Бывший руководитель агентства связи и массовых коммуникаций Астраханской области Марина Зайцева. Фото: пресс-служба правительства региона astrobl.ru

31 декабря 2019, 04:23

Зайцева связала свой приговор с конфликтом бизнес-структур

Суд приговорил бывшего руководителя агентства связи и массовых коммуникаций Астраханской области Марину Зайцеву к штрафу, признав ее виновной в халатности. Зайцева отказалась признать вину, заявив, что дело против нее связано с противоборством бизнес-структур.

Как писал "Кавказский узел", в октябре 2018 года в отношении Марины Зайцевой было возбуждено дело о злоупотреблении должностными полномочиями (ч.3 ст.285 УК РФ). Чиновницу заподозрили в том, что она необоснованно подписала документы о реализации в регионе госпрограммы по внедрению информационно-навигационной системы, на которую из бюджета потратили более 28 млн рублей. В ведомстве прошли обыски. В этом году агентство связи и массовых коммуникаций Астраханской области было упразднено.

По версии следствия, правительство Астраханской области утвердило госпрограмму о внедрении в регионе спутниковых навигационных технологий с использованием системы ГЛОНАСС, но руководитель областного агентства связи и массовых коммуникаций в 2012-2015 годах "не оформила должным образом" право на региональную навигационно-информационную систему и не приняла мер к аттестации системы. Это привело к невозможности введения системы в эксплуатацию, сообщила пресс-служба СУ СКР по Астраханской области. "Подозреваемая, используя свои полномочия вопреки интересам службы, изготовила, а затем подписала и направила фиктивный итоговый отчет о реализации вышеуказанной программы в вышестоящие органы. При этом сама программа, на которую затрачено более 28 миллионов рублей, фактически реализована не была", - сообщило следствие.

Дело рассматривалось в Кировском районном суде Астрахани. 25 декабря в ходе прений представитель гособвинения попросил суд признать Зайцеву виновной в халатности и назначить ей наказание в виде штрафа в размере 120 тысяч рублей. При этом прокурор просил снять это наказание, так как сроки давности по вменяемой Зайцевой статье прошли. 26 декабря суд признал Зайцеву виновной по ч.1 ст.293 УК РФ (халатность) и приговорил к штрафу в размере 100 тысяч рублей. Однако в связи с истечением срока давности от наказания она освобождена.

Зайцева настаивает на невиновности и намерена обжаловать приговор

В течение почти года следствие велось по статье 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), а в конце было переквалифицировано на часть 1 статьи 293 УК РФ (халатность), сообщила корреспонденту "Кавказского узла" сама Марина Зайцева. По ее словам, в следственных органах ей предлагали признать вину, обещая после этого сдать дело в архив, так как сроки давности прошли.

"Но я отказалась. Во-первых, если бы они сдали дело в архив, это было бы не реабилитирующее основание, то есть я должна была согласиться с тем, что я виновата. А на каких основаниях? Кто-то украл, а я отвечать буду? И второе - там же ущерб. И по поводу этого ущерба потерпевшая сторона, министерство промышленности, может подать гражданский иск, и мне придется выплачивать многомиллионную сумму до конца своих дней. Я отказалась, и дело было передано в суд", - рассказала Зайцева. 

Часть 3 статьи 285 УК РФ предусматривает до 10 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Часть 1 статьи 293 УК РФ наказывается штрафом в размере до 120 тысяч рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до 360 часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

По мнению Зайцевой, большая часть документов, которые рассматривались в суде по инициативе обвинения, не укладывались в сроки, в которые, по мнению следствия, было совершено преступление. "Мне сроки вменяются - до 31 января 2014 года. А на суде исследовались документы 2015-го, 2016-го года", - указала Зайцева.

По словам Зайцевой, исполнение госпрограммы проверялось несколько раз и разными ведомствами - прокуратурой, контрольно-счетной палатой, министерством экономического развития.

"Это абсолютно сфабрикованное, политическое дело. Здесь несколько групп. В том числе есть две-три коммерческие группы, которые хотят прикрыть свои нарушения или заработать. Кроме того, нужно было прикрыть грехи во властных структурах. В 2008-2010 гг. уже реализовалась одна из систем. На 2010 год там было почти 4,4 млн рублей - это оборудование и ПО, которые были переданы коммерческой структуре", - отметила Зайцева, добавив, что она той системой не занималась.

Она указывает, что остается под ударом, несмотря на снятие ей наказания судом. "Ущерб-то они оставили, 27 млн. И гражданский иск от Минпрома может быть в течение трех лет. В любой момент он может его выставить - я уверена, что и выставит", - заявила Зайцева. 

Она подчеркивает, что не виновна, а преступники остались на свободе. "Остались на свободе группы коммерсантов, которые дерутся между собой. Им надо заткнуть тему, чтобы продолжать воровать. Им очень важно закрыть эту тему и наказать меня, потому что тогда не будут искать других", - полагает Зайцева. 

Она также сказала, что намерена обжаловать приговор. 

Защита раскритиковала проведенные по делу экспертизы

По делу по инициативе следствия были проведены две экспертизы - техническо-правовая и финансовая. По мнению защиты Зайцевой, техническо-правовая экспертиза не выдерживает никакой критики, а финансовой экспертизы было недостаточно, чтобы объективно рассмотреть дело. 

"Проведенная финансовая экспертиза - это исследование, которое констатировало исключительно расходы различных органов за период с 2011 по 2016 гг. При этом эти расходы были сделаны на законных основаниях, законными органами, они подтверждены в рамках Бюджетного кодекса РФ, утверждены всеми контролирующими организациями, неоднократно были проверены, и сомнения по ним не возникали", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Зайцевой Петр Давыдов.

"Нам не известно, кто подсчитывал сумму так называемого ущерба, в финансовой экспертизе подобных расчетов не приводится. В исследовании приводятся цифры по расходам, и устанавливается законность производства этих расходов. Никаких нарушений при проведении финансовых операций различными органами исполнительной власти в 2011-2016 гг., в том числе при реализации этой госпрограммы, эксперт не установил", - подчеркнул Давыдов.

По его словам, следствие в ущерб записало расходы, которые производило ведомство в рамках госпрограммы по внедрению в регионе спутниковых навигационных технологий с использованием системы ГЛОНАСС.

"Имеется приобретенное оборудование, люди получили заработную плату, выполнили контракты. Получается парадоксальная ситуация: [деньги] потратили, всё приобретено, все получили зарплату за это, деятельность всех признана успешной - но в результате Зайцева в чем-то виновна", - сказал Давыдов.

Он отметил, что эксперт в этом исследовании учитывал даже расходы на налог на доход физических лиц, а также расходы, которые были осуществлены неизвестными лицами на приобретение елочных игрушек и других аксессуаров, никакого отношения к Зайцевой не имеющих. "Кроме того, финансовая экспертиза определяет период с 2011 по 2016 гг., хотя нам вменяется период с 2011 по 2014 гг.", - указал адвокат. 

По мнению Давыдова, техническая часть техническо-правовой экспертизы, которую осуществляли эксперты "Астраханского центра экспертизы", проведена поверхностно и с нарушениями.

В частности, по словам адвоката, эксперт не был надлежащим образом предупрежден следователем об уголовной ответственности. Также срок окончания экспертизы был перенесен с 11 августа до 3 сентября, но никаких документов об этом не имеется, сообщил адвокат. "При этом эксперт участвует в следственном эксперименте, получение которого им не отражено", - продолжил Давыдов, добавив, что эксперт оперировал лишь 10 томами дела, в то время как их было уже больше 30.

Как рассказал эксперт в суде, он в течение месяца постоянно обращался к информационно-навигационной программе, проверял ее работоспособность соответственно техническому заданию. "Но, согласно данным из "Центра электронного правительства", предоставляющего доступ к программе, эксперт потратил на ее изучение всего несколько дней. Кроме того, место производства экспертизы не указано достоверно. Мы отправили адвокатский запрос в компанию-провайдер, и, как нам стало известно, эксперт, проводя экспертизу, выходил в интернет из дома. Есть понятие "место производства экспертизы", оно должно быть фиксировано, а эксперт нам нигде не показал, что он осуществлял доступ к этой программе из дома. Он указал местом проведения организацию, что ставит под сомнение вопрос законности проведения им дома каких-то манипуляций с программой, которая ему не принадлежит", - рассказал Давыдов. 

Кроме того, по его словам, эксперт в технической экспертизе использовал не тот документ. "При обысках следствием было изъято множество документов, технические задания. По нашим данным, ТЗ [техническое задание], которое исследовал эксперт, не соответствует тому, что на самом деле реализовывалось, это ТЗ было к проекту, который был между исполнителем и его субподрядчиком, и не имело отношения к последнему контракту. У него другая нумерация, другое название", - заявил адвокат. 

Технического исследования программы не было, убежден и Владимир Болгов, директор ООО "НПФ "Молот", разрабатывавшего информационно-навигационную программу. "Для того, чтобы исследовать программное обеспечение системы, нужно было в нее зайти. А эксперт не заходил в нее, он исследовал только снаружи. Это то же самое, что долго смотреть на обложку книги, а потом написать рецензию", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Владимир Болгов.

Болгов неоднократно выступал в суде как свидетель, в том числе 24 декабря, и говорил о своем мнении судье. "Для того, чтобы зайти в систему с целью исследования программного кода, необходимо воспользоваться специальным входом. Для этого нужно иметь специальное разрешение. В нашем случае - от администратора "Центра электронного правительства", где расположена сейчас система и где она располагалась во время исследования. Так вот, эксперт разрешения на этот вход не запрашивал", - пояснил Болгов. 

Он указал, что по правилам электронного правительства и в принципе любого хранилища таких сложных систем, чтобы получить доступ внутрь системы для исследования программного кода нужно сообщить оператору, хранилищу, откуда вы должны зайти - с точного адреса. "Потому что попытки захода с другого адреса будут игнорироваться. Наш эксперт не обращался, и не получал доступ, и ни разу не заходил (внутрь). Сам программный код, систему - он не исследовал, он исследовал только пользовательский интерфейс", - подчеркнул специалист. 

Он также сообщил, что на основании запроса в "Центр электронного правительства" было выяснено, когда и кто имел доступ к системе. "Эксперт имел доступ в течение четырех дней, в общей сложности на 8 часов", - отметил Болгов. По его мнению, в этой экспертизе одни недостатки. "Там указываются пункты технического задания, про которые он пишет, что они не соответствуют. Некоторые пункты вызывают удивление - с чего это он взял, это же очевидно есть! Грубо говоря - он пишет "Отсутствует вот эта кнопка" - но есть она, вот же. У меня стойкое впечатление, что заключение эксперта было сформировано до проведения всяких осмотров", - заключил Болгов. 

Раскритиковала защита Зайцева и правовую экспертизу. "Толкование права является прерогативой суда", - считает адвокат Давыдов. Он также указал, что у эксперта, проводившего правовую экспертизу, образование бакалавра. "Не так давно на совещании Путина с министром образования и науки РФ говорилось, что квалификация бакалавра является первичной ступенью высшего образования и не может расцениваться наряду со специалитетом. И человек, который не может звать себя в чистом виде юристом-специалистом, толкует сложнейшую отрасль права, которая является не просто дискуссионной, а коллизионной, поскольку существенные противоречия есть как на федеральном уровне, так и на региональном", - подчеркнул Давыдов. 

По словам Зайцевой, ее защита заказывала независимую рецензию на эту экспертизу в другом регионе. "Рецензия определяет не то, что исследовал эксперт, а правильность того, как он это делал. Так вот, эксперты-рецензенты пришли к выводу, что астраханская экспертиза "оформлена и выполнена на низком профессиональном уровне, не является полной, всесторонней и объективной" и что ее нельзя принимать в суде как доказательство. Эксперт из Краснодара приезжал и выступал у нас на суде. Но мы не были услышаны", - прокомментировала Зайцева. 

Кроме того, по ее словам, этот же эксперт - молодой, совсем не знаменитый и не единственный в Астрахани - фигурировал и в делах бывшего министра строительства и ЖКХ Олега Гужвинского, и в деле Сергея Кучумова.

25 ноября исполняющий обязанности министра строительства и ЖКХ Астраханской области Олег Гужвинский был признан виновным в необоснованном использовании бюджетных денег и приговорен к трем годам условного лишения свободы. По версии следствия, Гужвинский предоставлял некоммерческой организации "Фонд капитального ремонта многоквартирных домов Астраханской области" субсидии из бюджета региона для оплаты услуг коммерческой организации ОАО "Социальные гарантии". Бывший министр ЖКХ Астраханской области Сергей Кучумов 15 ноября признан судом виновным в превышении должностных полномочий по сходному обвинению и также осужден на три года лишения свободы условно. 

Юрист, который проводил правовую экспертизу по делам Зайцевой и Гужвинского, имеет всего четыре года опыта работы юристом, причем в качестве помощника адвоката, сообщила адвокат Гужвинского Татьяна Иванушкина

"У нас на суде стоял вопрос о законности договора между Фондом ЖКХ и "Соцгарантиями". Этот эксперт давал правовую оценку законности этого договора", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Татьяна Иванушкина, которая разделяет мнение Давыдова о том, что только следствие, прокурор и суд могут дать правовую оценку договору - законен он или нет. "Правовую экспертизу проводит суд, и суд дает оценку, законен договор или нет. Поэтому мы говорили о недопустимости этого доказательства, но безрезультатно", - заключила адвокат. 

Суд отказался проводить экспертизы, о которых ходатайствовала защита

Накануне прений сторон, на заседании суда 24 декабря, на котором присутствовал корреспондент "Кавказского узла", защита Зайцевой ходатайствовала о проведении еще одной экспертизы - судебно-бухгалтерской. 

"Судебно-бухгалтерская экспертиза должна была объективно показать, имеется ли какой-то ущерб, установить его, если имеется, установить причинно-следственную связь между действием или бездействием и ущербом. А в финансовой экспертизе причинно-следственной связи нет никакой. Финансовая экспертиза учитывает только расходы. А судебно-бухгалтерская экспертиза должна была ответить, инициировалось ли расходование денежных средств исключительно по прерогативе и инициативе кого-то", - пояснил адвокат Давыдов.

Но суд в удовлетворении ходатайства отказал. "Ущерба нет, и для того, чтобы не устранять это противоречие, это сомнение, которое должно толковаться в пользу человека, привлекаемого к ответственности, следствие и суд умышленно не пошли на это (на проведение экспертизы)", - прокомментировал адвокат.

Также защита Зайцевой ходатайствовала о назначении информационно-технической экспертизы, чтобы работоспособность созданной навигационно-информационной системы проверили специалисты в области информационного права, но судья отказал. 

Политолог озвучил факторы, указывающие на невиновность Зайцевой

По мнению политолога Александра Васильева, есть множество факторов, которые доказывают невиновность Зайцевой.

"Она была включена в проект в середине процесса его реализации. Причем заинтересованными лицами от нее был скрыт ряд фактов, например, факт разработки системы в 2008-2010 годах, факт эксплуатации этой ранее разработанной системы в коммерческих целях аффилированными лицами и другое", - сказал Васильев корреспонденту "Кавказского узла". 

Он отметил, что "в создании системы были задействованы многие другие областные ведомства и органы местного самоуправления, десятки должностных лиц".

"Тем не менее ответственность вся была возложена на Зайцеву, хотя формальных и неформальных полномочий у нее было гораздо меньше, чем, например, у министров [...]. И для агентства (связи и массовых коммуникаций), которое возглавляла Зайцева, это вообще был не совсем профильный вид деятельности, так как данная информационная система - узко-специализированная для транспорта”, - сказал Васильев.

По его мнению, "агентство связи и Зайцева лично оказались между конфликтующими коммерческими группами, зарабатывающими на транспортных перевозках".

"И вместо поддержки силовых структур в наведении порядка она получила то, что получила. Зайцева и ее сотрудники постоянно натыкались на стену прямого и циничного саботажа, и этот саботаж продолжается сейчас. Поэтому никакого улучшения транспортного обслуживания астраханцы не видят и не увидят, пока не будут наказаны организаторы саботажа", - уверен Васильев.

При этом он отметил, что у Зайцевой были конфликты с одним из бывших чиновников Астраханской области, и в подконтрольных ему СМИ была развернута "масштабная кампания по травле".

"Эти СМИ в режиме реального времени получали и публиковали информацию, доступную только следствию. Например, само сообщение о возбуждении дела было опубликовано почти за сутки до его официального оглашения СУСК РФ по Астраханской области", - отметил Васильев.

Кроме того, по его словам, "сам судебный процесс сопровождался многочисленными "сливами" заведомо ложной информации".

"И эти публикации продолжились после вынесения приговора, причем приобрели совершенно истерическую тональность. Таким образом становится ясно, что, во-первых, заинтересованные лица не удовлетворены итогами процесса, во-вторых, эти лица сохраняют реальное влияние и власть на территории области, несмотря на [...] существенные кадровые чистки", - заключил он.

Приговор Зайцевой депутат назвал поисками "стрелочника"

По словам депутата Государственной думы Олега Шеина, то, что ему известно о процессе Зайцевой, "вызывает определенные вопросы".

"Зайцева оказалась крайним звеном в большом механизме, который не работал. Мне кажется совершенно несправедливым наказывать человека, который просто выполнял команды. Тем более, что мы хорошо понимаем, что сама Марина Анатольевна, лично, не имела ни одного рубля в рамках всего этого процесса. Дело Зайцевой - это история поиска "стрелочника" за проваленный фронт работ", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Автор: Алена Садовская; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

26 января 2020, 11:17

  • Минкомсвязи Дагестана отреагировало на отказ журналиста Абдулгамидова от награды

    Дагестанский журналист Алик Абдулгамидов отказался от медали, выпущенной к 20-летию разгрома боевиков Басаева и Хаттаба, указав, что в список награждаемых не включены его коллеги, которые освещали те события. Глава Минкомсвязи Дагестана пообещал Абдулгамидову включить перечисленных журналистов в перечень получателей юбилейной награды.

26 января 2020, 10:36

  • Волгоградцев возмутило сравнение мусора на Кубани с Мамаевым Курганом

    Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев, сравнивший горы мусора в Белореченске с Мамаевым Курганом в Волгограде, должен публично извиниться за свои слова, заявил председатель реготделения «Движение автомобилистов России» Армен Оганесян. Такие сравнения кощунственны и недопустимы, считает ветеран Борис Усик.

26 января 2020, 09:31

26 января 2020, 08:36

26 января 2020, 07:19

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей