Телевизионный пульт. Фото: pxhere.com

07 августа 2020, 20:20

Армянские аналитики исключили антироссийскую подоплеку нового закона о медиа

Новый закон о медиа, принятый в Армении, не запрещает вещание российских телеканалов при заключении специальных договоров, но эти каналы не слишком популярны в Армении, заявили глава Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян и политолог Александр Искандарян. При заключении договоров о вещании российских телеканалов надо исключить из трансляции передачи пропагандистского толка, считает глава Комитета по защите свободы слова Ашот Меликян.

Как писал "Кавказский узел", в 2019 году глава Нацкомиссии по телевидению и радио Армении Тигран Акопян предложил убрать иностранные телеканалы из пакета государственных телеканалов и отнести их к частным цифровым каналам. Зарубежные каналы подчиняются армянскому законодательству и к ним могут быть претензии в случае нарушения положений закона, пояснил глава Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.

Президент Армении Армен Саргсян 5 августа подписал закон «Об аудиовизуальных медиа», который, в частности, ограничит вещание зарубежных телеканалов в общественном мультиплексе.

«Закон должен обеспечить право на достоверную информацию и гарантировать право на свободу слова, независимость телекоммуникационных компаний, а также содействовать развитию разносторонних аудио- и видеопередач», – сказано в сообщении пресс-службы президента, которое перевел корреспондент «Кавказского узла».

Закон не коснется телерадиокомпаний, вещающих на основании межправительственных соглашений. Новые положения вступят в силу на 10-й день после официальной публикации, отмечено в проекте закона. Этот закон парламент Армении принял во втором и окончательном чтении 16 июля. За проект проголосовали 79 депутатов, еще 17 парламентариев высказались против.

Согласно отчету Национальной комиссии по телевидению и радио, по состоянию на 31 декабря 2019 года в Армении действовали 126 телерадиокомпаний, из которых 118 вещают на основании лицензии.

Право на вещание без лицензии имеют два общественных телеканала и три общественные радиостанции, российский телеканал «МИР» и две иностранные радиостанции – российский «МИР» и французский RFI, вещающие на основании межправительственных соглашений. Все три зарубежные телерадиокомпании вещают только в Ереване.

Лицензия на вещание выдана 100 телекомпаниям – 31 наземному телеканалу и 69 сетевым (кабельным) операторам, и 18 радиостанциям. 22 из 31 телеканала цифровые, еще девять – аналоговые. Шесть цифровых телеканалов, в том числе российский телеканал "РТР планета", вещают на территории всей республики, а девять, в том числе российские "Первый канал" и "Россия Культура", а также американский телеканал CNN – в Ереване. Еще семь каналов вещают в областях.

21 из 69 сетевых (кабельных) оператора вещают в Ереване или в одной или нескольких областях, девять – в Ереване, шесть – в более чем одной области, 33 – только в одной области. Зона охвата трех из 18 FM-радиостанций покрывает всю Армению, 13 – Ереван, еще по одной радиостанции вещают в Ширакской и Лорийской областях.

Навасардян раскритиковал закон за сохранение госмонополии на вещание

Посольство России в Армении ранее заявило, что принятие нового закона приведет к достаточно серьезной трансформации целой отрасли медийного пространства. В то же время российская дипмиссия выразила готовность обсудить вопрос вещания российских телеканалов с армянской стороной.

Выдавливание российских телеканалов из информационного пространства Армении не является целью принятия нового закона, заявил корреспонденту «Кавказского узла» глава Ереванского пресс-клуба Борис Навасардян.

По его словам, если бы стояла цель лишить лицензии на вещание российских телеканалов, власти страны могли бы воспользоваться имеющимся законодательными актами.

«Обладателем лицензии на вещание российских телеканалов являются армянские частные компании. Для закрытия российских телеканалов (власти) могли воспользоваться нарушениями законодательства. Приведу самый простой пример: телеканалы должны следовать закону о выборах и избирательному кодексу, который предполагает день тишины накануне голосования, но зарубежные телеканалы не следовали этому требованию. Это могло стать достаточным основанием для санкций и, в конечном итоге, лишения лицензии», – пояснил глава пресс-клуба.

В России и Армении есть круги, которые заинтересованы максимально драматизировать ситуацию в армяно-российских отношениях, и для этого они пользуются любым поводом, полагает Навасардян. «Тема вещания зарубежных телеканалов не самая главная в этом законе. Концептуально авторы закона не нашли решения, чтобы аудитория имела доступ к зарубежным и, прежде всего, российским телеканалам», – отметил он.

По словам главы пресс-клуба, параллельно с общественным мультиплексом должен был быть частный, через который вещали бы, помимо частных армянских, зарубежные телеканалы. Технологические возможности общественного мультиплекса позволяют обеспечить вещание около 30 каналов, что очень много для Армении.

«Государство через общественный мультиплекс гарантирует вещание каналов, которые составляют условный социальный пакет – программы, доступ к которым бесплатный и лишен технологических ухищрений, то есть через обычные антенны. Обычно соцпакет небольшой. Оптимально, на мой взгляд, пять телеканалов. Остальные предоставляются частному мультиплексу, который обеспечивает вещание, выгодное с коммерческой точки зрения. И если бы [авторы закона] пошли по пути этой концепции, как мы предлагали, был бы компактный общественный мультиплекс, в который вошли бы общественные телеканалы и какие-то частные, которые обеспечивают общественно значимый контент – образовательный, культурный или детский. Остальная инфраструктура была бы в руках частных вещателей, которые могли бы на коммерческой договорной основе осуществлять трансляцию, в том числе, зарубежных телеканалов. В этом случае не было бы разговора, что Армения выдавливает из информационного пространства зарубежные каналы и, прежде всего, российских вещателей», – подчеркнул глава пресс-клуба.

Принятый закон не ограничит свободу слова, но он сохраняет монополию государства на наземное вещание, а это мешает развитию медиа, добавил Навасардян. «Государство давно монополизировало вещание. И если, скажем, в прежние времена, во времена аналогового вещания, это, в какой-то степени, было оправданным, потому что чисто технологические возможности были ограничены, то после перехода на цифровое вещание сохранять тот же подход означает просто оставаться в прошлом. И это мешает развитию телеиндустрии», – уверен он.

Реализация свободы слова, по мнению аналитика, зависит не от текста закона, а от его применения. «Если национальный регулятор получит политический заказ «давить» [СМИ], у него есть эти рычаги. Если захотят, безусловно, смогут [использовать рычаги]. Закон прошел несколько этапов, и участие [в обсуждениях] общественных организаций, в том числе, и нашей организации, его либерализовали. В частности, после первого чтения закона значительно сократили ограничения для контента. Но когда речь идет о рубильнике, который находится в руках государства, возможность избавится от нежелательных [СМИ] всегда есть», – полагает глава пресс-клуба.

Иностранные каналы смогут остаться в эфире

Глава Комитета по защите свободы слова Ашот Меликян согласен с мнением, что новый закон не способствует реформированию сферы вещания в той степени, в которой предлагали общественные организации.

«Все, что есть плохое, осталось в прежнем виде: в частности, сохранился изживший себя порядок лицензирования и проведения конкурса. Также закон не способствует созданию частных мультиплексов и не решил проблему порядка 10 региональных телекомпаний, которые не по своей вине оказались вне процесса оцифровки. Возникает вопрос – если он не решает, то к чему он вообще», – заявил он «Кавказскому узлу».

Причиной ревностного отношения российской стороны к новому закону стали манипуляции и искажение фактов, считает Меликян. По его словам, принятие закона не означает уход российских телеканалов из эфира.

«Закон регламентирует, что зарубежные телекомпании могут вещать в общественном мультиплексе при наличии межгосударственных договоров. Может быть подписан новый договор, и все опасения, что российские телеканалы должны уйти – буря в стакане», – подчеркнул глава комитета.

Он отметил, что на этапе разработки закона общественные организации предложили, что государственный мультиплекс должен обслуживать только общественные каналы, а все остальные – частные и зарубежные – телеканалы должны вещать в частном мультиплексе.

«Но так как в Армении нет частного мультиплекса, а новый закон не способствует его формированию, остается только один – государственный мультиплекс, в который будут втиснуты все телеканалы, в том числе зарубежные», – сказал Меликян.

Закон нельзя считать антироссийским демаршем, добавил глава комитета. «Российской стороне нет повода для беспокойства. По большому счету, будут достигнуты договоренности на межгосударственном уровне. То же самое касается и англоязычного канала CNN», – пояснил он.

Сетку вещания российских каналов для армянской аудитории, по его мнению, необходимо пересмотреть.

«Есть телеканалы, которые ведут пропаганду против третьих стран с использованием манипуляций. Своей пропагандой они вводят в заблуждение неинформированную часть армянского общества. Эту проблему можно будет обсудить во время переговоров. К той части эфира, которая носит явно пропагандистский характер и направлена против третьих стран, скажем, Украины, Грузии или европейских стран, надо исходить из того, что отношения в Армении к этим странам существенно отличаются от отношения к ним России. Сетку вещания можно модифицировать и исключить пропагандистские передачи. То, что приемлемо для России, неприемлемо для Армении», – подчеркнул Меликян.

В свободном наземном вещании нет иных иностранных каналов, в частности грузинских или украинских, из-за малочисленности диаспор в Армении, добавил он.

Директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян назвал шумиху вокруг нового закона "бурей в стакане воды".

«Эти [российские] телеканалы не очень популярны. По данным, которые у меня были под рукой два-три года назад, эти каналы смотрели меньше 6% населения. Возможно, в законе есть некоторые элементы непродуманности, но не думаю, что в нем есть антироссийская составляющая. Демарша армянских властей нет совершенно», – заявил он «Кавказскому узлу».

Если бы в принятии нового закона была политическая подоплека, властям не составило бы труда закрыть местные телеканалы, которые жестко критикуют власть, добавил политолог.

«Если по этой причине закрывать, то почему закрывать только российские, а не закрыть все? Политика любых телеканалов не должна совпадать с политикой властей. Нет задачи, чтобы телеканалы соответствовали какому-то стандарту», – заключил Искандарян.

Автор: Тигран Петросян; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

24 сентября 2020, 08:50

24 сентября 2020, 07:51

24 сентября 2020, 06:57

24 сентября 2020, 05:59

24 сентября 2020, 05:30

  • 1 Участники голодовки в Ереване объяснили свое стремление в Россию

    Участники проходящей в Ереване голодовки заявили, что хотят уехать в Россию, так как не могут найти достойную работу на родине, а также хотят воссоединиться с семьями. Некоторые из опрошенных "Кавказским узлом" жителей Еревана увидели политическую подоплеку в закрытии границы между двумя странами.

ГЕРОЙ КАВКАЗА
Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей