Анастасия Шевченко на заседании Ростовского областного суда. 7 февраля 2019 г. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

07 февраля 2019, 16:50

Суд отклонил жалобу на домашний арест Анастасии Шевченко

Ростовский областной суд не принял аргументы защиты о том, что Анастасии Шевченко нужно водить детей в школу и ухаживать за пожилой матерью, и оставил активистку под домашним арестом. Поддержать Шевченко в суде пришли 25 человек.

Как писал "Кавказский узел", члена федерального совета "Открытой России"* Анастасию Шевченко задержали 21 января после обыска у нее дома в Ростове-на-Дону. 23 января Ленинский райсуд Ростова-на-Дону отправил ее под домашний арест на 1 месяц и 25 суток, несмотря на заявления защиты о том, что женщина обязана водить детей в школу и навещать 17-летнюю дочь-инвалида. 29 января Ростовский областной суд оставил это решение в силе. 30 января следователь разрешил Шевченко побыть рядом с дочерью-инвалидом в другом городе, а 31 января стало известно, что девочка умерла в реанимации.

Шевченко подозревается в причастности к нежелательной на территории России организации. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Шевченко узницей совести.

Во время сегодняшнего судебного заседания адвокат Шевченко Сергей Бадамшин попросил приобщить к делу копии свидетельств о рождении детей Шевченко и свидетельство о смерти её старшей дочери, а также пенсионное удостоверение матери Шевченко. В характеристике на детей из школы указано, что Анастасия Шевченко лично участвовала в родительских собраниях. Мать обвиняемой имеет хроническое заболевание, требующее лечения, отметил адвокат Бадамшин.

В свою очередь, прокурор Андрей Шаров попросил приобщить справку о посещении Шевченко старшей дочери в специнтернате в Зверево: согласно бумаге, за два года Шевченко была у дочери несколько раз.

Шевченко заявила, что справка не соответствует действительности. "Я приезжала к дочери каждые выходные, там есть книга учёта посетителей, но она по выходным не всегда ведётся. В прошлом году она трижды лежала в больнице в Шахтах с пневмонией, и я с ней была, это могут подтвердить все врачи медсёстры", - сказала обвиняемая. Тем не менее справка была приобщена к делу. 

"Следователь дал разрешение Шевченко на посещение старшей дочери уже после того, как она была переведена из больницы в реанимацию, и она успела приехать уже после остановки дыхания и сердца дочери", - подчеркнул Сергей Бадамшин. Он сослался также на заявления Совета по правам человека и Amnesty International в поддержку активистки. Начальник управления Генпрокуратуры РФ Александр Куренной ранее говорил, что признание нежелательными британских организаций не отразится на деятельности российской "Открытой России"*, обратил внимание суда Бадамшин.

Прокурор в ответ сказал, что считает нежелательной именно российскую "Открытую Россию"*.

Дело Анастасии Шевченко - первое уголовное дело по статье "Осуществление деятельности организации, признанной на территории России нежелательной" (284.1 УК России), отметила Amnesty International. Статья предусматривает до шести лет лишения свободы. В списке "нежелательных организаций", подготовленном Минюстом России, значатся две британские организации со схожими названиями: Open Russia Civic Movement, Open Russia* (общественное сетевое движение "Открытая Россия") и OR (Otkrytaya Rossia*) ("Открытая Россия") (с 08.11.2018 – Human rights project management). При этом в России, по состоянию на 23 декабря 2018 года, официально зарегистрирована межрегиональная общественная организация "Открытая Россия", следует из данных сайта Минюста.

"Прошу обратить внимание, что нарушаются права моих детей, я переживаю за безопасность своего сына, родители должны водить детей в школу, не больная бабушка. На похоронах дочери я не могла разговаривать с родственниками, в реанимации - с реаниматологами. Вы перебарщиваете с ограничениями", - заявила Шевченко.

"Шевченко фактически лишили не только родительских прав, но и обязанностей. Может, прокуратура пришлёт представителя, чтобы он забирал ребёнка из школы?" - сказал в прениях Сергей Бадамшин.

Он просил избрать для Анастасии Шевченко меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества.

Его поддержал адвокат Сергей Ковалевич. "Что за абсурд, почему ей нельзя общаться с врачом, с парикмахером, например?" – отметил Ковалевич.

Анастасия Шевченко попросила прокурора "не проявлять бессмысленную жестокость" к своей семье. "Я не смогла увидеть дочь живой. Если бы поехала на день раньше, смогла бы", - сказала Шевченко скованным голосом.

Постановление суда первой инстанции "соответствует гуманности", сказал в прениях прокурор, после чего по залу прокатился гул недовольства.

"Я прекрасно понимаю, что перспектив у сегодняшнего заседания нет. Когда вы будете подписывать готовое решение, учтите предынсультное состояние моей матери. Какие жертвы вам ещё нужны?" - высказалась в последнем слове Шевченко.

В итоге областной суд оставил решение райсуда о назначении домашнего ареста в силе.

Поддержать Шевченко в зал суда пришли 25 человек. "Позор! Негодяи! Бессовестные! Отрабатывают свои 30 сребренников!" - встретила группа поддержки решение суда.

У входа в здание суда сегодня дежурили несколько полицейских, стояли две машины с включенными мигалками, передал корреспондент "Кавказского узла".

Новое обжалование решения Ленинского райсуда стало возможным благодаря тому, что защитой Шевченко на избрании меры пресечения были два самостоятельных адвоката, не работающих в одной команде. "Один адвокат узнал о решении областного суда лично. Второй - адвокат Московской городской коллегии Сергей Бадамшин - получил решение по почте. Эта процессуальная накладка - курьез, но российское законодательство позволяет им воспользоваться", - приводит слова неназванного источника "Панорама Ростова-на-Дону".

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах юга России и Южного Кавказа публикуются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

* деятельность двух зарегистрированных в Великобритании организаций, содержащих в своем названии слова "Открытая Россия", признана Генпрокуратурой России нежелательной на территории страны.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

20 апреля 2019, 07:13

20 апреля 2019, 06:12

  • 1 Запрет на экспорт птицы из Чечни в Белоруссию вызвал удивление у специалистов

    Белорусские власти ограничили ввоз птицы из Чечни из-за заболевания кур болезнью Ньюкасла. Чеченская Республика не экспортировала в Белоруссию птицу, мясо птицы или куриные яйца, заявил сотрудник Минсельхоза региона. Чеченские куры стали "заложниками" коммерческой игры между Россией и Белоруссией, считает белорусский экономист Ярослав Романчук.

20 апреля 2019, 05:31

20 апреля 2019, 05:20

  • На пост мэра Зугдиди претендуют 16 человек

    В выборах мэра Зугдидского муниципалитета (регион Самегрело, Западная Грузия) принимает участие 16 кандидатов. Острая борьба развернулась между кандидатами от правящей партии "Грузинская мечта - Демократическое движение" и оппозиционного альянса, супругой третьего президента Грузии Михаила Саакашвили Сандрой Рулофс, активно проводящих предвыборную кампанию.

20 апреля 2019, 05:15

  • Семьи погибших при взрыве в Волжском рассказали о мизерной помощи завода

    Волжский судоремонтный завод после гибели людей при взрыве на предприятии ограничился компенсацией расходов на похороны в размере 150 тысяч рублей и больше его представители не выходили на связь с семьями погибших, рассказали родители жертв трагедии. Они заявили, что ожидают расширение списка обвиняемых по делу о взрыве на заводе и готовятся требовать компенсации.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей