15 мая 2001, 16:22

План постконфликтной реконструкции Чечни

Введение
План постконфликтной реконструкции Чечни
       Задачи мирного процесса
       Индикаторы риска и потенциальные угрозы
       Общее направление реагирования и конкретные действия
       Стратегические принципы работы в регионе
Анализ ситуации: Чечня сегодня
       Обзорная информация
       Внутренние факторы
       Внешние факторы
Сценарии развития ситуации
       Наиболее вероятный: затяжная война
       Менее вероятный: рост активности боевиков
       Наименее вероятный: выход конфликта за пределы Чеченской республики

Введение

В рамках реализации Гранта национальной лотереи, полученного членами FEWER на Кавказе (EAWARN, Миссия Мира на Кавказе совместно с организацией Международное ненасилие), запланировано проведение серии стратегических круглых столов по теме постконфликтной реконструкции в Чечне.

Первый круглый стол прошел в Пятигорске 15-16 декабря 2000 года. В работе круглого стола приняли участие лидеры Чеченских общин, эксперты, представители Чеченского правительства и правительств соседних республик, сотрудники федеральных министерств, а также международных организаций.

В ходе работы в качестве руководства для доноров и агентств, работающих в Чечне, был подготовлен План постконфликтной реконструкции Чечни. Группы, принимавшие участие в его разработке, рекомендовали работающим в регионе агентствам принимать активное участие в процессе обмена информации и координационных встречах с целью усиления эффективности деятельности по стабилизации ситуации в республике.

В данном документе определены три ключевых направления деятельности по стабилизации ситуации в республике:

  • инициирование скоординированного процесса восстановления Чечни;
  • необходимость реализации процесса политического урегулирования при участии и под руководством населения Чеченской республики;
  • укрепление законности и правопорядка, защита прав человека.

 

Данная редакция Плана постконфликтной реконструкции не является окончательной. Свой окончательный вид документ примет после проведения еще двух круглых столов, в которых предполагается еще более активное участие представителей федерального правительства и международных организаций.

Ниже представлен План постконфликтной реконструкции Чечни и аналитические материалы по ситуации в республике, которые легли в основу Плана.

План постконфликтной реконструкции Чечни

В данном плане рассматриваются следующие вопросы:

  1. Задачи мирного процесса
  2. Индикаторы риска и потенциальные угрозы
  3. Общее направление реагирования и конкретные действия
  4. Стратегические принципы работы в регионе
1. Задачами мирного процесса в регионе в долгосрочной перспективе являются следующие:
  • укрепление правопорядка и защита прав населения;
  • удовлетворение основных нужд населения;
  • обеспечение личной безопасности граждан республики;
  • экономическое развитие (в частности снижение безработицы и доступ к образованию широких масс населения);
  • гармонизация отношений между Чечней и соседними регионами.
2. Индикаторы риска и потенциальные угрозы:
  1. низкая дисциплина в федеральных войсках;
  2. раскол внутри чеченского населения;
  3. использование войны как средства для личной наживы;
  4. повсеместное нарушение прав человека;
  5. слабость и недееспособность Администрации Чеченской республики;
  6. интернационализация чеченского конфликта;
  7. внешняя финансовая поддержка чеченских сепаратистов.

Подробнее о факторах риска далее в разделе аналитической информации.

3. Выделены следующие направления реагирования и конкретных ответных действий:

Инициирование и координация комплекса мер по восстановлению Чечни

Процесс восстановления мира является чрезвычайно сложным и длительным и требует привлечения усилий всех миротворческих субъектов. В первую очередь необходима четкая координация действий Администрации Президента РФ, Правительства РФ, законодательных органов РФ, Администрации Чеченской республики, органов власти на местах и представителя Президента РФ в Южном федеральном округе.

Решающим фактором для стабилизации положения в Чечне и на Северном Кавказе является восстановление экономики и гражданского общества в Чечне.

Для федерального центра следующим по приоритетности после удовлетворения элементарных нужд Чеченского населения в гуманитарной помощи должно стать направление финансирования работ по восстановлению Грозного, строительству жилья, развитию сельского хозяйства и подъему нефтехимического промышленности. Необходимо создание условий для возвращения вынужденных переселенцев, без которых невозможно возрождение экономики республики. Кроме того, необходимо принятие мер по социальной реконструкции и развитию общественного сознания, по внедрению различных механизмов создания рабочих мест, созданию программ развития здравоохранения, образования. Важную роль в восстановительном процессе должен играть коммерческий сектор, в частности, также большое значение будет иметь привлечение инвестиций со стороны российского бизнеса и чеченских бизнесменов. Для достижения этих целей требуется создание координационных органов по поддержке инвестиционной деятельности и оказанию гуманитарной помощи.

Инициирование процесса политического урегулирования

Анализ ситуации в Чечне подтверждает, что только силовыми методами проблему не решить. Урегулирование чеченского конфликта должно проводиться политическими методами. В этой связи для установления стабильной ситуации в республике крайне важным является стремление всех общественных сил к разрешению конфликта. Для успешной реализации процесса политического урегулирования решающими являются два фактора: а) переговоры с вооруженными группировками сепаратистов о прекращении сопротивления; б) определение государственно-правового статуса Чечни в составе Российской Федерации. Второй вопрос не может являться предметом обсуждения с сепаратистами, поскольку решения о государственно-правовом статусе должны приниматься всем населением Чечни. Другим ключевым фактором восстановления стабильности в республике является развитие общественных институтов, представляющих различные общественные интересы, и поиск компромисса между противоборствующими группировками. Итогом процесса политического урегулирования должно стать формирование легитимной и сильной государственной власти посредством демократических выборов.

Роль средств массовой информации в освещении процесса реконструкции чрезвычайно важна. Информация, распространяемая ими как в самой Чечне, так и за ее пределами, должна иметь позитивный, конструктивный характер. При этом необходимо не только освещать события в республике для внешнего мира, но и развивать теле- и радиовещание, рассчитанное на население Чечни.

С целью укрепления позитивных тенденций в чеченском обществе необходимо развитие общественного сознания, популяризация идей мира; кроме того, необходимо постепенно избавляться от анти-чеченских настроений, которые по-прежнему широко распространены в российском обществе.

Широкое освещение всего хода мирного процесса, переговоров между враждующими сторонами является важнейшим средством привлечения широких масс к деятельности по достижению его конечной цели. Таким образом, средства массовой информации играют существенную роль в снятии напряженности в обществе и успешном развитии процесса мирного урегулирования.

Обеспечение автономности Чечни

Утверждение Чечни в качестве автономного региона Российской Федерации в большой степени зависит от степени автономности внутренних органов управления республикой. Фундаментом независимости Чечни должны стать плюрализм, четкое распределение полномочий федерального центра и властей республики на законодательном уровне, скоординированность и непротиворечивость федерального и регионального законодательств, установление жестко исполняемой схемы современного федерализма.

В ближайшее время, однако, власть в Чечне должна быть передана единому органу, находящемуся в прямом подчинении федеральному центру. В течение этого временного периода правления так называемой чеченской администрации должно происходить становление других властных структур с соблюдением принципов доверия и сбалансированности между военными и гражданскими организациями, усилением позиций выборных местных органов власти.

Кроме того, необходимо снижение напряженности в межэтнических отношениях посредством создания соответствующей законодательной базы по восстановлению прав репрессированных народов. Необходимо официальное признание и гарантии права чеченского народа на самоопределение, а также обеспечение высокого уровня самостоятельности Чеченской республики в составе Федерации. Официальные заявления на этот счет должны гарантировать сохранение культурных и религиозных традиций чеченского народа.

Защита и удовлетворение интересов чеченских беженцев и вынужденных переселенцев

Совет безопасности и Министерство иностранных дел Российской Федерации должны определить и четко следовать приоритетным направлениям государственной политики на Кавказе, предпринимая все необходимые меры по защите беженцев и вынужденных переселенцев из Чечни в странах содружества. Необходимо оказание адресной финансовой и гуманитарной помощи всем нуждающимся - как беженцам, так и чеченцам, не покинувшим республику, предоставление пенсий и льгот жертвам войны, разработка и внедрение программ по их возвращению на родину и реинтеграции в мирную жизнь. Необходимы радикальные меры по установлению правопорядка на территории Чечни, по прекращению бесконтрольного и повсеместного использования оружия. Должны быть установлены жесткие правила для военнослужащих в отношении мирного населения, с целью пресечения попыток насилия, мародерства и других незаконных действий. Борьба с терроризмом и преступностью должна вестись более профессионально, последовательно, при условии неукоснительного соблюдения закона.

Укрепление законности и защита прав человека в Чечне

Для достижения стабильности в Чечне необходимо установления твердого правопорядка, охраняемого властями. Столь же важную роль в поддержании правопорядка будут играть традиционные общественные институты, народная дипломатия. Требуется срочное воссоздание судебной системы и системы правоохранительных органов для борьбы с преступностью посредством закона. Все население должно быть обеспечено паспортами или иными удостоверениями личности, с целью предоставления ему свободы передвижения.

Восстановление экономики и социальной сферы ЧР - решающее условие ста-билизации ситуации не только в Чечне, но и в Северо-Кавказском регионе в це-лом. С войной в Чечне можно покончить, только сделав ее невыгодной в экономическом смысле. Чем эффективнее федеральный центр будет решать такие социально-экономические проблемы, как безработица, нищета, тем в большей изоляции окажутся сепаратисты, тем быстрее завершится война.

Реализация этих направлений должна положить конец практике захвата заложников и других противоправных действий и обеспечить полноценную защиту прав и свобод человека в Чечне.

4. Стратегические принципы деятельности по мирному урегулированию включают в себя:
  • Объединение усилий органов власти РФ и правительства Чечни, местных организаций, неправительственных и международных организаций в деятельности по восстановлению Чечни.
  • Процесс политического урегулирования должен происходить под руководством и при активном участии, в первую очередь, населения Чечни.
  • Подконтрольность и прозрачность процесса восстановления и политического урегулирования являются ключевыми требованиями.

Анализ ситуации: Чечня сегодня

Обзорная информация

Несмотря на многочисленные официальные заявления о том, что основные силы чеченских сепаратистов были разгромлены (по официальным данным, убито 13 тысяч боевиков; уничтожено 20 известных полевых командиров, столько же арестовано), не приходится говорить о том, что федеральные войска одержали победу во второй чеченской кампании. Доказательством этого является тот факт, что в партизанской войне ежемесячно гибнет 50-70 военнослужащих. Кремль не достиг своей главной цели: ликвидации очагов вооруженного сепаратизма в Чечне. Более того, неадекватное применение силы в отношении мирных граждан ЧР не только множит число жертв среди них, увеличивает количество беженцев, но и расширяет социальную базу движения сопротивления. Особенность ситуации состоит в том, что гражданское население Чечни стало заложником войны, жертвой насилия со стороны как федеральных войск, так и боевиков. Массовое нарушение прав и свобод человека - одна из основных проблем сегодняшней Чечни.

Война в Чечне все более криминализируется, обогащая обе противоборствующие стороны, она стала своеобразным бизнесом. Продаются и покупаются люди, оружие, нефтепродукты и наркотики. Оружие, наркотики и алкоголь, оказавшись в одних руках, стали большей опасностью для группировки российских войск в Чечне и мирного населения, чем боевики. Солдаты, особенно контрактники, пережившие войну и смертельный риск, не выдерживают испытание миром, применяя в конфликтных ситуациях единственное известное им средство - силу. Жертвами насилия чаще всего становятся мирные жители.

В администрации ЧР, возглавляемой Ахмед-Хаджи Кадыровым, нет внутреннего единства (имеет место перманентное противостояние между Кадыровым и его заместителем Гантамировым), она не пользуется влиянием среди населения и при отсутствии финансирования федеральным центром социально-экономических программ практически бессильна что-либо предпринять для стабилизации обстановки.

Ситуация в ЧР не имеет силового решения. Необходимо начать внутричеченский диалог и приступить к политическому урегулированию конфликта.

Внутренние факторы

15 апреля 2000 года военно-политическое руководство России официально объявило о завершении войсковой части контр террористической операции в Чечне. По данным Генштаба РФ, подразделения Минобороны разгромили все крупные вооруженные формирования боевиков, оснащенные тяжелым оружием, уничтожили их войсковую систему управления и единую инфраструктуру. По официальным данным, убито до 13 тысяч боевиков, среди них 20 известных полевых командиров. Арестованы и находятся в следственных изоляторах еще 20. Российская армия потеряла около трех тысяч военнослужащих (эти данные подвергаются сомнению многими неправительственными организациями и СМИ). Погибших мирных жителей во второй чеченской кампании, по сведениям правозащитных организаций, около десяти тысяч. (Представитель Ичкерии В. Ибрагимов приводит другие сведения: федеральные войска потеряли убитыми 14 тыс. человек, а бойцы сопротивления - 1,5 тыс. человек). В ходе операции федеральные войска заняли все стратегически важные населенные пункты и впервые взяли под контроль чеченский участок российско-грузинской государственной границы. После завершения активных боевых действий основную тяжесть борьбы с небольшими отрядами боевиков должны были взять на себя МВД и ФСБ. Однако, разгромив крупные силы боевиков и заняв по периметру всю территорию Чечни, федеральные войска войну не выиграли. Конфликт вот уже полгода как перешел в фазу партизанской войны, конца которой не видно. По оценкам российских военных, в Чечне боевиков осталось 2 - 2,5 тысячи (Масхадов утверждает, что у него 15 тысяч боевиков). Они ежедневно нападают на российские войска, ведут диверсионную войну, в которой ежемесячно гибнет 50-70 военнослужащих. Число боевиков не уменьшается, а главные их лидеры: Масхадов, Басаев, Хаттаб, Гелаев, Бараев остаются на свободе, беспрепятственно передвигаются по территории Чечни и успешно руководят войной. В результате основная цель контр террористической операции остается не достигнутой.

Низкий уровень дисциплины в федеральных войсках

После завершения военной фазы операции в Чечне перед Министерством иностранных дел (МВД) и Федеральной службой безопасности (ФСБ) РФ была поставлена задача по уничтожению партизанских отрядов боевиков. Занятие всей территории Чечни федеральными войсками и разгром основных сил противника вовсе не означают полную победу федеральных сил. За последние шесть месяцев конфликт трансформировался в жестокую партизанскую войну. По оценкам российских военных на территории Чечни находится от 2000 до 2500 боевиков (в то время как Масхадов называет цифру 15000). Российские войска подвергаются атакам каждый день и ежемесячно теряют 50-70 человек. Количество боевиков не уменьшается, а их лидеры - Масхадов, Басаев, Хоттаб, Гелаев и Бараев свободно передвигаются по территории Чечни и координируют действия террористов. Таким образом, основная цель анти-террористической операции по-прежнему остается не достигнутой.

Армейские соединения оказались бессильными перед мелкими мобильными группами боевиков и перешли к обороне, сведя активные боевые действия к минимуму. Началась тяжелая, изнурительная борьба с диверсионной войной. При этом войска несут большие потери, особенно от действий "камикадзе". Полностью разрушенный Грозный с его разбитыми и искореженными заводскими цехами, руинами жилых домов и глубокими балками - удобный плацдарм для диверсионной войны. По свидетельству военных, в городе постоянно находятся несколько сот боевиков. Днем они прячутся, а ночью нападают на блокпосты, обстреливают и минируют выявленные цели. В Чечне налицо все признаки партизанской войны. А она, как известно, продолжается столько, сколько действуют причины, ее породившие. Официальные заявления российских силовых структур о подконтрольности ситуации не соответствуют действительности. На самом деле федеральные войска пока не могут ни обеспечить собственную безопасность, ни защитить гражданское население. А если учесть противостояние внутри официальных органов ЧР и соперничество между чеченскими лидерами, то возможности комбатантов для ведения диверсионной войны значительно возрастают.

Мировой опыт свидетельствует, что армия, выведенная из казарм в поле, быстро разлагается: грабежи мирного населения, акты вандализма становятся обыденностью. Сегодня перед командованием встала проблема: как уберечь войска, выполнившие свой долг, от деградации. У солдат, в основном контрактников, испытавших все ужасы войны, появилось много "свободного времени". В итоге стотысячная группировка становится неуправляемой. Наблюдается рост преступлений среди военных на почве пьянства, неуставных отношений. Оружие, наркотики и алкоголь, оказавшись в одних руках, стали большей опасностью для группировки российских войск в Чечне и мирного населения, чем боевики.

Отчуждение мирного населения

Минобороны, увязнув в затяжной партизанской войне, на которую у него нет сил и средств, впервые официально выказало недовольство работой МВД и ФСБ. Заместитель Генштаба генерал Валерий Манилов публично заявил, что благодаря существенно снизившейся эффективности проведения операции бандиты могут чуть ли не беспрепятственно перемещаться по территории республики и создавать базы и склады. Военные справедливо считают, что уничтожать мелкие группы боевиков, вести оперативную работу, пресекать действия террористов - задача спецслужб. Но факты свидетельствуют о том, что внутренние войска, ОМОНы и СОБРы, временно командированные из других регионов России, не справляются с этой задачей. Напротив, "спецоперации", "зачистки", "акции возмездия" ведут к большим жертвам среди гражданского населения, росту числа беженцев, расширению социальной базы поддержки боевиков.

Боевые операции, ведущие к жертвам среди гражданского населения, перечеркивают эффект всех социальных и экономических программ, и это существенное препятствие стабилизации ситуации в ЧР. Противоправные действия и насилие со стороны российских силовых структур в отношении мирных чеченцев только усиливают наметившуюся тенденцию: боевые действия федеральных войск выглядят, как ведущиеся "против народа", а сопротивление боевиков принимает внешние черты национально-освободительного движения. Доминирующей силой чеченского сопротивления могу стать рекруты новой волны. Они и их новые лидеры станут идейными, а значит - и более жестокими борцами. При этом нужно иметь в виду, что российская военная группировка, действующая в Чечне, в основном национально однородна, и воюет она на территории, имеющей национально однородное население. Это также объективная предпосылка к напряженности в отношениях.

Война в Чечне стала выгодным промыслом для обеих сторон, участвующих в конфликте. И это также существенное препятствие на пути стабилизации ситуации. Некоторые высшие армейские чины заинтересованы в сохранении вялотекущей войны. Нынешняя ситуация обеспечивает военным увеличение бюджетного финансирования и растущее влияние на руководство страны. Пытаясь сохранить все это, генералы внушают себе и обществу, что "чеченская проблема" будет решена, когда удастся пленить или уничтожить лидеров боевиков. На самом деле иногда кажется, что для военных выгоднее сохранить нынешнюю ситуацию как можно дольше.

Война в Чечне имеет изначально криминальный характер. В ней все, в том числе и человеческая жизнь, продается и покупается. Продолжение конфликта в нынешней стадии выгодно определенным силам в российских политических, финансовых и военных кругах. Их представители имеют "деловые контакты" в Чечне. Мафиозные структуры делают бизнес на торговле людьми, оружием, наркотиками, нефтепродуктами. С этим бизнесом связаны и кланы некоторых региональных "баронов". В их карманах оседает часть денег от продажи гуманитарной помощи, которая поступает из-за границы (о разворовывании федеральных средств говорить не приходится).

Нарушение прав человека

В Чечне имеет место массовое нарушение прав человека. Российские законы здесь не действуют. До сих пор отсутствует законодательная база, регулирующая проведение контр террористической операции. Отдельные военнослужащие - контрактники, бойцы ОМОНов и СОБРов во время "зачисток" творят насилие, совершают преднамеренные убийства мирных граждан, грабят население. Грабежи часто совершаются совершенно открыто. Причем речь идет не только о небольших ценных вещах, таких как деньги, ювелирные изделия, но и об организованном вывозе объемных грузов. Подобный грабеж может происходить только с разрешения командования отдельных частей. На блокпостах действует система поборов, раздетые и голодные солдаты мародерствуют. Теперь не только террористы похищают и продают людей - этим занимаются и "законные вооруженные формирования". Через систему фильтрации за время конфликта прошли более 10 тысяч человек, многие из которых были выкуплены родственниками. По официальной статистике, против военнослужащих возбуждено 467 дел, но лишь 14 из них имеет отношение к преступлениям, совершенным против мирного населения. Проблема усложняется тем, что в Чечне нет судебной системы. Отсутствие судебной защиты на протяжении всего периода проведения операции в ЧР означает, что жители Чечни лишены главного механизма защиты их законных прав. По данным независимой комиссии П. Крашенинникова, в Чечне участились случаи мародерства, мздоимства со стороны военных. Только в одном районе Чечни, по словам члена комиссии Эллы Панфиловой, комендант вынужден был уволить 62 контрактников, служивших по подложным документам. Известны факты проведения "зачисток" без ведома федерального центра.

В последнее время в Чечне участились случаи пропажи людей. Задержанные на блокпостах люди бесследно исчезают. По официальным данным, число пропавших без вести достигло 500 человек. По свидетельству упомянутой комиссии, фамилии многих задержанных местных жителей нельзя найти ни в списках МВД, ни в списках Генеральной прокуратуры, ни в списках ФСБ. Серьезной проблемой для жителей Чечни является отсутствие у многих российских паспортов, а их выдача производится медленно. Не имея паспортов, граждане лишены возможности свободно передвигаться, при "зачистках" населенных пунктов им угрожает опасность быть задержанными. В целом, по мнению комиссии, после прекращения боевых действий обстановка в Чеченской республике по гуманитарным направлениям резко ухудшилась.

На Парламентских слушаниях 21 сентября 2000 г. впервые на столь высоком уровне была поднята проблема нарушения прав человека при проведении немотивированных "зачисток", операций по поиску наркотиков, боеприпасов и других подобных акциях. Практически все выступившие на слушаниях докладчики, в их числе и спецпредставитель президента РФ по соблюдению прав и свобод человека в Чечне В. Каламанов, признали, что нарушения прав граждан все еще носят массовый характер. ("Независимая газета" 22.09.20000). Депутат Госдумы от ЧР А. Аслаханов обвинил армию и правоохранительные органы в жестокости, бессовестности, безнравственности по отношению к чеченцам. Аслаханов заявил, что не будет мира до тех пор, пока армия не повернется лицом к гражданам. В противном случае они будут готовы умереть, но отстоять свою честь, потому что "дальше терпеть произвол и беззаконие невозможно". ("Независимая газета" 22.09.2000)

По общему признанию думских деятелей, государственных чиновников, аналитиков и экспертов, самой актуальной проблемой в Чечне остается обеспечение безопасности мирного населения, защита его как от боевиков, так и от произвола со стороны федеральных войск.

В последнее время вновь обострилась проблема беженцев. Производственная и коммунальная инфраструктура Чечни, частично восстановленная после первой войны и кое-как действовавшая, теперь окончательно уничтожена. Люди, покинувшие Чечню до 1999 года, не смогут вернуться в свои дома: они в очередной раз разрушены. Более того, к ним прибавились новые сотни тысяч вынужденных переселенцев. И с наступлением зимы 150 тысяч беженцев, находящихся на территории Ингушетии, вновь окажутся на грани катастрофы. Сепаратисты и сочувствующие им некоторые руководители Ингушетии с самого начала используют чеченских беженцев как инструмент давления на федеральную власть, пытаясь вынудить ее начать переговоры с Масхадовым. Часть вынужденных переселенцев готова вернуться домой, но им необходимы гарантии безопасности и минимальная социальная поддержка.

В такой обстановке боевики усилили террор против местного населения. В целях устрашения они расстреливают работников администрации, демонстративно казнят тех, кто осмелился публично осудить их действия. Череда убийств прокатилась по многим селениям Чечни. За период с марта по июль с. г. убиты девять глав местной администрации, двенадцать чеченских милиционеров, четыре работника прокуратуры, четыре имама поселковых мечетей. В конце августа боевики казнили в селениях Дарго и Белгатой двух мужчин. Оба были публично обезглавлены, а их головы были выставлены на колья для устрашения. 16 сентября в селении Старые Атаги были убиты пять человек - местные жители в возрасте от 15 до 70 лет. На следующий день там же убит еще один житель села - 34-летний Магомед Чикуев. Еще раньше в том же селе были убиты шесть человек (в этом местные жители подозревают служащих федеральных сил). Боевики демонстративно расстреляли заместителя начальника РОВД Веденского района Чечни подполковника Шамиля Азаева, начальника штаба подполковника Саида Бисултанова.

11 октября сепаратисты совершили теракт против чеченских милиционеров, организовав взрыв у здания Октябрьского РОВД г. Грозного. Погибли 12 человек, 17 ранены (все - чеченцы, среди них есть женщины, дети). 23 октября жертвой террористов стал председатель Совета старейшин селения Гойты Урус-Мартановского р-на, 70-летний Магомед Сайдалиев, непримиримый противник ваххабизма. 31 октября в Алхан-Кале убит у себя дома участковый инспектор милиции Грозненского сельского РОВД Иса Емурзаев. 9 ноября убит глава местной администрации с. Алхан-Кала Иса Цуев и две его сотрудницы, 16 ноября убиты глава администрации Мескер-Юрта Дадалов и его заместитель. Террором против чеченцев, которым надоела война, боевики пытаются запугать своих соплеменников, сотрудничающих с федеральными войсками и администрацией Ахмеда Кадырова.

Операции федеральных сил также нередко оборачиваются против мирных жителей. В результате мирное население Чечни, оказавшись между "молотом" и "наковальней", стало заложником конфликта. Комендант Чечни Иван Бабичев признал, что при проведении военнослужащими "зачисток" есть отдельные случаи, когда страдают и мирные жители. Глава Временной администрации Чечни Ахмед Кадыров также заявил, что продолжение в республике практики массовых "зачисток" может привести к серьезным негативным последствиям и проявлениям резкого народного негодования. В этом случае Кадыров, как он выразился, "будет вынужден признать, что народ прав", и "останется с этим народом". ("НГ" 19.09.2000).

Отсутствие реальной власти в руках Администрации Чеченской республики

Назначение Ахмеда Кадырова главой Временной администрации ЧР пока существенно не повлияло на расстановку сил в ЧР. Это решение воспринято общественностью как Чечни, так и РФ неоднозначно. Не только сепаратисты, но и пророссийская часть чеченского общества негативно отреагировала на выбор Кремля, считая, что среди чеченского истеблишмента при желании можно было найти более достойного и авторитетного человека, способного консолидировать чеченское общество. Однако ставка на Кадырова для Кремля имеет свою логику, и продиктована рядом обстоятельств, прежде всего, влиянием на президента РФ силовых структур (Кадыров - ставленник военных, спецслужб и полностью им подконтролен). Немаловажную роль сыграл и внешнеполитический фактор. Руководству РФ важно было продемонстрировать мировой общественности, что главой Чечни назначен "духовный лидер" чеченцев, вчерашний соратник Масхадова, разочаровавшийся в политике сепаратизма. Назначение Кадырова должно было послужить примером для примирения с бывшими дудаевцами и масхадовцами, по тем или иным причинам не взявшим сейчас в руки оружие. Неоднозначная и противоречивая фигура муфтия должна была, по замыслу Кремля, объединить всех чеченцев, способных к компромиссу. Именно эту линию и взялся осуществлять Кадыров, привлекая к работе в своей администрации бывших дудаевцев. Наконец, в случае провала Кадырова федеральный центр может возложить ответственность на чеченскую политическую элиту, в очередной раз заявив, что она не способна выдвинуть и поддержать лидера из своей среды. Уже сейчас российские СМИ обсуждают

Последние события, происшедшие в Чечне, свидетельствуют о том, что новой администрации не удается переломить ситуацию. И дело не только в том, что значительная часть населения негативно относится к личности Кадырова. Более существенные проблемы - противоправные действия федеральных сил и отсутствие финансовых средств на восстановление экономики и социальной сферы ЧР.

На этом фоне вновь обострились противоречия между Ахмед-хаджи Кадыровым и его первым заместителем, курирующим силовые структуры ЧР, Бесланом Гантамировым. Возникновению конфликта способствовало и то обстоятельство, что до сих пор нет точного законодательного решения вопроса о распределении полномочий между структурами власти в Чечне. По словам Кадырова, он сам не знает, какими полномочиями обладает он, какими - полномочное представительство президента в Южном округе, а какими - комендант республики.

Местные аналитики склонны видеть, в попытке впрячь в одну телегу непримиримых врагов - Кадырова и Гантамирова - не столько ошибку, сколько сознательные действия Кремля. По их мнению, русские генералы нарочно сделали так, чтобы доказать всем, будто чеченцы не способны сами управлять республикой. Эти подозрения в полной мере подтвердил генерал Владимир Шаманов. Он поспешил заявить, что в Чечне происходит "схватка предводителей местных кланов", и поэтому руководство можно доверить только русскому. По мнению местных экспертов, все интриги плетутся в Кремле. Значит, делают они вывод, там и не ставят цель завершить войну. Факты свидетельствуют в пользу этого утверждения: в начале операции в Чечне Гантамиров был противопоставлен председателю созданного тогда Госсовета Малику Сайдуллаеву, затем Николаю Кошману, теперь Кадырову. Само назначение Кадырова спровоцировало конфликт между ним и сотрудниками администрации Кошмана и отставку некоторых из них. Другая версия, распространяемая в республике, сводится к тому, что автором этих интриг является командование федеральных войск, желающее убедить политическое руководство страны в том, что без них Чечне не обойтись. В пользу этой гипотезы говорит, в частности, то обстоятельство, что миротворцами между Гантамировым и Кадыровым выступили генералы.

Нестабильность, которую порождает противостояние, является оправданием для затягивания войны. Каковы будут действия Кремля в условиях раскола в руководстве республики, предсказать трудно. Российские руководители продемонстрировали отсутствие единой позиции по поводу конфликта. Это не первый раз, когда центр, в том числе и руководители силовых структур, позволяют себе публично дискутировать по вопросам, в которых они просто обязаны выступать солидарно, отстаивать согласованную линию. Однако последние высказывания В. Казанцева, публикации в СМИ говорят о том, что в ближайшее время федеральному центру все же придется не только делать выбор между Кадыровым и Гантамировым, но, и возможно, менять саму структуру административного управления ЧР. Впервые с критикой в адрес Кадырова выступил и Г. Трошев. Оценивая деятельность главы администрации Чечни, он сказал: "В последнее время в его действиях стала проявляться определенная непоследовательность... Его стали больше занимать административные интриги, чем реальные дела... В его действиях стала проявляться неприятная тенденция пытаться решать внутричеченские проблемы нашими руками". ("НГ" 24.10.2000). Все это подтверждает тот факт, что Кадыров - фигура временная. ЧР, видимо, вскоре возглавит человек (военный), пользующийся абсолютным доверием Кремля и наделенный чрезвычайными полномочиями. Возможно появление и новых чеченских имен.

Внешние факторы

Интернационализация чеченского конфликта

Крайне негативное влияние на ситуацию в Чечне оказывают и внешние факторы. Чеченский конфликт все более интернационализируется, вовлекая в свою орбиту все новых игроков на геополитической сцене. Чечня стала плацдармом антироссийских сил, здесь столкнулись интересы мировых и региональных держав, стремящихся использовать распад СССР и ослабление России для передела сфер влияния и энергетических ресурсов Кавказа. Против России ведется широкомасштабная информационная война. На Западе и в странах-участницах Организации Исламской конференции чеченские сепаратисты с помощью некоторых западных СМИ настойчиво внедряют миф о якобы всенародной вооруженной борьбе населения Чечни против федеральных войск. Сепаратисты стремятся любой ценой добиться максимальных потерь среди федеральных войск, продемонстрировать местному населению и особенно Западу свой боевой потенциал.

Все это делается с одной целью: склонить федеральный центр к переговорам с Масхадовым и спасти чеченских сепаратистов от полного поражения. Определенные круги ряда западных и мусульманских стран противодействуют позитивным шагам России, направленным на стабилизацию ситуации не только в Чечне, но и во всем Кавказском регионе. Об этом свидетельствует регулярно поступающая помощь финансами и людьми экстремистским группам на Северном Кавказе. За каждым очередным долларовым вливанием следует новая активизация диверсионной войны. В последнее время в движении чеченского сопротивления доминирующую роль стали играть отряды наемников и их лидеры вроде Хаттаба. К ним поступают основные средства из-за рубежа, и они постепенно оттесняют на второй план чеченских полевых командиров. Зарубежные партнеры чеченских боевиков вложили слишком много сил и средств в создание и развитие этого конфликта, т. н. "дуги нестабильности", чтобы так просто смириться с их потерей. Слишком велики ставки в этой игре. Жесткая позиция Запада в отношении действий России в Чечне, возрастающая помощь радикальных исламских организаций чеченским боевикам провоцируют затяжную партизанскую войну в Чечне и втягивание в конфликт других регионов Северного Кавказа.

Сценарии развития ситуации

1. Наиболее вероятный: затяжная война

Наиболее вероятный сценарий - продолжение нынешней тактики затягивания войны, за которым рано или поздно последует признание неудачи федеральных сил и начало переговоров с сепаратистами. Совершенно очевидно, что события второй чеченской кампании развиваются по худшему из возможных сценариев. Дальнейшее продолжение войны нынешними средствами и методами, в результате которых главным образом страдает мирное население республики, только ухудшит ситуацию. Если в начале контр террористической операции большинство чеченцев поддерживало федеральные войска, то теперь в результате неадекватного применения силы наблюдается рост враждебности в отношении действий российской армии. В такой обстановке борьба с терроризмом может обернуться войной с чеченским народом. Разрешить конфликт можно только прекратив широкомасштабные военные действия, освободив армию от несвойственных ей полицейских функций, изменив отношение к чеченцам в России, защитив права и свободы граждан ЧР, а самое главное - начав процесс восстановления экономики и социальной сферы Чечни.

2. Менее вероятный: рост активности боевиков

Возможны, хотя и маловероятны, активизация действий боевиков, захват Гудермеса, Грозного и других крупных населенных пунктов Чечни. Нельзя исключить и крупные террористические, диверсионные акты в сопредельных с Чечней регионах России. Целью их может стать давление на руководство России, чтобы склонить его к переговорам с лидерами вооруженных формирований. Такой вариант развития событий еще более обострит межэтнические отношения в России, усилит кампанию ксенофобии и чеченофобии.

3. Наименее вероятный: выход конфликта за пределы Чеченской республики

Эскалация конфликта - разрастание его географии, втягивание в войну других регионов Северного Кавказа, в первую очередь Дагестана и Ингушетии. Армия не может долго находится в состоянии пассивной обороны, рано или поздно она должна контратаковать, преследуя противника на сопредельной территории. Такой сценарий развития событий может привести к большой Кавказской войне и распаду России.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 14:04

  • ДУМ Чечни пояснило свое отношение к джихаду против Израиля

    Обращение муфтия Чечни к властям Израиля с требованием восстановить доступ мусульман в мечеть Аль-Акса жители Чечни расценили как готовность объявить джихад. Глава ДУМ Чечни призвал израильские власти к мирному решению конфликта, пояснил представитель муфтията.

24 июля 2017, 13:43

24 июля 2017, 13:35

24 июля 2017, 13:32

24 июля 2017, 13:21

Архив новостей