лакский народ прошел вереницу непрерывных войн с великими державами.

C утверждением на ханском престоле Аслан-хана на многострадальной земле наконец-то утвердился долгожданный мир, и народ вздохнул с облегчением. В 1859 году тысячелетняя лакская государственность прекратила свое существование. Однако с утратой лакской национальной государственности народ не утратил полностью государственный инстинкт и с самого начала стал относиться к России как к своей родине.

Пребывание лакского народа в составе России - тема очень интересная и обширная, которая требует отдельного рассмотрения.

Казикумухский округ

5 апреля 1860 года вышел проект "Положения об управлении Дагестанской областью и Закатальским округом", в котором подтверждалась ликвидация Казикумухского ханства и образование на его месте Казикумухского округа. Высшим должностным лицом округа утверждался начальник, который назначался из русских офицеров. Он решал все вопросы гражданских и уголовных дел. Округ подразделялся на четыре наибства: Кумухское, Вицхинское, Мукарское и Аштикулинское. Наибства, или участки, возглавляли представители местной знати, лояльной русской администрации.

Низшей ячейкой в системе управления округом являлось село, его сельский сход, старшины, кадии и сельский суд. Сельский сход созывался старшиной (хъуначу. - И.Г.), наибом, другими начальниками. К участию в работе схода допускались лишь старшие члены от каждой семьи. В ведении схода были вопросы избрания должностных лиц, землепользования, назначения казенных податей и повинностей, забота о сиротах, калеках, престарелых, наблюдение за правильным использованием доходов мечети.

Казикумухский округ не был этнически однородной административной единицей. Помимо собственно лакских, в состав округа входили даргинские (Амух, Анклуг, Ашты, Санджи, Худуц, Цирха, Кунки), агульские (Чирах, Буркихан) и аварские села (Бухты, Шанги, Шитин, Арчиб, Чита, Дусрех, Косрода, Мугра, Чаори, Кучра). В таком составе округ просуществовал до 1929 года, когда он был преобразован в Лакский район. В 1936 году на его основе было образовано два района - Лакский с райцентром в Кумухе - и Кулинский с райцентром в Вачи.

Автор: Исмей-Гаджи Гусейнов, кандидат ист. наук; источник: Общественно-политический журнал "Народы Дагестана"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 09:02

25 марта 2017, 08:49

25 марта 2017, 08:04

25 марта 2017, 07:18

25 марта 2017, 06:48

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии