25 сентября 2007, 09:44

Хроника насилия в Чеченской Республике. Июль 2007 г.

3 июля 2007 года

Примерно в 18.00 в с. Гойское Урус-Мартановского района Чеченской Республики (ЧР) была проведена спецоперация по проверке паспортного режима.

На северо-западной окраине населенного пункта сотрудники российских силовых структур выставили мобильный пост. В спецмероприятии была задействована военная техника: а/м УАЗ, а/м "Урал" и БТР. По словам местных жителей, "силовики" небольшими группами проходили по улицам, проводя проверку домов и их жильцов. Особое внимание обращали на личное присутствие хозяина дома; сколько человек проживает фактически и сколько зарегистрированы.

Данных о противоправных инцидентах и задержаниях нет.

4 июля 2007 года

В 7.15 в г. Малгобек Республики Ингушетия (РИ) из дома по адресу: ул. Алероева, 77 сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель, Иса Иналкович Евлоев, 1958 г.р.

"Силовики" приехали на двух микроавтобусах "Газель" белого цвет с тонированными стеклами, а/м ВАЗ-21099, а/м ВАЗ-21010, а/м "Волга" (с регистрационными номерами 07-го и 15-го регион). Их было более 30 человек: пять – без масок (четверо в штатской одежде и один в камуфляжной форме); остальные – в масках и в камуфляжной форме зеленого и синего цвета. Одни "силовики" блокировали дом, другие вошли в него и произвели обыск, который длился около часа. Хотя в качестве понятых (по объяснению "силовиков") и привлекались соседи, по окончании обыска протокол составлен не был. Лица, обыскивающие дом, вообще никому не представились и не предъявляли никаких документов. Из дома были изъяты пистолет и патроны к ружью "Сайга". На все оружие имелось разрешение... Уезжая, "силовики" без объяснения причин забрали с собой хозяина дома Ису Евлоева. При этом они не сообщили, куда он будет доставлен.

В тот же день из неофициальных источников родственникам удалось установить, что Ису привезли в г. Владикавказ и передали следственной группе управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО. Родственники попытались встретиться со следователем прокуратуры Шевелевым, который, как им сказали, ведет дело Евлоева, но следователь от разговора отказался. Из беседы с другим сотрудником прокуратуры, который не назвал своего имени, удалось выяснить, что Евлоеву предъявили предварительные обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст.208, ст.209, ст.222 УК РФ.

4 июля жена Евлоева, Д.И. Мурцалова, обратилась с письменным заявлением в представительство ПЦ "Мемориал" в Назрани, в котором просит показать помощь в розыске ее мужа, и установлении лиц, причастных к его похищению. Она утверждает, что ее муж не совершал никаких преступлений, в розыске не значился, вел мирный образ жизни. В настоящее время работает в частном охранном предприятий.

Заявления так же были поданы в МВД и Прокуратуру Республики Ингушетия.

"В ПЦ "Мемориал"
от Мурцаловой Джаннеты Имрановны,
прож. г. Малгобек, ул. Алероева, 77

Заявление

4 июля, в 7:15, в наш дом, расположенный в г. Малгобек по ул. Алероева, 77, приехали сотрудники неизвестной нам силовой структуры. Они были на двух микроавтобусах "Газель" белого цвет с тонированными стеклами, а/м ВАЗ-21099, а/м ВАЗ-21010, а/м "Волга" (на машинах были номера 07 и 15 регион). Всего их было более 30 человек. 5 человек из них были без масок, 4 в гражданской одежду и 1 человек в камуфляжной форме. Остальные были в масках, одетые в камуфляжную форму двух цветов (зелёного и синего). Силовики блокировали дом, часть из них прошла внутрь. Они не представились и не предъявили никаких документов. В доме был проведен несанкционированный обыск. В качестве понятых привлекли наших соседей. Обыск длился в течение часа. Из дома были изъяты пистолет и патроны к ружью "Сайга". На все оружие, хранившееся в доме, имелось разрешение. По окончании обыска силовики не составили протокол обыска. Без объяснения причины они забрали моего мужа, Ису Иналковича Евлоева, 1958 г.р. и увезли с собой. При этом не сообщили, куда он будет доставлен. Из неофициальных источников в тот же день нам удалось установить, что Иса был доставлен в г. Владикавказ и передан следственной группе генеральной прокуратуры РФ в ЮФО. Подтвердить эту информацию из официальных источников нам не удалось.

В связи с этим убедительно просим вас принять меры к установлению местонахождения моего мужа Евлоева И. И. Так же прошу вас разобраться в данной ситуации сообщить мне о результатах вашей проверки. Со своей стороны заверяю вас в том, что мой муж не совершал никаких преступлений, в розыске не значился, вел мирный образ жизни. Работает в частном охранном предприятии, занимающимся охраной нефтеперерабатывающего завода в г. Карабулак.

4.07.2007 года

Мурцалова Д.И."

6 июля 2007 года

В ночь на 6 июля в с. Гансолчу Ножай-Юртовского района ЧР неизвестные вооруженные люди в масках подожгли дом Лизы Нунаевой.

Неизвестные ворвались в дом Нунаевой, вывели на улицу хозяйку и двух ее несовершеннолетних детей и подожгли дом изнутри. После этого они скрылись в неизвестном направлении. Зарево пожара заметили сотрудники охраны сельской администрации и строящейся школы. Они прибыли к месту пожара и помогли потушить дом. Огонь уничтожил мебель и другое имущество Нунаевой. Сам дом уцелел.

По словам односельчан, сын Лизы ушел из дома. Некоторые считают, что в лес к боевикам.

Опасаясь за судьбу двоих несовершеннолетних детей, Лиза покинула дом и уехала из села. Муж Нунаевой погиб еще в начале второй войны.

7 июля 2007 года

В г. Владикавказе были похищены двое этнических ингушей - жителей Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания.

Утром Магомед Хаджибекарович Таршхоев, 1940 г. р. (проживает в с. Чермен, ул. Революции, 14) и Мухажир Саюпович Гайсанов, 1945 г. р. (проживает в с.Чермен, ул. Ленина, 110) выехали из своего села на личной автомашине М. Таршхоева. Они намеревались посетить родственников, проживающих в с. Джейрах Республики Ингушетия; путь пролегал через г. Владикавказ. В городе на привозном базаре, между 10 и 11 часами, с ними встретилась сестра Гайсанова, Рукет Ужахова. Сделав покупки, Таршхоев и Гайсанов сели в машину и направились в Джейрах. В 11.00 их мобильные телефоны перестали работать. В 17.00 во Владикавказе на ул. Бутырина была обнаружена автомашина Таршхоева, в которой находились документы ее владельца и М. Гайсанова.

Сразу же после получения информации об исчезновении М. Таршхоева и М. Гайсанова сотрудники МВД РСО-А начали их поиски, однако до сих пор местонахождение пропавших не установлено.

7 июля жители с. Чермен, этнические ингуши, вышли на митинг и перекрыли автомобильную трассу, проходящую через населенный пункт. Они потребовали от властей РСО-А найти пропавших, расследовать все случаи бесследного исчезновения этнических ингушей на территории РСО-А, регулярно повторяющиеся в последние годы, обеспечить безопасность населения. В тот же день к митингующим приехали прокурор РСО-А, министры внутренних дел РСО-А и РИ. Они обещали предпринять все возможное для розыска М. Таршхоева и М. Гайсарова и уговорили митингующих прекратить блокирование трассы. Дорога была разблокирована, но митинг в центре села продолжился до позднего вечера.

8 июля в с. Чермен продолжился митинг жителей села. По словам односельчан пропавших, Магомед Таршхоев и Мухажир Гайсанов никогда не участвовали в каких-либо действиях, направленных на разжигание межэтнического противостояния, наоборот, будучи уважаемыми людьми, они способствовали установлению мира и стабильности в Пригородном районе РСО-А. Более того, в ходе конфликта в 1992 году Магомед Таршхоев помогал своим односельчанам, этническим осетинам, выехать в безопасное место. Митингующие заявили, что случаи похищения и исчезновения этнических ингушей на территории Пригородного района и Владикавказа приобрели систематический характер.

ПЦ "Мемориал" предоставил семьям пропавших людей бесплатные услуги своих адвокатов.

8 июля 2007 года

Утром на окраине с. Аллерой Курчалоевского района ЧР обнаружены два сгоревших а/м ВАЗ-2110. Обе машины были обстреляны и подожжены. В машинах никого не было. Что стало с людьми, которые находились в этих машинах, неизвестно. Неизвестна и причина обстрела и поджога машин.

10 июля 2007 года

Около 21.00 в с. Серноводск Сунженского района ЧР сотрудниками ОРБ-2 и Сунженского РОВД были задержаны семь местных жителей:

 

  1. Валид Сайдаевич Бациев, 1978 г. р.;
  2. Шамиль Вахидович Арсамаков, 1979 г. р.;
  3. Ризван Ахданович Сайдулаев, 1977 г. р.;
  4. Тимур Султанович Амагов, 1979 г. р.;
  5. Айнди Мусаевич Даудов, 1979 г. р.;
  6. Сидек Сайдулаевич Магомерзуев, 1977 г. р.;
  7. Анвар Бадрудинович Джабраилов, 1988 г. р.

 

Всех этих людей, за исключением Бациева, задержали в их собственных домах и доставили в РОВД Сунженского района. Бациев задержали в доме родственников и доставили в здание ОРБ-2 в г. Грозный. Со слов отца Валида Бациева, Сайди Бациева, всех задержанных обвиняют в вооруженном нападении на Ачхой-Мартановский РОВД в ноябре 2003 года. По версии следствия, подозреваемые входили в состав отряда полевого командира Хамида Магомаева, 1958 г. р., который был задержан в августе 2004 года и с тех пор о его дальнейшей судьбе ничего неизвестно.

11 июля Сайди Бациеву разрешили встречу с сыном. Для защиты интересов сына, Сайди нанял адвоката, Салмана Халидовича Арсанукаева.

11 июля отпустили Айнди Даудова. Ему было предложено явиться на допрос на следующий день.

11 июля Анвару Джабраилову разрешили встречу с отцом в присутствии следователя. Анвар попросил отца выкопать и сдать его автомат.

12 июля отпустили Ризвана Сайдулаева и Сидека Магомерзуева. Ранее они были осуждены и отбывали наказания. Из заключения вернулись недавно.

Cотрудники неустановленного силового ведомства (предположительно, МВД ЧР) незаконно задержали в с. Шатой и подвергли пыткам Минкаила Акбулатова.

М. Акбулатов, профессиональный каменщик, проживает в с. Шатой, женат, имеет ребенка.

Во второй половине дня на стройку, где он работает, пришли незнакомые люди, представились сотрудниками правоохранительных органов, но документов не предъявили. Они заявили Акбулатову: "У нас к тебе дело, пошли с нами". Его посадили в легковую автомашину, согнув голову до колен, так что дороги он не видел, на глаза натянули кепку. Ехали долго; по ряду признаков Акбулатов считает, что машина приехала к с. Закан-Юрт Ачхой-Мартановского района. Здесь его завели в какое-то помещение и потребовали рассказать все, что он знает о боевиках. Допрашивающие говорили исключительно на чеченском языке. Акбулатов ответил, что ему ничего не известно. "Месяц назад к тебе в селе Дай приходили и переночевали боевики". Акбулатов объяснил, что он, действительно, работал на строительстве частного жилого дома в с. Дай Шатойского района. Однако уже два месяца, как работа там завершена, и он в Дай больше не выезжал. "Мы будем тебя бить током, ты все расскажешь". Задержанного раздели догола, связали ему руки и ноги, положили на кровать и примотали к телу провода. Затем начали включать ток. После каждого включения минут пять давали отдохнуть и опять спрашивали: "Теперь тебе есть что сказать?". При этом называли некоего эмира Юсупа Сатоева, угрожали застрелить, щелкали затвором у виска. Затем снова включали ток.

В перерыве между пыткой током, задержанного били дубинкой по ногам, избивали кулаками. Затем ему надели на голову мешок и начали душить. От допрашиваемого требовали согласиться на секретное сотрудничество и поставлять информацию о боевиках. На это задержанный каждый раз отвечал одно: "Я не могу работать с вами - я же ничего не знаю о боевиках". Единственное, что мог сообщить Акбулатов, что у него в 2000 году был автомат, но он его продал, а деньги пропил. Теперь же он не пьет и не курит и за это его назвали ваххабитом.

Минкаил Акбулатов услышал, как кто-то вошел в комнату, где его пытали, и сказал: "Не бейте по почкам - останутся следы". Вскоре Акбулатов почувствовал, что если пытки продолжатся, то он умрет. Возможно, это поняли и его палачи. Пытки прекратились, ему на голову надели черный полиэтиленовый мешок, закинули в машину и привезли назад в Шатой. По дороге Акбулатова снова уговаривали начать секретное сотрудничество.

В Шатой машина приехала после 20 часов. В конце пути Акбулатова, когда на нем еще был надет мешок, заставили подписать какую-то бумагу. Затем вытолкали из машины. Акбулатов сразу же обратился в районную больницу, где врачи зафиксировали следы пыток и выписали обезболивающие лекарства. На следующий день родственники отвезли его на обследование в больницу г. Грозный. Несмотря на предложения врачей, он отказался от госпитализации.

Сотрудники "Мемориала", включая сотрудников московского офиса ПЦ "Мемориал", видели М.Акбулатова после его освобождения, его физическое состояние было очень тяжелое - он с трудом мог сам передвигаться.

И Минкаил Акбулатов, и его родственники опасаются обращаться с жалобами к представителям власти на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов.

11 июля 2007 года

В с. Гансолчу Ножай-Юртовского района ЧР сотрудниками местных и федеральных силовых структур была проведена проверка паспортного режима.

Перед началом спецоперации село было блокировано. В ходе проверки задержаны несколько местных жителей. Их вывезли на окраину села и допросили. Допрос вели сотрудники федеральных силовых структур. После допроса этих людей отпустили.

Местные жители боятся рассказывать о подробностях проведения операции. Они не так давно вернулись в село и обустраиваются с большими трудностями из-за отсутствия рабочих мест и средств к существованию.

Подобного рода проверки негативно сказываются на настроениях жителей. Многие жалеют, что вернулись в этот населенный пункт.

12 июля 2007 года

В представительстве ПЦ "Мемориал" г. Назрань прошла встреча с Уполномоченным по правам человека Германии Гюнтером Ноке. На встречу были приглашены родственники похищенных людей на территории Ингушетии и Северной Осетии, судьба которых остается неизвестной, а также пострадавшие от действий сотрудников силовых структур во время проведения спецопераций на территории Ингушетии.

На встрече обсуждались вопросы нарушения прав человека в трех республиках Северного Кавказа: Чечни, Ингушетии и Северной Осетии.

Характеризуя ситуацию в Ингушетии, сотрудники ПЦ "Мемориал" отметили, что в последнее время обстановка в этой республики обострилась. Прежде всего, это связано с действиями сотрудников различных силовых ведомств, которые при проведении спецмероприятий зачастую допускают грубейшие нарушения законодательства РФ. Так, в ходе задержаний людей "силовики" не сообщают родственникам, куда будет доставлен человек и в чем конкретно он обвиняется. Фактически, похищенного человека, лишают права защищать свои интересы при помощи независимого адвоката, и в ходе допросов применяют к нему недозволенные методы дознания (избиения и пытки). Так же было отмечено, что за последние месяцы активизировали свои действия члены вооруженного подполья. Участились случаи обстрелов военных подразделений, объектов силовых структур и отдельных сотрудников МВД и прокуратуры. Выступление правозащитников было дополнено показаниями пострадавших от действий сотрудников силовых структур.

Говоря о ситуации в Чеченской Республике, сотрудники "Мемориала" отметили, что с января 2007 года практически прекратились случаи похищения людей. По нашему мнению, снижение похищений связано с негласным указанием руководства ЧР, из чего можно сделать вывод, что за похищениями, которые имели место раньше, стояли именно сотрудники силовых структур. В то же время в Чечне массовым явлением продолжает оставаться практика фабрикаций уголовных дел. Следственные органы, избивая и пытая подследственных, используя методы психологического давления, заставляют их оговаривать себя и других людей. Так же освещался вопрос о попытках оказания силового воздействия на жителей ПВРов, принуждая, таким образом, временно перемещенных лиц выселяться из пунктов временного проживания. Делается это с целью улучшить общую социальную ситуация в Чечне, но при этом не учитываются интересы самих переселенцев и их возможности переехать в другое место. Поднимался также вопрос внутренней миграции в ЧР: стихийного переселения жителей горных сел на равнину. На этот процесс, прежде всего, влияют действия российских военных. Не редки случаи обстрелов окраин населенных пунктов, различные разведывательные и иные спецгруппы продолжают активно действовать в лесах, примыкающих к селам, что порою приводит к гибели мирных жителей. С учетом того, что социально-бытовые условия проживания в горных районах находятся на низком уровне, люди покидают свои села и селятся в населенные пункты, расположенные на равнине.

Еще одна тема, которая поднималась на этой встрече – положение вынужденных переселенцев из Пригородного района Северной Осетии и г. Владикавказ. Юрист "Мемориала", отметил, что при подаче переселенцами документов на получение господдержки на восстановлении или компенсацию за разрушенное имущество, со стороны МРУ УФМС РФ чинятся всевозможные бюрократические препятствия, что в свою очередь негативно отражается на процессе возвращения переселенцев к местам прежнего проживания. Одним из таких препятствий является необоснованное лишение статуса вынужденного переселенца. Статус приходится восстанавливать через суд, а это откладывает решения вопроса на получение господдержки. Так же переселенцам приходится сталкиваться с частыми отказами в получении той или иной справки в учреждениях Северной Осетии, в частности, в администрациях сел, где они проживали до конфликта 1992 года.

Сотрудники ПЦ "Мемориал" обратили внимание германского омбудсмена на случаи похищения и бесследного исчезновения жителей ингушской и чеченской национальностей на территории Пригородного района Северной Осетии и в г. Владикавказ. По нашим данным, за два года в Осетии исчезли и были похищены 19 человек, из которых один был найден убитым, а судьба остальных 18 остается неизвестной. На встрече присутствовали родственники исчезнувших людей, которые пожаловались на бездействия следственных органов в розыске их близких. Такое отношение привело к тому, что после того, как 7 июля в г. Владикавказ были похищены два жителя с. Чермен, их односельчане вышли на митинг и перекрыли автомобильную трассу. Митингующие требовали от республиканских и федеральных властей обратить внимание на их горе и провести серьезное расследование всех случаев исчезновения людей. Участники митинга делегировали на встречу с Гюнтером Ноке своих представителей, которые передали ему обращение от жителей с. Чермен. В нем говорится: "Мы обращаемся к Вам с настоятельной просьбой обратить должное внимание на проблемы коренного населения Пригородного района и оказать содействие в решении вопросов безопасного проживания на своей земле. В противном случае, развитие ситуации грозит выйти из-под контроля, и привести к самым непредсказуемым последствиям".

В завершении встречи Гюнтер Ноке сказал, что он принял к сведенью все, о чем говорилась. Омбудсмен выразил сочувствие родственникам, чьи близкие были похищены и пропали без вести. Он призвал их к терпению и предостерег от необдуманных действий. Он так же выразил сожаление по поводу того, что у Европейского союза на сегодняшний день нет действенных механизмом оказывать влияние на руководство РФ в вопросе соблюдения прав человека. "Я считаю, что надо говорить не только о нарушениях американскими войсками Ираке, но и о том, что происходит на Северном Кавказе", - подчеркнул Гюнтер Ноке.

На следующий день Гюнтер Ноке встретился с представителями 40 международных и российских некоммерческих организаций, работающих на территории Республики Ингушетия. Встреча прошла в офисе Международного медицинского корпуса. На ней собравшие обсуждали наиболее значимые и проблемные вопросы жизнедеятельности Северного Кавказа.

13 мая 2007 года

Около 17.00 в г. Карабулак РИ сотрудниками УФСБ по РИ совместно с сотрудниками МОБ (милиции общественной безопасности) МВД РФ и следственной группы Управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО была проведена адресная спецоперация, в ходе которой был похищен местный житель Азамат Арсематович Горбаков, 1983 г. р., проживающий по адресу: ул. Кирова, 59.

По словам очевидцев, его схватили на ул. Кирова, недалеко от дома. "Силовики" подъехали на двух "Газелях" белого цвета с тонированными стеклами. Они схватили Горбакова, затолкали в одну из машин, а стоявшего рядом Аслана Бекботова избили прикладами автоматов и заставили лечь на землю. Горбакова увезли в неизвестном направлении. Когда эта информация стала известна сотрудникам ПЦ "Мемориал", они позвонили в дежурную часть МВД РИ, где им сообщили, что в г. Карабулак на ул. Кирова сотрудниками МОБ МВД РФ и СГ Генпрокуратуры РФ в ЮФО проводились спецмероприятия, к которым сотрудники местных силовых структур допущены не были.

Как сообщил "Интерфаксу" (14.07.07) представитель ФСБ, задержанный вчера в Карабулаке Азамат Горбаков был руководителем "так называемой карабулакской боевой группировки" и был причастен к вооруженному нападению на сотрудника Главного управления генеральной прокуратуры в Южном федеральном округе (ЮФО) Юрия Ивашова. Задержание проведено силами сотрудников республиканского управления ФСБ. По данным пресс-службы ФСБ, в момент задержания у Горбакова были изъяты две самодельные гранаты-"хаттабки", которые были в кожаном чехле на поясном ремне. Кроме того, со слов представителя УФСБ, в доме задержанного обнаружен тайник, из которого были изъяты граната Ф-1 без запала, а также камуфлированные спальный мешок, три пары брюк, две куртки и рюкзак. Кроме того, в доме обнаружены радиостанция "Kenwood" и черная маска.

Задержанный доставлен в Главное управление Генеральной прокуратуры в ЮФО для проведения следственных действий.

17 мая в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратился отец Азамата Горбакова, Арсемат Горбаков. В нем он сообщил, что 13 мая, около 16.00, в его дом ворвались вооруженные люди в масках. Они не представились. Всех, кто находился в доме, взяли под прицел автоматов. Неизвестные выражались нецензурно и без объяснения причины, стали проводить в доме обыск. Хозяин дома потребовал объяснений. Один из них сказал, что Азамат Горбаков, старший сын Арсемата Горбакова, подозревается в вооруженном нападении на следователя генеральной прокуратуры. Другой, на протест со стороны Горбакова в отношении незаконных действий, заявил, что является следователем Главного управления генеральной прокуратуры РФ в ЮФО. В ходе обыска в огороде Горбаковых обнаружили гранату Ф-1 без запала и комплект камуфляжной формы, в одной из пристроек нашли черную маску и радиостанцию "Кенвуд". Аресмат Горбаков утверждает, что все эти вещи не принадлежат членам его семья и их происхождение ему неизвестно. Обыск проводился в присутствии двух понятых – солдат, которых "силовики" привезли с собой. Место, где обнаружили гранату, не является частью двора Горбаковых, а относится к пустующему земельному участку, примыкающему к домовладению. По окончанию обыска "силовики" составили протокол, но копию протокола Горбаковым не оставили. О задержании Азамата и место, куда он будет доставлен, Аресмату Горбакову не сообщили.

Из неофициальных источников Горбаковым удалось узнать, что Азамат Горбаков был доставлен в ИВС г. Владикавказ и числится за следственной группой генеральной прокуратуры РФ в ЮФО. Для защиты его интересов, родственник наняли адвоката Ш. Тепсаева.

Продолжается бессрочный митинг жителей с. Чермен в Пригородном районе Республики Северная Осетия-Алания, начатый после бесследного исчезновения двух пожилых жителей села - Магомеда Хаджибекаровича Таршхоева и Мухажира Саюповича Гайсанова.

Утром 7 июля Таршхоев и Гайсанов выехали из села на личной машине Таршхоева в гости к родственникам, проживающим в с. Джейрах Республики Ингушетия. Их путь пролегал через г. Владикавказ. Примерно в 11.00 их мобильные телефоны перестали работать. В 17.00 во Владикавказе на ул. Бутырина, неподалеку от здания прокуратуры, обнаружили машину Таршхоева, в которой находились документы ее владельца и Гайсанова.

С тех пор судьба исчезнувших остается неизвестной, однако родные и односельчане не теряют надежду на возвращение своих близких живыми.

Особое возмущение митингующих вызывает то, что, несмотря на обилие посетивших их телекорреспондентов, ни где в региональных или федеральных новостях они не встретили упоминания ни о своих близких, ни о своем протесте.

За два года на территории Северной Осетии пропали без вести 19 человек (12 жителей Пригородного района, три жителя Ингушетии, три жителя Чечни), один из которых впоследствии был найден убитым, а судьба остальных остается неизвестной. Ни по одному из уголовных дел, возбужденных по этим похищениям, виновные не установлены и к ответственности не привлечены.

Прежде бесследно исчезали молодые ингуши. Пожилые люди, по словам митингующих, похищены в первый раз.

Племянник одного из исчезнувших обратился к похитителям. Он указал на то, что похищенные старые и больные люди, не могущие длительный срок оставаться без лекарств. Он указал также, что в ходе осетино-ингушского конфликта в 1992 году Магомед Таршхоев помогал своим односельчанам, этническим осетинам, выехать в безопасное место и никогда не причинял никому вреда. Из чувства сострадания и человечности он просит отпустить стариков.

Митингующие просят остановить агрессию против них и прекратить похищения людей в Северной Осетии.

16 июля 2007 года

В ночь на 16 июля в ст. Орджоникидзевской (Слепцовской) Сунженского района Республики Ингушетия неизвестными убита местная жительница Людмила Терехина, 1952 г. р., и двое ее - детей, Вадим 1988 г. р. и Марина, 1983 г. р. Убийцы оставили в живых только брата Людмилы Терехиной, Сергея Артюхова, 1957 г. р., инвалида с детства по зрению (практически слепого). По его словам, около часа ночи в дом Терехиных (ул. Грозненская, 74 "а"), проникла группа вооруженных людей. Артюхов слышал, как преступники вошли в комнату, где спали он и его сестра, спросили по-русски: - "Где деньги?", - и, не дожидаясь ответа, выстрелили в Людмилу. Звук был приглушенный, - возможно, стреляли из пистолета с глушителем. Неизвестные убили Вадима и Марину Терехиных, покинули дом и скрылись в неизвестном направлении.

Сергей побежал за помощью к соседям, те вызвали милицию, на место преступления выехала оперативно-следственная группа. Прокуратуры Сунженского района. Возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК РФ ("убийство").

Жителей Орджоникидзевской это убийство повергло в шок. Людмила Терехина - местная жительница, десятки лет проработала учительницей математики в средней школе №2, ее все знали и любили.

Вадим Терехин учился в Краснодарском крае, Марина работала в "Евросети".

Антонина Петровна Хасиева, заместитель главы администрации Сунженского района, сказала коротко:"Это какая-то провокация, кто-то хочет дестабилизировать обстановку".

В первой половине прошлого, 2006 года в Сунженском районе Ингушетии, в станицах Орджоникидзевская, Нестеровская и Троицкая, была совершена серия нападений на русские семьи. 17 января 2006 года в Орджоникидзевской пытались поджечь дома Чеботаевых и Коваленко; 20 января люди в масках ворвались в дом Зарудневых и в упор расстреляли находившихся там людей, зашедший в гости сосед Сергей Леньков и хозяин дома, Владимир Заруднев, скончались на месте, его жена и сын были тяжело ранены; 23 января пытались поджечь дом семьи Помотовых.. 21 февраля в Нестеровской пытались поджечь дома Старостюковых и Матюшкиных. 25 февраля в Троицкой бросили гранату РГД в дом Гороховых, 65-летняя Валентина Владимировна получила осколочные ранения. 9 июня 2006 года в Орджоникидзевской была убита заместитель главы администрации Сунженского района Галина Губина. Убитая занималась в районе проблемами возвращения и обустройства русскоязычного населения. Было очевидно: эти убийства – не что иное, как часть системного давления на невайнахское население республики. В этих нападениях обвиняли экстремистское подполье. Республиканские власти в последние годы прикладывают немалые усилия, чтобы способствовать возвращению в Ингушетию ранее выехавшего русского населения.

Но убийство Терехиных вызывает у местных жителей вопросы. Если это были грабители, тогда непонятно, чем они надеялись поживиться в небогатом доме учительницы, и почему, спросив: "Где деньги?", они сразу начали стрелять? А если это были экстремисты, почему они маскировались под грабителей, и почему они кого-то оставили в живых?

17 июля 2007 года

Около 11.00 в г. Грозный в представительство ПЦ "Мемориал" позвонили вынужденные переселенцы из пункта временного размещения беженцев (ул. Кирова, 47). Они сообщили, что к зданию пункта временного размещения (ПВР) подъехал КамАЗ, и местным жителям приказали грузить вещи.

Около 13.00 сотрудники "Мемориала" выехали в указанный ПВР. Действительно, на его территории стояла грузовая машина; многие обеспокоенные жители находились во дворе. Никаких действий по загрузке вещей наблюдалось. Сотрудники "Мемориала" прошли в администрацию ПВР, где в это время находились сотрудники администрации Ленинского района. Правозащитники попросили прокомментировать ситуацию, объяснив, что в последние два дня к ним поступает много жалоб, связанных с расформированием ПВР. Работниками администрации сказали, что насильственного выселения на улицу не происходит. По их словам, они проводят работу с жителями своего района, индивидуально с каждым, с целью выявить тех, кто располагает жильем, а также для выявления других проблем социального характера. Они считают, что только так можно эффективно решать проблемы проживающих в ПВР. Относительно отбираемых заявлений о снятии с государственного учета, сотрудники администрации сказали, что это вопрос миграционной службы, а не их компетенции. Однако обитатели ПВР заявляют, что именно работники администрации под давлением заставляют их подписывать разные документы.

Присутствовавший тут же замглавы администрации Грозненского (сельского) района жаловался, что он не может забрать из ПВР три семьи, которым приготовлены места для размещения (для них и подогнали грузовую машину). Люди отказываются, требуя постоянное жилье.

18 июля 2007 года

Около 13.30 в ст. Орджоникидзевская Сунженского района РИ на русском кладбище во время похорон учительницы Терехиной и двух ее детей, убитых в ночь на 16 июля в своем доме, произошел взрыв.

У ворот православного кладбища прошел траурный митинг, затем состоялись похороны. В тот момент, когда на кладбище заходили жители станицы, пришедшие проститься с семьей учительницы, раздался взрыв —- сработало самодельное взрывное устройство - граната, электродетонатор, батарейка, замыкатель нажимного действия из одноразового шприца. Десять человек были ранены, из них восемь местных жителей: Раиса Михайловна Беручева (она-то и задела "растяжку", ей оторвало правую ногу до колена), Леля Вонгировна Ким, Галина Львовна Злотникова, Василий Федорович Артемьев, Аза Тухановна Долакова (множественные осколочные ранения лица с повреждением обоих глаз), Абукар Иссаевич Буражев (повреждения шеи и левого уха), Мустафа Хамурзаевич Хашиев, Елена Сергеевна Павленко и двое командированных в Ингушетию сотрудников МВД: Константин Аркадьевич Ушаков и Константин Владимирович Козлов.

Следует отметить, что траурные мероприятия охранялись сотрудниками местных и федеральных силовых структур, а перед началом траурного митинга территория кладбища была обследована "силовиками" с использованием специальных служебных собак.

По данному факту прокуратурой Сунженского района возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "а", "е", "ж" ч. 2 ст. 105 (покушение на убийство двух или более лиц, совершенное общеопасным способом группой лиц), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и ч. 2 ст. 222 (незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное группой лиц) УК РФ.

В связи с трагическими событиями Правозащитный центр "Мемориал" сделал специальное заявление:

"Обстрелы и нападения на военных, милиционеров, представителей органов власти; спецоперации "силовиков", как правило, сопровождающиеся грубым попранием прав человека и законодательных норм; похищения людей, - всё это, к сожалению, стало обыденностью в сегодняшней Ингушетии.

Однако даже на этом страшном фоне выделяются своей жестокостью и цинизмом последние акты насилия: убийство в собственном доме 55-летней учительницы Людмилы Терехиной, ее дочери Марины и сына Вадима, а затем, во время их похорон, взрыв на кладбище, где получили ранения более десяти человек. Террористы преднамеренно избрали своими жертвами заведомо беззащитных мирных граждан.

Нет сомнений, что эти преступления - дело рук участников террористического подполья, таких же бандитов, которые в первые месяцы прошлого года совершили серию нападений на русское население Ингушетии. Они стремятся дестабилизировать ситуацию и сорвать программу возвращения русских в эту республику.

С теми, кто творит подобные преступления, государство и общество должны вести бескомпромиссную борьбу. Именно об этом более года назад, в марте 2006 года, Правозащитный центр "Мемориал" писал в открытом письме Президенту РИ М.М.Зязикову (http://www.memo.ru/hr/hotpoints/caucas1/msg/2006/03/m53387.htm). Мы призывали Президента объединить усилия властей и общественности с тем, чтобы пресечь криминальное насилие, - в том числе и по отношению к русскому населению Республики Ингушетия.

На какое-то время показалось, что положение в республике стабилизировалась, волна террористических актов и "контртеррористического" произвола в регионе пошла на спад. 2007 год в Ингушетии начался спокойно. К сожалению, с конца января ситуация в Ингушетии снова обострилась. Тогда это было связано, в первую очередь, с произволом "силовиков", творимым ими в ходе вновь начавшихся спецопераций. В последние же месяцы вновь наблюдается заметная эскалация действий незаконных вооруженных формирований и террористов.

При таком развитии событий неизбежно возникает вопрос об эффективности действий государственных силовых структур, призванных обеспечивать законность и порядок на территории российского государства.

В марте 2006 года в обращении к Президенту Ингушетии мы подчеркивали, что необходимо "уделить особое внимание тому, чтобы при расследовании этих преступлений, правоохранительные органы не пошли, как это уже бывало раньше, по самому простому для них пути - вместо того, чтобы искать настоящих преступников, "выбивать" признания у тех, кого по каким-то причинам сотрудники силовых ведомств решили "назначить" преступниками".

К сожалению, собранные нами за прошедшее время сведения дают основание утверждать, что "силовики", правоохранительные и следственные органы грубо нарушают право задержанных и арестованных на защиту, применяют незаконное несоразмерное насилие и пытки. Проводимое таким образом дознание и следствие чаще всего ведёт не к выявлению настоящих преступников, а к обвинению людей, непричастных к совершению преступлений. В результате настоящие преступники остаются на свободе. Ответственность за это лежит, прежде всего, на следственной группе Управления Генеральной прокуратуры по Южному Федеральному округу, работающей в Ингушетии и Северной Осетии, а также на местном руководстве.

Очевидно, что борьба с незаконными вооруженными формированиями, терроризмом и бандитизмом, ведущаяся незаконными методами под аккомпанемент оптимистических деклараций, неэффективна.

Мы требуем от руководства республик Северного Кавказа анализа и оценки ситуации, а от правоохранительных органов - серьезной оперативной и следственной работы для выявления и наказания террористов и похитителей людей".

На западной окраине г. Урус-Мартан ЧР, возле р. Рошня, в районе центрального рынка военнослужащими саперно-инженерной разведкой обнаружен труп жителя с. Серноводск Сунженского района ЧР Асламбека Салавдиновича Сусариева, 1967 г. р., проживавшего по адресу: с.Серноводск, ул. Ленина, 88.

После обнаружения трупа, о случившемся сообщили в сельскую администрацию, РОВД Сунженского района, а затем и родственникам погибшего. По словам работника администрации с. Серноводск, который видел труп Сусариева, на теле погибшего не было видимых следов насилия.

В тот же день тело Асламбека Сусариева было отправлено для проведения судмедэкспертизы в г. Владикавказ. По словам Али Сусариева, брата погибшего, у Асламбека было больное сердце. Он работал на стройке по найму. Родственники утверждают, что утром 17 июля он уехал на работу в г. Урус-Мартан. При себе имел документы.

Через несколько дней тело Сусариева было выдано родственникам для похорон. Следов насилия на теле обнаружено не было.

На блок посту в районе с. Герзель Гудермесского района ЧР сотрудниками силовых структур был задержан житель с. Мелчу Хе Сулиман Салманович Юшаев, проживающий на ул. Молодежная.

В этот день Юшаев на своей грузовой автомашине выехал в г. Хасавюрт Республики Дагестан, чтобы купить кирпич на продажу (он торгует строительными материалами). На герзельском посту его остановили якобы за нарушение правил дорожного движения, и для установления личности отправили в ОВД с. Кошкельды. На следующий день в доме Юшаевых провели обыск. Сулиман при обыске не присутствовал. По словам его родственников, сотрудники силовых структур, проводившие обыск, переговаривались с кем-то по телефону. Человек, с которым они говорили, указал им точное местонахождение сим-карты мобильного телефона Юшаева. Как стало известно позже, Юшаев на обыск не привели потому, что он был сильно избит. По словам родственников и адвоката Юшаева, он подвергся жестоким пыткам. Его пытали током, били дубинкой по пяткам, по почкам, по голове. В результате, вся спина была в гематомах больших размеров, Сулиман не может открывать рот и разговаривать, на 50% потерял слух, опухла голова. Он не может самостоятельно передвигаться. Во время допроса «"с пристрастием»" Юшаев был вынужден дать показания, что имел телефонный разговор с другим жителем с. Мелчу Хе, Эдиевым, который числится в розыске как участник незаконных вооруженных формирований. Юшаеву предъявили обвинение в пособничестве НВФ.

20 июля в г. Гудермес Юшаева должны были привести в суд для избрания меры пресечения. Адвокат сообщила правозащитникам и членам парламента ЧР о предстоящем процессе в надежде, что они помогут в защите прав Сулимана. Она настаивала, чтобы на суд привели врача-травматолога, и зафиксировать результаты пыток. Сотрудник ПЦ "Мемориал" явился в суд, но врачи не пришли. Без официального приглашения суда, ни один врач из Гудермесской больницы идти не решается. Суд был отложен, так не был доставлен обвиняемый. Возможно, причиной явилось его неудовлетворительное физическое состояние. Задержанный находится в Гудермесском РОВД.

Мать Сулимана Юшаева письменно обратилась в офис ПЦ "Мемориал" с просьбой помочь ей в установлении и наказании лиц, пытавших ее сына.

Односельчане характеризуют Юшаева, как спокойного, и законопослушного гражданина.

19 июля 2007 года

В ночь на 19 июля на окраине с. Ялхой-Мохк Курчалоевского района Чеченской республики произошло боестолкновение между сотрудниками ОВД Курчалоевского района и боевиками.

За два дня до этого сотрудники РОВД, получив оперативную информацию, устроили засаду в лесу у с. Ялхой-Мохк. В ночь на 19 июля "силовики" заметили группу боевиков, которая спустилась к роднику за водой. Завязался бой, в результате которого были убиты два участника вооруженных формирований ЧРИ: Мовлади Абдулаевич Хасханов, 1983 г. р., житель с. МескерЮрт Шалинского района и Сулейман Халитович Мазаев, 1982 г. р., из Наурского района. Несколько сотрудников РОВД получили осколочные ранения от снаряда подствольного гранатомета.

Трупы боевиков привезли в РОВД Курчалоевского района.

Около 3.00 на федеральной трассе "Кавказ" в районе ст. Ассиновская Сунженского района ЧР (перекресток трассы Серноводск-Ассиновская), совершено вооруженное нападение на пост дорожно-патрульной службы (ДПС). На помощь сотрудникам ДПС прибыли бойцы ОМОН и сотрудники Сунженского РОВД. В ходе перестрелки погибли два сотрудника ДПС; четверо получили ранения. Со стороны нападавших был убит Усман Магомедович Абаев, 1984 г. р., житель с. Серноводск (его тело обнаружили недалеко от места боя в канаве). По предварительной информации, он возглавлял группу нападавших.

В тот же день в с. Серноводск были задержаны два местных жителя: Адам Исаевич Точиев и Мусовст Абаев, 1988 г. р., брат Усмана Абаева. Оба были доставлены в РОВД Сунженского района. Через два часа, после допроса, Адам Точиев был отпущен на свободу.

22 июля, после обеда, тело Усмана Абаева было выдано родственникам для захоронения.

23 июля в представительство ПЦ "Мемориал" в с. Серноводск обратился местный житель, Анди Успанович Ажаев, 1952 г. р., проживающий по адресу: ул.Первомайская, 57. Он рассказал, что в ночь нападения на пост ДПС находился примерно в 50-ти метров в цехе по изготовлению шлакоблоков и тротуарной плитки (ст. Ассиновская, ул. Серноводская, 27). Ажаев охранял цех. Он слышал стрельбу в районе поста, но выходить на улицу побоялся. Примерно в 5.20 на территорию цеха ворвались вооруженные люди в камуфляжной форме. В некоторых из них он узнал сотрудников Сунженского РОВД. Ажаева ударили прикладом автомата по спине, и он потерял сознание. Когда Анди пришел в себя, сотрудники РОВД заявили ему, что во время обстрела поста перед воротами цеха стоял автомобиль. Находившиеся в нем люди, вели корректировку огня. "Силовики" пробыли на территории цеха около 20 минут. Затем ушли, но Ажаева не забрали. Через час после этого на территорию цеха приехал начальник Сунженского РОВД Шамиль Кациев и извинился за действия своих подчиненных.

Сотрудники ПЦ "Мемориал" посетили пункт временного размещения (ПВР), расположенный по адресу: ул. Мичурина, 116 в г. Грозный. Накануне, внутри перемещенные лица (ВПЛ), проживающие там, обратились в "Мемориал" с просьбой остановить их переселение.

В настоящее время в Чечне идет активная ликвидация ПВРов, и снятие с государственного учета ВПЛ. Перед всеми администрациями районов поставлена задача о возвращении людей в места по факту прописки. По заявлениям властей, это делается с целью эффективного решения проблем и нужд граждан. В то же время вынужденные переселенцы считают, что именно перемещение создает им массу проблем. По их словам, они устали кочевать с места на место, отрывать детей от школ, в которых они учатся, терять работу (у кого она есть). Жители ПВРов настаивают на предоставлении им постоянного и обустроенного места жительства, а не временного. Существующее противостояние между жильцами ПВР (ул. Мичурина, 116) и представителями администрации обостряется еще и тем, что в данном ПВР жилье квартирного типа, условия проживания здесь намного лучше, чем, например, в общежитии ПВР (ул. Выборгская, 4), куда им предлагают переселиться.

Из обратившихся в ПЦ "Мемориал", четыре семьи нуждаются в особой заботе и внимании со стороны администрации района и города. В каждой из этих семей есть инвалиды. Сотрудники "Мемориала" зафиксировали, что в квартирах, где проживают эти люди, сотрудники милиции и администрации Ленинского района сняли с петель входные двери и унесли с собой. Такая своеобразная форма давления была оказана, с целью заставить эти семьи переехать на новое место.

Семья Сериевых (пять человек) живет в трехкомнатной квартире. Один ребенок инвалид, пострадавший от военных действий. Мать работает на стройке. Министр строительства Гехаев ходатайствовал перед администрацией, чтобы за ней закрепили квартиру, в которой она теперь живет. Своего жилья у семьи никогда не было, потому что у них не было возможности купить или построить дом, пока была война. Сериевы прописаны у родственников в пос. Гикаловский, но жить там не могут. Глава администрации поселка подтверждает, что у них нет возможности жить по месту прописки.

Марьят Ахметовна Муцаева. В ее семье пять человек. Ребенок-инвалид постоянно нуждается в постоянном уходе. Прописана в Заводском районе, но ее дом (ул. Абульяна, д. 25 кв. 5) разрушен, компенсацию за утраченное жилье Муцаева не получила. Ей сообщили, что она должна переехать в общежитие на ул. Выборгская, но там нет элементарных условий для ухода за больным ребенком. Так, в здании отсутствует водопровод и санузел.

Семья Азы Дакаевны Юпаевой так же состоит из пяти человек. Мать-инвалид – нуждается в постоянном уходе. Семья прописана в Заводском районе г. Грозныйого. Дом разрушен в ходе боевых действий, компенсацию не получила. Ей тоже предлагают перейти в общежитие на ул. Выборгская.

В семье Тамары Мовларовны Дикаевой шесть человек. Один сын инвалид первой группы. Второй тоже стал инвалидом после того, как получил осколочное ранение; он практически потерял зрение, нуждается в постоянном лечении. Дикаева была на встрече с Рамзаном Кадыровым и рассказала о своей проблеме. Кадыров дал указание начальнику УБОП ЧР А. Алаудинову, который возглавляет Правительственную комиссию по соблюдению норм и правил проживания в ПВРах, разобраться и решить ее вопрос с жильем.

Глава местной администрации пообещал этим семьям, что они останутся в тех квартирах, в которых теперь живут, но 19 июля внезапно объявил, что берет свои слова назад. После этого милиционеры сняли двери в их квартирах. Дикаевым заявили, что их все равно выселят.

Сотрудники администрации районов, в ходе разговора с правозащитниками пояснили, что они не полномочны решать все возникающие проблемы в процессе расформирования ПВР, так, как они лишь исполнители, а вопросы, связанные с выделением жилья или не перемещения, решаются в высших инстанциях.

В с. Фрунзенское Наурского района ЧР сотрудниками неустановленных силовых структур похищены два брата Бикиевы: Али Хаважиевич, 1982 г. р., и Умар Хаважиевич, 1978 г. р.

"Силовики" подъехали к дому, в котором проживали Бикиевы, на нескольких машинах разных марок. Ворвавшись в дом, они схватили Али Бикиева и затолкали в одну из машин. При этом сотрудники силовых структур не представились и не объяснили причины своих действий, никаких документов они не предъявляли. В доме провели несанкционированный обыск. При этом "силовики" добивались от хозяев дома и соседей информации о том, где находится Умар Бикиев. Односельчане сообщили о происходящем Умару, который в это время находился у речки. Он немедленно пришел домой и тут же был схвачен. Его избили и затолкали в багажник машины.

После "силовики" уехали вместе с захваченными братьями Бикиевыми в неизвестном направлении. Вечером того же дня глава администрации села позвонил матери Бикиевых, которая находилась в Грозном, и сообщил об этом похищении.

Родственникам похищенных позже через знакомых сотрудников милиции удалось установить, что Умар и Али содержатся в ОВД Курчалоевского района. Когда же они обратились туда за информацией, им сказали, что Бикиевых уже увезли в другую силовую структуру, не указав точно в какую.

22-23 июля в г. Грозный родственники братьев Бикиевых (около 70 человек) провели перед зданием правительства стихийный митинг с требованием освободить молодых мужчин. По состоянию на конец июля 2007 года, местонахождение братьев Бикиевых не установлено.

21 июля 2007 года

Вечером в с. Шедрин Шелковского района ЧР сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен местный житель Хусейн Исаевич Эскиев, 1981 г. р.

Сотрудники силовых структур подъехали к дому Эскиевых на машинах ВАЗ-2110 и ВАЗ-21099, ворвались в дом и схватили Хусейна, который в этот момент смотрел телевизор. Мать Хусейна "силовики" заперли в отдельной комнате, а ее сына вывели из дома и увезли в неизвестном направлении. Родственники начали поиски и на второй день установили, что Хусейна похитили бойцы ОМОН ЧР.

Вечером 22 июля его передали в УБОП МВД ЧР. По неподтвержденным данным, там от него требовали написать заявление о явке с повинной. 23 июля родственники допоздна простояли перед зданием УБОП, посылая туда знакомых, чтобы те договорились об освобождении. Посредники обещали, что Хусейн скоро выйдет, но при этом категорически запретили нанимать адвоката, объясняя это тем, что адвокат только навредит. 24 июля, около 11.00, Эскиева, наконец, освободили. Он находится в тяжелом состоянии.

В 2001 году, когда семья Хусейна проживала в с. Гехи Урус-Мартановского района, в ходе адресной "зачистки" его забрали вместе с братом Умаром. Через несколько дней Умар в тяжелом состоянии был выкуплен из Урус-Мартановского Временного отдела внутренних дел (ВОВД). Против Хусейна возбудили уголовное дело и в том же году осудили, приговорив к 4,5 годам лишения свободы.

После освобождения Хусейн решил взять фамилию матери, так как.к. мать воспитывала четверых детей одна, а отец живет отдельно с другой семьей. В 2005 году Хусейн обратился в РОВД Заводского района г. Грозный с заявлением о смене фамилии. Заявление приняли, но Хусейна из РОВД не выпустили. Начальник службы криминальной милиции удерживал его без каких-либо законных оснований в ИВС. От него требовали признаться в том, что он не Хусейн, а Хасан. Хасан - его брат близнец, который был похищен 2 ноября 2003 года в г. Назрань, после чего пропал без вести. Тогда Хусейна освободили за выкуп.

22 июля 2007 года

В с. Новые Атаги Грозненского (сельского) района Чеченской Республики при невыясненных обстоятельствах исчез уроженец этого села, Умар Алиевич Бачаев, 19 лет.

Около 19.00 Бачаев вышел из дома родителей и направился к тете, проживающей в этом же населенном пункте. Однако в эту ночь домой он не вернулся, и до своей тети не дошел. Последующие поиски Умара, организованные родными, никаких результатов не дали. Установить свидетелей или очевидцев его исчезновения не удалось.

Учитывая, что в Чечне насильственные исчезновения людей не редкость родственники предполагают, что его могли похитить. Родственники также отмечают, что Умар Бачаев приехал в гости к родителям 8 июля 2007 года. Последние пять лет он живет в Норвегии.

27 июля 2007 года

После 22.00 неизвестными были обстреляны здания УФСБ по РИ и здание администрации президента РИ в г. Магас. Стрельба велась из лесного массива со стороны Северной Осетии не более 15 минут, предположительно стреляли из переносных и подствольных гранатометов. После того, как обстрел из гранатометов прекратился, в течение еще 10-15 минут слышались автоматные очереди. К месту происшествия были стянуты сотрудники различных федеральных силовых ведомств, которые блокировали въезды и выезды в г. Магас. По официальным данным, ни один из гранатометных выстрелов не достиг намеченной цели. В зоне обстрела оказались военнослужащие, которые несут службу на постах расположенных при въезде в Магас со стороны с.с. Экажево и Али-Юрт (с. Али-Юрт расположено на границе с РСО-А). В результате один военнослужащий-срочник был убит, еще несколько военных получили ранения.

"В результате теракта получил ранения, несовместимые с жизнью, рядовой срочной, несший службу в группе немедленного действия", - сказал представитель пресс-службы.

По оперативным данным, преступники скрылись в селе Али-Юрт. В связи с этим, с целью розыска и задержания преступников, принято решение о проведении контртеррористической операции.

"Населенный пункт объявлен зоной контртеррористической операции. Примерно с 4.00 началось проведение оперативно-розыскных мероприятий лиц, подозреваемых в обстреле здания УФСБ республики", - сообщили в оперативном штабе контртеррористической операции.

"Накануне жителям села было объявлено о том, что будет проведена проверка документов у всего населения Али-Юрта. Подразделения полка ВВ заблокировали данный населенный пункт, откуда, по имеющейся информации, велся огонь. В проведении контртеррористической операции участвуют подразделения ВВ, республиканского МВД, а также объединенные группировки войск на Северном Кавказе", - отметил представитель штаба" (www.gazeta.ru, 28 июля 2007 года).

ИА REGNUM уточняет: "Погиб солдат-срочник отдельного разведбатальона МВД России, также один военнослужащий получил ранения. Они охраняли территорию. Зданию ФСБ и администрации президента ущерба практически не нанесено", - сказал источник в правоохранительных органах республики.

В то же время ИА REGNUM сообщает, что ранены несколько военнослужащих.

Между тем, в силовых структурах республики утверждают, что жертв и разрушений нет.

Обстрел начался накануне поздно вечером со стороны населенного пункта Али-Юрт Назрановского района и длился около 10 минут. Стрельба велась из автоматического оружия и гранатометов. Большинство зарядов не долетели до строений.

К месту происшествия подтянуты силы ОМОНа, ГРОУ ВВ РФ, перекрываются пути возможного отхода бандитов, принимаются меры к их поиску, преследованию и ликвидации. На место происшествия выехал министр внутренних дел Ингушетии" (ИА REGNUM, 28 июля 2007 года).

28 июля

после 4.00 утра, сотрудники федеральных силовых структур блокировали с. Али-Юрт Назрановского района Республики Ингушетия. Первые группы "силовиков", которые вошли в село, стали врываться в дома местных жителей и избивать людей. В основном пострадали люди, проживающие на ул. Зязикова и ул. Орджоникидзе. Избиения носили неизбирательный характер. Так, "силовики" избили местного жителя, муллу, Рамзана Нальгиева, 1927 г. р., который возвращался из мечети с утренней молитвы. Ему сломали ребра. В своем доме (ул. Зязикова, 37) была избита Танзила Ахмедовна Эсмурзиева, находящаяся на седьмом месяце беременности. Есть информация, что избивали детей до 15 лет. Во всех зафиксированных случаях насилия над мирными жителями "силовики" действовали стандартно: врывались в дома, не представлялись, открывали стрельбу в воздух, нецензурно ругались, беспричинно избивали людей.

По словам одного из жителей, Яхъи Евлоева, 1960 г. р. (ул. Зязикова, 15), около 5.00 он услышал автоматные выстрелы. Через окно увидел, как БТР выбил ворота его соседа, Шарипа Евлоева. Вслед за боевой машиной во двор зашли военные в камуфляжной форме (до 20 человек). Еще одна группа "силовиков" на БТРе и двух микроавтобусах "Газель" въехала во двор Тамары Евлоевой, так же проживающей по соседству. "Силовики" избили пятерых ее сыновей.

Через некоторое время они ворвались во двор самого Яхъи. Жену хозяина дома, которая находилась в ванной комнате во дворе дома, взяли под прицел автомата и поставили лицом к стене. Несколько человек забежали в дом и с криком: "Лежать, сука!", уложили Яхъю на пол, завели руки за спину, стали бить ногами по почкам. При этом они нецензурно ругались и обвиняли жителей Али-Юрта в том, что те якобы причастны к обстрелу. Спрашивали, кто стрелял ночью в сторону Магаса, и где в этот момент находился сам Яхъя. Ответы не слушали, паспорт Яхъи, не просматривая, отшвырнули в сторону. Яхъю подняли с пола, вывели во двор, где снова положили на землю и стали бить ногами, задавая все те же вопросы. В этом доме силовики пробыли около 10 минут.

Затем, приказав Яхъе лежать на земле, пока они не уйдут, перешли в соседний двор, принадлежащий Билану Евлоеву. И здесь они вывели всех домочадцев во двор и стали избивать мужчин. Очень сильно пострадал младший сын Билана Евлоева, подросток 16 лет. После побоев у него на голове образовалась обширная гематома. Аналогичным образом «"силовики»" вели себя в доме Магомет-Гирея Белановича Аспиева, 1962 г. р., бывшего сотрудника милиции, ветерана боевых действий, награжденного орденом Мужества (ул. Зязикова, 27).

этом доме "силовики" избили его самого и троих сыновей-подростков Тимерлана, 1991 г. р., Ахмета, 1994 г. р., и Амирхана, 1994 г. р. Младшего сына, двухлетнего Исраила, швырнул на пол из-за того, что он громко плакал.

Первая часть "зачистки" с. Али-Юрт продолжалась более 2,5 часов. В село несколько раз вызывали скорую помощь.

После 6.00 в населенный пункт стали прибывать сотрудники республиканских силовых структур и сотрудники других федеральных силовых ведомств. Они приступили к проверке паспортного режима, не применяя при этом физическую силу и не оскорбляя местных жителей. Около 8.00 в Али-Юрт приехали руководители республиканских силовых структур, в том числе министр МВД Муса Медов и зампредседателя правительства РИ, руководитель аппарата АТК (антитеррористическая комиссия) Башир Аушев. Они выступили перед местными жителями, обвиняя их в том, что в селе укрываются боевики, а местные жители не выдают их властям.

Проверка паспортного режима завершилась после 17.00. Посты вокруг села были сняты после 18.00.

Первая группа силовиков, проводившая "зачистку" увезла с собой семь человек:

 

  1. Ахмеда Султан-Хамидовича Ганижева, 1985 г. р., с. Али-Юрт, ул. Яндиева, 37;
  2. Руслана Алиевича Ганижева, 1980 г. р., с. Али-Юрт, ул. Ганижева, 7 "а";
  3. Хаваша Багаудиновича Гагиева, 1978 г. р., с. Али-Юрт, ул. Албогачиева, 26;
  4. Билан Багаудинович Тутаев, 1970 г. р., с. Барсуки, ул. Магистральная, 6;
  5. Магамеда Мусаевича Измайлова, 1990 г. р., с. Сурхахи, ул. Гвардейская, 17;
  6. Романа Викторовича Ерохина, 1983 г. р., прописан по адресу: Алтайский край, г. Славгород; в Али-Юрте работает по найму;
  7. Андрея Анатольевича Петухова, 1986 г. р., прописан по адресу: Республика Мари-Эл;, в Али-Юрте работает по найму.

 

Все эти люди были доставлены в здание УФСБ по РИ в г. Магас.

"Во время спецоперации проходящей в Ингушетии селе Али-Юрт установлен ряд лиц, которые могут быть причастными к обстрелу здания Управления ФСБ республики", передает РИА "Новости" со ссылкой на информированный источник в силовых структурах республики.

"В настоящее время задержаны несколько подозреваемых, которые проверяются следствием на причастность к этому преступлению. Все они жители республики", - сказал источник.

Он добавил, что в течение сегодняшнего дня в селение Али-Юрт проводится контртеррористическая операция по выявлению участников бандформирований. "В селении проводится усиленный паспортный контроль, досмотр автотранспорта и жилых строений, где могут укрываться боевики. Операция проводится строго в рамках российского законодательства", - сказал источник" (Полит.RU, 28 июля 2007 года).

По словам Руслана Ганижева, его и Ахмеда Ганижева, сначала доставили в штаб проведения спецоперации, расположенного на окраине с. Али-Юрт. Вместе с ними туда приехала мать Руслана. Ей сказали, что забирают мужчин для проверки. После этого доставили в здание УФСБ в г. Магас. Еще в машине Ганижевым на голову надели черные пакеты. По прибытию на место, по лестнице отвели в помещение, расположенное, предположительно, в подвале здания. Здесь допросили каждого по отдельности. В ходе допроса били по ногам, почкам и голове. Спрашивали о боевиках, склоняли к сотрудничеству. Допрашивали несколько часов. Около 20.00 Руслан и Ахмеда Ганижевых, а также Хаваша Гагиева с пакетами на головах выкинули на дороге между селами Сурхахи и Яндырка. Все трое были в тяжелом состоянии. На попутной машине они добрались домой. В тот же день их положили в больницу. Согласно заключению врачей, у Руслана Ганижева сотрясение мозга, поломаны ребра, произошло опущение почек (мочится кровью), на теле имеются множественные ушибы и ссадины. По не уточненной информации, остальные задержанные, впоследствии так же были отпущены.

По предварительным оценкам, в ходе "зачистки" были избиты до 30 мирных жителей, в том числе женщины, дети до 15 лет и люди пожилого возраста. Большинство из них были доставлены в центральную клиническую больницу г. Назрань. При выписке многим больным не были выданы медицинские документы. В истории болезни врачи делали запись, что больной самовольно покинул лечебное учреждения, не потребовав медицинского документа. В последующие дни врачи, выдавшие медицинские документы, попросили больных вернуть справки обратно, объясняя свои действия тем, что им пригрозили увольнением.

По состоянию на начало августа в ПЦ "Мемориал" с письменными заявлениями обратились пять жителей с. Али-Юрт (один – дважды). Все они просят оказать содействие в защите их прав и оградить их от произвола сотрудников силовых структур.

Рассказывает Яхья Евлоев, житель с. Али-Юрт:

"Обстрел велся со стороны Осетии в течение 10 минут. Это было 27-го, где-то в 22:00. А 28 июля, около 5:00, я услышал выстрелы. Я сидел на коврике после утренней молитвы. Когда услышал, выстрелы выглянул в окно. Жена в это время была в ванной комнате. Комната расположена во дворе нашего дома. Вижу, как БТР выбивает ворота моего соседа Евлоева Шарипа. Человек двадцать в камуфляже вошли во двор вслед за БТРом. Еще одна группа ворвалась в дом Евлоевой Тамары. У нее пять сыновей. Их всех сразу же стали избивать. Били жестоко. От Тамары военные направились в мой двор. У меня нет ворот, поэтому проникли беспрепятственно. Жену вывели из ванной под прицелами автоматов и поставили лицом к стене. Затем стали ломать дверь. Я им открыл. Забежали семь-восемь человек. "Лежать, сука" - кричат. Очень много матерных слов. Осмотрели все комнаты. Меня положили на пол и стали бить ногами по почкам. Кричали: "Вы наших убиваете... с вашего села стреляли... Вы будете отвечать... Мы вас вернем во времена Ермолова". Паспорт мой даже смотреть не стали. Швырнули его. Меня вытащили во двор, бросили на землю и опять стали бить. Опять кричат: "Кто стрелял?". Отвечать им было бесполезно, они как с цепи сорвались. Ничего не слышат. Минут 10 они у меня были. Потом мне говорят: "Лежи пять минут, не двигайся". От меня к соседу Евлоеву Билану пошли. Ему коло 60 лет. Там тоже всех мужчин избили. Особенно сильно его младшего сына, подростка, лет 15-ти. Сильно били его по голове. У него лицо синее все. Эти, которые беспредельничили, час были, а потом нормальные пришли, вместе с нашими. Просто ходили по дворам паспорта проверяли".

Рассказывает Магомет-Гирей Беланович Аспиев, житель с. Али-Юрт (ул. Зязикова 27):

"Около 6.00 меня разбудила жена и сказала, что у соседей матерятся и ругаются на русском языке. Дети плачут. Я быстро оделся и вышел во двор. Услышал, как стучат в ворота и кричат: "Открой, сука!". Открываю в ворота, меня хотели сразу прикладом автомата по лицу ударить – я увернулся. Меня повалили на землю. Военные были в масках и без масок. Кричат на меня: "Ты боевик". Какой я боевик, я им возражаю, я сам от них пострадал. Спрашивают, кто дома. Жена и дети, отвечаю. "Старшему сколько?" (16 лет). И тот который спрашивал, говорит другим: "Вынести сюда эту 16-ую суку". Я им говорю, что лейтенант милиции запаса. Они меня подняли и велели принести документы. Со мной в дом прошли двое. Я прошел в комнату, где была жена и дети, чтобы спросить у жены про документы. А там уже военные наставили оружие на детей. Три ребенка Аслан, 3 года, Исраил, 2 года, Тамила, 10 месяцев. Дети испугались, плачут. А военный жене говорит: "Успокой их, а то пристрелю". Затем он подошел к Исраилу резко схватил его и бросил на пол. Мальчик стал плакать еще сильнее. Я попытался заступиться за детей, но меня вытолкали из комнаты. Опять на улицу вывели, а там два три моих старших сына на земле лежат: Тимерлан, 1991 г. р., Амирхан, 1992 г. р., и Ахмед, 1994 г. р. Они раздеты были, их прямо из постели вытащили. Я заметил у Тимерлана кровь на спине. Я военным говорю, что же вы, мол, с детьми-то делаете? Меня ногой по спине сильно ударили. Я упал. Пытался встать, мне не дают. Положили на спину что-то тяжелое, наверно бронежилет и стали бить прикладами и ногами. Я уже не выдержал, кричу им: "Я офицер, имею награды (орден Мужества), ветеран боевых действий". Тогда один из военных дал команду прекратить. Он меня поднял, отвел в сторону, подает руку и говорит, что его Володя зовут: "Магомед, извини, что так вышло, на лице ведь не написано". Сфотографировали документы Тимерлана, бросили их на землю и ушли".

Рассказывает Тимрелан Магомед-Гиреевич Аспиев:

"Я с братьями спал в одной комнате. Ворвались военные, вытащили на улицу в одних плавках. Говорят: "Будешь отвечать на наши вопросы. Ты боевик? Ты их любишь? Зачем ты приходил нас обстреливать?" Я им отвечаю на все вопросы: "нет". Они мне говорят, ты ошибаешься. И ударили в бок ногой. Очень сильно. Другой военный ударил ногой в голову, затем по руке. Еще один ударил прикладом автомата по плечу. Затем вышел отец, и меня перестали бить".

Рассказывает Батыр Яхьяевич Дзейтов, 1965 г. р., житель с. Али-Юрт, ул. Зязикова, 39:

"Около 6.00 я услышал у соседей выстрелы и крики. Там ругались матом на русском языке. Я стал одеваться, и в этот момент в дом забежали 10-15 человек в военной форме. Кричат: "Всем на пол!". Я их попросил объясниться и представиться. Меня стали избивать и говорить при этом: "Вопросы здесь мы задаем". И вопросы задают: "Кто стрелял? Где ты был во время обстрела?" "Дома", - говорю,- "был, кушал". "Ах, ты сука, когда наших убивали, ты здесь чаи гонял. И снова стали бить, еще сильнее". Один из них заломил руку и приставил пистолет к уху, другой на мои ноги встал, а третий поставил дуло автомата к голове. И стали пинать ногами по всем телу. Я пытался уворачиваться от ударов. А меня еще сильней бьют, прикладом пистолета по носу, по зубам. Били, пока я сознание не потерял. Когда в себя пришел, их уже во дворе не было. Они по улице шли, стреляли в воздух. У меня во дворе тоже стреляли, только ни одной гильзы не оставили, все подобрали".

Рассказывает Исса Туганович Бацаев, житель с. Али-Юрт, ул. Евлоева, 5:

"28 июля в Али-Юрте шла "зачистка". После проверки документов я вышел из дома. На улице оказались мои соседи: Бацаев Алихан Саварбекович и Евлоев Магомед Муссаевич. Мы решили дойти до угла улицы. Там сидел наш сосед, Дасхоев Мусса Абуязидович, со своим сыном. Мы подошли и сели рядом с ними. По ул. Зязикова шли военные, 12 или 13-ть человек. Не доходя до нас метров 20-ть, они начали кричать, чтобы мы легли на землю и стали стрелять в воздух. При этом выражались нецензурно. После этого, когда мы легли на землю, один из них ударил меня ногой по локтю и наступил сапогом на спину. Я почувствовал хруст в спине. Он матюгался им говорил, что отдаст команду сжечь это чертово село, что он готов понести за это наказание, вплоть до 20 лет лишения свободы, если с этого села еще раз выстрелят в их сторону. Он так же сказал, что это война идей между христианами и мусульманами. На земле нас продержали пять минут, потом дали возможность уйти. Дома мне стало плохо с сердцем. Раньше, 6 февраля 2007 года я уже перенес обширный инфаркт. Мне вызвали скорую помощь и отвезли в больницу в Назрань. В реанимацию. После снятия кардиограммы врач установил предынфарктную ситуацию. У меня так же было сломано два ребра, от чего мне трудно дышать и боль отдается в груди".

Рассказывает Рамазан Юсупович Нальгиев, 1927 г. р., житель с. Али-Юрт, ул. Орджоникидзе, 59:

"В пятом часу утра я возвращался из мечети после молитвы. Увидел на дороге группу вооруженных людей, попытался обойти их стороной. От группы отделилось четыре человека, которые молча подошли ко мне, повалили на землю и начали избивать ногами. Ребра мне сломали. Я старый человек, меня долго бить не надо. Когда я перестал шевелиться, они отошли от меня, и один из них сказал кому-то: "Старика убили".

Рассказывает Маржан Хасаевна Добриева, 1941 г. р., жительница с. Али-Юрт, ул. Зязикова, 24:

"Около 5.30 утра к нам в ворота начали стучаться. Я открыла ворота. С криками: "Суки, давайте мужиков, которые вчера стреляли",- во двор ворвалось шестеро вооруженных мужчин. Некоторые в масках. В доме в это время спали четыре дочери и пятилетняя внучка. Вооруженные люди, нецензурно выражаясь, потребовали всех вывести из дома. Когда одна из дочерей Ритта (1972 г. р.), не выдержав, сделала замечание: "Почему вы ругаетесь?", ее ударили. Через некоторое время вооруженные люди ушли. Я попыталась выглянуть за ворота, но мне приказали оставаться во дворе. Я успела заметить две белых "Газели", без номеров".

Рассказывает Вахаб Добриев, 1961 г. р., житель с. Али-Юрт, ул. Зязикова 24:

"Проснулся от того, что кто-то стрелял во дворе соседей. Я попытался выйти во двор, но два дула автомата уперлись мне в живот и голову. Меня уложили на землю и начали избивать ногами и прикладами. "Ты уже старый", - говорили они, - "где тот, который стрелял вчера ночью?"

В это время из дома вышел мой 14-летний сын, которого тут же ударили и уложили на землю рядом с мной. Пока мы лежали на земле, у жены потребовали мой паспорт. Она вынесла, но они даже не взглянули на него. Они пригрозили мне, что убьют меня, если я выйду за ворота, выстрелили из автомата в воздух и ушли".

Рассказывает Пятимат Татриева, 1966 г. р., жительница с. Али-Юрт, ул. Зязикова 27а:

"Я проснулась от шума, что бомбят с воздуха. В доме в это время находились мой больной муж, трое детей (1991, 1997 и 2005 гг. рождения) и 16-летний племянник, приехавший в гости из Москвы. Я выскочила во двор и только тогда поняла, что шум стоял от сильного стука в железные ворота. Я открыла ворота. Группа вооруженных людей, в масках и без, около 15 человек, заскочила во двор. Кто-то сразу приставил мне ко лбу дуло автомата:

- Где мужики? Считаем до пяти. Если за это время все не будут на улице – бросим в дом гранату.

Я очень сильно испугалась, сказала, что в доме все спят. А один, мне в ответ:

- Я считаю...

Я не могла выполнить их приказ, потому что они продолжали держать меня под дулом автомата. Я умоляла не трогать детей. В это время от шума проснулся и вышел из дома мой старший сын Акромат (15 лет). Военные набросились на него, избили у меня на глазах. Муж спустился позже. Он хромает после аварии. Его тоже начали избивать по почкам, давили пальцами на его глаза.

- Где они, - кричали, - кто они? Вы наших, вон, сколько уложили.
Племянника моего скинули со второго этажа дома, волоком вытащили на улицу и уложили на землю. Когда он попытался объяснить, что он здесь в гостях и живет в Москве, ему ответили:

- Передай в Москве, что мы всех ваших там тоже замочим".

Рассказывает Зайнап Увайсовна Ганижева, 1954 г. р., жительница с. Али-Юрт, ул. Ганижева, 7 "а":

"Военные ворвались в наш двор. Часть в масках. Сказали, что проверка документов. Никаких документов они не предъявили. Спросили, есть ли в доме оружие. Я сказала, что нет. Затем спросили, где наша машина. Когда спросила, зачем им машина, ответили, что наша машина зафиксирована была в Магасе, при обстреле. Машина стояла во дворе у брата моего мужа, проживающего по ул. Яндиева, 37. Моя дочь Залина поехала с военными показать дом. Потом вернулись вместе с племянником Ганижевым Ахмедом. Его и моего сына Ганижева Руслана, 1980 г. р., посадили в "Жигули" синего цвета и отвезли на окраину села. Я поехала вместе с ними. У них, у военных, при въезде в село, что-то вроде штаба, палатка стояла. Старший из военных мне сказал, что забирает ребят для проверки. Я спрашиваю:

- За что? Что вы творите?

А он мне ответил:

- Пока у вас президент Зязиков, это будет продолжаться, А маленькая Ингушетия, как ладонь. Мы просто уничтожим.

Так и сказал и еще прихлопнул одну ладонь другою"

Рассказывает Юсуп Ахмет-Алиевич Цороев, житель с. Али-Юрт, ул. Зязикова, 37:

"Около 5 часов утра ко мне в дом ворвались вооруженные люди. Они не спросили у меня документов, сами не представились. Ругались матом, стреляли во дворе с автоматов. Меня и жену, Эсмурзиеву Танзилу Ахмедовну вывели во двор. Меня прикладом автомата сбили с ног и стали бить ногами, к голой спине прикладывали дуло автомата. Оно горячее было после выстрелов. Над женой моей издевались, она у меня инвалид второй группы, да к тому же еще и беременная, на последнем месяце. После того как они ушли, жене пришлось скорую помощь вызывать".

30 июля 2007 года

В Октябрьском суде г. Грозный начались слушания по делу бывшего офицера Нижневартовского РОВД Сергея Лапина.

В составе соединенной группы сотрудников милиции Ханты-Мансийского автономного округа он работал во Временном отделе внутренних дел Октябрьского района г. Грозного в конце 2000 начале 2001 года. В январе 2001 года он допрашивал жителя Грозного Зелимхана Мурдалова, после этого привел его в ИВС, где дежурный отказывался принять, так как на нем были многочисленные следы пыток. Утром он вместе с несколькими другими сотрудниками вынес Зелимхана из камеры, после чего тот исчез. В марте 2005 года Октябрьским судом г. Грозного Лапин был осужден на 11 лет лишения свободы, Верховный суд ЧР подтвердил вердикт, но Верховный суд РФ направил дело на новое рассмотрение, отменив приговор по формальным основаниям. Слушания нового процесса должны были начаться в мае нынешнего года, но были отложены из-за тяжелой болезни отца Зелимхана, Астемира Мурдалова. Лапин и его адвокат Геннадий Дегтярев, сразу подали многочисленные ходатайства, самыми главными из которых было ходатайство об изменении меры пресечения, признании недействительными результатов судебно-медицинской экспертизы, а вследствие этого отмены приговора. Суд отказал в удовлетворении всех этих ходатайств, как неправомерных.

Процесс начался с заслушивания свидетелей. Первым показания давал житель с. Валерик Ачхой-Мартновского района ЧР Хамид Хадаев. Он был задержан по сфабрикованному обвинению, но осужден не был. Хамид дал подробные показания о том, что происходило в ночь на 3 января 2001 года в ИВС Октябрьского РОВД. Обрисовал личность Лапина, как человека маниакально-садистского склада, выделявшегося даже среди милиционеров Ханты-Мансийского отряда, известных своей жесткостью. Каверзные вопросы Лапина и Дегтярева не сбили толку Хадаева. Он заявил, что у него нет никаких злобных чувств к молодому человеку, более того, ему даже жаль его, потому что за преступления целой команды отвечает он один.

Следующее заседание состоится 6 августа.

Июль 2007 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 марта 2017, 14:44

26 марта 2017, 14:24

  • Около 200 сторонников Навального вышли на сход в Волгограде

    Народный сход, в котором участвуют около 200 сторонников Навального, проходит на площади Ленина в Волгограде. В 14:00 мск в сторону собравшихся поехала коммунальная техника, которая начала поливать водой площадь, передает корреспондент “Кавказского узла”.

26 марта 2017, 13:37

  • Одиночные пикеты проводят в Астрахани сторонники Навального

    Организованный мэрией детский праздник проходит в сквере имени Ульянова в Астрахани, где сторонникам Навального власти не разрешили проводить антикоррупционный митинг. Около 70 сторонников Навального по очереди проводят одиночные пикеты у Астраханского кремля.

26 марта 2017, 12:35

26 марта 2017, 11:59

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии