Земфира Цкаева. Фото Эммы Марзоевой для "Кавказского узла"

06 августа 2019, 01:44

Вдова Владимира Цкаева потребовала повторно допросить свидетелей-силовиков

Земфира Цкаева, вдова умершего после избиения в отделе полиции жителя Владикавказа Владимира Цкаева, потребовала повторно допросить ряд свидетелей, в том числе руководителя Управления МВД по Владикавказу Роберта Наниева и бывшего следователя Аслана Кайтукова.

Как писал "Кавказский узел", Ленинский райсуд Владикавказа рассматривает дело о смерти Цкаева с 18 февраля. На заседании суда 20 мая были зачитаны показания умершего в 2018 году жителя Владикавказа Виктора Кадалаева о том, что он видел, как полицейские били Цкаева во время допроса. 14 июня бывший сотрудник отдела полиции, в котором скончался Владимир Цкаев, заявил, что под давлением дал показания о его избиении своими коллегами. На заседании 20 июля бывший начальник отдела уголовного розыска УМВД по Владикавказу Сергей Габиев заявил, что по его указанию полицейские вызвали Цкаеву скорую помощь, но сам он не видел задержанного. Адвокаты супруги Цкаева раскритиковали его показания. 

Владимир Цкаев умер после допроса в отделе полиции города Владикавказа в 2015 году. Среди обвиняемых - 10 полицейских. Силовиков хотели отпустить на свободу, однако митинги и замена следователей не дали спустить дело на тормозах. Через три года после смерти Цкаева дело все же дошло до суда. Силовики подозревали Цкаева в нападении на сотрудника полиции Романа (Роланда - уточнение "Кавказского узла" от 13.11 мск 31.10.2019 г.) Плиева. Спустя две недели после гибели Цкаева его сосед Марат Букулов явился с повинной и признался, что это он стрелял в полицейского. Суд приговорил Букулова к 2,5 года колонии, говорится в подготовленной "Кавказским узлом" статье "Дело Цкаева: смерть после допроса в полиции".

Ленинский суд Владикавказа 5 августа приступил к исследованию материалов уголовного дела о смерти Владимира Цкаева в отделе полиции. В зале было немноголюдно, присутствовали близкие родственники погибшего и его вдовы Земфиры Цкаевой, а также друзья и соседи. За процессом следят местные журналисты, передает присутствовавшая в зале суда корреспондент "Кавказского узла".

"Исследовали пять томов материалов. Для меня каждая деталь очень важна... После того, как все материалы дела будут изучены, мы хотим еще раз привлечь в качестве свидетелей Наниева (руководитель Управления Министерства внутренних дел по Владикавказу), Кайтукова (следователь), экспертов, которые не были включены в обязательный список свидетелей. Это эксперт Цалоева, которая дала заключение о том, что Цкаев умер от сердечной недостаточности, что, как я считаю, было сделано намеренно и непрофессионально. К ней у нас очень много вопросов", - сказала Земфира Цкаева журналистам после заседания.

Она обратила внимание, что врач-реаниматолог, под чьим наблюдением находился ее супруг, утверждает, что вводила ему адреналин во время реанимационных мероприятий.

"Этого сделано не было, и мы хотим это доказать. Если бы она вводила ему адреналин, если бы она его реанимировала, то мы бы в экспертизе его крови нашли хотя бы какие-то остатки препарата. Но его нет. Там был обнаружен кардиомин, который ему вводила еще медсестра Цакоева, Цагараева. Те препараты, которые ему вводили, они действительно были обнаружены, но никак не адреналин", - заявила Цкаева.

Медсестра Оксана Цакоева на судебном заседании 11 марта рассказала, что оказывала помощь Цкаеву до приезда скорой помощи. По словам медсестры, ее в отдел полиции привез полицейский Алан Дзилихов, с чьей матерью дружит свидетельница.

Суд пока не закончил допрос свидетелей, в частности потому, что четверых из них - Дьяконову, Верещагина, Мибурнутова и Кочиева - не могут найти.

"Поддержка как земляков, так и людей из других регионов и стран придает силы"

Житель Владикавказа Тимур Хутинаев, который присутствовал на заседании суда, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" свои впечатления от судебного процесса.

"В течение многих часов человека истязали и пытали. И те, кто это делал, до сих пор на свободе. Скоро будет четыре года, как это произошло, и абсолютно никаких подвижек нет. Я в шоке. До сих пор ни один человек не признался", - сказал он.

Мужчина считает, что общественный резонанс из-за этой истории сохраняется, особо отметив, что жители республики поддерживают Земфиру Цкаеву.

Земфира Цкаева подтвердила, что ее поддерживает "большое количество людей".

"Очень многие пишут личные сообщения. Мне это действительно придает огромные силы. Я понимаю, что рядом со мной столько людей, которые принимают это близко к сердцу, чувствуют эту трагедию. Когда у меня опускаются руки, я вспоминаю и перечитываю все, что пишут мне люди, и понимаю, что не имею права сделать шаг в сторону. Я знаю, что очень большое количество людей меня поддерживает, скидывают номера телефонов. Предлагают помощь даже из-за границы, не только из соседних регионов", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По ее словам, проводить какие-либо акции протеста сейчас не имеет смысла, так как идет судебный процесс.

"На данном этапе это ничего не даст, потому что сейчас идет слушание. Может, они завтра встанут и скажут: "Вот мы все это сделали, и еще руководящий состав". Мы же не знаем, чем закончится [суд]. Мы будем еще писать ходатайства о привлечении к ответственности руководящего состава, я сейчас хочу дополнить этот список", - сказала она.

Свидетель рассказала о десяти днях на "конспиративной квартире"

Напомним, что 15 июля свидетель Алла Битиева, гражданская жена Виктора Кадалаева, рассказала, что после смерти Цкаева силовики спрятали ее и сожителя в какой-то квартире и привозили им еду и наркотики в обмен на ложные показания.

На заседании 20 июля защита сообщила о ходатайстве привлечь к ответственности силовиков, которые, по словам свидетельницы Аллы Битиевой, пытались скрыть избиение мужчины.

Битиева рассказала, в частности, что в 2016 году она была осуждена на три года условно с двумя годами испытательного срока по части 2 статьи 158 УК РФ (кража). После того, как она не пришла на отметку по семейным обстоятельствам, ей заменили условный срок на реальный в колонии-поселении. На суд ее доставили под конвоем и в наручниках.

По словам Битиевой, 31 октября 2015 года ее сожителя Виктора Кадалаева (ныне покойного) и еще одного парня сотрудники полиции задержали за хранение марихуаны. При этом она отметила, что плохо помнит обстоятельства задержания, однако уточнила, что ее саму не задерживали - она сама поехала в отдел полиции вместе с гражданским мужем.

Сотрудниками полиции, которые их задержали, были Тимур Сытник и Инал Медоев, рассказала Битиева.

В отделе полиции она, по ее словам, видела мужчину "в очень плохом состоянии".

"На стуле сидел мужчина. Очень плохо себя чувствовал. Я сначала подумала, что у него передозировка. Он сползал со стула, был в наручниках, сотрудники пытались привести его в чувство. Там было много сотрудников, человек шесть", - сказала Битиева, отметив, что из полицейских там находились подсудимые Бигаев и Ситохов.

По словам Битиевой, руки Цкаева были не только в наручниках, но также замотаны скотчем, а сотрудники полиции пытались переодеть Цкаева. При этом она отметила, что в кабинет, где находился Цкаев, она не заходила, а стояла в дверях.

"Человек находился практически в бессознательном состоянии. Он не мог самостоятельно сидеть на стуле, сползал с него. Его пытались поднять и усадить, но он не усаживался. Его, видимо, полили водой, пытались привести в себя, но он был без сознания. Видела, что человеку очень плохо", - сказала Битиева.

При этом свидетель отметила, что при ней к мужчине не применяли физическую силу. Также она не видела прибывших врачей скорой помощи, так как они с сожителем уехали около 20.00 мск.

Битиева рассказала, что на следующий день ее и Кадалаева в Иристонском отделе полиции один из сотрудников просил дать показания, что Цкаев "кипишевал, ругался" с ним. Им рассказали, что Цкаев - наркоман, при его задержании произошла стычка, и он написал на них жалобу в отдел собственной безопасности.

"Я не подумала, что это настолько серьезно. Кадалаев предложил: "Давай скажем". Я дала ОСБ такие показания, что слышала, что парень ругался, бился головой, говорил, что напишет на них заявление. И все, мы ушли", - сказала Битиева, добавив, что тогда в первичных показаниях она соврала. 

После этого, продолжила Битиева, им начали поступать звонки из Следственного комитета, Кадалаев позвонил кому-то из сотрудников Иристонского отдела и рассказал об этом.

"Через полчаса в нам домой приехали [силовики]. Мы спустились в чем были, в тапочках и в домашних вещах. Они говорят: "Надо куда-то съездить". Ехали они очень странно, им постоянно казалось, что за ними следят. Это было очень весело. Я не понимала сначала, в чем дело. Мы доехали с Леонова до Хольцмана, до гаражей, где какие-то сауны. Мы ехали туда, наверное, час, какими-то окольными [дорогами], чуть ли не Октябрьское. Они завели нас в сауну. Мы там посидели буквально минут 40. Они вернулись обратно, переговорили с Виктором [Кадалаевым]. И он мне говорит: "Короче, что-то там произошло и нужно посидеть в квартире, все у нас будет", - рассказала Битиева.

По ее словам, в той квартире их обеспечивали и едой, и наркотиками.

"Наркотики тоже обещали?" - спросил ее судья.

"Не то, что пообещали, дали, Ваша честь", - ответила свидетель.

"Тяжелые?" - продолжил судья

"Да, героин", - ответила Битиева.

По ее словам, в квартире они провели десять дней, и им через день привозили наркотики и еду.

"Я не скажу, что нас насильно закрыли в квартире, мы были не против. Наркозависимые, что уходить - квартира шикарная, все есть. А потом уже в квартире я узнала, что парень умер", - рассказала Битиева.

Она также сообщила, что перед поселением в квартиру у них забрали телефоны. Через десять дней их выпустили из квартиры.

"Я говорю: "Сейчас нас будут дальше вызывать. Что делать?". Нам ответили: "Как вы говорили ОСБ, так и говорите там (в СК)". Когда я приехала в Следственный комитет и увидела эти фотографии (Цкаева), я не стала врать, рассказала все, как есть", - сказала свидетель.

На вопрос адвоката Земфиры Цкаевой Виталия Зубенко о том, какое количество героина им привозили, Битиева ответила, что "несколько грамм".

"Какая ваша суточная доза?" - спросил Зубенко свидетеля.

"Мы не успевали использовать все", - ответила Битиева.

"На вас оказывали давление?" - спросил адвокат.

"Единственный раз, когда я пришла на отметку, когда уже была осуждена, один из сотрудников сказал: "Ал, что будем делать? Давай поможем пацанам". Я говорю: "Может мне сесть за этих пацанов? Пусть каждый помогает себе сам". Все", - сказала свидетель.

"Нас очень много допрашивали. Первое время я стояла на тех первоначальных показаниях, потом я от этого устала", - отметила она.

Также она рассказала, что после этой истории легла на лечение и больше к героину не притрагивалась.

"Кавказский узел"  публикует на тематической странице "Убийство Цкаева: пытки и полиция" новости о ходе судебного процесса по делу о смерти Владимира Цкаева.

Автор: Эмма Марзоева; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

22 января 2021, 12:34

22 января 2021, 11:40

22 января 2021, 11:04

22 января 2021, 10:52

22 января 2021, 10:22

  • Силовики в Краснодаре пришли с обыском к Михаилу Беньяшу

    Сотрудники полиции в Краснодаре пришли сегодня домой к адвокату Михаилу Беньяшу, предъявив постановление суда на обыск по уголовному делу некоего гражданина Тимохина. На сегодня назначено заседание суда по делу координатора краснодарского штаба Навального Анастасии Панченко, интересы которой Беньяш должен представлять, сообщил сам адвокат. О визите силовиков заявили и другие кубанские активисты.

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей