13 июля 2007, 04:51

Решение Евросуда обязывает расследовать деятельность Октябрьского ВОВД столицы Чечни

В Чечне необходимо создать лабораторию по идентификации останков тел, обнаруженных в массовых и индивидуальных захоронениях в республике. К выводу о необходимости открытия такой лаборатории подталкивает оглашённое 12 июля решение Европейского суда по делу о насильственном исчезновении братьев Магомадовых, заявил корреспонденту "Кавказского узла" юрист Правозащитного центра (ПЦ) "Мемориал" Кирилл Коротеев, представлявший интересы заявителей в Страсбурге.

"Аюбхан Магомадов исчез в 2000 году в Октябрьском временном отделе внутренних дел (ВОВД) столицы Чечни. Это заведение было покинуто российскими правоохранительными органами в прошлом году. Несмотря на то, что вскоре здание, где располагался Октябрьский ВОВД, было разрушено, сотрудникам ПЦ "Мемориал" удалось попасть в эти помещения, и собрать доказательства содержания там многих людей, арестованных в Чечне", - рассказывает Кирилл Коротеев.

Решение Европейского суда, признавшего власти России виновными в насильственном исчезновении и смерти Аюбхана Магомадова подтверждает давно имевшуюся информацию, что в Октябрьском ВОВД исчезали и гибли люди.

Вынесение Европейским судом этого решения обязывает российские власти не только выплатить компенсации жертвам, но расследовать все обстоятельства функционирования этой тюрьмы и привлечь виновных к ответственности. Об этом заявил 12 июля Правозащитный центр "Мемориал" в своём пресс-релизе, выпущенном после обнародования решения Евросуда по делу Магомадовых.

Вердикт суда вступит в силу через три месяца, если в этот период Россия не обратится в Евросуд с запросом о пересмотре дела. Пока, как пояснил Коротеев, даже когда правительство РФ обращалось в суд с такими запросами - добиться пересмотра проигранных им дел, ему не удавалось, даже в тех делах, которые были действительно сложные.

Еще одной важнейшей задачей, по мнению "Мемориала", является идентификация останков тел пропавших, обнаруженных в массовых и индивидуальных захоронениях вокруг помещений Октябрьского ВОВД и в Чечне в целом. Однако судебно-медицинская лаборатория в г. Грозном, организация которой давно предполагается, до сих пор не начала свою работу. ПЦ "Мемориал" призывает российские власти в кратчайшие сроки создать эту лабораторию и обеспечить необходимые условия ее функционирования.

"Создание экспертной лаборатории в Грозном, которая занималась бы идентификацией человеческих останков давно обсуждается, потому, что вокруг того же Октябрьского ВОВД было обнаружено определённое количество останков тел. И не только там. Решение суда по Магомадову еще раз напоминает нам о необходимости создания такой лаборатории. Об этом недавно заявляла и "Международная амнистия", - настаивает г-н Коротеев.

"В Октябрьском ВОВД Грозного незаконно содержался не только А. Магомадов, и не только в 2000-м году, но большое количество людей, судьба которых нам неизвестна. Там исчезли, как минимум, десятки людей. Сколько точно, мы, увы, не знаем" - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Кирилл Коротеев.

Юрист "Мемориала" привёл в пример находящегося сейчас на рассмотрении Европейского суда дело "Садыков против России", касающееся пыток в Октябрьском ВОВД. Учителю Алаудину Садыкову, по его утверждению, милиционеры отрезали там ухо. Поскольку он жив, то пострадавший смог войти с "мемориальцами" в опустевшее здание отдела, и показать правозащитникам, в каких помещениях ВОВД он находился, и что с ним там делали, где и как пытали.

С Октябрьским ВОВД связано и известное дело офицера милиции из Нижневартовска Сергея Лапина "Кадета". Именно в этом отделе милиции он, согласно материалам уголовного дела, подвергал пыткам, а затем увез из ВОВД в неизвестном направлении жителя Грозного Зелимхана Мурдалова, которого с тех больше никто не видел.

Как сообщал "Кавказский узел" в четверг, 12 июля, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обнародовал очередной решение по жалобе жителей Чечни.

Суд признал, что Аюбхан Магомадов был задержан у себя дома российскими властями и стал жертвой насильственного исчезновения - одного из грубейших нарушений Европейской конвенции по правам человека. Поскольку о нем не было никаких сведений с момента задержания, судьи решили, что Аюбхан Магомадов должен считаться умершим, а ответственность за его смерть несут российские власти.

Европейский суд постановил, что обстоятельства исчезновения Аюбхана не были эффективно расследованы, а непредоставление заявителям, Якубу и Аюбу Магомадовым, информации о судьбе их брата в течение многих лет является бесчеловечным обращением.

В то же время, суд не нашел доказательств того, что задержание Якуба Магомадова в 2004 г. было связано с подачей им жалобы в ЕСПЧ и что в его исчезновении виновны российские власти.

Таким образом, Страсбургский суд единогласно постановил, что имело место нарушение правительством России статей 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ).

Также единогласно судьи присудили заявителям компенсацию морального вреда в размере 40 000 евро, 4100 евро и 1 362 фунта стерлингов (2010 евро) власти Российской Федерации заплатят за судебные расходы и издержки.

Заявителей в Европейском суде представляли юристы Правозащитного центра "Мемориал" Дина Ведерникова и Кирилл Коротеев, а также юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон) Уильям Бауринг и Филип Лич.

Как сообщается на интернет-сайте Евросуда, решение по данному делу семеро судей из разных стран - членов Совета Европы - приняли на своем закрытом заседании еще 21 июня. Сегодня же в 13 часов по московскому времени состоялось только оглашение вердикта. С момента подачи Якубом Магомадовым жалобы в Страсбург в 2001 году прошло более шести лет.

Напомним, что заявители проживали в чеченском райцентре Курчалой. По их словам, 2 октября 2000 г. в их доме произвел обыск вооруженный отряд ФСБ. Брата заявителей в Евросуд, Аюбхана, арестовали и увезли люди в военной форме, не предъявившие документов. С тех пор его никто не видел, сообщает ПЦ "Мемориал".

Родственники Аюбхана начали разыскивать его сразу же после ареста. Октябрьским временным отделом внутренних дел г. Грозного была родным выдана справка о А. Магомадове, в которой говорилось, что брат заявителей был освобожден 3 октября 2000 г. в 8.30 утра. В неустановленный день МВД Чечни также издало уведомление, в котором подтверждался факт освобождения Аюбхана.

Следствие не смогло установить лиц, виновных в похищении Аюбхана, или их местонахождение. Аюбхан был объявлен пропавшим без вести и внесен в список федерального розыска.

После исчерпания возможностей на национальном уровне брат Аюбхана Якуб Магомадов обратился с жалобой в Европейский суд по правам человека.

В начале 2004 года Якуб Магомадов с целью продолжения поисков брата выехал в Москву и сам пропал без вести.

Последний раз Якуба живым видели 19 апреля 2004 г. 29 апреля 2004 г. В дом, где жил его брат Ибрагим и племянник Хисир, пришли сотрудники ФСБ в камуфляжной форме и масках. Ибрагима отвели в помещение ФСБ и сказали, что в отношении его брата Якуба возбуждено уголовное дело.

16 мая 2004 г. некий человек, который утверждал, что является сотрудником службы безопасности президента Чечни, принес в дом матери заявителей записку. По его утверждению, записка была адресована Якубом его семье. В ней говорилось, что он содержится на главной военной базе российских войск в Чечне в Ханкале.

31 мая представители заявителей сообщили Страсбургскому суду об исчезновении первого заявителя и о том, что он предположительно содержится под стражей. Они связали его задержание с его обращением в Евросуд.

МВД РФ сообщило омбудсмену Владимиру Лукину, что Я. Магомадов был задержан в Москве 8 февраля 2004 г. сотрудниками ОВД Юго-Восточного округа столицы, поскольку у него не было московской регистрации по месту временного пребывания. В письме также говорилось, что пострадавшим в результате несчастного случая Якуб не значился, в следственных изоляторах не содержался, в списке пропавших не значится, и обращений в органы внутренних дел в связи с его похищением не поступало.

Российское правительство в ответ на запрос суда сообщило следующие сведения:

- 19 июля 2004 г. по факту похищения первого заявителя было начато уголовное расследование, которое еще не завершено;

- на основании информации, предоставленной родственниками первого заявителя, невозможно установить личность похитителей;

- доказательств в поддержку того, что он содержался под стражей на военной базе в Ханкале, не имеется;

- Министерство внутренних дел и ФСБ заявляют, что им ничего не известно о его местонахождении.

После исчезновения Якуба Магомадова к жалобе в Европейский суд присоединился третий брат Магомадовых - Аюб. Суд единогласно объявил жалобу приемлемой 24 ноября 2005 г.

Автор: Вячеслав Ферапошкин, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

19 октября 2017, 08:27

19 октября 2017, 08:04

19 октября 2017, 07:05

19 октября 2017, 05:55

19 октября 2017, 04:56

  • 3 Мэрия Нальчика и дирекция Козьего рынка пошли навстречу протестующим женщинам

    Мэр Нальчика Арсен Алакаев и директор Козьего рынка Залим Ажиев встретились с участниками акции протеста, требовавшими остановить строительство нового павильона и сохранения прежних условий торговли. Торговать в палатках недопустимо, рынок нужно оборудовать в соответствиями с новыми требованиями безопасности, заявил Залим Ажиев и пообещал, что женщины, торгующие изделиями ручной работы, смогут вернуться на те же места на тех же условиях. Мэр Нальчика Арсен Алакаев предложил директору рынка приостановить работы по строительству павильона.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей