15 июня 2007, 17:17

Хроника насилия в Чеченской Республике. Февраль 2007 г.

1 февраля 2007 года

В начале февраля рядом с с. Ахкинчу-Борзой Курчалоевского района Чеченской Республики был найдены захороненные останки человека (только скелет). Его выкопали российские военные и передали местным жителям. Идентифицировать труп не удалось. По словам жителей близлежащих сел (Гансолчу, Ялхой-Мохк), захоронение было обнаружено на месте, где раньше дислоцировалось подразделение федеральных сил – 15-й полк.

В начале февраля в микрорайоне "Ипподромный" г. Грозный по инициативе председателя правительства ЧР начаты масштабные ремонтно-восстановительные работы. В связи с этим Р. Кадыров несколько раз приезжал сюда с инспекцией. В этом микрорайоне в здании бывшего детского сада был расположен пункт временного размещения (ПВР) внутри перемещенных лиц (ВПЛ), который премьер правительства посетил в один из своих приездов. Выслушав людей, Рамзан Кадыров, обращаясь при людях к чиновникам, распорядился рассмотреть индивидуально потребности каждого ВПЛ, проживающего в данном ПВР. За короткое время ПВР был расформирован. По словам его жильцов, многим из городского фонда жилья выделены квартиры, земельные участки, строительные материалы и денежные средства для обустройства из фонда имени Ахмад-Хажи Кадырова. Часть людей до получения компенсации или другой государственной помощи переселены в другие ПВР.

На встрече с Рамзаном Кадыровым поднимались и другие проблемы, в частности, Тойсат Мудаловна Ломаева, требовала привлечь к ответственности сотрудников правоохранительных органов, похитивших и пытавших ее сына. По словам Тойсат, ее сын Мусса Ломаев, был похищен 6 мая 2004 года из своего дома сотрудниками силовых структур. Неофициально его содержали и пытали в ОВД Ленинского района. Против него было сфабриковано уголовное дело по "терроризму", по которому суд первой инстанции 30 марта 2005 года вынес оправдательный приговор. После освобождения Мусса Ломаев, опасаясь незаконного преследования, скрывает свое местонахождение. В свою очередь, гособвинение в кассационном порядке обжаловало приговор. В связи с этим М. Ломаев объявлен в розыск. Кадыров предложил для разбирательства данного дела встретиться с ней отдельно.

3 февраля 2007 года

C 8.00 до 12.00 в с. Курчалой четыре боевика вели бой с сотрудниками местных силовых структур.

По словам местных жителей, боевики укрывались в складском помещении пищекомбината (ул. Мира), который принадлежит жителю села, Ахматову. Получив информацию о местонахождении боевиков, сотрудники Курчалоевского РОВД совместно с сотрудниками других силовых структур, дислоцирующихся в Курчалое, блокировали складское помещение, предварительно оцепив квартал. Начался бой, который прекратился после того, как позиции боевиков были обстреляны из огнемета. В одной из складских комнат обнаружили три трупа, в соседней – еще живого боевика. Ему предложили сдаться, гарантируя нормальное обращение и сохранение жизни. Боевик спросил у "силовиков", есть ли среди них Лема из Майртупа (предположительно, это Лема Салманов). Ему ответили, что нет. После этого боевик подорвал себя гранатой. Личности убитых установлены: это три жителя с. Курчалой (Али Джабихаджиев, Сулим Висерханов, Тагир Багаев), и житель с. Автуры Аслуди Мусаев. По предварительным данным, среди сотрудников силовых структур был ранен житель Курчалоя Даудов.

Тела убитых боевиков для погребения родственникам не выдали. В ответе из прокуратуры Мусаевым сказано, что: "в соответствии со ст.16.1 "закона о борьбе с терроризмом" тела лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершения ими теракта, выдано быть не может, а также не представляется возможным сообщить о месте захоронения".

Семья Мусаевых в связи со смертью своего родственника, Аслуди Мусаева, надеются, что теперь их семью оставят в покое. Ранее они заявляли, что на протяжении нескольких лет их семья по причине того, что Аслуди является боевиком, преследовалась со стороны различных силовых структур, которое выражалось в несанкционированных обысках, уничтожении имущества, угрозах, избиениях.

Следует отметить, что в ноябре 2002 года сотрудником т.н. "службы безопасности Кадырова", Лемой Салмановым, были убиты брат Али Джабихаджиева, Усман и его товарищ (некий Имран). Усман хотел забрать у Салманова свой долг: Лема купил у этих людей КАМАЗ, но деньги не отдал. Салманов отказался отдавать долг и убил обоих парней.

Прошло почти два года. 23 сентября 2004 года в 19.00, в с. Майртуп вошел отряд боевиков (по словам местных жителей, его численность доходила до 300 человек). При входе в село, на южной окраине, боевики обстреляли а/м УАЗ, в котором находились трое российских военнослужащих: все трое были убиты. Непосредственно в самом селе произошел короткий бой в доме Салмановых. В результате перестрелки были убиты: Бай-Али Сайд-Алиевич Салманов, 40 лет, его племянник, Баддруди Турпалович Салманов, 18 лет, и ранение получил Руслан Сайд-Алиевич Салманов, 32 года (инвалид). Данные о потерях среди боевиков отсутствуют. По словам жителей села Майртуп, группу боевиков, напавших на дом Салмановых, возглавлял брат Имрана (один из тех, кого убил Лема Салманов). Однако дома Лемы не оказалось.

13 декабря, на рассвете, в с. Курчалой, в дом Исы Дазаевича Джабихаджиева, 1955 г.р., проживающего на ул. Молодежная, ворвались сотрудники республиканских и федеральных силовых структур. С применение поисковых собак, "силовики" провели в доме несанкционированный обыск, но ничего не нашли. Затем они забрали сына хозяина Али Исаевича Джабихаджиева, 1984 г. р., и увезли его в ИВС Курчалоевского РОВД. Он был отпущен на следующий день.

Прошел еще один год. В ночь на 9 октября 2005 года в 1.50 в с. Курчалой сотрудниками неустановленного силового ведомства, предположительно во главе с Лемой Салмановым, из своего дома был похищен Иса Дазаевич Джабихаджиев. По словам очевидцев, похитители подъехали к дому Джабихаджиевых на двух машинах УАЗ. Они ворвались в дом, накричали на хозяйку, Алеет Джабихаджиеву, ударом ноги один из них закинул вышедшего из комнаты сына Джабихаджиевых, 16 лет, обратно в комнату. Неизвестные не представлялись и не показывали документов. Их интересовал хозяин дома Иса Джабихаджиев. Его быстро подняли с постели и, не дав ему одеться, увезли в неизвестном направлении. Причины его похищения неизвестны.

Иса Джабихаджиев тяжело болел: у него была опухоль головного мозга. Он перенес четыре операции головного мозга и четыре в области носа в Московской клинике имени Бурденко. Полностью потерял зрение на один глаз и частично на второй. Очередная операция была назначена на март 2005 года, но из-за тяжелого материального положения он не смог уехать в Москву.

В поисках И.Д. Джабихаджиева родственники обратились почти во все силовых структуры Курчалоевского района, но никто не признался в своей причастности к его задержанию. Он исчез.

В г. Владикавказ пропал без вести Хаматхан Саламбекович Цуроев, 1967 г. р.

В этот день он поехал на встречу с адвокатом своего брата, Махмуда Цуроева, 1960 г. р., который содержится в СИЗО г.Владикавказ и обвиняется в похищениях людей (см. информацию от 19 сентября 2006 года). Примерно в 10.30, Хаматхан на маршрутном такси выехал из г. Назрань. Как утверждает один из пассажиров (дальний родственник), ехавший с Цуроевым, Хаматхан доехал до автовокзала г. Владикавказ. После этого его никто не видел. Домой Хаматхан не вернулся.

В тот же день родственники предприняли поиски пропавшего. Они позвонили адвокату, с которым должен был встретиться Х.Цуроев, но тот сказал, что Хаматхан к нему не приходил. Хаматхан так же не передал передачу для своего брата, хотя собирался сделать это. Родственники встретились с водителем маршрутного такси и узнали от него, что, когда они приехали на автовокзал, там находились какие-то неизвестные люди, которые снимали на видеокамеру всех, кто прибыл из Ингушетии. Неизвестные были на а/м ВАЗ-21014 серебристо-зеленного цвета. Съемку производили через опущенное стекло машины.

5 февраля родные исчезнувшего поехали во Владикавказ. При выходе из "маршрутки" на автовокзале они обратили внимание на машину, совпадавшую с описанием водителя маршрутного такси: это была ВАЗ-21014 серебристо-зеленого цвета, регистрационный номер 486 15-й регион. Цуроевы взяли на автовокзале такси и поехали в СИЗО. ВАЗ-21014 поехала вслед за ними и сопровождала их до самого СИЗО. Цуроевы переговорили с адвокатом Махмуда Цуроева и после этого написали заявление в МВД Северной Осетии об исчезновении Хаматхана Цуроева.

У Х.Цуроева при себе был мобильный телефон (номер: 928-794-12-56), который в настоящее время отключен.

В г. Малгобек сотрудники спецслужб провели спецоперацию по задержанию местного жителя, Тимура Абдул-Салмановича Ханиева, 1981 г. р., проживавшего по адресу: г. Малгобек, ул. Осканова, д. 3, кв. 17.

Спецоперация началась около 17.00. Сотрудники неустановленных силовых структур блокировали многоэтажный жилой дом, в котором жил Т.Ханиев, и приступили к штурму его квартиры.

По словам жильцов дома, "силовики" не проводили предварительную эвакуацию людей. Только через час они приказали жителям подъезда, где расположена квартира №17, выходить на улицу.

Штурм продлился в течение нескольких часов. Квартира № 17 обстреливалась из автоматического оружия и БТРов, применялись гранатометы, в результате чего начался пожар. Бой закончился около 22.00.

По официальным данным, в квартире было обнаружено два полностью обгоревших трупа. Впоследствии было объявлено, один из убитых – Тимур Ханиев. Личность второго человека установить не удалось. По некоторой информации, труп мог принадлежать женщине; сообщалось даже, что это родная сестра Ханиева. Однако как стало известно сотрудникам ПЦ "Мемориал", сестра Ханиева давно вышла замуж и живет в другом месте.

Соседи Тимура Ханиева отзываются о нем только с положительной стороны и характеризуют его как богобоязненного и очень воспитанного человека. Некоторые сомневаются, что он был в квартире во время штурма. Т.Ханиев работал ночным сторожем в школе, расположенной недалеко от его дома. И в этот вечер к 18.00 должен был идти на работу.

4 февраля 2007 года

Около 8.00, в с. Сагопши Малгобекского района сотрудниками неустановленных силовых ведомств был задержан местный житель, Закри Исаевич Фаргиев, 1981 г. р., проживающий по адресу: ул. Степная, 42.

Сотрудники силовых ведомств (до 20 человек, часть из них – в масках) подъехали к дому Фаргиевых на а/м УАЗ-452 (т.н. "таблетка") и а/м ВАЗ-2107 темного цвета. Среди "силовиков" были русские и ингуши. Члены семьи Фаргиевых увидели в окно, скопление возле их дома вооруженных людей и сами вышли к ним навстречу. Ингушские милиционеры сказали, что пришли, чтобы забрать Закри Фаргиева для проведения беседы по поводу недавнего боя в г. Малгобек, во время которого якобы были убиты брат и сестра Ханиевы. "Силовики" показали постановление суда на проведение обыска. В ходе обыска, который продолжался не более 30 минут, ничего противозаконного обнаружено не было. Был изъят мобильный телефон Закри. Его самого вывели на улицу, посадили в машину и увезли в сторону Малгобека. Родным сказали, что он будет доставлен в Малгобекский РОВД и после проверки его сразу же отпустят.

Родственники не стали ждать, пока тот вернется и, используя свои связи в правоохранительных органах, выяснили, что Фаргиев доставлен в г. Назрань и помещен в ИВС МВД РИ. Против него возбудили уголовное дело, которое расследует следователь Ахматхан Кокурхаев. Родные З. Фаргиева встретились со следователем и с его слов узнали, что Закри подозревается в участии в незаконных вооруженных формированиях (НВФ). Им разрешили принести для него передачу. На вопрос: "Избивают ли Закри?", - следователь ответил, что, если Фаргиев не виноват, то его бить не будут. Так же Кокурхаев добавил, что в ИВС есть медперсонал и Закри предоставили услуги дежурного адвоката.

Через пять дней родные З. Фаргиева от его адвоката узнали, что Закри в ходе допросов очень сильно избивают. После допросов его доставляли в камеру в таком состоянии, что сокамерники начали протестовать против бесчеловечных действий милиционеров.

Закри Фаргиев в последнее время подрабатывал на стройках, а так же торговал на рынке г. Малгобек в магазинчике "Исламские товары".

В один день с Фаргиевым был задержан житель г. Малгобек, Денис Евдатович Исламгараев, 1987 г. р., проживающий по адресу: ул. Гоголя, 36, кв. 27. Его так же подозревают в причастности к НВФ. По официальной информации, Фаргиев и Исламгараев входили в т.н. "Ингушский джаамат", который действовал на территории Малгобекского района. Этой группой было совершено несколько преступных акций, в том числе, нападение на бойцов ОМОН Астраханской области.

Около 9.00, в г. Малгобек при проведении сотрудниками федеральных и республиканских силовых структур спецоперации погиб местный житель, Зелимхан Мурадович Мержоев, 1983 г. р., проживающий по адресу: ул. Горская, 5.

По словам матери Зелимхана, Хадишат, примерно 8.10, к ним во двор ворвались сотрудники силовых структур (до 40 человек). Среди них были ингуши и русские; часть из них – в масках. Услышав шум, Хадишат сама вышла к "силовикам" и поинтересовалась целью их визита. Ей не позволили отойти от двери и спросили: "Здесь живет Зелимхан Мержоев?". Она ответила утвердительно, и ее попросили позвать его. В дом "силовики" заходить не стали. Мать зашла в комнату к Зелимхану, разбудила его и сказала, что за ним пришли. Зелимхан оделся и вышел в коридор, где уже находились ингушские милиционеры. Один из них стал обыскивать Мержоева. Зелимхан отстранился от него и сказал по-ингушски: "Убери руки, я сам все, что надо, покажу". Милиционер со словами: "Он что у вас ненормальный?", - схватил Зелимхана и отшвырнул его в сторону, другие милиционеры так же стали его толкать. Свои действия сотрудники милиции сопровождали нецензурной бранью. Зелимхана затолкали на кухню, где он сбросил с себя куртку и снова вышел в коридор, где снял с себя свитер. "Силовики" прощупали снятые им вещи и подтолкнули его к выходу из дома. Оказавшись во дворе, Зелимхан выбежал на улицу и не очень быстро побежал. Сотрудники силовых структур стали стрелять в воздух и бросились вслед за ним. На выстрелы из дома выскочила мать и побежала вместе с военными за сыном. Между Мержоевым и "силовиками" было примерно 20 метров, но те не предпринимали активных действий для задержания Зелимхана и говорили между собой: "Далеко не уйдет, пусть бежит". Вскоре З.Мержоев, забежал во двор дома, принадлежащий семье Цицкиевых. Часть "силовиков" последовал за ним, остальные пошли в обход. При этом они продолжали держаться на расстоянии от Мержоева. Из дома Цицкиевых Зелимхан забежал в детский садик, который тут же был блокирован сотрудниками силовых структур. По словам очевидцев, "силовикам" даже удалось схватить Мержоева, но он снова вырвался. "Силовики" бежали вслед за ним, окружив с трех сторон. Все это время расстояние между ними и Мержоевым не превышало 12 метров. За военными бежала мать Зелимхана и продолжала умолять их не причинять вреда ее сыну.

У автозаправочной станции на ул. Физкультурная Зелимхан перешел на спокойный шаг, пересек трассу и вышел на поле, за которым находится с. Сагопши. В этот момент один из сотрудников силовых структур присел на одно колено и прицельно выстрели в сторону Мержоева. Зелимхан упал, через минуту поднялся, сделал несколько шагов и снова упал. Однако "силовики" не торопились подойти к нему. Примерно через три минуты рядом с Зелимханом раздался взрыв. В течение последующего часа к трупу никто не подходил, к нему никого не подпускали. Сотрудники силовых структур вызвали саперов. Один из ингушских милиционеров подошел к матери и догнавшей ее сестре Зелимхана и сказал: "Так вам и надо, он получил то, чего хотел".

Часть "силовиков" вернулась в дом к Мержоевым и произвела несанкционированный обыск. Ничего противозаконного обнаружено не было.

Труп убитого после проведения следственных действий передали родственникам. Он был обезображен взрывом.

СМИ со ссылкой на источники в МВД сообщали о произошедшем разное – то ли Зелимхан Мержоев подорвал себя гранатой, непонятно как оставшейся у него после обыска, то ли он достал взрывное устройство из схрона на поле. Поведение милиционеров во время преследования Меожоева указывает, скорее, на первое.

Зелимхан Мержоев работал программистом в Управлении образования Малгобекского района вместе с отцом. По словам отца, 1 февраля сотрудники Малгобекского РОВД забирали Зелимхана с работы в отдел, где допросили, сняли отпечатки пальцев и отпустили. Допрос носил формальный характер, никаких конкретных претензий Мержоеву тогда предъявлено не было.

В пос. Лесхоз Шелковского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленных силовых структур в ходе проведения спецоперации были убиты два местных жителя: Зелимхан Бушуев и его мать, Мовсат Бушуева, более 60 лет.

По словам местных жителей, в этот день в поселок прибыли сотрудники российских силовых структур и предположительно бойцы ОМОН ЧР. "Силовики" блокировали дом Бушуевых. Поимо хозяйки дома, Мовсат Бушуевой, там находился ее сын, Зелимхан Бушуев, которого подозревали в связях с боевиками. Зелимхан попытался бежать. "Силовики" открыли стрельбу, в результате которой Зелимхан и его мать были убиты. Трупы убитых отвезли в г. Моздок. На второй день родственникам выдали тело Мовсат Бушуевой. Ее похоронили в с. Ножай-Юрт. По состоянию на 13 февраля тело Зелимхана выдано не было.

Мовсат Бушуева уроженка с. Ножай-Юрт. В 1980 году она переехала на постоянное место жительства в Шелковской район. У нее было шесть детей. Один из ее сыновей был задержан как участник вооруженных формирований ЧРИ и с тех пор о его судьбе нет никакой информации.

5 февраля 2007 года

В с. Пригородное Грозненского (сельского) района Чеченской Республики сотрудниками неустановленных силовых структур из своего дома был похищен Анзор Мальцагов, 16 лет.

Люди, похитившие Мальцагова, были одеты в камуфляжную форму и вооружены автоматическим оружием. Они не представились и не сообщили причины, по которой забирают Анзора.

6 февраля, утром, возмущенные жители села поехали в г. Грозный и устроили пикет у дома правительства. К ним вышел один из чиновников и сообщил, что Анзора уже отпустили. Действительно, подросток вернулся домой. Он был не только сильно избит: по А. Мальцагова словам, похитители пытали его током. Анзор не видел, куда его привозили, кто бил, потому что лицо ему закрыли одеждой.

Анзор не первая жертва неизвестных похитителей. Примерно за месяц до этого таким же образом был похищен его однофамилец, еще младше возрастом. Отпустили тоже сильно избитым.

За несколько дней до Анзора неизвестные похитили (впоследствии отпустили) его односельчанина, Адама Бахаева, который вместе с ним посещает спортивный клуб в селе. Жители Пригородного предполагают, что все, кто ходит в этот клуб, находятся на подозрении.

6 февраля 2007 года

Около 19.00, на северо-восточной окраине пос. Майское Пригородного района Северной Осетии-Алания неизвестные обстреляли колонну военнослужащих.

По официальным данным, из лесополосы со стороны Назрани вооруженные лица из автоматического оружия одновременно с двух позиций обстреляли движущиеся в сторону Владикавказа две автомашины "Урал" и УАЗ. В машинах находились 26 военнослужащих. Никто не пострадал.

7 февраля 2007 года

В 15.25 в г. Назрань на ул. Чеченская сотрудниками спецслужб, в ходе проведения спецоперации убиты два жителя Ингушетии: Адам (Ибрагим) Измаилович Гарданов, 1985 г. р., проживал по адресу: с. Плиево, ул. Горчханова, 39 и Магомед Баширович Чахкиев, 1973 г. р., проживал по адресу: с. Насыр-Корт, ул. Партизанская, 25.

По словам очевидцев, около 15.30 рядом со зданием Центрального муниципального округа (ЦМО) г. Назрань, напротив ГИБДД МВД РИ, остановилась машина ВАЗ-21099 с тонированными стеклами (регистрационный номер: 064). Внезапно ее с двух сторон блокировали микроавтобус "Газель" белого цвета (регистрационный номер: С 930 ЕХ 06) и машина ВАЗ-2109 (регистрационный номер: С 105 МУ 06 или 95 регион) с "шашечками" такси на крыше (после завершения "спецоперации" "шашечки" были сняты). Из них выскочили более 10 вооруженных людей в камуфляжной форме и штатской одежде. Очевидцы описали двух из них: водитель "Газели" был славянской внешности с белой тюбетейкой (фазиком) на голове, второй плотного телосложения с азиатскими чертами лица. Именно они подбежали первыми к автомобилю 99-й модели и без предупреждения открыли стрельбу по машине из автоматического оружия. Вслед за ними подбежали еще два-три "силовика" также открыли огонь. Находившиеся в машине люди были убиты. Никакого вооруженного сопротивления они не оказывали. По убитым были произведены контрольные выстрелы.

К месту происшествия подъехали до шести БТРов и два-три а/м "Урал" с военными. В районе спецоперации было выставлено два кольца оцепления: первое кольцо состояло из самих участников спецоперации (как потом выяснилось, сотрудников ФСБ), а на некотором удалении от них стояли местные милиционеры.

После этого "силовики" завязали на шеи убитых веревки, выволокли их из машины и уже на земле произвели их обыск. На глазах многочисленных свидетелей (место, где происходили события, обычно бывает многолюдным) из карманов убитых "силовики" вытащили и забрали деньги. Некоторые очевидцы утверждают, что у одного из убитых якобы был пояс шахида. Они видели, как с него сняли какой-то предмет, завернули в сверток и взорвали за зданием ЦМО. Другие свидетели говорили, что "силовики" что-то положили в багажник ВАЗ-21099, а уже после этого стали извлекать все это наружу. Впоследствии изъятые из машины вещи были переданы сотрудникам ингушской милиции и прокуратуры.

Многие из тех, кто оказался свидетелем спецоперации, в том числе и сотрудники правоохранительных органов Ингушетии, утверждают, что людей, находившихся в автомобиле, можно было взять живыми.

Два молодых человека, которые случайно оказались в этом месте, стали снимать происходившее на камеру. Это были, по-видимому, операторы-журналисты, так как, увидев их, находившийся тут же начальник пресс-службы МВД РИ Назир Евлоев, отдал приказ ингушским милиционерам забрать у них камеру. Однако молодые люди камеру не отдали.

Вскоре стали известны имена убитых. Один из них, житель с. Плиево Ибрагим Гарданов (по паспорту Адам) был известен тем, что лечил людей нетрадиционным способом (лечение при помощи мусульманских молитв). По некоторым данным, в 2006 году к нему домой два раза врывались с обыском сотрудники УФСБ и мобильного отряда МВД РФ. Одна из претензий, которая высказывалась сотрудниками спецслужб в адрес Гарданова, относилась к его мусульманским методам лечения. Гарданова обвиняли в том, что он под гипнозом оказывает влияние на людей. Впрочем, родственники эту информацию не подтвердили. По их словам, в ходе плановых проверок паспортного режима в с. Плиево к ним заходили сотрудники силовых структур, которые интересовались деятельностью Адама, так как видели, что у него на приеме находилось большое количество людей.

Второй убитый, житель с. Насыр-Корт, Магомед Чахкиева. Гарданов занимался лечением его жены, которая страдает психическим расстройством. 7 февраля Чахкиев в очередной раз привозил Гарданова к себе домой для проведения лечебного сеанса. Машина, на которой они ехали, была куплена Гардановым у Чахкиева в долг. Родственники Гарданова говорят, что Адам взял с собой в тот день около 70000 рублей, чтобы расплатиться за машину. Как утверждают родственники Гарданова и Чахкиева, эти деньги и два мобильных телефона были изъяты сотрудниками спецслужб.

9 февраля пресс-служба УФСБ по РИ Ингушетия распространила сообщение о данной спецоперации в котором утверждалось, что "в г. Назрань в районе здания администрации Центрального округа города на ул. Чеченской были блокированы двое бандитов из т.н. "Назрановской" террористической группы: Чахкиев Магомед Баширович, 1973 г. р., и Гарданов Адам Измаилович, 1985 г. р. Последние обоснованно подозреваются в совершении ряда резонансных преступлений на территории Северного Кавказа, в том числе в покушении на жизнь муфтия РИ Хамхоева И.Б., обстрелу автоколонны 126 полка ВВ МВД России на административной границе РСО-А и РИ. Преступники передвигались на автомашине ВАЗ-21099, при задержании оказали вооруженное сопротивление с использованием стрелкового оружия и СВУ, ответным огнем были уничтожены. Сотрудники правоохранительных органов и гражданские лица не пострадали.

На месте происшествия обнаружено и изъято: 1 ПМ и 10 патронов к нему; 4 СВУ (т.н. "хаттабки"); 1 граната Ф-1; 1 противопехотная мина".

12 февраля в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань обратился отец Адама Гарданова, Измаил Гарданов. В своем письменном заявлении он утверждает, что его сын никогда не был причастен к противоправным действиям, вел мирный образ жизни. Измаил Гарданов считает, что его сына убили без всяких на то оснований и просит оказать содействие в восстановлении доброго имени Адама.

Вечером, в г. Назрань сотрудниками неустановленных силовых структур был проведен ряд задержаний. По данным ПЦ "Мемориал", всего в этот вечер "силовики" забрали не менее пяти человек, жителей Ингушетии.

Около 17.00 к дому 107 (ул. Газдиева) на трех БТРах, а/м "Урал" и 15 легковых машинах подъехали сотрудники силовых структур. "Силовиков" было более 150 человек, часть из них – в масках. Разговаривали в основном по-русски, но свидетели этой спецоперации утверждают, что слышали ингушскую и осетинскую речь. В доме 107 проживает семья Султыговых. В его дворе находится автомастерская, поэтому помимо хозяев дома там еще находились несколько посторонних людей – клиентов, приехавших ремонтировать машины. В это время владелец автомастерской Адам Керимович Султыгов, 1978 г. р., в гараже занимался ремонтом машины. Когда он вышел во двор, там уже были сотрудники силовых структур. Султыгова повалили на землю, один из "силовиков" поставил ему колено на спину и ткнул дулом автомата в шею. Всех, кто в это время находился во дворе, так же уложили на землю лицами к земле. Через две минуты их подняли и поставили лицами к стене с поднятыми вверх руками – в таком положении они простояли около трех часов. "Силовики" обыскали всех присутствующих и изъяли у них документы, деньги и личные вещи. Ни одному из тех, кто подвергался обыску, деньги возвращены не были. Так, у одного человека они конфисковали 10000 рублей. Все, кто в ходе спецоперации, подъезжал к дому Султыговых также задерживались и подвергались обыску.

Адама Султыгова продержали на земле полчаса, а потом завели в одну из комнат дома. Вместе ним в комнату прошли несколько человек в камуфляжной форме и один – в штатской одежде. Как выяснилось позже, последний был руководителем следственной группы из Владикавказа. Его интересовала информация о хозяине машины "Нива-Шевроле", которая находилась на территории автомастерской. Султыгов рассказал все, что ему было известно. Затем его заставили открыть эту машину. Когда Адам открывал ее, "силовики", отошли от нее подальше, а один из них держал А. Султыгова под прицелом пистолета. Затем сотрудники силовых структур тщательно досмотрели автомобиль. Дальше они провели обыск в доме Султыговых и в автомастерской, не предъявив при этом разрешение на его производство. Ничего противозаконного обнаружено не было. Около 23.00 Адаму сказали, что его задерживают, не объяснив на каком основании, пообещав только, что отпустят после допроса. Когда его забирали, соседи спросили у "силовиков": "Зачем забираете Адама, лучше ищите хозяина "Нивы". На это им ответили: "Он уже на небесах". Из дома Султыговых были похищены ювелирные изделия, 300 долларов США, инструменты, изъяты все документы. Сотрудники силовых структур Республики Ингушетия забрали несколько машин, якобы причастных к терактам (джипы "Ландкраузер", "Ниссан" и др.). Позже машины были возвращены хозяевам, но из них были украдены автомагнитолы.

Несколько раньше, около 18.00, со двора Султыговых были увезен житель с. Али-Юрт, Магомед Русланович Кариев, 1976 г. р. Он гостил у своей тети, проживавшей по соседству с Султыговыми. Также забрали некоего Оздоева и еще двух человек, чьи данные установить не удалось (предположительно тоже Оздоевы, один из них имел протез на ноге).

Задержанные были доставлены в здание РУБОП г. Владикавказ. Оттуда, примерно через два-три часа, после того как привезли Султыгова, всех перевели в ГОВД Пригородного района в с. Октябрьское.

В ходе допроса Султыгова его снова спрашивали о хозяине машины "Нива-Шевроле", а так же задавали вопросы, на которые он не мог дать ответа (называли фамилии неизвестных ему людей). Всех задержанных в первый день избивали. В последующем на них не оказывалось силовое давление. Допрос проводился в здании РУБОП г. Владикавказ.

10 февраля, около 22.00, всех задержанных отпустили в г. Владикавказ. Перед этим им дали подписать бумагу, в которой утверждалось, что их не избивали, а так же выдали "Постановление об освобождении подозреваемого", в котором упоминается уголовное дело, возбужденное в связи с обстрелом военной колоны ВВ МВД РФ 6 февраля 2007 года. О машине "Нива-Шевроле" в данном постановлении ничего не говорится. Постановление подписано старшим следователем прокуратуры Пригородного района РСО-А, юристом 1-го класса Оганесяном Р.Г.

По состоянию на 14 февраля Султыгову и другим задержанным не были возвращены паспорта и другие документы, личные вещи и деньги, изъятые при обыске.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Урус-Мартан обратилась жительница с. Гехи Урус-Мартановского района Чеченской Республики Зайнап Мухидовна Яхъяева, проживающая по адресу: ул. Кирова, 75. Она сообщила об исчезновении в 1998 году ее брата, Беслана Мухидовича Яхъяева, 1963 г. р., временно проживавшего по адресу: КБР, г. Нальчик, ул. Кулиева, д. 26 кв.30.

3 сентября 1998 года Беслан на своей машине ВАЗ-2106 регистрационный номер О081ОО, 20 регион светло-бежевого цвета выехал из г. Нальчик в г. Грозный. В Нальчике он гостил у родственников. В Чечню Беслан не вернулся. Родные начали его поиски через месяц, так как думали, что он находится в Кабардино-Балкарии. В ходе поисков удалось установить, что 3 сентября 1998 года, приблизительно в 13.00, машина Беслана Яхъяева была зарегистрирована на посту ДПС "Эльхотово" ("Анапа") в РСО-Алания. Больше ничего о судьбе Яхъяева узнать не удалось.

Родственники Б. Яхъяева в письменной форме обратились в прокуратуру РСО-Алания. 25 декабря 2006 года следователем прокуратуры Кировского района РСО-Алания, юристом 2-го класса А.Т. Джибиловым возбуждено уголовное дело № 18/338 по факту исчезновения Яхъяева Беслана с формулировкой "по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 (убийство) УК РФ". По этому делу сестра Беслана, Зайнап Яхъяева, признана потерпевшей.

По состоянию на 7 февраля 2007 года нет никакой информации о местонахождении Беслана Яхъяева.

8 февраля 2007 года

Примерно в 2.30, в г. Назрань неизвестные бросили гранату в дом имама центральной мечети Назрани Хизира Цолоева. Тогда же был произведен выстрел из гранатомета по дому другого известного религиозного деятеля - муллы Сейфудина Цолоева. В результате никто не пострадал.

Около 18.00, в г. Назрань с автобусной остановки, расположенной в районе площади Согласия, сотрудниками силовых структур были похищены два жителя Ингушетии Магомед Султангиреевич Хашагульгов, 1989 г. р., учащийся школы-лицея г. Назрань, и его знакомый, Ибрагим Хаматханов, 1988 г. р.

По словам Магомеда Хашагульгова, к ним на большой скорости подъехала а/м "Газель" белого цвета. Из нее выбежали пять вооруженных людей в масках. Увидев их, Магомед и Ибрагим попытались убежать. Молодых людей догнали, повалили на землю, несколько раз ударили ногами, связали руки проволокой и затащили в "Газель". Люди, стоявшие на остановке, попытались заступиться за подростков, но неизвестные пригрозили им оружием и пообещали открыть огонь на поражение.

Хашагульгова и Хаматханова привезли в неизвестное помещение, предположительно бывшее здание УФСБ, ныне общежитие этого ведомства на ул. Оздоева г. Назрань (недалеко от места похищения). Их завели в разные комнаты. В помещении, где допрашивали Хашагульгова, было три человека. Допрос вел человек славянской внешности. Его верхняя часть лица было закрыто маской. Магомед попытался выяснить причину его задержания, но всякий раз, когда он задавал вопросы, его били дубинками по ногам. Сначала у Магомеда спросили его имя, фамилию и место проживания. Получив от него эту информацию, один человек вышел из комнаты и вскоре вернулся с бумагой, на которой была полная информация о Хашагульгове (его родители, родственники и т.д.). Затем Магомеду заявили, что три его знакомых признались в том, что он был в лесу на базе боевиков. Ему предлагали добровольно во всем сознаться, после чего обещали отпустить. Так же в ходе допроса ему называли незнакомые фамилии и спрашивали, что он знает об этих людях. На все вопросы Магомед отвечал отрицательно и ни в чем признаваться не стал. Допрос длился в течение часа. После чего неизвестные вышли из комнаты и выключили свет. Периодически в комнату кто-то входил и предлагал Магомеду сознаться во всем, после чего опять выходил из комнаты. Через несколько часов Магомеда посадили в "Газель", привезли на автовокзал г. Назрань и отпустили. Как стало известно, его друга отпустили через час после похищения. Все время обеспокоенные родители пытались найти Магомеда. Они безуспешно дозванивались на его телефон, который не был отключен, но трубку никто не брал.

9 февраля отец Магомеда, Султан-Гири Хашагульгов, обратился с письменным заявлением в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с просьбой оказать посильную помощь в защите прав его 17-летнего сына. В тот же день он подал заявление в прокуратуру г. Назрань.

Следует отметить, что родной брат Султан-Гири Хашагульгова, Исса Хашагульгов, неоднократно необоснованно преследовался сотрудниками правоохранительных органов (см. Приложение).

13 февраля 2007 года

В ночь на 13 февраля с. Ишхой-Юрт Гудермесского района Чеченской Республики было оцеплено по периметру бойцами ОМОН ЧР и сотрудниками российских силовых структур. На рассвете в восточной части села началась интенсивная стрельба. Утром стало известно, что там была обнаружена группа боевиков. Они жили в блиндаже, устроенном на крутом склоне берега р. Аксай. Между "силовиками" и боевиками завязался бой, в ходе которого были убиты четыре боевика: Амхад Цагараев, житель с. Энгель-Юрт, Ахмед Цакалаев, житель с. Азамат-Юрт (двоюродный брат Али Цакалаева, убитого в бою на окраине с. Азамат-Юрт 29 января 2007 года) и Иса Ганаев. Имя четвертого боевика установить не удалось. Со стороны "силовиков" погиб боец ОМОН ЧР, Хамзат Исаев, и сотрудник российских силовых структур. Несколько "силовиков" получил ранения. Трупы боевиков сотрудники силовых структур увезли с собой.

Утром того же дня в с. Ишхой-Юрт сотрудниками силовых структур была проведена "зачистка". Из села увезли несколько молодых людей, проживавших недалеко от места боя. Вечером того же дня большинство из них вернулись домой.

В 5.30 в ст. Николаевская Наурского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленного силового ведомства из своего дома был похищен Саид-Магомед Абдулович Курбанов, 1967 г. р., проживающий по адресу: ул. Советская, 87.

Группа вооруженных "силовиков", одетых в камуфляжную форму, приехала в станицу на нескольких машинах УАЗ. Несколько сотрудников силовых структур проникли во двор дома Курбановых через забор, и стали сильно стучать в дверь. После того, как хозяева впустили их в дом, те не представились и сразу же потребовали у Саид-Магомеда показать паспорт. Проверив документы, они увели Курбанова с собой. Жене Саид-Магомеда, Фатиме Эсмурзиевой, сказали, что доставят ее мужа РОВД Наурского района. Однако в Наурский РОВД Курбанов доставлен не был.

13 февраля Эсмурзиева обратилась в прокуратуру Наурского района по факту похищения ее мужа. Сотрудник прокуратуры предложил женщине подождать немного с подачей заявления или подать его в прокуратуру г. Грозный. Эсмурзиева заявление написала и зарегистрировала его в районной прокуратуре. В прокуратуре ей сказали, что ее мужа задержали сотрудники ОРБ-2.

В тот же день, в 10.00, Саид-Магомед сам позвонил с мобильного телефона жене. Он запретил Фатиме подавать куда-либо заявления по факту его исчезновения, так как ему пообещали освободить вечером или утром следующего дня.

После обеда сестра Саид-Магомеда, Майсорат Керимова, проживающая в Грозном, лично обратилась в ОРБ-2 с целью выяснить местонахождения брата. Вышедший к ней сотрудник ОРБ сообщил, что Курбанова увезли в прокуратуру к следователю. Он также сказал, что, скорее всего, Саид-Магомеда отпустят вечером или утром следующего дня.

Около 16.00 Саид-Магомед позвонил во второй раз и снова интересовался, не обращались ли его родные в правоохранительные органы. Во время разговора с ним родные отметили, что голос у Саид Магомеда был подавленным. Было слышно так же, как кто-то подсказывал ему, что нужно говорить. Фатима сказала мужу, что уже подала заявление прокурору.

Саид-Магомеда освободили вечером 13 февраля из здания прокуратуры. Вместе с ним отпустили еще одного жителя станицы. У прокуратуры Курбанова встретил брат. Физическое состояние Саид-Магомеда было плохим: он жаловался на головные боли, на теле были видны синяки от побоев, на руках следы от наручников. С его слов стало известно, что в ОРБ-2 его подвергали жестокому обращению. Заковав руки в наручники, ему наносили удары по всему телу ногами, били доской по голове, ударяли головой о стол. Избиения сопровождались допросом: спрашивали о принадлежности к боевикам и участии в боевых действиях. Его принуждали оговорить других мужчин, проживающих в станице. Несмотря на примененное насилие в отношении него, он не назвал никаких фамилий и ничего не подписал.

Саид-Магомеда Курбанова задержали на основании показаний односельчанина, которого задержали вместе с ним сотрудники ОРБ-2. Оказывая физическое давление, оперативники заставили его рассказать о том, что в октябре 1999 года Саид-Магомед несколько раз оказывался, как и многие другие, в южной окраине г. Грозного (т.н. "Собачевка"). Здесь тогда дислоцировалась группа бригадного генерала ВФ ЧРИ Бауди Бакуева. Курбанов не участвовал в боевых действиях, но из интереса брал в руки брошенное нерабочее оружие. Именно этот факт вменялся Саид-Магомеду оперативными сотрудниками как совершенное преступление.

После допросов из ОРБ-2 его доставили в прокуратуру, где следователь Кучеров взял у него объяснительную записку. В ней Керимов пояснил, что действительно в то время там дислоцировалась группа генерала Бакуева (имя Бакуева было очень известно в то время) и, что он брал в руки указанное выше оружие. После того, как у него была взята объяснительная записка и получено устное подтверждение о его явке при необходимости к следователю, он был отпущен.

Родственники Курбанова обеспокоены тем обстоятельством, что сотрудники ОРБ-2 потребовали от него в ультимативной форме, чтобы до конца февраля он принес им автоматическое оружие. Вместе с тем, выдвинув указанное требование, они пригрозили, что в случае огласки и невыполнения их требования они накажут его самым жестоким образом. Ему также напомнили, что у них под следствием находится его брат, Зелимхан Абдулович Курбанов, 1956 г. р., который обвиняется в совершении диверсионно-террористических актов в Наурском районе (например, обстрел милицейской автомашины в 2002 году).

Майсорат Керимова письменно обратилась в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный, в котором просит отреагировать на данное заявление в целях пресечения преступного требования, а также защитить С.-М. Курбанова от противоправных действий со стороны оперативных работников ОРБ-2.

18 февраля 2007 года

Около 2.00 на северо-западной окраине с. Ачхой-Мартан Чеченской Республики было совершено разбойное нападение на дом семьи Надаевых, проживающих по адресу: ул. Бажаева, 4.

По словам Зулай Надаевой, ночью она проснулась от сильного стука в дверь, а затем услышала топот сапог в соседней комнате. Она не успела встать, как в комнату вошли вооруженные люди в масках, одетые в камуфляжную форму, и один из них осветил лицо Зулай фонариком. Неизвестные на русском языке приказали ей не вставать и спросили, кто находиться в доме. Женщина сказала, что все члены семьи – муж и два сына. Неизвестные разбудили мужа, Мовлида Аюбовича Надаева, 1952 г. р., и младшего сына. Им приказали встать на колени завести руки за головы и опустить головы к полу. Зулай слышала шум в соседней комнате, где спал старший сын.

Затем один из вооруженных людей, который ее разбудил, сказал, что у них есть информация о том, что в доме спрятано оружие, и потребовал его выдать. При этом никому из Надаевых вставать не разрешили. В доме был проведен несанкционированный обыск. Через некоторое время из комнаты, где спал старший сын, пришел еще один вооруженный мужчина и сказал, что ничего нет.

Руководивший данной "спецоперацией" сказал, чтобы искали лучше. Неизвестные провели повторный обыск, который так же не дал никаких результатов.

Затем осмотрели весь дом в третий раз. В комнате, где находилась Зулай, ее муж и младший сын, один из неизвестных стал выбрасывать из шифоньера женские вещи. В этот момент вместе с вещами выпал пистолет и упал рядом с сыном на пол. При падении произошел самопроизвольный выстрел, и пуля ушла вверх, пробив ДСП на потолке.

При звуке выстрела от неожиданности сын завалился на бок, а хозяин дома, Мовлид, подумал, что пуля попала в сына, отчего испугался и некоторое время не мог произнести ни слова.

Руководитель "спецоперацией", обращаясь к Зулай, сказал: "...Ну, что мать? Ты думаешь нас отблагодарить, что мы не забираем твоих сыновей?" Женщина достала спрятанные среди книг деньги, оставшиеся от продажи дома (около сорока тысяч рублей) и отдала их неизвестным, после чего они ушли, приказав, чтобы никто из дома не выходил и за ними не следил.

Зулай посмотрела на часы: было 2.50. Надаевы привели в чувство Мовлида, а затем позвонили в местное РОВД. Через некоторое время к ним домой приехали сотрудники РОВД и провели первичные следственные действия. Утром того же дня милиционеры приехали снова вместе с сотрудниками районной прокуратуры. Следственная группа внимательно изучила следы на улице (в ту ночь выпал снег и следы были отчетливо видны) и след от пули в потолке. Они установили, что машина, на которой приехали неизвестные, находилась на левом берегу р. Мартанка, а к дому Надаевых те пришли через накидной мост через речку, который находиться примерно в тридцати метрах от дома. Всего нападавших было шесть-семь человек. По данному факту прокуратурой было заведено уголовное дело. 19 февраля Надаевых пригласили в районную прокуратуру для дачи показаний. В тот же день сотрудник ПЦ "Мемориал" встретился с семьей Надаевых и опросил их относительно ночного происшествия. Зулай Надаева заявила, что они не хотят поднимать шум и проводить расследование данного факта. Боятся, что из-за этого могут пострадать их сыновья (старшему сыну 24 года, младшему – 20 лет; их имена называть она отказалась). По словам Зулай, утром 19 февраля она послала старшего сына в прокуратуру, чтобы он забрал заявление.

21 февраля 2007 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратился Ахмед Магомедович Джайдаров, делегированный жителями многоквартирного дома № 136 на ул. Кадырова (Ленина) г. Грозный. Суть его обращения связана с нарушением жилищных прав граждан указанного дома. Дело в том, что власти, не поставив их в известность, приняли решение о его сносе. По словам жильцов, их дом, частично разрушенный в ходе боевых действий, ранее был включен в списки жилья, подлежащего восстановлению. Они долго ждали, когда начнут восстанавливать их жилье, а вместо этого их дом пытаются разобрать. Кем именно принято решение о сносе, и на каком основании людям неизвестно. Тем самым и вызвана тревога людей. Жильцы хотят знать, будет ли им представлено взамен равноценное жилье или же их дом будет отстроен снова, а за ними сохранятся квартиры. Вариант выплаты компенсаций в размере 350 тысяч людей явно не устраивает, так как за такую сумму по сегодняшним ценам невозможно купить жилье в республике. Жильцы дома № 136 на ул. Кадырова намерены собственными силами препятствовать разрушению их дома до тех пор, пока им не будет дать определенный ответ относительно их дальнейшей судьбы. За поддержкой они обратились к городским властям и правозащитным организациям. По данному обращению ПЦ "Мемориал" направил запрос в администрацию г. Грозный.

Приложение:

История преследований семьи Хашигульговых

Следует отметить, что Исса Лаханович Хашагульгов, 1968 г. р., первый раз был задержан 1 апреля 2003 года в г. Карабулак по адресу: ул. Чкалова, 53. 4 апреля 2004 года на имя жены Хашагульгова И.Л., Ахильговой П.Т., в ответ на ее запрос (подписан начальником УФСБ РФпо РИ Коряковым С.Б.), пришло письмо из УФСБ РФ по РИ, в котором сообщалось, что "в соответствии с отдельным поручением Генеральной прокуратуры РФ по Ч1/2-21/999 от 20.03.2003 по уголовному делу № 21/999, возбужденному по факту вооруженного нападения банды Гелаева на военнослужащих ФС в районе с. Тарское РСО-А и с. Галашки РИ в сентябре 2002 года, в соответствии п.п.4 и 5 части 2 ст. 38 и части 1 ст. 152 УПК РФ, 01.04.2003 г. в г. Карабулак РА сотрудниками УФСБ РФ по ЧР было произведено задержание гражданина Хашегульгова Исы Лахановича, который доставлен в УФСБ РФ по РСО-Алания для проведения последующих следственных действии в рамках указанного уголовного дела".

Через восемь дней, после задержания И.А. Хашегульгова отпустили на свободу.

14 октября 2003 года, в с. Яндаре в 18.30 в доме отца Иссы Хашагульгова, Лахана Саитовича Хашагульгова, проживающего по адресу: ул.Орджоникидзе, 9, вооруженными людьми, как впоследствии выяснилось, сотрудниками Сунженского РОВД РИ был произведен несанкционированный обыск. В ходе обыска один из "силовиков" толкнул беременную сноху Лахана Хашагульгова (позднее у женщины случился выкидыш). Ничего противозаконного в ходе обыска обнаружено не было.

Л.С. Хашагульгов пожаловался на действие сотрудников, написав заявление прокурору РИ. 6 ноября 2003 года им был получен ответ из прокуратуры Назрановского района за подписью помощника прокурора Назрановского района Гелисханов. В этом ответе сообщалось следующее: "Ваше заявление, поступившее в прокуратуру Назрановского района о несанкционированном обыске работниками Сунженского РОВД, нами рассмотрено. Проведенной прокуратурой проверкой установлено, что работниками сунженского РОВД проводились мероприятия по розыску преступника, путем досмотра Вашего домовладения, что не противоречит действующему законодательству".

26 апреля 2004 года в 9.10 на посту ГАИ в г. Карабулак сотрудники милиции остановили машину под управлением Якуба Лахановича Хашагульгова, 1970 г. р. После этого в машину сели сотрудники Карабулакского ГОВД и предложили Хашагульгову проехать в ГОВД. По прибытию на место Хашагульгова обыскали и досмотрели его автомобиль ВАЗ-21099, серебристо-синего цвета, (регистрационный знак 845, 06 регион). Затем у него сняли отпечатки пальцев, сфотографировали и допросили. Допрос проводил работник уголовного розыска, А. Бештоев, который так и не объяснил причину задержания Хашегульгова. Примерно через два часа Хашегульгова отпустили, но машину не вернули, оставив, якобы, для проведения экспертизы.

30 апреля 2004 года, д. 53 на ул. Чкалова снова ворвались сотрудники правоохранительных органов. В этот раз Иссы дома не оказалось. Военные произвели в доме обыск, предъявив санкцию прокуратуры г. Назрань, подписанную следователем прокуратуры Р.Ю. Албаковым. Из постановления прокуратуры на обыск следовало, что в ходе следствия по делу обстрела автомашины УАЗ-452 с сотрудниками силовых структур 20 апреля 2004 года в 12.30 в Гамурзиевском м/о г. Назрань на ул. Зязикова было установлено, что к данном у преступлению могут быть причастны братья Хашагульговы: Исса, 1968 г. р. и Якуб, 1970 г. р. В ходе обыска ничего противозаконного обнаружено не было.

В тот же день на основании этого же постановления был произведен обыск в с. Яндаре в доме Лахана Хашагульгова, который так же не дал никаких результатов. Впоследствии по этому делу, которое инкриминировалось Хашагульговым, были задержаны и осуждены другие люди.

13 сентября 2005 года около 4.00, в г. Карабулак в дом, 101 по ул. Осканова ворвались вооруженные люди, предположительно сотрудники ФСБ, и произвели несанкционированный обыск. По данному адресу проживает Фердоус Алаудиновна Галаева (около 70 лет) и ее сноха, Фатима Мовтовна Галаева.

По словам женщин, рано утром, в ворота их дома раздался сильный стук. Фердоус Галаева вышла из дома, спросила, кто там. За воротами ответили – милиция. На вопрос, что нужно милиции, ответили – пришли провести обыск и если им не откроют дверь, пригрозили взорвать дом.

Женщина открыла калитку. На улице стояли три машины: два белых микроавтобуса "Газель" и одна "Нива". Вошли вооруженные люди в масках (до 20 человек). Разговаривали по-русски, представились как сотрудники ФСБ и приказали женщинам встать лицом к стене, направив на них автоматы. Никаких документов не предъявили. Пришедшие вели себя грубо. Дом и двор обыскивали в течение четырех часов (в огороде использовали миноискатель). Ничего противозаконного обнаружено не было.

В ходе обыска женщины неоднократно пытались выяснить причину визита, но все их вопросы игнорировались. Просьба позвать соседей в качестве понятых так же осталась без ответа.

Однако сотрудники силовых структур задали женщинам несколько вопросов, из которых можно было сделать вывод, что их интересовал племянник Фердоус Галаевой (сын сестры), Исса Лоханович Хашагульгов, прописанный по данному адресу, а в доме, предположительно, искали оружие. В 8.00 "силовики" уехали. После их визита Фердоус Галаевой пришлось вызывать скорую помощь, т.к. пожилой женщине стало плохо с сердцем.

Примерно в 16.10 во двор к Галаевой ворвались те же самые лица. Однако на этот раз их было больше; приехали даже кинологи с собаками. Домовладение Галаевой вновь было подвергнуто тщательному обыску. При этом сотрудники силовых структур вновь не предъявили никаких документов, санкционирующих проведение обыска и удостоверяющих их личности.

Приблизительно в 18.30 во двор Галаевой попытались проникнуть сотрудники Карабулакского ГОВД. Однако российские "силовики" не позволили им этого сделать.

Вскоре пришли племянники Ф. Галаевой, которые узнали от соседей о проводившемся обыске. Сотрудники силовых структур заставили всех мужчин встать к стене и поднять руки, после чего начали их обыскивать. При этом, по словам очевидцев, они вели себя чрезвычайно грубо. Испугавшись за жизнь своих племянников, Фердоус почувствовала себя плохо. Женщине была вызвана скорая помощь.

Примерно в 20.10 "силовики" покинули дом на двух автомобилях "Газель", бронированном УАЗе и автомобиле "Жигули" седьмой модели. У всех машин отсутствовали номерные знаки.

Февраль 2007 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 04:01

18 января 2017, 03:04

18 января 2017, 02:26

  • Юристы указали на противоречия между статьей УК о недоносительстве и правовой культурой на Кавказе

    Практика уголовного преследования за недоносительство о преступлении обостряет противоречия между законом и принятыми среди жителей Кавказа нормами правовой культуры и спецификой родовых отношений, отметили юристы, комментируя первое дело по статье 205.6 УК, принятой в рамках "пакета Яровой". Исторически преследование за недоносительство имело политический подтекст и уже становилось угрозой, в частности, для традиций куначества, отмечают культурологи.

18 января 2017, 01:55

18 января 2017, 01:19

Архив новостей
Все SMS-новости