22 января 2007, 02:00

Хроника насилия в Чеченской Республике. Октябрь 2006 г.

1 октября 2006 г.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратилась жительница г. Аргун Тамара Абзуева. Она жаловалась на угрозы со стороны людей, которых она считает виновными в убийстве своего сына, Абдулбека Абуевича Абзуева, 1962 г. р.,  убитого неизвестными 28 ноября 2005 года в г. Аргун.

По словам Тамары Абзуевой, 26 сентября 2006 года человек по имени Султан настоятельно предлагал ей сесть в ее машину. На следующий день она вышла из дома в магазин. Двое других, Арби и Анзор, ездили вокруг нее на машине до тех пор, пока их не пристыдили прохожие. Абзуева утверждает, что Султан, Арби и Анзор похитили и убили ее сына. Они жили по соседству с Абзуевыми, и в то время являлись сотрудниками Аргунского АТЦ ("антитеррористического центра" - не предусмотренного законом вооруженного формирования, подконтрольного Рамзану Кадырову; в 2006 году АТЦ были переформированы в батальоны внутренних войск "Север" и "Юг). По заключению судмедэкспртизы, Абдулбек Абзуев был задушен после того, как его сильно избили. Аргунской прокуратурой по факту убийства было возбуждено уголовное дело, но в ходе следствия не стала рассматриваться версия о причастности к преступлению сотрудников АТЦ. Весной 2006 года, после обращения к прокурору ЧР Кузнецову, дело было передано в прокуратуру республики, но до последних дней подозреваемым по делу проходил только Арби Мамаев, ныне военнослужащий батальона "Юг". 4 октября 2006 года следователю республиканской прокуратуры М. Петухову стали известны данные еще двоих: Султана Булуева, сотрудника ППСМ-2 (полка патрульно-постовой службы МВД ЧР, одного из основных "кадыровских" вооруженных формирований), и Анзора Батаева, военнослужащего батальона "Юг". Тем не менее, задержать Мамаева и Батаева не предоставляется возможным, поскольку теперь они являются военнослужащими.

Передать дело в военную прокуратуру тоже невозможно до тех пор, пока не будет доказано, что преступление совершили именно военнослужащие. Парадокс заключается в том, что для того, чтобы стать бойцом батальонов "Юг" или "Север", достаточно было просто написать заявление, - проверку, по крайней мере, с участием прокуратуры, они не проходили. Все трое подозреваемых остаются на свободе. Тамара Абзуева практически находится под домашним арестом, - выйти на улицу она боится, но и дома не может чувствовать себя в безопасности.

2 октября 2006 г.

В с. Старые Атаги Грозненского (сельского) района Чеченской Республики вышла из дома и не вернулась Маргарита Эрсеноева, проживающая по адресу: ул. Майская, 88, мать ранее похищенной Элины Эрсеноевой.

По словам матери Маргариты, Липы Барзукаевой, в этот день около 11.45 ее дочери кто-то позвонил. Маргарита сказала, что звонил следователь и сообщил ей, что для нее есть хорошие новости о дочери. Следователь предложил Маргарите придти в сельсовет. Липа предложила Маргарите пригласить следователя к ним домой. Та ответила, что она предлагала этот вариант, но следователь отказался, сославшись на дела в сельсовете. По словам матери, Маргарита была раздражена, говорила, что они ей, конечно, ничего нового не скажут, только нервы выматывают. Сноха вызвалась пойти вместе с Маргаритой, но та отказалась, сказав, что это не нужно, т.к. она следователя знает. М. Эрсеноева взяла мобильный телефон и вышла из дома. Через минут десять мать позвонила ей, но телефон был отключен. Липа предположила, что дочь отключила его на время разговора. Наступил вечер. Обеспокоенная долгим отсутствием дочери, Липа позвонила еще раз, но телефон был выключен.

По состоянию на середину декабря 2006 года нет никакой информации о дальнейшей судьбе Маргариты Эрсеноевой, как и о судьбе ее дочери, Элины Эрсеноевой.

На 56-м участке в Октябрьском районе г. Грозный военнослужащими федеральных сил был обнаружен труп молодого человека. При нем были документы. Женщины, оказавшиеся рядом узнали в убитом местного жителя, Шамрата Садаева, 1986 г.р. Обстоятельства его смерти установить не удалось.

3 октября 2006 г.

Состоялось очередное судебное заседание по делу Али Течиева, 1985 г. р., обвиняемого в участии нападении на Грозный 21 августа 2004 года и убийстве человека (предыдущие заседание проходило в 19 сентября 2006 года).

Помимо адвоката обвиняемого, Арсанукаева, в заседании принимала участие Залина Татхаджиева, которая ранее была адвокатом А. Течиева. Она заявила ходатайство о допросе в качестве свидетеля Ульзаны Абалаевой, которая была привлечена в качестве дежурного адвоката при оформлении задержания Течиева на первых допросах. Судья отклонил ходатайство, заявив, что это запрещено уголовным кодексом.

На заседании первой была заслушана Светлана Алаева, вдова Алмада Дудаевича Алаева, сотрудника железной дороги, который в тот вечер вместе с двумя родственниками ехал из центра Грозного на машине. Когда они проезжали через площадь "Минутка", их остановили вооруженные люди в камуфляжной форме (некоторые - в масках). Сначала они пропустили автомашину, убедившись, что перед ними не военнослужащие, а железнодорожники, но, когда она проехала, кто-то выстрелил вслед из автомата. Алмад погиб, его племянник, сын двоюродного брата, Ацаев, получил восемь ранений, но остался жив. Уцелел и сын Алмада, который на судебное заседание не явился. Светлана ничего пояснить по данному делу не смогла, так как на месте преступления не присутствовала.

Вторым был допрошен житель с. Чечен-Аул Умар Дурдиев. 21 августа на площади "Минутка" был расстрелян его брат, сотрудник подразделения местных силовых структур ("кадыровцев"), базирующегося в с. Чечен-Аул. Его сослуживец, Шаипов, остался жив. Умар тоже ничего не мог пояснить, поскольку сам на месте преступления не присутствовал, а Шаипов в судебное заседание не явился.

Следующим был заслушан Хасанбек Саидарбиевич Ахмадов, 1975 г. р., представленный как свидетель обвинения. Хасанбек дает показания во второй раз. В первый раз он свидетельствовал в 2005 году на первом судебном заседании по делу Течиева. Х. Ахмадов сказал, что в 2003 году он видел Али Течиева и его родственника Увейса на базе боевиков, когда приносил им еду. По словам Ахмадова, Али так же приносил еду. Фактически, Ахмадов повторил свои прошлогодние показания, -  в 2005 году Течиев был осужден, но так как доказательная база была слабая (в основном показания, добытые путем доказанных пыток), наказание было условным. Ничего нового Хасанбек не сказал, как ни пытался добиться этого прокурор. Ранее, в январе 2006 года, Хасанбек Ахмадов был задержан сотрудниками ОРБ-2. Во время допросов его били и пытали током. Поводом для преследования Хасанбека и его семьи стало то, что его старший брат, Саламбек, стал членом вооруженных формирований ЧРИ. На допросах Хасанбека вынуждали показать, что он, якобы слышал, как боевики говорили, что Али Течиев принимал участие в нападении на Грозный 21 августа 2004 года. Однако он отказался. В результате 12 мая 2006 года Ахмадов был осужден на шесть месяцев лишения свободы за пособничество членам НВФ. В сентябре истек срок наказания. Через несколько дней после освобождения судебные приставы известили Ахмадова, что он является свидетелем по "делу Течиева". В суде Ахмадов не стал подтверждать свои показания, данные на допросе в ОРБ-2. Более того, он заявил, что ранее его вынудили дать показания против Али, которого он знает только как односельчанина. Ничего предосудительного он сказать о Течиеве не может и не хочет.

Далее Арсанукаев, адвокат подсудимого, предложил вызвать в качестве свидетеля Очерхаджиева, на основании показания которого и был задержан Течиев. В последствии Очерхаджиев от своих показаний отказался, на очной ставке сказал, что Течиева видит впервые, тогда как Течиев, замученный пытками, сказал, что знаком с ним. Впоследствии Очерхаджиев на следственных действиях и допросах еще трижды заявлял, что с Течиевым не знаком и ничего про него не знает. Судья отказал в ходатайстве, пошутив, что он вынужден защищать подсудимого от адвоката.

После этого были зачитаны показания Течиева, данные в ходе следствия, где он признается в совершении преступления. На судебном заседании Течиев заявил, что эти показания даны под пытками, наличие которых подтверждается результатами судмедэкспертизы. Судья заявил, что Течиев имел возможность жаловаться. Тот возразил, что жаловался много раз и в различные инстанции, вплоть до правозащитных организаций и эти жалобы имеются в деле. По ходатайству адвоката Арсанукаева назначена проверка по жалобам и результатам судмедэекспертизы. На этот раз проверка будет проводиться сотрудниками прокуратуры Южного федерального округа.

4 октября 2006 г.

В с. Новые Атаги Шалинского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленного силового ведомства были похищены трое местных жителей: Адам Арсемерзаев, Алман Дидаев и Ибрагим Вазарханов.

"Силовики" увезли похищенных на нескольких автомашинах УАЗ серого цвета. Обращения родственников в официальные органы результата не дали.

Через сутки, во второй половине дня 5 октября, Адам Арсемерзаев и Алман Дидаев вернулись домой. Они сказали, что похитители доставили их в ОРБ-2. Оба были избиты. В тот же день к отцу Ибрагима Вазарханова, явился некто Гелани Персаев, заявил, что он является адвокатом его сына, и потребовал за свои услуги 30 000 рублей. В чем обвиняют Вазарханова, выяснить не удалось.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Урус-Мартан обратился житель с. Валерик Ачхой-Мартановского района ЧР Алавди Зайндиевич Мелькаев, проживающий по адресу: ул. Ленина (Кадырова), 95.

По его словам, 16 декабря 2005 года около полуночи к ним во двор ворвались сотрудники неустановленной силовой структуры в камуфляжной форме. Они приехали на автомашинах УАЗ-451 ("таблетка", цифры регистрационного знака - 351) и ВАЗ-21010 стального цветам (цифры регистрационного знака - 900). Они не представились и не показали документы, вели себя агрессивно, беспорядочно стреляли из оружия, на вопросы жителей дома отвечали только нецензурными словами. Во дворе Мелькаевых расположено несколько домов. Разделившись на несколько групп, "силовики", проверяли одновременно все  эти строения. В доме, где живет Алавди Мелькаев с семьей, провели поверхностный осмотр, обыск не проводили; кто-то забрал 1000 рублей, лежавших на телевизоре.

Другая группа военных похитила брата Алавди, Балавди (Шамиля) Зайндиевича Мелькаева, 1967 г. р.

Вся операция длилась не больше четверти часа. Родственникам не объяснили, куда увозят Балавди, а также причину его задержания.

От дома Мелькаевых "силовики" переместились к дому Муртазалиевых, проживающих на той же улице, откуда забрали Ильяса Ахмедовича Муртазалиева, 20-22 лет. Его подняли с постели, не дав одеться, выволокли на улицу, насильно посадили в автомашину и увезли вместе с Мелькаевым.

В эту же ночь братья Балавди попытались выяснить, куда увезли похищенных. Мелькаевы доехали до федерального блокпоста, расположенного на восточной окраине села, - там что машины с вооруженными людьми свернули в сторону Грозного. "Силовики", сидевшие в машинах, предъявили удостоверения сотрудников АТЦ.

17 декабря родственники похищенных начали активные поиски. Они поехали в г. Гудермес, где рядом со зданием спортивного клуба "Рамзан" находится штаб полка ППСМ им. Ахмата Кадырова (в просторечье - АТЦ), которым руководит Муслим Ильясов. Во дворе штаба АТЦ родственники Мелькаева и Муртазалиева встретили сотрудников АТЦ Рамзана Идигова (кличка "Пират", житель с. Валерик) и Султана (житель соседнего с. Катыр-Юрт). Оба они подтвердили, что Мелькаев и Муртазалиев находятся у них на базе АТЦ, и посоветовали обратиться к командиру полка. Одному из родственников Мелькаева удалось встретиться с Ильясовым. Тот ничего объяснять не стал, сказав только, что Мелькаева и Муртазалиева привезут домой на следующий день. В этот же день их родители передали через сотрудника АТЦ Рамзана Идигова теплые вещи для своих детей. - вещи были переданы.

18 декабря 2005 года Муртазалиевым позвонил Рамзан Идигов и сказал, что они привезут Ильяса домой, - действительно, во второй половине дня сотрудники АТЦ, среди которых был Идигов, привезли Муртазалиева.

Алавди Мелькаевспросил у Идигова о судьбе своего брата Балавди. Идигов ответил, что Балавди увезли в Ханкалу какие-то "силовики" на двух машинах УАЗ., и что  Балавди якобы обвиняют в причастности к убийству какой-то женщины.

После этого Мелькаев исчез.

По поводу похищения Балавди Мелькаева, его родственники обратились в прокуратуру Ачхой-Мартановского района, которая 23 июня 2006 года возбудила уголовное дело № 58010 по статье 105 ч.1 УК РФ ("убийство"), - родственникам не объяснили, на каком основании дело  было возбуждено именно по этой статье, а не по 126-й ("похищение человека").

Балавди Зайндиевич Мелькаев участвовал в вооруженном сопротивлении федеральным властям,  после завершения активных военных действий в Чечне добровольно сдался, был амнистирован. Официального документа, подтверждающего факт амнистии, у Мелькаева не было. В последнее время он находился дома, занимался домашним хозяйством, принимал участие в жизни сельской общины. Никто из односельчан не был осведомлен о каких-то его противоправных действиях. По словам родственников, на нем нет крови, и это могут подтвердить не только односельчане, но и имам села, глава администрации, работники силовых структур. Балавди женат, имеет четверых детей.

По состоянию на декабрь 2006 года нет никакой информации о дальнейшей судьбе Балавди Мелькаева.

5 октября 2006 г.

В Урус-Мартановском межрайонном суде состоялось заседание по гражданскому иску Мухади Газимагомаева к прокуратуре Урус-Мартановского района. Он настаивает на выселении прокуратуры из принадлежащего ему домовладения. Председательствовал на суде Бувади Шовхалов, интересы прокуратуры защищал сотрудник прокуратуры - Айдамиров, интересы истца - адвокаты Вагапов и Хамзатханова.

23 февраля 1944 года семья Газимагомаевых вместе со всем народом  была депортирована в Казахстан, а при возвращении в 1957 году не смогли попасть в свой дом на ул. Каланчакская, - он был занят под библиотеку, потом там же разместили детскую комнату милиции. Семья 25-летнего Мухади Газимагомаева не смогла найти жилье в Чечне и переехала жить в Москву.

К началу 1990-х дом Газимагомаевых обветшал и опустел, библиотека и детская комната переехали. Местные жители использовали образовавшийся в самом центре города пустырь как свалку. После принятия в начале 1990-х законодательных актов р о возвращении имущества репрессированным, бывшие хозяева решили восстановить свои права. В 1992 году шестидесятилетний Мухади Газимагомаев получил положительное решение суда, капитально отремонтировал руины дома, и поселился там с женой, поставил забор и ворота. С началом войны они уехали в Москву, а дом, чтобы не пустовал, сдали под кафе, но вскоре, узнав, что в кафе подают водку, в аренде отказали.
К 1999 году дом снова нуждался в ремонте, Газимагомаев нанял рабочих. Но в начале 2000 года в дом, расположенный в хорошем месте в центре города, пришли сотрудники прокуратуры, и прогнали рабочих. Газимагомаев пытался вернуть свое имущество, - "решить проблему" с руководством прокуратуры, но безуспешно: даже чтобы войти во двор собственного дома, нужно было получать разрешение, , которое давали далеко не всегда. Газимагомаев подал заявление в суд г. Урус-Мартан, -  заявление не приняли. Тогда он подал в суд в Москве, - там решили, что это дело должен рассматривать Урус-Мартановский районный суд. Последний принял документы в марте 2006 года. Несколько раз судебное заседание откладывалось по разным причинам.

5 октября состоялось первое заседание. Адвокаты истца приложили к его заявлению, соответствующие законы и постановления, которые не оставляли сомнений в праве Газимагомаевых на дом. Речь же сотрудника прокуратуры была уникальна: он умудрился ни разу не произнести слово "закон", а сказал, что, во-первых, все правовые акты, принятые парламентом Чеченской республики в 1992-1995 году, никакого значения не имеют, а, во-вторых, Газимагомаев - не единственный человек, которому что-то не вернули.

Судья предложил Газимагомаеву доказать, что они вложили средства в ремонт дома. Документов, счетов за произведенный ремонт Мухади представить не смог,, но защита пригласила в суд рабочих, производивших ремонт, - те обстоятельно рассказали, как строили забор, и ставили ворота, обновляли стены и подтвердили, что оплатил их труд Мухади Газимагомаев. Адвокаты представили фотографии беленого одноэтажного домика, совсем не похожего на официальное здание, без таблички "прокуратура".

Судья вынес решение: обязать прокуратуру освободить незаконно занимаемое здание. Газимагомаевы же могут вступить в права владения. Прокуратура с решением судьи не согласилась, и решила подать жалобу в Верховный суд.

Примерно в 17.00 в ст. Ассиновская Сунженского района ЧР сотрудниками неустановленного силового ведомства похищен местный житель, Расул Рашидович Мулькаев, 1974 г. р., проживающий по адресу: ул. Дьякова, 124.

По словам соседки, ставшей свидетельницей похищения, вечером на углу улиц Дьякова и Советская стояла белая машина ВАЗ-2107 без номерных знаков, в которой находились четыре вооруженных человека в темной военной форме и в масках. Когда Мулькаев вышел из своего дома, "силовики" выбежали из машины, схватили его и попытались затащить в "Жигули", но ему удалось вырваться. Он побежал по улице, заскочил в чей-то огород, - "силовики" открыли огонь из автоматов и побежали вслед. Минут через 20 они вернулись вместе с Мулькаевым, усадили его в машину, и уехали в неизвестном направлении.

7 октября 2006 г.

Студенты Серноводского сельхозтехникума и СПТУ № 16 были направлены в г. Грозный для участия в митинге в поддержку инициативы республиканского парламента о выдвижении президента В.В. Путина на третий срок. Сама акция была приурочена ко дню рождения Путина.

Распоряжение руководству техникума и профтехучилища привез руководитель Общественного объединения "Идущие вместе" по Сунженскому району ЧР Асламбек Шерипович Саралиев, - он же и повез студентов на митинг на пяти автобусах.

От техникума направлены две группы студентов экономического отделения с кураторами групп.

Митинг проводил Комитет по делам молодежи, туризму и спорту при парламенте ЧР.

9 октября 2006 г.

В г. Грозный на центральном рынке "Сабита" неизвестными из автоматического оружия был убит, по одним сообщениям, военнослужащий федеральных сил, по другим - сотрудник прокуратуры.

По словам очевидцев, "силовики" приехали на базар на БТРе, один пошел делать покупки. К нему подошли двое неизвестных, открыли прицельный огонь, после чего скрылись на а/м ВАЗ-2107 белого цвета.

На место происшествия немедленно была вызвана оперативная группа РОВД и сотрудники прокуратуры Ленинского района.

10 октября 2006 г.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный поступило письменное заявление от уроженца с. Чечен-Аул Грозненского (сельского) района Хаважа Баудиновича Джабраилова, содержащегося в СИЗО. Заявление передал адвокат задержанного, Ж.М. Абубакаров, который подтверждает факты, изложенные его подзащитным.

Как следует из заявления, в отношении Джабраилова под психологическим и физическим воздействием оперативных работников Оперативно-розыскного бюро-2 ЮФО МВД РФ в г. Грозный сфабриковано уголовное дело по обвинениям в не совершенных им преступлениях. Приписываемые преступные деяния Джабраилову, числятся за группой Тимура Мовсаева, именовавшей себя "джаамат". Деятельность этой группы была направлена на противостояние федеральным войскам любыми способами - подрывами, обстрелами и т.д. с целью отстоять свободу ЧРИ. В 2001-2002 годах Х.Б. Джабраилов на несколько месяцев был вовлечен Т. Мовсаевым в указанную группу. По его словам, ему была отведена роль информатора. Джабраилов должен был сообщать о передвижении военнослужащих и сотрудников милиции в с. Чечен-Аул. Разочаровавшись в деятельности "джаамата", Джабраилов твердо решил уйти из группы. Так, он отказался выполнить один из приказов, по организации нападения на сотрудников РОВД Шалинского района Махма Амерханова и Хас-Магомеда Амерханова. Джабраилов, стоящий на посту на окраине села, должен был сообщить по рации боевикам о выезде машины Амерхановых из села, но он этого не сделал. Позже Джабраилов по своей инициативе сообщил указанным милиционерам о грозящей им опасности и о сорвавшемся покушении на них. Затем явился с повинной в ФСБ Грозненского (сельского) района и рассказал обо всем заместителю начальника по имени Усман. Джабраиловым была передана в ФСБ информации о группе Тимура Мовсаева: позывные членов группы, наличие оружия, схроны, базы, пути выхода из села во время "зачисток". За явку с повинной и содействие правоохранительным органам сотрудники ФСБ заверили Джабраилова в том, что с него снят "розыск" и он амнистирован. Но никаких документов, подтверждающих факт амнистии, ему не дали. Сотрудники ФСБ оказали Джабраилову помощь в получении паспорта, которого он не имел. Через три месяца после амнистирования в целях своей безопасности (до него доходили разговоры, что боевики хотят расправиться с ним) Джабраилов уехал к дяде в Казахстан. Вернулся в республику примерно через год, когда узнал, что почти все члены его бывшей группы убиты.

4 сентября 2006 года, по словам Х.Б. Джабраилова, он был задержан на квартире д. 10 по адресу: г. Грозный, Старопромысловский район, ул. Каменьщиков. Задержание произвели сотрудники неустановленной силовой структуры. Один их "силовиков" представился участковым милиционером и сказал, что поводится рейдовое мероприятие по проверке соблюдения паспортного режима. Причиной его задержания стала сельская прописка.

Жене задержанного сказали, что он будет доставлен в участок. На самом деле, Джабраилова привезли в неизвестное ему место. Машина остановилась у железных ворот. Хаважу на голову натянули его же футболку, после этого машина проехала за ворота. Джабраилова завели в какое-то помещение, надев наручники. Майку сняли с головы в кабинете. Один из находящихся там людей, видимо, старший, задал ему вопрос: "Ты знаешь, зачем тебя задержали?". Хаваж ответил, что из-за прописки. После данного ответа "начальник" приказал увести его. Выполняя его указание, Джабраилова поместили в другой кабинет этажом ниже, где продержали сутки: в наручниках с завязанными глазами, подвергая допросу. Под психологическим давлением - угрожая физической расправой, применением пыток током, а также насилием сексуального характера - его заставили подписать сфабрикованные протоколы допросов, в которых он признавался в совершении подрывов, похищений и разбоев. В последующие дни те же лица, продолжая его запугивать, вынуждали давать аналогичные показания и на допросе у следователя, а также вести себя соответственно в суде при избрании меры пресечения. То есть "показания" Джабраилова были процессуально закреплены.

В настоящее время, по мнению адвоката и его подзащитного, силовые структуры заинтересованы в определенных показателях при составлении отчетности в "борьбе с терроризмом", поэтому факт добровольного выхода Х. Джабраилова из группы Т. Мовсаева не учитывается.

По словам адвоката, в указанном деле ему удалось добиться подтверждения факта добровольного выхода Джабраилова из НВФ и его явки с повинной в ФСБ Грозненского (сельского) района. Сотрудники ФСБ, работавшие в то время с Джабраиловым, обещали подтвердить данный факт и представить необходимую информацию защите, следствию и суду.

13 октября 2006 г.

В 15.00 в с. Старые Атаги Грозненского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленного силового ведомств похищен местный житель  Ислам Хамидович Талатов, 1982 г. р.

Талатова похитили, когда он вышел из кафе. Рядом с ним остановилась автомашина ВАЗ-2110, из которой выскочили вооруженные люди. Угрожая Исламу оружием, они посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.

На следующий день родственники похищенного узнали, что Ислам находится в ОРБ-2, а его задержали на основании показаний ранее задержанного жителя Старых Атагов Шаптукаева.

У Талатова с детства отмечались задержки в умственном развитии, - в обычной школе он учиться не мог,  не говорит по-русски, и даже на родном чеченском языке не всегда понимает, о чем идет речь. Его инвалидность, однако, не оформлена, - родственники до последнего времени не придавали значения состоянию молодого человека, который прекрасно справлялся с физической работой. Теперь же это обстоятельство обеспокоило родственников Ислама, для защиты интересов которого они наняли адвоката. Со слов адвоката известно, что психиатр Талатова не осматривал. Восемь суток Ислам содержался в ИВС при ОРБ-2, затем его перевели в СИЗО г. Грозный.

15 октября 2006 г.

В ночь на 15 октября сотрудниками неизвестной силовой структуры похищен житель с. Кири Шаройского района Чеченской Республики Султан Батырханович Мусалов, 1973 г. р. "Силовики" приехали на трех машинах УАЗ-469 и одной машине "Нива". Взломав дверь и разбив окно, они ворвались в дом Мархи Мукуевой, сестры Султана Мусалова, где он в это время находился. Военные избили Марху, ее мужа, Сайпулу Закриевича Мукуева и пятерых детей. Особенно сильно был избит старший сын, Хаси Мукуев, 1984 г. р. - "силовики" даже решили, что убили его, и только после этого покинули дом, забрав с собой Султана. Удалось установить, что они поехали через Шатой в сторону г. Грозный. На каждом посту похитители предъявляли удостоверения какой-то силовой структуры. По состоянию на декабрь 2006 года местонахождение Султана Мусалова установить не удалось.

16 октября 2006 г.

В средине октября поздно вечером в с. Дай Шатойского района Чеченской Республики вошли боевики. Они в грубой форме требовали продукты питания. При этом, не стесняясь, запугивали и оскорбляли пожилых людей, которые пытались пристыдить их.

17 октября 2006 г.

Состоялось очередное заседание Верховного суда ЧР по делу Али Течиева. Вместо ушедшего в отпуск прокурора Ахмаева обвинение поддерживал Ваха Минцаев.

Был заслушан свидетель защиты Руслан Хусейнович Очерхаджиев, 1979 г. р.

С самого начала Очерхаджиев заявил, что с Течиевым он не знаком, виделся с ним единственный раз на очной ставке, где сразу заявил, что не знает человека, сидящего перед ним. Тогда Очерхаджиева, однако, "опознал" Течиев. По словам Руслана, Али Течиев был сильно избит, даже на лице были видны синяки. Говорил Течиев по подсказке присутствовавших оперативных сотрудников. Впоследствии Али сказал, что он действительно сделал эти признания после пыток. На суде Течиев заявил, что никогда ранее не был знаком с Очерхаджиевым.

Пыткам подвергали и Очерхаджиева. Фактически его задержали 11 мая, но оформили это только 13 мая, - в тот день, когда он "сломался" и согласился подписать то, что от него требовали: признание в нападении на Грозный 21 августа 2004 года. При этом, однако, следствие допустило существенную ошибку: в деле имеется ордер адвоката Зухайраевой о назначение ее защитником от 12 мая.

В суде были зачитаны показания Очерхаджиева, данные на предварительном следствии, - там подробно было описана подготовка нападения на Грозный и само нападение, с указанием распределения ролей. Однако Руслан заявил, что эти показания были написаны им под диктовку следователя после того, как его пытали оперативники ОРБ-2. По словам Очерхаджиева, 21 августа он находился в Наурском районе, в гостях у друга семьи, сотрудника милиции. При этом, Очерхаджиев не отрицал, что ранее был активным участником сопротивления.

Далее был рассмотрен вопрос об истинной дате задержания Течиева. Протокол задержания был оформлен 30 ноября, но на самом деле Али увезли из дома 29 ноября, избив его отца и брата. В тот же день отец подал заявление в прокуратуру Шалинского района, и адвокат Арсанукаев представили суду справку об этом. Справка была приобщена к материалам дела. Умар Течиев, отец Али, был допрошен в качестве свидетеля похищения сына.

После этого были оглашены данные "засекреченного" свидетеля, который обвинением был представлен как "Асабаев". Был вскрыт конверт, в котором были показания Хамида Арсабиева, проходящего в материалах следствия под фамилией "Асабаев". Эти данные полностью совпадали с информацией, изложенной в заявлении Хамида Арсабиева в Верховный суд. Была также зачитана справка о том, что Арсабиев в сентябре 2006 года пересек границу Российской Федерации. Адвокат Арсанукаев представил суду справку администрации с. Белгатой, о том, что ни Хамид Арсабиев, ни кто-либо другой с такой фамилией никогда не проживали в с. Белгатой. Али Течиев заявил, что видел его только один раз, на допросе. Умар Течиев сказал, что никогда не знал человека с такой фамилией.

На этом заседание было закончено; следующее же было назначено на 18 октября.

18 октября 2006 г.

На очередном заседании по делу Течиева были заслушаны свидетели обвинения: оперативные сотрудники ОРБ-2 Тамерлан Амирханов и Рустам Абаев. Допрос прошел необычно. Амирханов и Абаев свидетельствовали о задержании Течиева 30 ноября, но их рассказ вызывал сомнения, так как судом было уже установлено, что Течиев был похищен 29 ноября. Течиев обвинил Абаева в истязаниях и пытках. Судья Абубакаров резко высказался о "некоторых особенностях работы" сотрудников ОРБ-2. Очевидно, материалы судмедэкспертизы Течиева, рассказы Ахмадова и Очерхаджиева произвели на него серьезные впечатления. Оперативникам пришлось нелегко, - на суде им нечасто приходится выслушивать упреки в применении незаконных методов.

Следующее заседание было назначено на 30 октября.

20 октября 2006 г.

Днем в г. Грозный неизвестными был похищен из своей квартиры (просп. Кирова, д. 23, кв. 5) Рустам Дикалович Мадыев, 1976 г. р. Похитителей было трое: двое  одетых в черную форму, один - в штатскую одежду. Неизвестные приехали на двух автомашинах ВАЗ-2114 и ВАЗ-2115.

Рустам Мадыев в 1998 году стал сторонником ваххабизма. В том же году он получил минно-взрывную травму, лишился руки. Он лечился в Москве, а потом уехал в Египет, где изучал языки и религию. Вернулся Мадыев около месяца назад. По словам соседей, за несколько дней до похищения они видели рядом с домом машины, на которых увезли Рустама. По состоянию на декабрь, нет никакой информации о его дальнейшей судьбе.

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный поступило заявление от Аслана Юнусовича Алиева, 1981 г. р., осужденного Верховным судом ЧР к 16 годам лишения свободы по ст.ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), 205 ч.3 (терроризм), 163 ч.3 (вымогательство), 209 (бандитизм) УК РФ. Алиев пишет, что уголовное дело в отношении него было сфабриковано, что к нему применялись недозволенные методы дознания, а в ходе следствия на него оказывалось физическое и психологическое воздействие:  пытки, избиения и угрозы сексуального насилия.

По словам Алиева, он был похищен 26 сентября 2006 года около 13.00, с рабочего места на территории техстанции "Кармен" в г. Грозный. Забрали его вооруженные люди в камуфляжной форме, не представляясь и, угрожая оружием, посадили в свою машину. Как выяснилось позже, Алиев был доставлен на базу ОМОН ЧР. Здесь его на протяжении трех дней пытали током, били ногами, руками, дубинкой, лопатой. От него добивались признательных показаний в не совершенных им преступлениях в с. Садовое Грозненского (сельского) района. На протяжении длительного времени ему не давали, есть и пить. В своем заявлении Алиев пишет: "Они требовали признаться в разных преступлениях, я говорил им, что никаких преступлений не совершал. Тогда они принесли специальную дубинку и видеокамеру и сказали, что посадят на дубинку и снимут на кассету сцену насилия и распространят через телефон съемку с моим унижением на всю Чечню. Таким образом, сотрудники милиции заставили меня оговорить себя и других лиц, вынудив подписать признательные показания по двум эпизодам 317 и 163 статьями УК РФ, несовершенных мною преступлений".

При попытке отказаться от ранее данных под принуждением показаний во время проведения следственного действия, - проверки показаний на месте, - его снова избивали и требовали указывать на нужные места совершенных преступлений "для процессуального закрепления".

В очередной раз А.Ю. Алиева и проходящего с ним по уголовному делу А.А. Нуричева пытали и избивали до потери сознания в Старопромысловском РОВД г. Грозный. В РОВД Нуричев заявил следствию о том, что его под пытками заставили оговорить А.Ю. Алиева, - для этого к ним применяли насилие сотрудники РОВД. В результате задержанные снова были вынуждены оговаривать себя, подписываясь под придуманным следствием мотивам их отказа от ранее данных показаний: "Мне было стыдно перед жителями села признаваться в совершенных преступлениях". По оценке осужденного А.Ю. Алиева, суд в отношении него вынес незаконный, необоснованный приговор. По всем эпизодам предъявленного ему обвинения у гособвинения не было никаких доказательств. Суд взял за основу единственные "признательные показания", данные в ходе предварительного следствия под физическим и психологическим давлением.

Алиев считает, что при объективном судебном разбирательстве суд должен был бы сравнить даты в протоколах допросов, произведенных в ИВС, и даты зафиксированных побоев и телесных повреждений после перевода в СИЗО 20/1 г. Грозный, - тем самым, установив причинно-следственную связь, установив, что "признательные показания" добывались недозволенными незаконными методами. В результате, по мнению А.Ю. Алиева, вместо справедливого, беспристрастного, объективного суда, его приговорили к 16 годам лишения свободы, не принимая во внимание доказательства защиты, показания свидетелей и его алиби.

В конце своего заявления Алиев просит помочь ему восстановить свое честное имя и гражданские права.

Примерно в 7.30 в пос. Карца Пригородного района Северной Осетии сотрудники республиканского силового ведомства забрали из своего дома местного жителя, Дауда Мухарбековича Льянова, 1957 г. р., проживающего по адресу: ул. Победы, 11.

По словам сестры Дауда, Луизы Льяновой, утром к ним во двор ворвались два десятка "силовиков" в масках и в в камуфляжной форме. Они подъехали к дому на нескольких машинах "Жигули", БМВ темного цвета и белом микроавтобусе "Газель". С криком: "Всем лежать, будем стрелять", "силовики" забежали в дом, уложили на пол всех, кто там находился: хозяйку дома, Зайнап Саадовну Льянову, 1936 г. р., ее сына Дауда, дочь Луизу, 1969 г. р., и внучку Мадину. Еще одного человека, внука хозяйки дома, Ильяса Вараева, 1983 г. р., "силовики" избили прикладами автоматов. Ильяс спал, когда они ворвались в дом. Ему не дали одеться, вывели из дома на улицу и уложили на пол "Газели".
Дауда Льянова "силовики" полностью обыскали и завели в одну из комнат. После этого офицер, руководивший спецоперацией, показал Луизе Льяновой постановление суда на производство обыска в их доме в рамках расследования уголовного дела некого Габараева. Человек, предъявивший постановление, не представился. Он прошел в комнату, куда завели Дауда Льянова. Через некоторое время туда зашла и сестра Дауда, Луиза. Руководитель спецоперации, разговаривавший до этого с Даудом спокойно, вдруг стал кричать и несколько раз ударил Льянова по лицу, а затем приказал обыскать его. При этом он называл всех ингушей, живущих на территории Осетии, бандитами. Луиза и ее дочь Мадина заметили, как он засунул Дауду в карман газетный сверток, который затем вытащил другой военный и предъявил его понятым (двух понятых "силовики" привезли с собой). В свертке оказался маленький пакет с порошком белого цвета (примерно 4-5 грамм). Дауд стал кричать, что это не его пакет, что они ему его подбросили. Старший группы приказал увести Дауда, его посадили в "Жигули" и увезли в сторону г. Владикавказ. После этого в доме в течение 40 минут провели тщательный обыск с использованием служебных собак. Ничего противозаконного обнаружено не было. По окончании обыска руководитель спецоперации составил протокол обыска и подписался под ним: майор МВД УБОП РСО-А Кавтарадзе. Свои подписи  поставили и понятые. Льяновы подписывать отказались. Льянов был доставлен в здание РУБОП. Вараева сотрудники силовых структур отпустили после того, как закончили все мероприятия в доме. В тот же день для защиты интересов Дауда родственники наняли адвоката В. Петухова. До этого, с Льяновым имела возможность поговорить другой адвокат, И. Кодзаева. Ей удалось узнать, что Дауду предъявляют обвинения в незаконном хранении и сбыте наркотических веществ.

21 октября в полдень одним из судов г. Владикавказ была дана санкция на содержание Льянова под стражей в течение 10 суток. Адвокат утверждает, что уголовное дело против Льянова пока возбуждать не стали, однако не исключает, что его могут возбудить в ближайшие дни. Адвокат подал в Верховный суд Северной Осетии жалобу на действия правоохранительных органов, в которой указал, что Габараев отказывался от своих первоначальных показаний, на основании которых и был инициирован обыск в доме Льяновых. Верховный суд эту жалобу отклонил.

По словам родственников, это уже второй случай, когда против Дауда фабрикуют уголовное дело по наркотикам. Первый раз в 2000 году сотрудники Промышленного РОВД подбросили ему меченые деньги, полученные им якобы за продажу наркотиков. В ходе следствия через посредников Льяновым предлагали заплатить 3000 долларов США за то, чтобы это дело было закрыто. Таких денег у Льяновых не оказалось. В результате Льянов был осужден на 9 лет лишения свободы. В конце 2004 года Дауд был условно досрочно освобожден из мест отбывания наказания. После этого вернулся домой. Пытался заниматься частным предпринимательством, но постоянного дела не имел.

По состоянию на 15 ноября, Дауд Льянов содержал под стражей в ИЗ-15/1 г. Владикавказ. После проведения очной ставки с Габараевым ему продлили срок содержания под стражей, выдвинув против него обвинения в распространении наркотических средств.

В ПЦ "Мемориал" г. Москва 
Орлову О.П.

Копия :   Уполномоченному по правам человека при  президенте РФ 
Лукину В.П.

Копия :    Международная Хельсинская Федерация по  правам человека  А. Роудзу

От Льяновой Л.М.
Проживающая по адресу: г. Владикавказ, 
пос. Карца, ул. Победы,  N 11

Заявление

20 октября 2006 года, примерно в 7.30, к нам в дом ворвалась группа военных в масках, одетых в камуфляжную форму, в количестве более 20 человек. Они подъехали к дому на нескольких легковых машинах (несколько "ВАЗ", одна БМВ, темного цвета) и микроавтобусе "Газель", белого цвета. С криком "всем лежать, будем стрелять", военные забежали в дом. Силовики уложили на пол всех, кто находился у нас дома. Моего племянника, Ильяса Вараева, 1983 г.р., военные избили прикладами автоматов. Ильяс спал, когда они ворвались в дом. Ему не дали одеться, вывели из дома на улицу и уложили на пол микроавтобуса "Газель". Затем военные полностью обыскали моего брата Дауда Мухарбековича Льянова, 1957 г.р. и завели в отдельную комнату. После этого один из военных, руководивший спец операцией, показал мне постановление суда на обыск в их доме. Из этого постановления следовало, что в рамках расследования уголовного дела некого Габараева, суд дает разрешение следственным органам на проведение обыска в нашем доме. Военные предъявивший постановление, не представился. Он прошел в комнату, куда завели Дауда. Через некоторое время туда зашла я, моя дочь Мадина и гостившая у нас в доме моя знакомая Кадимагомедова Замира. Руководитель спец операции, разговаривавший до этого с Даудом спокойно, вдруг стал кричать и несколько раз ударил его по лицу, а затем приказал обыскать его. При этом сотрудник правоохранительных органов несколько раз высказывали обвинения в адрес всех ингушей живущих на территории Осетии, суть которых сводилась к тому, что ингуши являются бандитами. Я, соя дочь и знакомая заметили, как военный засунул Дауду в карман газетный сверток, который затем вытащили другой военный. Сверток предъявил понятым. Двух понятых силовики привезли с собой. В свертке оказался маленький пакет с порошковым веществом белого цвета (примерно 4-5 грамм). Дауд стал кричать, что это не его пакет, что они ему его подбросили. Старший группы приказал увести Дауда. Брата посадили в машину "Жигули" и увезли в сторону г. Владикавказ. После этого у нас доме в течение 40 минут проводили тщательный обыск с использованием служебных собак. Ничего противозаконного в доме обнаружено не было. По окончанию обыска руководитель спец операции составил протокол обыска и подписался под ним как майор МВД УБОП РСО-А Кавтарадзе. Свои подписи под протоколом поставили и понятые. Никто из членов нашей семьи подписываться по протоколом не стал. Дауд был доставлен в здание РУБОПа. Ильяса военные отпустили после того, как закончили все мероприятия в доме. В тот же день для защиты интересов Дауда, мы наняли адвоката В. Петухова. Нам удалось узнать, что Дауду предъявляют обвинения в незаконном хранение и сбыте наркотических веществ.

21 октября, в 12:00, одним из судов г. Владикавказ была дана санкцию на содержание Дауда под стражей в течение 10 суток. Адвокат подал в Верховный суд Северной Осети жалобы на действия правоохранительных органов, в которой указал, что Габараев отказывался от своих первоначальных показаний, на основание которых и был инициирован обыск в нашем доме. Верховный суд эту жалобу отклонил. После проведения очной ставки с Габараевым ему продлили срок содержания под стражей, выдвинув против него обвинения в распространении наркотических средств.

Это уже второй случай, когда против Дауда фабрикуют уголовное дело по наркотикам. Первый раз в 2000 году сотрудники Промышленного РОВД подбросили ему меченые деньги, полученные им якобы за продажу наркотиков. В ходе следствия через посредников нам предлагали заплатить 3 000 долларов США за то, чтобы это дело было закрыто. Таких денег у нас не оказалось. В результате Льянов был осужден на 9 лет лишения свободы. В конце 2004 года Дауд был условно досрочно освобожден из мест отбывания наказания. После этого вернулся домой. Пытался заниматься частным предпринимательством, но постоянного дела не имел.

В связи с выше изложенным, прошу вас защитить грубо нарушенные права моего брата Льянова Дауда и помешать очередной фабрикации уголовного дела против него. У нас есть основания считать следствие необъективным, так как при задержании сотрудники силовых органов Осетии несколько раз позволили себе антиингушские высказывания.

15 ноября 2006 года,      Льянова Л. М.

21 октября 2006 г.

Днем на территории Чеченского государственного университета в г. Грозный произошла массовая драка молодежи. Конфликт возник между жителями с. Центорой Курчалоевского района и одним из студентов. За молодого человека стали заступаться его товарищи. Вначале отношения выясняли на словах. Затем, центороевцы позвонили своим землякам, которые проходят службу в городе в силовых структурах и позвали их на помощь. Когда "силовики" появились на территории университета, они стали избивать студентов. Одному из них пробили голову рукояткой пистолета; ему пришлось обратиться в больницу. Для урегулирования ситуации были вызваны бойцы ОМОН. Никто из пострадавших не обратился с заявлением в милицию.

23 октября 2006 г.

От сердечного приступа скончался житель с. Белгатой Шалинского района Чеченской Республики Хасанбек Ахмадов, 33 лет. В январе 2006 года он был похищен из дома вооруженными людьми и оказался в ОРБ-2. Несколько дней Хасанбека пытали, добиваясь, чтобы он признался в участии в НВФ и оговорил односельчанина Али Течиева, который был похищен сотрудниками ОРБ-2 29 ноября 2005 года и тоже подвергся пыткам. Хасанбека сломить не удалось. 12 мая 2006 года он был осужден на полгода за участие в НВФ. В сентябре 2006 года освободился. 3 октября ему пришлось давать показания в суде по делу Течиева. Ахмадов не стал свидетельствовать против Течиева, несмотря на все попытки прокурора Ахмаева добиться от Хасанбека свидетельства того, что он видел у Течиева оружие.

Через несколько дней после суда Хасанбеку сообщили, что 25 октября он должен явиться в особый отдел комендатуры Шалинского района. Он переживал из-за этого, предполагая, что этот визит может иметь для него неприятные последствия.

Причиной проблем Хасанбека и его семьи стал его старший брат-боевик, Саламбек Ахмадов. Хасанбека и его младших братьев неоднократно забирали в одну из силовых структур в Гудермесе, пытали там, добиваясь сведений о боевиках, пугали семью ночными визитами. В результате сердце Хасанбека не выдержало. У него осталась больная мать, жена и трое маленьких детей.

25 октября 2006 г.

В Ростове-на-Дону сотрудниками милиции были задержаны две жительницы Чечни: Кока Тубурова и Марха Мусаева. В Ростов они приехали на процесс по делу Ульмана и других военных, обвиняемых в убийстве их родственников.

Женщин задержали после того, как они вышли из зала суда и спустились в подземный переход. Два милиционера потребовали у них документы. Женщины предъявили паспорта. Милиционеры заявили, что этого недостаточно и поинтересовались целью приезда в Ростов. Тубурова и Мусаева объяснили, что приехали на судебный процесс, билеты они отдали для оплаты, а повестки находится в гостинице. Кока предложила съездить за ними, пока Марха останется с милиционерами, (паспорт Коки тоже был у милиционеров). Сотрудники милиции не согласились с этим предложением и велели женщинам подняться наверх, где посадили их в милицейский УАЗ. При задержании никто из милиционеров не представился, несмотря на настоятельные просьбы Марха Тубуровой. Мусаева связалась по мобильному телефону с представительством Чеченской Республики в Ростовской области и сообщила, что их задержали и изъяли паспорта. Милиционеры, не ожидавшие такого поворота дела, заявили, что паспорта они не изъяли, а просто взяли. Кока возразила, указав на то, что их документы находятся в карманах милиционеров. Милиционеры бросили паспорта на пол машины и, вспомнив, что женщины им говорили про суд, стали предъявлять претензии за осуждение полковника Буданова. По их мнению, честный российский офицер уничтожил "снайпершу, которая убила многих его ребят". Женщины возразили, что, если у Буданова были серьезные улики против Эльзы Кунгаевой, надо было передать ее следственным органам, а потом судить. Милиционеры нервно возразили: "А где суд? Нету суда!"

В отделении милиции женщинам велели встать у стены и стали заполнять какие-то бумаги. Потом пришел сотрудник с фотоаппаратом. Тубурова и Мусаева возражали против того, чтобы их фотографировали, тем не менее, это было сделано. После этого вошел, очевидно, начальник, у которого был удивленный вид и сказал, что ему сейчас звонили откуда-то сверху, и, кажется, сказали, что на его территории был убит Ульман. Женщин рассмешило это заявление. Милиционеры растерялись окончательно и отдали им паспорта. Кока потребовала, чтоб их доставили туда, откуда привезли, ведь в городе они знают только дорогу от вокзала к военному окружному суду и гостинице. Эта просьба не была выполнена, начальник только объяснил, как им быстрее добраться до гостиницы, и выпроводил задержанных.

26 октября 2006 г.

Около 3.00 сотрудниками неизвестных силовых структур были похищены двое жителей с. Правобережное Грозненского (сельского) района Чеченской Республики: Руслан Индербиев, 1979 г. р., и Абу Зайндиевич Далаев, 1978 г. р.

По словам родственников похищенных, Индербиева и Далаева забрали из дома Индербиевых вооруженные люди в камуфляжной форме, чеченцы по национальности. В село они приехали на двух автомашинах ВАЗ-21099 и ВАЗ-2110. "Силовики" не представились и не объяснили причины своего визита. Они спросили Руслана Индербиева, а когда он назвался, задержали его и гостившего у него Далаева. Родственникам сказали, что доставят их в РОВД Грозненского (сельского) района. Однако там родственникам сообщили, что они не производили никаких задержаний, а также что за истекшую ночь к ним никто не доставлялся.

Через сутки Далаев сильно избитый был отпущен на свободу. Он не знает точно, где находился, так как его голова все время была замотана одеждой. По дороге им говорили, что везут их в Центорой. Далаев считает, что на самом деле их привезли в Грозный на территорию "нефтеполка". По истечению еще одних суток, родным Индербиева, используя связи, удалось освободить Руслана. Сообщать подробности похищения и место содержания пострадавшие отказались в целях безопасности своих семей.

27 октября 2006 г.

В с. Белгатой Шалинского района Чеченской Республики сотрудниками неизвестных силовых структур проведена проверка паспортного режима. При этом в некоторых домах были проведены обыски без предъявления ордеров и без понятых. В доме Токаевых, старший сын которых несколько лет назад был найден мертвым недалеко от села, "силовики" поинтересовались местонахождением младшего сына. Сейчас он - студент университета. Узнав, что его нет дома, потребовали его фото. Родители молодого человека опасаются за его дальнейшую судьбу.

28 октября 2006 г.

В ночь на 28 октября похищены и увезены в неизвестном направлении два жителя пос. Долинское Грозненского (сельского) района Чеченской Республики: Абубакаров и Сагиев. Подробности этого происшествия узнать не удалось.

В Чечне похищены были два жителя с. Рошни-Чу Урус-Мартановского района: Алхазур Мухидович Азиев, 1983 г. р., и Арби Джалаевич Берсинкаев, 1972 г. р.

Около 8.00 Азиев и Берсинкаев на своих автомашинах "Жигули" выехали из Рошни-Чу в г. Грозный, до Грозного не доехали, домой в этот день не вернулись.

Утром 29 октября родственники предприняли поиски. Им удалось найти свидетелей похищения Азиева и Берсинкаева. Оказалось, что они были задержаны сотрудниками передвижного поста при выезде из г. Урус-Мартан. Их увезли в сторону Грозного. По имеющейся неофициальной информации похищенных доставили в место дислокации "нефтеполка".

Азиев и Берсинкаев являются внутриперемещенными лицами; в результате военных действий были вынуждены покинуть место постоянного проживания - село Зумсой Итум-Калинского района. ПЦ "Мемориал" неоднократно сообщал о преследованиях жителей этого высокогорного села. За последние два года многих из них похищали, незаконно задерживали, подвергали избиениям и пыткам, чаще всего с целью получения информации о боевиках, продолжающих свою деятельность в горах Итум-Калинского района. Четверо жителей с. Зумсой, в том числе 16-летний подросток, похищенные сотрудниками российских силовых структур в январе 2005 года, пропали без вести. В июле 2005 года зумсойцы, как и жители других горных сел Чечни, покинули село, в надежде обеспечить безопасность своим семьям на равнине.

30 октября родственники похищенных сообщили в ПЦ "Мемориал", что Азиев и Берсинкаев отпущены с территории "нефтеполка".

В с. Алхазурово Урус-Мартановского района Чеченской Республики была проведена очередная "зачистка".

Примерно с 9.00 федеральные силы блокировали все въезды, выставили мобильные посты и проверяли практически все выезжающие и въезжающие в автомашины. После тщательного досмотра и проверки документов у пассажиров им разрешалось следовать дальше. Внутри населенного пункта сотрудники силовых структур проводили проверку паспортного режима. Военнослужащие федеральных сил и сотрудники МВД ЧР вели себя вежливо, однако не представлялись и не показывали документы. Передвижение гражданских лиц внутри села не ограничивалось. Функционировала школа, работали магазины и другие торговые точки.

Во время "зачистки" был задержан житель села, Валид Алауддинович Дадаев. Его проверили на причастность к вооруженным формированиям и через час освободили.

К 13.00 спецмероприятие завершилось.

29 октября 2006 г.

В с. Гой-Чу (Комсомольское) Урус-Мартановского района Чеченской Республики военнослужащими федеральных сил и сотрудниками районных силовых структур была проведена очередная "зачистка". Все "силовики" были без масок, а техника, на которой они приехали, - с номерными знаками.

На северной окраине села был выставлен мобильный пост. В самом с. Гой-Чу военнослужащие федеральных сил и сотрудники силовых структур заходили практически в каждый дом и проверяли документы у мужской части населения. Военнослужащие федеральных сил и сотрудники МВД ЧР вели себя вежливо, но не представлялись и не показывали документы. Обыски в жилых помещениях не проводились.

В средней школе с. Гой-Чу занятия не прерывалось. Работалиторговые точки, работали строители из соседних населенных пунктов на строительстве сельской мечети, на восстановлении амбулатории и здания администрации, а также на газификации села.

К 15.00 спецмероприятие завершилось. В ходе "зачистки" никто не был задержан.

30 октября 2006 г.

В окрестностях с. Аллерой Курчалоевского района выстрелом из снайперской винтовки был убит ученик 9-го класса аллероевской  школы N1 Шерип Ахмадов, 15 лет.

В этот день, после 17.00, мать послала Шерипа пригнать скотину с пастбища на юго-западной окраине села. Домой Шерип не вернулся. Его тело, обмытое по мусульманским обычаям, привезли домой сотрудники одной из местных силовых структур. Выяснилось, что Шерип был убит выстрелом в сердце из снайперской винтовки. Стрелял сотрудник этой структуры, несший службу на блокпосту на восточной окраине с.Центорой. Родственники этого человека пришли на похороны к Ахмадовым, - выразить свои соболезнования и принести извинения. На похороны их не пустили, тем самым дав понять им, что у Ахмадовых с ними вражда.

По имеющейся информации, на декабрь "силовик", совершивший убийство, не задержан, уголовное дело по данному факту не возбуждено.

Возле с. Пригородное Грозненского (сельского) района местный житель, в разрушенном боксе бывшей техстанции обнаружил человеческий череп, пробитый или поврежденный, по крайней мере, в двух местах. Предположительно, в этом месте могут находиться останки еще нескольких людей.

С утра был произведен обстрел с вертолетов окрестностей высокогорных сел Зумсой и Бугарой Итум-Калинского района Чеченской Республики. Жители с. Ушкалой, расположенного рядом с этими пустующими селами, видели, как в результате обстрела загорелся лесной массив.

По всей вероятности, решение нанести удар по предполагаемым местам нахождения боевиков военное командование приняло после события произошедшего накануне в районе с. Зумсой.

29 октября строительная бригада, состоящая из сотрудников МЧС ЧР и местных жителей, выезжала для строительства моста и очистки дороги от обвалов, согласовав свой выезд на место с военными и администрацией района. В ходе работ с гор внезапно была открыта стрельба, и строители в целях собственной безопасности строители были вынуждены прекратить работы и спуститься в районный центр Итум-Кале, где они поставили в известность об инциденте военное и гражданское руководство.

В районе сосредоточено большое количество военных, а в горно-лесистой местности действуют боевики. Жители задаются вопросом: какой из этих двух сторон не захотелось чтобы восстанавливали дороги? Военные отвергли подозрения местных жителей, что стрельба могли они. Получить ответ от боевиков не представляется возможным.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

19 января 2017, 14:18

19 января 2017, 13:48

19 января 2017, 13:39

19 января 2017, 13:33

19 января 2017, 13:32

Архив новостей
Все SMS-новости