15 августа 2020, 19:23

Очевидцы рассказали о внезапном начале войны в Абхазии 28 лет назад

В августе 1992 года грузинское общество было занято внутренним противостоянием и не сразу осознало этническую подоплеку конфликта в Абхазии, указал бывший министр по примирению Паата Закареишвили. Ощущение войны витало в воздухе, но ее начало все равно стало неожиданностью, вспомнил очевидец. Историк Зураб Папаскири рассказал, как грузинские военные грабили мирное население.

Как писал "Кавказский узел", война в Абхазии началась 14 августа 1992 года. Она унесла более восьми тысяч жизней, еще около 18 тысяч человек были ранены. Сильно пострадали от разрушений Сухуми, Гагры и другие города. Около 200 тысяч грузин – почти половина довоенного населения Абхазии — были вынуждены покинуть свои дома. В 2017 году опрошенные "Кавказским узлом" жители Абхазии назвали победу над Грузией в 1993 году главным достижением республики наряду с признанием ее независимости Россией в 2008. Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили тогда же назвал войну в Абхазии "большой ошибкой".

Конфликт вспыхнул после того, как Верховный совет Абхазской АССР, восстановив Конституцию Абхазии 1925 года, провозгласил независимость республики. В Грузии к тому времени было заявлено о восстановлении юридической силы Конституции Грузинской Демократической Республики 1921 года, где не был зафиксирован статус Абхазии в составе страны, говорится в справке "Кавказского узла" "Война в Абхазии (1992-1993): главные факты". Там также содержится подборка видеохроники боевых действий 1992-1993 годов.

Грузинское общество не сразу восприняло конфликт как этнический

Бывший государственный министр Грузии по гражданскому примирению и вопросам интеграции Паата Закареишвили рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что на момент начала войны работал в парламенте в комитете по правам человека и нацменьшинств и одновременно являлся слушателем Духовной семинарии в Тбилиси. По его воспоминаниям, напряжение между грузинами и абхазами чувствовалось, однако война стала для всех неожиданностью.

"В Тбилиси никакого предчувствия войны с Абхазией не чувствовалось. Я учился в Духовной академии и не увлекался войной. Но было ощущение напряженности - моя мама из Поти, я часто там бывал, где хорошо принимался сигнал сухумского радио, и я слышал, как из одной и той же студии сначала велась передача на абхазском, которого я не понимал, потом на русском, а потом на грузинском языке. Слышалось, как при смене ведущих двигались стулья в студии. И было очевидно, что даже новости на разных языках читают по-разному. То есть даже среди журналистов была вражда. Одно и то же событие коллеги из одной студии, которые ждали друг друга, использовали, чтобы поливать друг друга грязью. На русском языке грузин ругали, на грузинском языке ругали абхазов", - отметил Закареишвили. 

Он отметил, что при вводе грузинских войск в Абхазию конфликт подавался не как этнический. "Вся грузинская пресса, все общество говорило о звиадистах (стронниках свергнутого президента Грузии Звиада Гамсахурдии. - Прим. "Кавказского узла"). Был очень четкий месседж, что звиадисты в западной Грузии, Мегрелии и в Абхазии подрывают экономику Грузии. Вся пропаганда была антизвиадистская, об абхазах речи не шло", - подчеркнул Паата Закареишвили.

По словам Закареишвили, только после перестрелки в Очамчире 14 августа 1992 года между грузинскими войсками и абхазским ополчением в Грузии поняли, что это конфликт именно с абхазами.

После взятия грузинскими войсками Гагры была сформирована парламентская комиссия по гуманитарным вопросам. 15 октября 1992 года Закареишвили прибыл в Сухуми. "Когда я прибыл в Сухуми, там уже была грузинская часть парламента, и среди грузин был разлад между коммнистами и звиадистами. И звиадисты были за диалог с абхазами, а бывшие коммунисты были категорически против диалога с абхазами", - рассказал Закареишвили.

В дальнейшем Закареишвили, по его словам, приходилось часто заниматься вопросами гуманитарного характера: пропавшими без вести после взятия Гагры абхазскими войсками, пленными и людьми, которые не могли выехать с той или другой стороны. "Абхазы меня принимали довольно нормально, но явно чувствовалось их намерение победить в войне", - отметил он.

Ветераны войны в Абхазии, сражавшиеся на абхазской стороне, ранее рассказали "Кавказскому узлу", что до последнего дня не верили в возможность полномасштабной войны. Грузинское руководство согласовало ввод войск с Россией и не ожидало встретить в Абхазии сопротивление, указал абхазский военный историк Валико Пачулия.

Грузинские солдаты грабили мирных жителей, рассказал очевидец

Доктор исторических наук Зураб Папаскири перед войной преподавал в Абхазском госуниверситете и был при этом тесно связан с грузинским освободительным движением.  "Так получилось, что я два-три дня болел и не выходил в город, и война застала меня врасплох", - отметил Папаскири.

Он указал, что до падения Гагры 6 октября 1992 года все его соседи-абхазы находились в городе. "Никто тогда не убегал. Два месяца мы жили все вместе, и соседи вполне спокойно себя чувствовали. До падения Гагры никто не воспринимал войну всерьез. Но после падения Гагры уже многие абхазы испугались и выехали из Сухуми", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Зураб Папаскири. 

После начала войны многие надеялись на ее скорое прекращение, заявил он. "Мы все уповали на принятие так называемого Итогового документа - Московского соглашения по урегулированию конфликта 3 сентября 1992 года, подписанного по инициативе Бориса Ельцина в Москве Ардзинбой и Шеварднадзе. На днях я прочитал воспоминание Ардзинбы, который говорит, что вынужден был подписать этот документ, хотя и не собирался выполнять эти условия. Я не ожидал такого откровения. Как такое может быть? То есть он не только нарушил свою договоренность, но и нечестно поступил по отношению к президенту России", - считает Зураб Папаскири.

В книге "Моя жизнь" первый президент Абхазии Владислав Ардзинба писал: "Ельцин, который вначале пообещал, что поставит вопрос о выводе войск с территории Абхазии, не сдержал своего слова и подписал документ, устраивающий Шеварднадзе. Нам ничего не оставалось, как подписать документ, но сделать по-своему. Так и получилось в конечном итоге" (Владислав Ардзинба. "Моя жизнь". Сухум, 2018 г. С. 247).

Зураб Папаскири сообщил, что всю войну с женой и матерью находился в Сухуми. "Очереди за хлебом, свет отключили, воды не было. В течение девяти месяцев так жили. Иногда давали электричество, но ненадолго, и это был большой праздник", - рассказал историк.

Он жил в так называемом Новом районе Сухуми. "Новый район оказался отрезанным от остального города во время наступления абхазских формирований в сентябре 1993 года, и я не смог выбраться, так что был задержан и провел несколько месяцев в следственном изоляторе МВД Абхазии в Сухуми", - сообщил Папаскири.

Историк отметил, что абхазы во время заключения обращались с ним нормально. "Я думаю, что решающую роль в этом сыграл Рауль Хаджимба (президент Абхазии в 2014-2020 годах. - Прим. "Кавказского узла"). Он был до войны моим студентом, а после войны занимал высокий пост в службе госбезопасности Абхазии и навещал меня в камере", - пояснил Зураб Папаскири. 

Он рассказал, что во время войны грузинские солдаты неоднократно грабили местных мирных жителей. "Мы не смогли навести порядок. Сколько поменяли комендантов, и ни один не смог навести порядок", - констатировал историк.

Папаскири, по его словам, был вынужден стать военным, чтобы помочь соседям, пострадавшим от грабежей. "Я был кандидатом наук, преподавателем в вузе. Кто мог бы меня призвать? Но ко мне несколько раз обращались мои соседи. Говорили, мол, к нам пришли автомобили забирать. Я несколько раз звонил в комендатуру, один раз позвонил даже генералу Георгию Гулуа, чтобы он прислал своих людей. Он сам приехал и остановил грабеж. И пришлось мне идти в армию - я стал офицером Второй механизированной бригады. И когда я надел форму, то у меня уже было больше авторитета, и насколько я мог, я пытался пресечь факты грабежа", - рассказал Зураб Папаскири.

Он считает, что преступления, которые совершали грузинские военные, не имели этнической подоплеки. "Был грабеж, разбой, автомобили отнимали. Но наши вояки грабили не только абхазов, они и грузин грабили", - подчеркнул Папаскири. 

К середине августа ощущение войны "летало в воздухе"

Приближение войны чувствовалось, но все равно ее начало стало неожиданностью, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" выпускник Сухумской средней школы №2 Исмаил Аметов, который теперь работает преподавателем химии в Симферопольском госуниверситете.

"Мы узнали о вводе войск достаточно поздно - только через два часа после того, как они вошли. 17 августа я и мама должны были ехать в Крым, на историческую родину. Мы уже выписались из Сухуми, уже был дом в Крыму, куда мы должны были переехать. Так что уже готовились уехать. И было ощущение, что что-то должно начаться. Просто в воздухе летало. Просто была надежда, что не в этом году, не сейчас. И тут сообщили, что война. Мы с мамой на следующий день прибыли в Морской порт, откуда должны были плыть в Крым. Но из-за начала военных действий судно не пришло. И я помню, как со стороны реки Бесследки на набережную выехал танк и начал стрелять куда-то. Не в нас, не по порту, но в нашу сторону. И кто-то стрелял в ответ из какого-то здания. Кажется, из ресторана “Амра”. На площади возле порта лежали люди - кажется, это были трупы, но я не успел рассмотреть. Нам пришлось идти домой пешком, и мы уже думали, что не успеем уехать", - рассказал Исмаил Аметов. 

После неудачной попытки покинуть Абхазию на гражданском судне семья Аметовых получила сообщение, что всем, кто должен был уехать 17 августа, дается возможность сесть на военный корабль в порту рыбного колхоза, в сухумском районе Маяк. "Мы прошли пешком с мамой на пристань, сели на украинский танкодесантный корабль и прибыли в Сочи. Там нас выгрузили. И потом уже мы мирно добрались до Симферополя. А отец остался в Абхазии - он отправил наши вещи на военном корабле, который место Сочи прибыл в Батуми, а сам всеми правдами и неправдами пробрался через грузинские и абхазские блокпосты в Новороссийск. И три недели от него не было ни слуху, ни духу, пока он не сел на тот самый корабль с вещами, который прибыл из Поти в Новороссийск, и не прибыл в Севастополь", - добавил Аметов.

12 августа исполнилось 10 лет со дня окончания вооруженного конфликта между Грузией и Южной Осетией при участии России, вошедшего в историю под названием "Пятидневная война". Масштабные военные действия начались в ночь с 7 на 8 августа 2008 года и продолжались пять дней. 12 августа президент России Дмитрий Медведев заявил, что принял решение о завершении операции. 26 августа 2008 года Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, после чего Грузия прекратила дипломатические отношения с Россией, говорится в справке "Кавказского узла" о "Пятидневной войне".

Автор: Беслан Кмузов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

18 сентября 2020, 16:30

18 сентября 2020, 15:39

  • Силовики сочли хулиганством пикет кумыкского активиста Салихова

    Власти Дагестана должны оказать содействие в возвращении земель жителям кумыкских поселков Альбурикент, Кяхулай и Тарки, из которых они были выселены в годы сталинских репрессий, заявил сегодня активист Бектемир Салихов на одиночном пикете в Махачкале. Полицейские составили административный протокол за мелкое хулиганство, поскольку плакаты были прикреплены к постаменту памятника Ленина.

18 сентября 2020, 14:42

18 сентября 2020, 13:42

18 сентября 2020, 13:30

  • Долгое следствие по делу о беспорядках близ Куллара обеспокоило родных обвиняемых

    Перевод под домашний арест обвиняемых в беспорядках близ Куллара обрадовал их родных, но беспокойство вызвало то, что судебное следствие затягивается. Родственники опасаются обвинительных приговоров, настаивая на невиновности арестованных. При этом они заявляют, что не могут получить правовой помощи со стороны посольства Азербайджана.

Персоналии

Все персоналии

Справочник

Все справки

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей