17 июля 2018, 23:50

Отец Будайхановой отверг версию о ее связи с ИГИЛ*

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Отец уроженки Дагестана Виктории Будайхановой, обвиненной в причастности к боевикам после возвращения из Сирии, заявил суду, что дочь уехала из России на учебу под влиянием своих коллег. Сама обвиняемая в суде выглядела испуганной и подавленной.

"Кавказский узел" сообщал, что студентка архитектурного колледжа, уроженка Дагестана Виктория Будайханова была доставлена в числе других женщин 13 ноября 2017 года из Сирии. В Россию она вернулась с дочерью, второй ребенок женщины до сих пор находится в Сирии с отцом. После возвращения Будайханову задержали сотрудники ФСБ и доставили сначала в Махачкалу, а затем 8 декабря этапировали в Москву. Суд начал рассматривать ее дело 26 июня. По версии следствия, Будайханова оказывала медпомощь раненым боевикам запрещенной в России судом террористической организации ИГ.

Девушке предъявлено обвинение по части 2 статьи 205.5 УК РФ (организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации).

На сегодняшнем заседании Московского окружного военного суда был допрошен отец Виктории Будайхановой. В суде присутствовало много журналистов, съемочные группы федеральных телеканалов вели репортаж с улицы - съемка в зале суда во время заседания была запрещена, сообщил корреспондент "Кавказского узла".

Отец Будайхановой еще перед началом заседания отказался от общения с журналистами. Викторию Будайханову конвоиры завели в стеклянную камеру-"аквариум" в наручниках, что вызвало неоднозначную реакцию журналистов и наблюдателей. "Есть ли смысл?" - перешептывались в зале две девушки, назвавшиеся корреспонденту "Кавказского узла" студентками одного из московских юридических вузов. Рядом с подсудимой на протяжении всего заседания стояла сотрудница ФСИН.

Будайханова была в хиджабе, ее одежда открывала лишь лицо и кисти рук. Молодая женщина не выражала эмоций и в течение практически всего заседания молчала, в основном глядя в пол. Изредка Будайханова поднимала глаза и смотрела на присутствовавших в зале, некоторые в этот момент пытались подбодрить ее поднятым вверх большим пальцем, часть слушателей смотрела на подсудимую с явным сочувствием.

Отец обвиняемой Балатхан Будайханов отвечал на вопросы обвинения о том, является ли его дочь приверженкой радикального ислама. Он заявил, что Виктория никогда не имела контактов с террористами, не состояла в ИГИЛ* и сразу же после отъезда на Ближний Восток намеревалась вернуться в Россию. По словам Будайханова, его дочь поддалась влиянию коллег, которые сподвигли девушку уехать в Сирию.

"У нее были одни сожаления, что она совершила этот поступок [отъезд в Сирию], она и сейчас очень сожалеет, говорит, что очень нас подвела. В ходе следствия выяснилось, что ее коллеги по работе очень на нее повлияли... Они приходили к ней домой", - рассказал Балатхан Будайханов.

Кто именно приходил к его дочери, мужчина пояснить не смог. По словам Будайханова, Виктория ездила в Сирию изучать арабский язык и ислам.

"Она написала матери через мессенджер WhatsApp, просила ее не искать. Она говорила, что она находится в Турции и собирается ехать в Сирию для изучения арабского языка и ислама", - сказал Будайханов.

Виктория Будайханова уехала в Турцию 2014 году, вышла замуж и родила ребенка. После того, как ее муж умер от болезни, в 2016 году она перебралась в Сирию, где вновь вышла замуж и родила второго ребенка, который сейчас находится с отцом, рассказала ранее "Кавказскому узлу" ее адвокат Сапият Магомедова.

Отвечая на вопрос суда, мужчина заявил, что не заметил изменений в поведении дочери до отъезда в Сирию. При этом на связь, по его словам, Виктория выходила редко, могла не сообщать о себе несколько месяцев.

После заседания журналисты отмечали в разговорах друг с другом, что Виктория Будайханова выглядит запуганной и болезненной. По их сведениям, дочка Будайхановой от первого мужа сейчас воспитывается в Москве бабушкой и дедушкой, которые оформили опеку над ребенком, а о судьбе ее сына от второго брака, оставшегося в Сирии, информации нет. Адвокаты Будайхановой от общения с прессой отказались.

Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на регионы Кавказа размещаются на тематических страницах "Кавказского узла" "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". Кроме того, в разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликована справка "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

* - "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

Автор: Олег Краснов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram. Номер для Телеграм +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

27 ноября 2022, 15:31

27 ноября 2022, 14:32

27 ноября 2022, 13:42

  • Степанакерт отверг обвинения Баку в обстрелах

    Информация Минобороны Азербайджана об обстрелах с территории, подконтрольной властям Нагорного Карабаха, не соответствует действительности, заявило военное ведомство непризнанной республики.

27 ноября 2022, 12:56

  • Офицер из Кущевского района погиб на Украине

    32-летний военный офицер Владимир Стахирюк погиб на Украине и похоронен в станице Кущевской. С начала военной операции официально подтверждена гибель на Украине не менее 56 уроженцев Краснодарского края.

27 ноября 2022, 12:00

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей