Читатель! Обновили закладки в браузере? Мы теперь на http://www.kavkaz-uzel.eu/

29 декабря 2006, 19:08

Юрий Савельев: "Я считаю, что прекращение работы парламентской комиссии по Беслану неоправданно"

Юрий СавельевДепутат Госдумы, член парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта в Беслане Юрий Савельев выразил принципиальное несогласие с выводами комиссии, которые были обнародованы 22 декабря 2006 г. По его мнению, работа комиссии не должна была быть прекращена, так как "в расследовании теракта еще много белых пятен", которые подлежат тщательному исследованию.

Юрий Савельев — доктор технических наук, профессор, бывший ректор Санкт-Петербургского Военно-механического института, эксперт высшей категории в области физики горения, - провел особое расследование и накануне второй годовщины трагедии в Беслане опубликовал свой альтернативный доклад "Беслан: правда заложников". Савельев пользуется полным доверием потерпевших. По словам женщин из комитета "Матери Беслана", на протяжении всей работы парламентской комиссии Юрий Савельев был одним из немногих, кто "воспринял трагедию пострадавших как свою собственную, буквально заболев Бесланом". За два года работы Савельев по несколько раз встречался почти со всеми бывшими заложниками и свидетелями, на основании показаний которых и строится его доклад, противоречащий официальной версии парламентской комиссии. О своем мнении по поводу обнародованного доклад, о работе комиссии, собственном расследовании и в целом о ситуации вокруг Беслана депутат Юрий Савельев рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту "Кавказского узла".

- Как Вы оцениваете выводы парламентской комиссии, которые были обнародованы 22 декабря? Есть ли в докладе что-то новое?

- Доклад, который был обнародован 22 декабря, был подготовлен в июле 2006 года, - об этом мне сообщил докладчик в Госдуме от имени парламентской комиссии Александр Маскалец. Я, будучи членом комиссии, не знал, какой именно вариант доклада представляется. Но в обнародованном тексте нет ничего нового. Напомню, что в середине июля я предоставил комиссии четвертую, пятую и шестую части своего альтернативного доклада и просил, чтобы хоть что-то было использовано в итоговом варианте доклада комиссии. Но этого не произошло. Тогда я написал записку Торшину, в которой сообщил, что так как ничего из моей работы в итоговый доклад не вошло (а я считал, что она имеет доказательную базу), то, во-первых, я высказываюсь против данного текста доклада комиссии, а, во-вторых, оставляю за собой право опубликовать текст моего собственного доклада в СМИ, - чтобы подключить общественность, которая бы смогла повлиять на комиссию, чтобы все-таки было прочитано то, что я ей предоставил, либо чтобы мои выводы были профессионально опровергнуты. Таким образом, в конце августа я принял решение опубликовать шесть частей доклада на сайте Марины Литвинович(1), материалами которого — стенограммами заседаний суда по делу Кулаева и милиционеров РОВД - я пользовался.

22 сентября 2006 г. Александр Торшин собрал парламентскую комиссию, на заседании которой присутствовал и новый замгенпрокурора в ЮФО Иван Сыдорук. Было объявлено, что следствие нашло много противоречий в показаниях заложников, недостаточно тщательно был проведен осмотр места происшествия, и что есть ряд причин, по которым следствие хотело бы углубиться в исследование этой проблемы. А парламентская комиссия, так как она работает параллельно со следствием, будет продолжать свое расследование. Но за период с 22 сентября по 22 декабря 2006 г. комиссия ни разу не собралась. Ни одного заседания не было! А 22 декабря 2006 г. был представлен доклад по состоянию на июль, и я не знаю, зачем это было сделано.

- Как Вы в целом можете прокомментировать работу комиссии? Вы удовлетворены ее деятельностью?

- 22 декабря после обнародования доклада в Государственной Думе РФ Борис Грызлов спросил, как депутаты будут его обсуждать. Председатель ЛДПР Владимир Жириновский внес предложение с места, чтобы никаких обсуждений по данному докладу не было, то есть фактически блокировать обсуждение. Вопрос был поставлен на голосование. Около 300 человек высказались "за", в том числе и "Единая Россия". Тогда Грызлов даже возмутился и сказал, что не понимает, почему было принято такое решение. Вопрос был поставлен на повторное голосование, и тогда "Единая Россия" высказалась за обсуждение. Я выступил от имени двух фракций Государственной Думы РФ(2) и заявил, что категорически не согласен с текстом этого доклада, и объяснил, по каким частям. А именно: причина первых взрывов, возникновение пожара и его тушение почти через два часа после начала, использование гранатометов не в то время, когда об этом официально заявлялось, а также по факту применения танков спустя полчаса после взрывов и значительно большем количестве террористов (от 56 до 78 боевиков), чем фигурирует в официальном докладе. Я сказал об этом и попросил, чтобы был изменен проект постановления, предложив сформулировать его следующим образом: принять к сведению доклад, работу комиссии продолжить и дождаться нового заключения ситуационной экспертизы и ряда других экспертиз, которые проводит следствие. Затем, с учетом новых материалов следствия, доклада комиссии и моих собственных материалов, вновь вернуться в феврале 2007 г. к рассмотрению этого вопроса. Но мое предложение не поддержали. В результате было принято решение: принять к сведению прозвучавший доклад, завершить работу комиссии, а материалы направить в органы власти.

Я считаю, что прекращение работы комиссии неоправданно. Во-первых, этим летом поменялся состав следственной группы. Во-вторых, отменена ситуационная экспертиза. Спустя два года начали, наконец, измерять школу, назначили экспертизы математического моделирования. Я не удовлетворен тем, что, несмотря на неоднократные требования комиссии, направленные в ФСБ, чтобы нам представили кино- и фотодокументы ситуации в момент штурма (съемка производилась из соседних со школой домов), эту просьбу не приняли во внимание. Если бы нам дали эти фотографии, не было бы споров: была ли разрушена крыша над спортзалом бесланской школы №1 в 13.05 3 сентября 2004 г., были ли разбегавшиеся заложники убиты террористами. (По другую от места проведения линейки сторону спортзала не было обнаружено ни одного трупа. Из рассказов заложников у меня складывается впечатление, что боевики стреляли по людям в форме.)

- Как воспринимается Ваш доклад остальными членами комиссии, в частности председателем Александром Торшиным?

- Крайне отрицательно. Торшин, к сожалению, вообще не стал вдаваться в его содержание. Частным образом мне было заявлено, что мой доклад читать некогда. Люди устали и хотели скорее комиссию прикрыть. Я не видел текста обнародованного доклада, который был представлен в Госдуму, но, судя по словам депутата Маскальца, это июльский вариант, и в нем о взрывах в школе сказано одно предложение: "в 13.03 — 13.05 часов в школе неожиданно прозвучали два взрыва". Вот и все. Разве ожидали жители Беслана, что комиссия ограничится констатацией того, о чем каждый знал еще с 3 сентября 2004 года? Люди ждали другого: ответа на вопрос, почему прозвучали взрывы. Правда, в докладе есть утверждение, что зал взорвали боевики. Но ситуационная экспертиза, где это было установлено, отменена. Совершенно непонятно, на каком основании комиссия сделала такое заключение.

- Почему, на Ваш взгляд, в Ваших выводах и расследовании парламентской комиссии возникли такие разночтения?

- Я не знаю. Хочу подчеркнуть, что мой доклад — это скорее ответы на главные вопросы, которые все время ставили заложники и потерпевшие, в том числе на встрече с президентом Путиным, которая прошла 2 сентября 2005 года. Они спрашивали о взрывах, о пожаре, о танках, о числе заложников и террористов. То, что сделал я, - это анализ ученого, гражданина, члена парламентской комиссии, человека, который провел независимое расследование. На меня никто не оказывал давления. Все содержание моего доклада - это анализ обстоятельств, технических моментов бесланской трагедии. Там нет ни слова о политике. В докладе не говорится о том, кто, по моему мнению, стрелял. Я просто констатировал, что, исходя из ситуации, выстрел был сделан из такого-то дома. Кто там сидел: боевик, которому надоело, что его коллеги так долго не взрывают зал, или оборотень в погонах или люди из ЦСН(3)? Об этом речь не идет. По какой причине это было сделано, я не анализировал. Я констатировал факт. Никто не хочет этого признавать, всем известно, что первое кольцо вокруг школы — это была ФСБ, второе — МВД, третье — 58 армия. У меня есть свои версии, но я нигде их не оглашал и говорить об этом не собираюсь. Версия есть версия. В моем докладе нет политики и версий, в нем - только анализ показаний заложников и потерпевших, которые они дали в суде под присягой, а также официальных материалов, документов следствия, которые были в моем распоряжении. Я их изучил и сделал выводы, которые, мой взгляд, достаточно достоверны и бесспорны.

- Существует ли причинно-следственная связь между трагическими событиями и действиями властей? Вопрос, который интересует всех потерпевших: есть ли основания для уголовного расследования действий оперативного штаба?

- Я считаю, что да, есть. Мне кажется, что оперативный штаб и люди, которые официально в него не входили, неверно интерпретировали в этой сложной ситуации, когда захвачены 1128 человек, изречение президента Владимира Путина, что нужно "мочить боевиков в сортире" и не вести с ними переговоры. Боевики высказали требования: вывод федеральных войск из горных районов Чечни и освобождение из тюрем их товарищей, которые 21-22 июня 2004 г. захватили столицу Ингушетии. Кроме того, они требовали, чтобы в школу пришли четыре человека(4). Находясь в Беслане, когда произошел захват, я был уверен, что надо вести переговоры с боевиками. Ведь все знали, что в заложниках больше тысячи человек. Списки были собраны к 18 часам 1 сентября 2004 г. Надо было, чтобы эти четверо пришли и вступили в переговоры. Анализируя показания заложников, которые говорили с боевиками, не исключаю, что террористы согласились бы взамен исполнения их требований освободить часть заложников. Надо было вести переговоры! Почти двое суток на переговоры с боевиками не шли. Мне кажется, что это была изначально неверная предпосылка. Во-вторых, когда прозвучали взрывы, под различными предлогами к школьному спортзалу не пускали пожарные машины. И только когда рухнула крыша, и исчезли следы разрушения ее гранатой, только тогда туда пошли пожарные и сотрудники ЦСН.

- Как Вы оцениваете роль Масхадова в организации теракта в Беслане? Комиссия Торшина не сомневается в его причастности, но известно, что Масхадов был готов к посредничеству.

- Я не могу точно сказать. Но, уважаемый мною, Израил Тотоонти(5) на суде по делу Кулаева давал показания, что разговаривал с Ахмедом Закаевым, который подробно рассказал ситуацию с Асланом Масхадовым. И Таймураз Мамсуров(6) говорил, что пытался выйти на связь с Масхадовым. Попытки переговоров были. Если все сложить, то я не исключаю, что Масхадов все-таки не имел непосредственного отношения к теракту. Я с большим сомнением отношусь к тому, что всем этим руководил именно Масхадов. Тем более, что он хотел туда приехать, и я могу поверить многочисленным людям, которые сообщали о его желании приехать в Беслан без всяких обязательств, кроме попытки его арестовать на подходе к школе. Это все требует дополнительного исследования. На основании показаний свидетелей я не исключаю, что Масхадов был готов чем-то помочь. Нет свидетелей, которые бы утверждали, что Масхадов отказал в посредничестве, заявив, что это его люди в школе. Что касается Басаева, то его непосредственную причастность к теракту исключать, действительно, нельзя.

- Несмотря на то, что комиссия закрыта, будет ли Вы продолжать свое расследование?

- Возможно, я опубликую еще две части своего расследования. Одна из частей — это ситуационный анализ, вытекающий из предыдущих семи частей, своеобразная хронология того, что происходило в школе. Вторая часть — это то, что явилось причиной возникновения терроризма на Северном Кавказе. Я подробно исследовал социально-экономическую ситуацию в республиках, в том числе в советский период, анализировал уровень жизни тогда и сейчас. Объектом изучения являлась и деятельность западных эмиссаров по дестабилизации обстановки на Северном Кавказе, - а мы видим, что это лакомый кусочек для всех. Эта работа практически завершена.

- После проведенного Вами особого расследования остались ли еще вопросы, которые так и не ясны?

- Мне осталось непонятным следующее. Официальное следствие утверждает, что была только одна машина ГАЗ-66 с номером 8130, которая выехала из лагеря в с.Пседах. Она выехала оттуда, захватила по дороге белую "семерку" милиционера Гуражева с номером 505 (здесь очень много противоречий в свидетельских показаниях). Но там была и второй автомобиль: из показаний Инги Чеджемой-Басаевой следует, что еще одна машина ехала вместе с ГАЗ-66 с другим номером, не соответствующим номеру 8130. А также машина, которая их сопровождала — белые "Жигули", вообще не имевщая номерного знака. Машина с номером 505 действительно стояла у входа в ворота школы, но куда девалась другая машина без номера, - непонятно. И неясно, куда делась ГАЗ-66, которую видела женщина, потому что со слов свидетелей, она доехала до ворот, выгрузила боевиков, развернулась и уехала.

Мое предположение, что одна машина ГАЗ-66 находилась в Беслане, была где-то припаркована и по какому-то сигналу она подъехала. И второй вопрос: как могли не заметить машину с боевиками, когда она двигалась по федеральной трассе? Это просто невероятно. Надо еще особо исследовать вопрос, не находились ли боевики в Беслане на протяжении недели до захвата? Об этом утверждают многие свидетели. Как под носом у властей действовала эта шайка, которая спокойно себя чувствовала в Беслане, разъезжала на машинах, ведь их видели местные жители?! В этом деле еще много белых пятен.

В заключение, хочу еще раз подчеркнуть, что мой доклад абсолютно не политизирован. Это просто констатация фактов. Обобщение материалов, которые показали заложники и свидетели в суде. Там нет ничего, что было бы "притянуто за уши". К сожалению, председатель комиссии Торшин и другие обвиняли меня в том, что я выбрал из показаний только те, которые были выгодны мне, и пренебрег другими показаниями, которые бы противоречили первым, на которые ссылаюсь я. Но я этого не делал. Я приводил в своем исследовании все свидетельства.

23 декабря 2006 года

С Юрием Савельевым беседовала корреспондент "Кавказского узла"
Алана Бесолова.

Примечания

(1)  Сайт "Правда Беслана" (прим. "Кавказского узла").

(2)  Две части бывшей единой фракции Народно-патриотического союза "Родина" (прим. "Кавказского узла").

(3)  Центр специального назначения ФСБ РФ (прим. "Кавказского узла").

(4)  Экс-президент Северной Осетии Александр Дзасохов, президент Ингушетии Мурат Зязиков, советник президента России Асланбек Аслаханов, доктор Леонид Рошаль (прим. "Кавказского узла").

(5)  Член Северо-Осетинской парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта (прим. "Кавказского узла").

(6)  На момент захвата — председатель парламента Северной Осетии (прим. "Кавказского узла").

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 августа 2016, 17:41

27 августа 2016, 16:50

27 августа 2016, 15:48

27 августа 2016, 15:19

  • 1 НАК назвал убитых под Нальчиком участниками нападения на ДПС

    Алим Битоков и Ибрагим Гугов, убитые сегодня в Нартане, причастны к нападению на сотрудников ДПС 14 августа, в ходе которого ответным огнем полицейские убили одого из лидеров вооруженного подполья Хизира Лихова, сообщил сегодня Национальный антитеррористический комитет.

27 августа 2016, 14:20

Архив новостей